Глава 538. Бесчеловечный Император

Как вы думаете, что в этом мире распространяется быстрее всего? Не болезни вовсе, и не вирусы даже… а слухи!

Будь-то хорошая или плохая весть… в отличие от всякой эпидемии, слухи распространяются куда более стихийно… Казалось бы, рубеж Касперского лежал на крайней северной границе, так далеко от всего остального мира Империи, но уже спустя пару-тройку дней после первого боя с демонами, первые слухи уже достигли Имперской столицы.

Миряне разных сословий обсуждали ураганную армию, обсуждали ужасную участь погибших и то, насколько ужасны демоны. Даже в этот век, век без электричества, телеграфа, телефона, интернета и телевидения сплетни распространялись просто невероятно быстро и необратимо. Никакие преграды не могли остановить необратимую мирскую молву.

Что казалось наиболее странным, так это то, что все эти оборотни, демоны и волки, мечтающие истребить и сожрать всех людей на земле, вызывая у людей подсознательный страх, все же не пугали людей по-настоящему и даже вызывали интерес, все чаще становясь предметом обсуждений столичных сливок общества. А причина крылась ни в чем ином, как в том, что все эти ужасные твари при всей своей кровожадности казались чем-то интересным, необычным, а главное – далеким… а потому – безопасным!

К тому же, при всей свирепости демонов люди искренне верили, что Ураганная армия уже давно разбила, или же вскоре разобьет в пух и прах шайку этой жалкой нечисти. Кто знает, возможно, в этом таился и замысел Двэйна, заключающийся в умиротворении населения перед мерно подкрадывающимся апокалипсисом. Иначе говоря, пытался медленно и размеренно контролировать распространение слухов, должным образом интерпретируя их и не позволяя взрыву народной паники произойти в столь неподходящий момент.

Так или иначе, люди по-прежнему вспоминали об ужасных демонах, изгнанных и побежденных Империей свыше двух тысяч лет назад, а потому нынешняя вновь начавшаяся война казалась уже выигранной, просто детским лепетом… родители уже начали пугать таинственными демонами своих детей… не будешь, дескать, слушаться, демон придет и сожрет тебя! Никто и подумать не смел, что демоны могли прийти по воле богов. Все по-прежнему верили, что Боги на стороне людей…

Стоит признать, порой религия творит поистине чудесные вещи… Двэйн безмолвно и недвижно сидел в своем кабинете. Компания ему составляли лишь два его ближайших друга – Зак и младший брат, Габул.

Габул по-прежнему был курсантом и учился искусству тактики и стратегии, однако в этот вечер Двэйн пригласил его к участию в стратегическом планировании наравне со всеми остальными генералами и маршалами.

Габул не выпускал из рук свитка с зашифрованными сведениями, которые принесла разведка. Разведывательные отряды уцелели, но те известия, что ни принесли, грозили ввергнуть рубеж Касперский и всю Империю в панику… ведь всякий мыслящий человек уже сейчас мог понять, что эти демоны-разведчики уже как минимум на уровень превосходят лучших кавалеристов из армий людей.

Не менее ужасным было и то, что у этих существ появился интеллект, но по-прежнему осталась склонность к людоедству.

— Что ж, будем надеяться, что люди на поднимут восстание, ведь мы с ними в одной лодке, и уж на усмирение восстаний сил у нас точно нет… — сказал Двэйн, многозначительно улыбаясь.

— Вы делаете все правильно, милорд, слухи – прекрасное оружие! — внезапно затараторил Зак. — Однако с открытием севера наша торговля постепенно придет в упадок…

Двэйн усмехнулся:

— У нас уже сейчас денег не хватает… война с демонами окончательно заставит нас перестроить нашу экономику. В одной из моих усадеб, в ста лигах от столицы, уже вылупилось несколько грифончиков…

— Дисептиконы уже все призваны на службу и готовы отправиться на передовую…

— Однако грифона нужно приручить… есть ли у тебя достойный укротитель грифонов…

— Есть достойный… — с важным видом ответил Зак, но потом, посмеявшись, добавил. — Сейчас эта усадьба запечатана, туда так просто не войти…

Двэйн устало закрыл глаза, прошептав:

— Что ж, придется послать наших доблестных летунов за этим грифоном… он очень нужен нам…

Договорив, Двэйн перевел тему разговора на ряд других не менее важных проблем.

Зак покинул зал совета, оставив Двэйна наедине с братом. Братьям явно еще было что обсудить. Казалось, жизнь в военном лагере сделала Габула еще более крепким и похожим на воина, однако Габул скрывал боль под уверенной воинственной улыбкой.

— Зачем тебе скрывать её? — спросил Двэйн.

— Если Грифон станет боевым животным, которым можно будет управлять, разве этим не заинтересуется Империя?

— Но тогда нас обвинят в намеренном сокрытии Грифона?

— Мы сделали для Империи уже очень многое… денежные ссуды, порох… чего только не было… но этого грифона я не могу им отдать!

— Грифоновые войска еще не сформированы, им нужно много времени, чтобы закончить подготовку…

— Храмовники опасны для нас, раскрывая свое секретное оружие храмовникам, мы подвергаем опасности и себя! К тому же, необходимо помнить, что хоть Принц-регент и доверяет нам, но он еще не император! — Двэйн глубоко вздохнул и встал.

— У меня, конечно, нет доказательств, но есть еще кое-кто… — протянул многозначительно Габул.

— Ты про принца Карла? — сурово спросил Двэйн.

— Я понятия не имею, что его ждет… Я был его учителем достаточно долго, и я, при всех его способностях, не могу сказать, что из него получится хороший правитель… Да, он умен и мудр не по годам, но я все равно крайне сомневаюсь, что он получит престол, ведь старый Император в столь сложной ситуации едва ли станет выбирать наследников… — сказал Двэйн, улыбнувшись и оценивающе взглянув на Габула.

Двэйн исподлобья взглянул на брата и сказал:

— Послушай, я не знаю, что на уме у Принца-регента, но я слышал, как он велел своему сыну сохранять спокойствие и готовиться к большим свершениям… Но принц Карл вовсе не был спокоен, несмотря на слова отца… даже просто стоя неподалеку от него, я чувствовал, что он страстно ждет и жаждет чего-то, но я не могу объяснить, чего именно…

Двэйн взмахнул рукой:

— Он очень умен и обходителен! Но ему десять лет! Подумай сам, на что способен десятилетний ребенок на троне в столь тяжелые времена…

— Может, он просто важничает перед публикой, он ведь всего лишь ребенок… ты ведь помнишь меня или себя в его годы… — сказал, усмехаясь, Габул.

— Он вовсе не из тех детей, кто любит играть на публику…

— Что ж, тогда он и вправду чего-то ждет…

— Я питаю подозрения к этому мальчишке… Я ведь говорил тебе, что на самом деле император уже несколько месяцев как мертв! Я был гувернантом-учителем принца Карла, и я узнал о смерти Императора не сразу после нее… Кто знает, когда о ней узнает принц Карл, если еще не узнал… Подумай, Габул, даже самый хитрый и умный десятилетний царевич, узнав о смерти девушки, неужели смог бы полностью скрыть свою скорбь и ничего бы не выдало его? Может быть, Августин Шестой и не был очень уж любящим отцом…

— Принц Карл сам по себе больше напоминает сфинкса, никогда не выражая эмоций, но вспомни принцессу Карину… она была убита горем, она явно знала о смерти дедушки… но Карл…

— Габул! Я хочу сказать тебе, что наш с тобой новый император – бесчеловечен…

Оставить комментарий