Глава 565. Тройная мощь стрелы. Пробуждение (часть первая)

Лук Цзиду в руках Двэйна вытянулся в круглую форму. Магические силы, сосредоточенные в его теле, непрерывно вырывались наружу, становясь все более мощными, все более неистовыми!

Оба наконечных лезвий лука начали искриться и источать золотистое сияние, точно накапливая энергию, которая медленно перетекала на тетиву.

Вокруг Двэйна хаотично закружились воздушные потоки. Волосы мага, небрежно перевязанные на затылке, вдруг подхватило бешенным вихрем, и лента, державшая их, с треском порвалась. Его локоны затрепетали подобно золотистым змейкам, танцуя, запутываясь и переливаясь в лучах золотистой энергии.

— Бог драконов, появись! — что есть мочи закричал Двэйн.

Раздался протяжный свист, и зрачки мага вдруг окрасились чистым золотистым цветом — это означало, что магическая энергия сильнейшего святого уровня достигла своего пика!

Двэйн посмотрел вниз и обнаружил, что теперь святые силы позволяют ему видеть так далеко, как он этого пожелает, не ограничиваясь законами пространства. Безбрежный океан под его ногами вдруг стал прозрачным как стекло!

Взор его свободно проникал на большие глубины, и он увидел тело бога драконов, покоящееся на морском дне.

Двэйн так отчетливо видел его силуэт и даже как будто почувствовал его мощное дыхание. Голова бога дракона неторопливо раскачивалась на придонных волнах.

— Выходи! — снова крикнул Двэйн, ощущая, как вздулась жила на его лбу.

Пальцы его крепко сжимали тетиву, и находясь в эпицентре мощи своих магических сил, он чувствовал, как вибрирует каждая косточка, каждая клеточка его тела.

Святой уровень! Святые силы достигли своего наивысшего предела!

Наконец, пальцы его медленно разжались…

Раздался грохот. Он был настолько мощным, что всколыхнул море, вызвав огромную десятиметровую волну. Золотистое сияние, исходившее от Двэйна, вмиг сосредоточилось в луке, а затем, превратившись в мощный луч света, устремилось вниз и пронзило тело бога драконов…

Это был первый раз, когда Двэйн задействовал свои магические силы на сто процентов. Для этого он использовал свой главный козырь — лук Цзиду и стрелу.

Это была величайшая техника эльфийского народа, которая теперь проявилась в своей наиболее страшной форме.

Золотистый луч света в полете издавал оглушающий свист, за ним тянулся длинный хвост из языков пламени. Казалось, небо пересекла яркая комета.

В этот самый миг из морских глубин наконец раздался звучный рев…

Внизу, под ногами Двэйна располагался небольшой остров, и вся акватория вокруг него вмиг задрожала. Пространство как будто изогнулось, и в следующее мгновение Двэйн увидел, как стрела вонзилась прямо в центр острова.

В следующую секунду вся его растительность была буквально сметена с поверхности мощной ударной волной и тут же обращена в пепел. Камни рассыпались в пыль, большие и маленькие остатки твердых пород разлетались в разные стороны далеко за пределы острова.

В это же самое время на теле бога драконов стали мерцать его оборонительные силы. На том месте, куда только что ударил золотистый луч, вдруг вспыхнуло белое пламя, которое стремительно увеличивалось в размерах…

В этот миг Двэйну показалось, что взорвалось небо!

Оглушительный грохот, точно раздирающий небеса, длился всего лишь несколько минут. В ослепительном сиянии золотого свечения, излучаемого стрелой, тело дракона, этот огромный остров, вмиг как будто был сравнен с землей. Удар наконечника пришелся прямо в оборонительный щит зверя, и когда две мощные силы столкнулись, то в воздухе неожиданно образовался вакуумный пояс. Земля, камни, обломки деревьев… Все это вдруг взмыло вверх и закружилось в безумном танце воздушных потоков.

Море заволновалось, точно какая-то сила медленно поднималась со дна, сотрясая его. Вода бурлила и пенилась, как будто землетрясение всколыхнуло всю водную поверхность планеты, и волны с разных ее уголков разом устремились сюда, в эпицентр коллапса.

Бесчисленное множество летающих в воздухе осколков камней вызвало хаос, так что линию горизонта почти не было видно. Как только Двэйн выпустил стрелу, его тут же поглотило золотистое свечение и отбросило на несколько сотен метров от прежнего места.

Наконец, звук взрыва вызвал огромную звуковую волну, которая большим шаром тотчас расползлась во все стороны на тысячи километров. В центре острова появилась странная круглая волна, которая со свистом выплеснулась в разные стороны. Под валами волн образовывалась пустота, оголяя морское дно.

Бог дракона… наконец явил миру свой подлинный облик!

Двэйн заранее морально подготовился к такому событию, но в тот самый миг, когда он вполне разглядел морду древнего дракона, из его рта невольно вырвался крик ужаса!

Оказалось, что острова, который Двэйн видел под собой, не существовало вовсе! Камни, деревья и трава росли прямо на спине дракона, несколько десятков тысяч лет покоившегося на дне морском, а теперь их вмиг смело ударной волной — они исчезли, обнажая мощную драконью спину!

Он был огромный!

Просто огроменный!

Это было самое крупное животное, когда-либо обитавшее на планете! Огромное многокилометровое тело его было сплошь покрыто панцирем, по крепости сравнимое, пожалуй, с горными железистыми породами. Крупные чешуйки цвета червонного золота покрывала его кожу метр за метром, соединяясь и образовывая необычный узор.

Двэйн посмотрел на его шею и подумал, что если сейчас дракон вздумал ее напрячь, то голова бы сразу же поднялась на тысячи метров вверх.

Но больше всего мага поразило то, что когда ударная волна еще не стихла, тело дракона внезапно изогнулось, и тут же с двух сторон образовались два мощных урагана, которые едва не смели Двэйна прочь.

Подхваченный бешенным вихрем, Двэйн напряг все свои силы и создал вокруг себя воздушную ауру, но дышать было по-прежнему тяжело, и он едва не задыхался.

А тем временем дракон расправил свои огромные крылья, которые, как показалось магу, тут же заслонили собой полнеба!

Они тоже отливали золотом.

Единственное необычное в драконе было только то, что война богов, случившаяся десять тысяч лет назад, тоже оставила на его теле свой след, а именно — правое крыло дракона было слегка надорвано, а на суставах его остался длинный, величиной со стену шрам. Сердце Двэйна похолодело от ужаса.

Стоя перед лицом столь мощного создания, Двэйн впервые почувствовал себя по-настоящему маленьким и ничтожным. Более того… энергетика дракона была настолько мощной, что магу казалось, что его сердце вот-вот разорвется от напряжения.

Вот оно, драконье величие! Совершенное величие бога драконов!

Двэйн изо всех сил прикусил язык, и в кратковременном приступе боли он почувствовал, как подбородок его дрожит, а страх, который, как ему казалось, весь сосредоточился под языком, медленно расползался по всему телу. Через мгновение Двэйн почувствовал, что дрожит уже не только его подбородок, но и все тело целиком, а легкая тревога на сердце превратилась в панический страх.

Бог драконов… Он еще даже не атаковал, а лишь только раскрыл свою ауру, но уже нанес магу существенный урон!

Дракон медленно открыл глаза и в упор посмотрел на Двэйна. Тот тут же ощутил, как все его тело точно сковали железными цепями.

Затем, взгляд дракона сосредоточился на руке Двэйна, в которой был зажат лук Цзиду.

Тихое, но звучное эхо разнеслось по округе, и в нем прозвучала и растерянность, и нотка гнева, боль.

Это был драконий язык, но благодаря маленькому кристаллику Блеск слезы, как только слова дракона коснулись уха Двэйна, он тут же все понял.

Дракон говорил так тихо, что речь его звучала как равномерное дыхание спящего:

— Эльф! Враг!

Голос его звучал несколько туманно, но Двэйн тут же догадался, что сознание бога драконов по-прежнему пребывало в спячке и еще не до конца прояснилось.

Похоже, ему придется приложить еще немного усилий!

Подумав об этом, в глазах Двэйна блеснула решимость. Внезапно он поднял левую руку вверх и что есть силы ударил себя в грудь. Боль разом опалила его легкие Он вскрикнул и сплюнул горячей кровью, прямо на лук Цзиду.

Свежая кровь моментально впиталась в тетиву, и золотистый свет, отбрасываемый ею, вдруг принял легкий кровавый оттенок.

А затем, Двэйна отбросило назад мощным вздохом дракона. Вокруг него засвистел ураган. Набрав побольше воздуха, маг вдруг пронзительно закричал и быстро произнес заклинание…

В произносимых им фразах слышался четкий ритм, и голос мага начал постепенно отдаляться, словно все вокруг окутал густой туман. Старинная песня с витиеватым звучанием была мягкой, и изящной, плавной и мелодичной, и вдруг тихой, и вдруг резкой, и успокаивающей, и волнующей воображение.

Ни одна, даже самая выдающаяся песня мира не могла сравниться с этим удивительным напевом. Потому что… ни у кого из людей не могло быть такого голоса.

Это был голос эльфа. Песня, усмиряющая духов.

Еще давно, в борьбе с Королем Эльфов Лосюэ Двэйну удалось тайком изучить магию племени эльфов, и вот теперь эта песня звучала снова, только теперь исполнялась им самим.

Звуки, вырывавшиеся изо рта Двэйна, подхваченные звуковой волной, вмиг превращались в удивительной красоты золотистые ноты. Танцуя в воздухе, они постепенно окружили бога драконов, и каждая нота как будто глубоко проникала в него и тревожила его дух.

— Просыпайся! Просыпайся!

Двэйн последовательно напрягал все свои душевные силы, и в пространстве его сознания происходила ожесточенная борьба. В этот момент Двэйн балансировал на грани жизни и смерти, такое резкое вытягивание всей своей энергии привело к тому, что тело его лихорадочно дергалось в конвульсиях. Но маг, стиснув зубы, продолжал творить заклинание, отчетливо выговаривая каждое слово…

Двэйн не знал эльфийский язык, но он накрепко запомнил этот отрывок. В этот момент, задействовав всю свою физическую силу, а также те магические силы, которые обладали свойствами эльфийской магии, его песня, хоть и не совершенная, глубоко тревожила сознание дракона.

Материализующиеся ноты друг за другом парили вокруг бога драконов, еще больше раздражая его.

Несмотря на то что сознание его еще не пробудилось, глубокие воспоминания, оставленные ожесточенной войной, отчетливо вырисовывались в его памяти.

Песня умиротворения духа, достигнув его ушей, вмиг пробудила в нем столь знакомую ярость.

Он вспомнил ее.

И в глубине его души пробуждалась ненависть.

Столь знакомый звук! Это эльфы! Это те самые ненавистные мне эльфы! Это их ненавистная магия!

До боли знакомо! Как будто… сам раньше когда-то слышал. Эта песня пробуждает какие-то туманные воспоминания!

Наконец, бог драконов поднял голову и, разинув пасть, издал протяжный гневный свист. Горящие огнем глаза его вспыхнули, на смену туману в них появилась ясность…

Именно в этот самый миг на правой руке мага что-то звонко щелкнуло.

Это раскололось накопительное кольцо!

Это ведь кольцо из пятицветных кристаллов, в котором Двэйн накапливал свою магическую силу! Кристаллы имели свойство неограниченного пространства, и теперь, когда Двэйн, рискуя жизнью, разворачивал свои силы, кольцо вдруг тоже оказалось опустошенным! Даже такая крепкая вещь не выдержала такого давления и взорвалось!

Голова Двэйна буквально раскалывалась. Тело его внезапно напряглось, и из носа капля за каплей потекла свежая кровь.

Почти закончено… Почти…

Наконец, маг закончил петь эльфийскую песню духов. Тем временем, ярость бога драконов достигла своего пика. Он громко рычал от злости и нервно дрыгал хвостом.

Должно быть… он скоро проснется!

Тогда… нужно приложить еще немного усилий!

Подумав об этом, Двэйн вздрогнул, и губы его расплылись в мрачной усмешке.

Пальцы его еще крепче стиснули древко лука.

Маг потянул тетиву.

Напитавшись силой Двэйна, божественный лук издал скрежет, напоминающий лязг металла, а затем вдруг преобразился и принял круглую форму… Но на этот раз Двэйну этого было недостаточно. И он продолжил натягивать тетиву.

Маг больно оцарапал себе пальцы, тетива глубоко вошла в его ладонь, норовя добраться до костей!

Внезапно Двэйн громко закричал!

Но натянул тетиву еще сильней.

Все тянул и тянул. Миллиметр за миллиметром.

Этими движениями тетива натянулась так сильно, что Двэйн отчетливо увидел, что она разделилась на три части.

Теперь это были три тетивы!

Получалось, что сила самого мощного лука выросла в три раза!

Оставить комментарий