Глава 567. Закаленный испытанием (часть первая)

Арес не солгал. Пятицветные доспехи с точки зрения были действительно самым мощным священным оружием. Двэйн полностью утратил боевые силы, но с помощью божественной мощи доспех смог успешно противостоять драконьему пламени.

Двэйн избежал смерти. В злобном реве бога драконов чувствовалась лютая ненависть. Двэйн не знал ее причины, но одно он знал точно: очевидно, бог драконов терпеть не может бога эльфов. И даже не просто терпеть не может, а питает глубокую ненависть.

И похоже теперь он обратил эту ненависть против надетого на маге священного оружия эльфов.

«Увернулся!» — подумал Двэйн.

В конце концов, его задание было сделано наполовину: пробудил бога драконов и разозлил его. Осталась только самая малость: продержаться еще около получаса…

Двэйн осознавал, что сил его далеко недостаточно, чтобы полчаса держать под контролем самого бога драконов. Единственным возможным способом оставалось сделать вид, что борется с ним, а самому потихоньку уворачиваться от его атак. Ему лишь нужно не умереть за эти полчаса и умудриться сохранить бога драконов в ясном рассудке и его теперешней озлобленности, тогда Крис сможет довершить начатое.

На этот раз не спастись. Сколько времени еще осталось ждать?

Подумав об этом, маг тут же развернулся и отлетел далеко в сторону. Два крыла за его спиной делали уверенные взмахи. Надо признать, что это оружие действительно превосходно сделано. Он сильно ранен, но ему не приходится расходовать свои силы, чтобы приводить крылья в действие и отлететь от дракона на безопасное расстояние.

Во время полета доспехи источали невидимую бестелесную энергию. С легкостью прорезая воздух, крылья уверенно набирали скорость, никак не реагируя на встречные потоки.

Двэйн чувствовал, как он то опускается, то снова взлетает вверх. За считанные секунды Двэйн преодолел добрую тысячу метров. Скорость его теперь была не меньше, чем как если бы он использовал телепортацию.

Но ситуация вдруг резко приняла неожиданный для Двэйна поворот…

Ветер свистел в ушах. Двэйн чувствовал, что крылья развили максимальную скорость, но рев дракона, оставшийся позади, до сих пор звучал у него в голове.

Обернувшись, Двэйн похолодел от ужаса.

Оказывается, он в самом деле преодолел тысячу метров, но дракон находился позади него на прежнем расстоянии, и расстояние между ними никак не увеличилось. Наоборот, как будто сократилось.

— Я проглочу тебя, — раздался прямо над ним голос дракона.

Затем он разинул свою огромную пасть, загородив полнеба. Двэйн гнал изо всех сил, но страшная тень угрожающе нависла над ним. Казалось, дракон вот-вот захлопнет пасть и проглотит Двэйна целиком.

Вот черт!

Двэйн тут же понял, что у него большие проблемы!

Против бога драконов, этого сильнейшого, так называемая «скорость» вовсе не имела никакого смысла! Как бы быстро не летели доспехи, даже если быстрее звука или света, но перед лицом сильнейшего, способного свободно контролировать законы пространства, они были бесполезны, и дракон мог в любой момент схватить его.

Стоит ему только слегка изменить законы пространства, то пролети Двэйн хоть десять тысяч метров, результат будет один и тот же.

Клац!

Пасть наконец сомкнулась. Двэйн снова оказался во рту дракона. Он почувствовал головокружение и, споткнувшись, полетел куда-то вниз, точно провалился прямо в бездну.

Но когда маг очутился в глотке дракона, он вдруг подумал: что такого, если это древнее существо меня проглотит? Разве я не смогу выбраться оттуда таким же путем?

За несколько прыжков он очутился на внутренностях дракона. Внезапно его подхватило «течением», от которого его однажды чуть не стошнило. На этот раз пятицветные доспехи тут же выпустили луч божественной энергии, поэтому магу удавалось удержаться на плаву и не утонуть в этой мерзостной жидкости.

— Ха-ха-ха, — не выдержав, рассмеялся маг. — Он проглотил меня, но и это ему не помогло. Скоро я выберусь отсюда.

Он усердно попытался выкарабкаться, но вдруг услышал над собой грозный голос:

— Я же сказал, что убью тебя.

В тот же миг в темноте вдруг вспыхнуло сияние, которое очень быстро сжалось в одну световую точку. Сползаясь в одно, сияние вдруг приняло форму маленького дракона!

Двэйн остолбенел.

— Ты… ты ведь бог драконов! Ты что, можешь покидать тело?

— Убить!

Маленький дракон тотчас же бросился на Двэйна. Тело его изогнулось, и, подлетев к магу, он что есть силы ударил его. Двэйн ощутил себя так, словно его ударили тяжелой кувалдой, и тело его вот-вот рассыплется. Ребра его предательски хрустнули.

Хвост дракона пронесся перед самым его носом и ударил его по голове. Двэйн едва не потерял сознание, впечатавшись в ближайшую стенку из плоти.

Он сплюнул кровью. От удара пятицветные доспехи в области груди слегка изогнулись, но они обладали способностью к самовосстановлению, а потому очень скоро вогнутая часть приняла прежний облик.

Двэйн очутился на волоске от гибели. Маленький дракон, мелькавший перед ним, пристальным взором золотистых глаз наблюдал за ним.

— Ха! Доспехи не помогут тебе выжить!

Когда голос стих, Двэйн пошатнулся и снова полетел вниз. Раздался величественный смех бога драконов, в когтях его тут же появились длинное золотое копье, которое он метнул в Двэйна.

Удар!

Копье с хрустом пробило ему плечо. Свет, источаемый доспехами, тотчас побледнел, а в наплечнике образовалась небольшая дырка. Двэйн почувствовал, как из раны его обильно потекла кровь. В ней точно пульсировала частица энергии, которая вот-вот взорвется, и что-то упорно сдерживало божественную силу доспехов, не давая ей пробиться наружу.

Бог драконов ехидно усмехнулся. Он выставил два когтя и взмахнул лапой. В ту же секунду Двэйн ощутил, как окружающий воздух сдавил его со всех сторон.

Под столь мощным давлением ему стало трудно дышать. Тело его плотно сжимала невидимая сила.

Магу казалось, что его вот-вот расплющит. Ему было очень больно, и кровь не переставая струилась из его рта. Доспехи его почти погасли, они плотно прилегали к его телу, и Двэйн едва мог различить их бледное слабое сияние, кое-как сдерживающее внешнее давление.

Кхр! Кхр!

Пятицветные доспехи начали издавать едва слышный стон, словно они вот-вот лопнут.

— Ничтожный человек, — зарычал дракон. — Ты думал, что с помощью священного оружия сможешь с легкостью одолеть меня? Ты всего лишь маг святого уровня, и божественное оружие в твоих руках не может проявить свою истинную мощь.

Снова раздался хруст. Двэйн подумал, что кости его разом переломились в нескольких местах. Кристалл под языком пришел в движение, выделяя жизненные элементы.

Чем дольше он выбрасывал вовне свою энергию, тем больнее становилось Двэйну. В теле его появлялись все новые и новые повреждения, а кристалл продолжал залечивать их. Невыносимые страдания, ощущения себя на грани жизни и смерти — Двэйн не выдержал и закричал.

Он повис в пространстве, не в состоянии пошевелиться из-за сдавливающих его сил. Он ощущал себя домашней скотиной, лежащей на разделочной доске в кухне хозяина, готовящего зарезать его и приготовить на ужин.

На коже доспехов в области груди то и дело появлялись новые трещины, из которых просачивалась свежая кровь. Но одновременно с этим жизненные силы мага активно залечивали стремительно образовывающиеся трещины…

И так повторялось бесконечно. Двэйн ощущал себя какой-то огромной воронкой. С одной стороны, постоянная циркуляция его собственных сил, с другой стороны, эти же силы постепенно вытекали из него.

И боль! Дикая невыразимая боль!!

Наконец дракон вдоволь наигрался. Он ослабил хватку, и Двэйн начала падать.

Двэйн погрузился в прострацию. Большая часть его костей была сломана, особенно в плечах, некоторые кости даже рассыпались на мелкие кусочки. Если бы не постоянное воздействие Блеска слезы, то Двэйн бы уже давно умер.

Кости его ломались и восстанавливались снова, и это заставляло Двэйна чувствовать себя линяющей змеей, тем более что тело его самопроизвольно изгибалось самым невероятным образом.

— Хм… Больно? — проговорил бог драконов, глядя на мага ледяным взором. — Я разорву твои доспехи на части! Да, эта мерзавка! Она всерьез думала, что этот бесполезный кусок кожи — самые прочные в мире доспехи? Я заставлю тебя осознать, что это полная ерунда!

Силуэт бога драконов промелькнул где-то сбоку. Вспыхнул золотистый свет, который в мгновение принял человеческий облик. Опустившись рядом с магом, он взмахнул рукой и дотронулся до середины его шлема…

Луч золотистого света вошел в шлем, и в тот же миг Двэйн закричал словно что-то с силой ударило его по голове.

Пятицветные доспехи надежно защищали его, но в конце концов их дополнительные силы были добавлены извне, но не были такими же мощными, как сила богини эльфов, поэтому богу драконов с легкостью удалось пробить защитную оболочку шлема. Его мысли вошли в голову Двэйна, проникнув в глубину его сознания.

И там его душевные силы почти иссякли, а подаренная Байхэчоу крупица растворилась в оставленном Лосюэ магическом следе, приобретя его свойства. И теперь энергия Двэйна сочетала в себе людские и эльфийские компоненты.

С помощью крупицы Короля Шамана, и благодаря тому, что маг провел какое-то время во дворце бога демонов, он смог достигнуть святого уровня за какие-то короткие несколько лет.

Изначально в его сознании происходило неторопливое естественное вращение, из которого постоянно вырабатывалась душевная энергия.

Но в этот момент, когда бог драконов ворвался в пространство сознания Двэйна, то стал самовольно властвовать в нем, словно гнилой метлой выметая все оттуда. Источник сил мага был разбит вдребезги, а источник естественного вращения — разорван на куски.

Двэйн орал во всю глотку. До него доносился полуденный раскат грома, грохочущий где-то снаружи. Звук этот врезался в его сознание, которое стараниями бога драконов было почти разрушено. Внезапно откуда-то из глубины поднялся ворох воспоминаний, которые, подобно разорванному свитку, стремительно проносились у него в голове.

Двэйн почувствовал, как голова его как будто разом распухла и продолжала увеличиваться в размерах, норовя взорваться словно хлопушка.

Наряду с этим Блеск слезы, кристалл, появившийся еще в начале основания мира, источник жизненной энергии, крохотной капелькой застрявший между небом и землей, в искалеченном, содрогающимся в конвульсиях теле Двэйна, неустанно выбрасывала чистую живительную энергию.

И бесчисленные раны на его теле, разрываясь, зарастали, чтобы вновь разорваться.

И каждый раз Двэйн ощущал, словно его снова и снова бросали на раскаленные угли или каленым железом дотрагивались до больных мест.

В процессе одновременного разрушения и восстановления, каждая клеточка его тела напиталась живительными силами, и даже кости, многократно раскромсанные и снова собранные, накопили их в себе.

И каждый сантиметр его тела, каждая капля его крови, плоть и даже волосы — все, причиняя невыносимую боль, раз за разом восстанавливались, и так бесчисленное количество раз… И, казалось, это будет длиться бесконечно!

За несколько тысяч лет, не зависимо от того, у кого находился кристалл — у драконов или эльфов, никто так никогда и не воспользовался им… Разумеется, никто бы не стал применять эту вещь от скуки, ведь никто и не был бит так словно мешок с песком, и уж тем более никто не хотел подвергаться такой пытке и собственноручно ломать себе кости, чтобы проверить действие Блеска слезы… Должно быть, существо, решившееся на такое, очень бы быстро умерло.

Но теперь Двэйну снова несказанно повезло.

Во-первых, основную силу удара бога драконов принимали на себя пятицветные доспехи, защищая тело Двэйна от смертельных повреждений. Во-вторых, Блеск слезы внутри него изо всех сил тянул время, залечивая его раны.

Можно сказать, что если бы не эти два священных оружия, Двэйн давно был бы уже мертв.

Источник его душевных сил был разбит, но энергия и тело его наоборот как будто очищались.

Он чувствовал… что становится сильней!

Неожиданно послышался громкий смех бога драконов. Тот подумал, что человек, разбудивший его, уже был мертв.

Сознание его пустовало, крик прекратился.

Глаза, уши, нос и рот ДВэйна были сплошь залиты кровью. Дракон чувствовал, что человек больше не шевелится, и мозг его тоже отключился.

Усмехнувшись, бог драконов свернул свои магические силы, но как только он это сделал, то тут же взревел от боли.

Палец, которым он держал макушку Двэйна, намертво прилип к ней. Как только он свернул свои божественные силы, в ту же секунду он уловил мощный заряд энергии, который, подобно волне, хлынул в его палец.

Это были не магические силы, и даже не магия… но яростный всплеск энергии порядком испугал бога драконов.

Он сразу понял, что это были не простые сил, а мощная жизненная энергия. Таинственная. Происходившая из природы.

В этом мире вся энергия — инерционная!

Она действует также как мчащийся на скорости автомобиль, который, резко затормозив, еще прокатывается на какое-то расстояние, прежде чем окончательно остановиться.

Под ударами бога драконов Блеск слезы непрерывно выбрасывал заключенные в нем жизненные силы, и чем больший урон наносили Двэйну атаки дракона, тем более мощную восстановительную энергию выбрасывал кристалл.

Она была точно стремительный поток, хлынувший через распахнутую настежь дверь.

Но теперь тело Двэйна почти восстановилось, ведь в каждой клеточке тела мага бурлила неиссякаемая жизненная энергия!

Оставить комментарий