Глава 543. Наемный корпус (часть первая)

Ставка командования на передовой не могла отвергнуть те «хорошие новости», которые поступали из центра. К тому же, и служители храма, и маги из профсоюза — все они способствовали поднятию боевого духа армии.

Особенно помогали солдатам преодолеть свою страх перед существами, поедающими людей, проповеди присланных священников.

Когда первая группа храмовников приехала в крепость, их тут же послали в передовые гарнизоны оборонительной линии. Священники исповедовали солдат и проповедовали, что задача армии заключается в том, чтобы с божьей милостью бороться против порочных и невежественных народов. Нужно смело бросаться в бой, даже под страхом смерти, и после смерти твоя душа окажется в объятиях Богини. Эти слова успокаивающе действовали на солдат и помогали им справиться со своим страхом и неуверенностью.

А маги… в целом бойцы встречали их очень радушно, полагая, что раз теперь их ряды пополнились столь мощным союзником, то выполнение задачи, поставленной командованием, будет выполнена значительно меньшими усилиями.

Однако, генерал Росток так не думал. Старшие командиры выражали радость по поводу прибытия целого штата магов очень и очень сдержанно.

Многие из командиров некогда уже имели дело с магами, и они знали, что за характер у этих людей. Это странные, дерзкие и своевольные люди, никому не подчиняющиеся, и участвуют они в сражении только потому, что у них есть в этом какая-то личная заинтересованность. Если для них есть какая-то выгода, то они еще могут пригодиться, но если нет, то желательно, чтобы они не создавали лишних проблем.

Но больше всего военным не нравилось то, что маги пользовались особыми привилегиями, то есть никакие приказы и законы армии над ними властны не были. Поэтому какой толк был от их мощи, если он не желали слушать командира и сотрудничать с солдатами на равных?

Более того, первый поток учеников университета магии уже выпустился. Это были маги, прошедших государственное обучение, они сформировали отряд, который вполне можно считать настоящим боевым подразделением. Высшее командование возлагало на этих людей особые надежды.

Что касается рыцарей, мобилизованных Ассоциацией, то для генерала Ростка это было не более чем глупая шутка!

Ассоциация рыцарей? Что они вообще умеют? Организация, существовавшая на последнем издыхании! Ничего и не осталось, кроме названия!

Призыв и наемники… это было просто смешно!

Генерал Росток вырос в лагере регулярной армии. Командуя сильнейшим боевым отрядом Империи, он, как и другие высшие генералы, не воспринимали всех этих «наемников» всерьез. А уж тем более тех, что призвала на службу Ассоциация рыцарей, ведь подавляющее большинство из них были всего лишь членами какой-нибудь наемничьей банды.

Бойцы из Ураганного корпуса в своей жизни немало повидали такого рода наемников-контрабандистов. Что были эти браконьерские «военизированные» отряды по сравнению с правительственным корпусом? Кроме того, между ними постоянно шла вражда, и пусть и не было открытой ненависти, но мстить друг другу они всегда были готовы!

Однако, такие конфликты были делом личным. В конце концов, три крупных организации Империи согласились оказать помощь фронту, и для высшего руководства это уже было событием невероятным, тем более что принц-регент издал указ о том, чтобы разные подразделения, отправленные на передовую, сотрудничали друг с другом.

Генерал Росток выказывал недовольство, но действовал согласно инструкции: храмовники, плодотворно влиявшие на психологию солдат, пользовались с их стороны большим уважением, и даже генерал не мог не отметить, что с тех пор, как они появились на передовой, волнения среди бойцов практически сошли на нет.

С магами, занимавшими высокое положение в обществе, также обращались как с почтенными гостями. Вот только большинство военных, живших с ними в крепости, старались держаться от них на почтительном расстоянии.

Что касается призванных Ассоциацией наемников… Их услали на размещение далеко назад, неподалеку от военно-воздушного корпуса под благовидным предлогом «запасных частей». Разве кто-то говорил, что среди людей из трех организаций они занимали самое низкое положение?

Ураганный корпус невольно должен был считаться с религиозной общиной, равно как и с профсоюзом. Но зато они могли всячески игнорировать наемников из Ассоциации!

После окончания войны двадцатитысячная армия орков отступила на довольно-таки приличное расстояние, а затем развернула строительно-соорудительные работы.

Людской корпус с линии обороны Касперского больше не выказывали намерений выступить в бой, а потому орки сочли этот период подходящим временем для обустройства своего лагеря.

Орки перевозили в свой лагерь огромные партии леса. Через десять дней отряды орков один за другим приблизились к передовой линии, и, как сообщили в ставку дозорные с крепостной стены, а также десептиконы, патрулировавшие границу с воздуха, в трех километрах от оборонительной линии уже собралось более пятидесяти тысяч орочьих солдат. Похоже, они готовились к затяжной войне. Орки рубили леса, на своих плечах таская бревна и возводя лагерные постройки.

Уже через несколько дней с крепостной стены вдалеке можно было отчетливо увидеть, как деревянный заслон орков становился все длинней и длинней. Друг за другом появлялись незатейливые деревянные вышки. Каждый день из лагеря доносились звуки кипучей деятельности племени орков — призывные кличи, громкие возгласы, звуки ломающегося дерева, стук топора о древесину.

По данным наблюдения из Ледяного леса непрерывно выдвигались новые и новые орочьи отряды. Они напоминали тоненький ручеек, просачивающийся меж деревьев, но собравшись вместе, они уже больше походили на огромное море без конца и края.

Через десять дней взору солдат и офицеров линии Касперского предстал масштабный военный лагерь, окраина которого терялась где-то вдали.

Впереди виднелась деревянная стена около двух метров высотой, оборудованная остро заточенными деревянными кольями. Позади нее, на сторожевых башнях, стояли большие железные луки, возле которых постоянно дежурили солдаты. Повсюду были разбросаны здания казарм, подсчитать которые не представлялось никакой возможности… Воздушные отряды также обнаружили, что лагерь тянется на несколько десятков ли на севере. Здесь были сотни тысяч солдат — и это только по предварительным подсчетам.

Орки изготавливали из дерева различные инструменты и приспособления. Рабочие друг за другом толкали тележки, доверху нагруженные материалом, привезенным с севера. Это был провиант, дерево, различные виды растений… Но больше всего было сушеного мяса, содранного с убитой добычи!

Несколько орочьих отрядов разбрелись в сторону, изучая территорию в окрестностях лагеря. Они прочесывали каждую брошенную людьми деревню и тащили оттуда все, что могло пригодиться войскам: камень, инструменты, и даже пшеничные колосья и холщовые мешки.

Пока орки не спешили нападать… Они скорее хотели напугать людей. Люди полагали, что это тупоголовые животные, но к их удивлению орки обладали недюжинным терпением… Специально ли они это делали или же просто действовали так, как подсказывал им их животный инстинкт?

Но люди не знали, что… преступные народы томились в ожидании уже десять тысяч лет, и терпения им было не занимать! Как то же прожили они столько времени, разве какие-то несколько дней что-нибудь значат?

— Они все равно скоро все передохнут, — так оценивали орков людские генералы, собиравшись на очередной совет.

Кроме того, эта точка зрения преобладали и среди рядовых солдат.

— Да они просто сумасшедшие! Они хотят вести войну на истощение… Неужели они не знают, что ждет их в этом случае? Позади нас стоят запасные части стратегического назначения, а у них что? За ними лишь голая земля протяженности в тысячу километров. А ведь на севере Империи случаются суровые заморзоки, здесь почти ничего не растет, а значит нет еды. А дальше — Ледяной лес! Даже если они будут питаться мясом магических животных, но этим не накормишь ведь всю многотысячную армию! Мы до сих пор не знаем, где она заканчивается, как будто они появляются прямо из воздуха, но одно можно сказать точно — до сюда им очень и очень далеко! А ведь им нужно обеспечивать армию всем необходимым, но тогда поставки должны идти практически непрерывно. Если они действительно умеют думать, то они должны как можно скорее атаковать, попробовать прорвать нашу линию обороны и пополнить свои запасы уже внутри материка. В противном случае, долго они не протянут и в скором времени начнут дохнуть от голода.

Точку зрения выступавшего генерала поддержали все. Послышался смех:

— Готов поспорить, зиму они не переживут! Будем потом закапывать их окоченевшие трупы.

— Или может быть они питаются снегом и ветром. Ха-ха-ха…

Глядя на веселившихся от души офицеров, генерал Росток нахмурился:

— Господа! — громко сказал он, и собравшиеся разом притихли.

— Я думаю, мы не должны оценивать нашего врага так беспечно, — медленно проговорил генерал Росток. — Перед нами племя, о которым мы практически ничего не знаем! Мы не можем понять их действий, но вопрос в том, что сейчас уже очевидно то, что разум у них есть, они могут изготовлять орудия труда, кое-что смыслят в тактике ведения боя… Они развернули с нами противостояние, и я думаю, что дело не в их глупости, а… боюсь, что этому есть другая причина. Я не могу быть спокойным, к тому же… Некогда Герцог Тюльпан рассказывал мне, что он подозревает, что среди этих народов есть те, кто умеет летать.

— Герцог Тюльпан? — помолчав, переспросил один из генералов.

Однако, остальные офицеры продолжали весело болтать как ни в чем не бывало. Слава герцога всколыхнула сердца простых людей, но для выдающихся генералов Империи он был всего лишь юнцом, не достигшим и двадцати лет.

— Я принял решение, — внезапно встал генерал Росток. — Двадцать дней! Если через двадцать дней они по-прежнему не атакуют нас, то мы должны взять инициативу в свои руки! Нельзя надеяться на зимние холода, ждать, пока заморозки уничтожат их. Мы сами должны творить судьбу Империи! Если через двадцать дней эти парни будут продолжать в том же духе, то мы просто обязаны надрать им задницы и выгнать отсюда ко всем чертям!

Надо сказать, что решение генерала было несколько поспешным, однако он был один из самых опытных генералов, собравшихся здесь, и уж кому как не ему брать инициативу в свои руки. У него было неспокойно на душе, как будто очертания будущего врага все еще были покрыты туманом, и он был не в состоянии полностью разглядеть его мощь.

Наемники, прибывшие на передовую из разных уголков страны, разбили временный лагерь в двадцати километрах южнее от линии Касперского.

Ассоциация рыцарей назначила за голову одного монстра награду в один золотой, чтобы дать возможность этим бедолагам, лишившись своего бизнеса, заработать себе на жизнь. Кроме того, хотя это вознаграждение было сравнительно небольшим, тем не менее, судя по новостям, одолеть этих чудищ было несколько проще, чем магических животных.

«Мы убивали магических животных, — думали они. — Нет ничего сложного в том, чтобы убить пару десятков этих чудищ и срубить деньгу!

Разумеется, некоторые из записавшихся были настоящими рыцарями, стремящихся принести пользу своему народу, но таких людей было очень мало.

Рядом с их километровым временным лагерем находилась база военно-воздушных сил.

Генерал Росток, подобно мусору, выбросил наемников в зону ответственности генерала Андрэ, который, естественно, был этим очень недоволен, но спорить со своим старым сослуживцем он не стал.

Материковые наемники неспешно переселись во временный лагерь. Они отказались от представленного им государством обмундирования, вроде доспех и оружия, будучи кавалеристами, они имели свое вооружение, а по прибытии в лагерь, пройдя регистрацию, многие принялись возмущенно кричать:

— Куда идти убивать этих тварей? Где их найти? Когда идем в бой?

Не прошло и десяти дней, как в лагере наемников скопилось уже более трех тысяч людей. Генералу Андрэ было очень неохота возиться с этим сборищем, они лишь направил к ним триста свих солдат, для поддержания порядка. Затем отправил несколько писцов, чтобы те провели перепись и сформировали из них полноценный пехотный батальон. Впоследствии он еще долгое время не обращал на них никакого внимания.

Прошло некоторое время, и наемники начали проявлять нетерпение. Многие слонялись по лагерю и громко ворчали, каждый день кто-нибудь обязательно подбегал к месту регистрации и назойливо докучал писцам. Некоторые даже пробовали организовать свои отряды и самостоятельно выступить на север, но дозорные каждый раз разворачивали их обратно.

Однажды откуда-то издалека послышался конский топот.

К лагерю неслись с десяток быстрых лошадей. Достигнув ворот, один из всадников, по-видимому, командир, придержал коня (было видно, что он сильно спешит), скаковой конь тут же громко заржал. Всадник, посмотрев на взбудораженных наемников, и строго нахмурился.

— Да ладно вам, — проворчал он. — Это разве военный лагерь? Рынок какой-то.

Оставить комментарий