Глава 574. Всадники на грифонах

— Похоже, религиозная община пристально следит за мной, — усмехнулся Двэйн. — Не так ли?

— Ага, вечером пять дней назад сюда тайком пробовал пробраться один умелец, но я во время засек его, — помолчав немного, строго сказал Хуссейн. — Я сразился с ним. Он очень силен. Я не смог поймать его. Да.. Я думаю, что это был воин святого уровня.

Двэйн мигом сделался серьезен.

— Святой уровень? Ты уверен?

— Мы атаковали друг друга пару раз, но он быстро отступил. Однако, я по-прежнему верен, что это действительно был воин святого уровня, — сказал рыцарь и коротко кивнул.

Двэйн задумался. Если этого человека послал храм, то сейчас там помимо папы есть еще один сильнейший такого уровня, скорее всего, ангел.

Естественно, что папа лично не мог прибежать сюда и тайком пробраться в здание. Тогда это был ангел.

Ангел…

Задумавшись, Двэйн. Почему они никак не оставят его в покое?

В тот раз, за кулисами рыцарского турнира, ему удалось достигнуть определенных договоренностей с папой, и пока между ними наступило временное перемирие. И несмотря на это храм все равно тайком послал человека, чтобы в очередной раз навредить и досадить ему.

Хм… почему же?

Наконец, на лице Двэйна вновь появилась улыбка.

— Ладно, пойдем сначала глянем на этих парней.

Поглядев на мага, Хуссейн подошел и отодвинул ему стул, а тот в ответ произнес фразу, изрядно развеселившую рыцаря.

— Ты упорно трудился в этом месяце, и вот тебе скоро снова придется отправиться в столицу. Думается, принцесса Луиса очень соскучилась по тебе. У меня уже есть кандидатура на твое место.

Хуссейну не терпелось отправиться в столицу и увидеть свою возлюбленную, но он был очень ответственный человек, а потому, помедлив немного, сказал:

— И все же… Если меня здесь не будет, а храм снова захочет… Неужели тебе придется призвать Родригеса? Боюсь, что другие люди не смогут остановить этого сильнейшего из храма.

— Нет, это будет не Родригес, — закатив глаза, сказал Двэйн. — У меня есть еще более надежная кандидатура.

Более надежная… Например, одно существо, внешнее — золотистый дракон, внутри — десятитысячелетний дух.

Этот парень днями и ночами на пролет попивал спиртное в имении герцога. Не лучше ли отправить его в это захолустье?

В сараях была сложена мягкая сухая трава. Это были простые деревянные постройки, но каждая дощечка пола в них была укреплена железными листьями, под которыми зимой тлели угольки, чтобы трава не перегнивала и была такой же свежей и душистой, как весной.

Двэйн понимал, что грифоны, выросшие на южных болотах, привыкли к теплому климату, а в этой части материка зимы были очень суровыми. Чтобы уменьшить непоправимый вред, который могли нанести маленьким существам тяжелые погодные услоыия, места их обитания были тщательно продуманы.

В первой партии доморощенных грифонов было всего тридцать одна особь, и кроме двух умерших детенышей, так и не сумевших приспособиться к новым условиям, остальные чувствовали себя нормально и росли в положенном темпе. Способ Какалота работал безотказно.

Все они были очень ценны для Двэйна. Каждому грифону он назначил отдельного работника. На самом деле, все они в будущем должны были стать их хозяевами и служить в отряде десептиконов.

Чтобы кавалеристы и их животные в будущем смогли действовать максимально слаженно, Двэйн издал строгий указ, согласно которому будущие всадники должны были самостоятельно ухаживать за своими грифонами.

На текущий момент в казармах проживало ровно сто десептиконов, выбранных из своих отрядов для проведения эксперимента.

По мере успехов, достигнутых в выращивании грифонов, Двэйн издал еще один указ, мобилизовав с северо-запада еще одну группу всадников.

В теплых сараях от пола поднимался горячий пар, отчего с входящего сюда сразу же начинал градом струиться пот.

Маленький грифон, зарывшись в солому, поднял голову и негромко запищал.

Этому детенышу было не больше трех месяцев от роду, тело его еще не полностью покрылось оперением. На вид он был очень смешной, но когти его были столь непропорционально большие, что сразу чувствовалось, какой мощной силой обладает это существо. В клюве его уже прорезались маленькие клыки, но глаза еще были наполовину закрыты.

Когда Двэйн и Хуссейн зашли в сарай, детеныш никак не отреагировал. Он барахтался в гнезде, изредка попискивая, а его хозяин, то есть будущий всадник, подошел к нему и легонько приобнял его, точно маленького щенка, а затем вытащил из кожанного мешка за поясом небольшой кусочек мяса.

Грифон тотчас вытянул свою маленькую головку и, высунув свой острый язычок, моментально подхватил угощенье и тут же проглотил его, дернув своей длинной, еще не оперившейся шеей.

Очевидно, в объятиях хозяина он чувствовал себя в полной безопасности.

Двэйн остался доволен увиденным.

Но одно было странно… перед тем, как войти в сарай, работник надел на голову плотные наушники.

— Зачем? — удивленно спросил Двэйн.

— Это ведь магическое животное, — пояснил Хуссейн. — Один его вскрик способен оглушить человека. Хотя он еще детеныш, но если десять таких карапузов одновременно захотят пищать, то человек запросто может потерять сознание. Один работник уже некогда падал в обморок, поэтому теперь все завели себе в привычку перед входом в сарай одевать наушники.

— Похоже, — вздохнул Двэйн, — растить этих чудищ не так то просто. К тому же, мы сейчас слишком близко к столице.

— Грифоны очень боятся холода, — напомнил ему рыцарь. — Боюсь, что взять их с собой на северо-запад не получится. Возможно, долина Роулингов подойдет им гораздо больше.

— Потом обсудим это, — подумав, покачал головй маг.

У него были другие планы.

— Если все будет нормально, грифоны только через два года достигнут половой зрелости, а потом начнется какофония с их воспитанием и дрессировкой… Боюсь, что потребуется не меньше полугода прежде, чем удастся достигнуть каких-то результатов, поэтому до тех пор мы не увидим тех «всадников на грифонах», о которых так мечтаем.

Выслушав Хуссейна, Двэйн слегка улыбнулся.

— Нет, я так не думаю. Разве ты забыл? У нас есть источник течения времени! К счастью, хоть родник в Ледяном лесу пересох, но я нашел ему отличную замену, а с ней нам потребуется, самое большее, год, а может быть и меньше. И тогда мы сможем наконец увидеть в небе отважных десептиконов, мчащихся на быстрокрылых грифонах.

Хуссейн хотел было что-то сказать, но внезапно выражение лица его резко изменилось. Он молниеносно вскинул руки и схватился за рукоятку своего меча, к чему-то внимательно прислушиваясь.

По ночному небу разнесся пронзительный крик!

Он звучал откуда-то издалека, волнами расходясь по небу, и в нем слышалось невиданное величие!

Этот длинный крик звучал очень просто, и вместе с тем величественно, подобно голосу монарха. Он становился все ближе, как будто приближаясь с каждой секундой. Услышав этот крик, все грифоны внезапно очнулись и, словно испугавшись чего-то, поспешно зарылись в свои гнезда, надрывая глотку душераздирающим писком.

Этот писк одновременно разнесся из всех сараев. И никакие увещевания работников не могли угомонить их.

— Дракон! — мрачно объявил Хуссейн.

Двэйн ничего не успел сказать, как рыцарь уже стрелой вылетел за дверь.

Над приусадебным полем стремглав пролетел ослепительный луч света. Огромная золотистая фигура, объятая золотистым пламенем, медленно опустилась на траву.

Длинная шея зверя была гордо вытянута, а чешуя его ослепительно блестела в лучах солнца, огромные крылья медленно сложились за спиной. Пасть золотистого дракона точно искривилась в насмешливой улыбки.

Двэйн собирался было крикнуть рыцарю, но тот прежде выставил руки вперед. После тяжелого ранения маг потерял свое острое зрение. У него больше не было мощных душевных сил для самообороны, чувства его сильно притупились.

Хуссейн издал гневный клич и, выхватив меч, бросился на дракона, разворачивая свою золотистую Доу Ци. Подобно птице он ловко спрыгнул со второго этажа сарая и, выставив оружие вперед, полетел на врага. Доу Ци бесчисленными звездами обрушилась на дракона.

— А? — удивленно рыкнул тот, глядя на атакующего его человека.

Меч Хуссейна сверкнул в воздухе, и тут же огромная сеть плотно сковала золотистого дракона.

Испуг в его глазах превратился в легкую насмешку. Он выставил коготок, указав на сыплющиеся со всех сторон звезды.

Хлоп!

Меч Хуссейна оказался в лапах дракона. Он ударил им по своей стальной чешуе, и лезвие тут же рассыпалось на мелкие кусочки. Однако, остатки мощной Доу Ци по-прежнему сдерживали чудище.

Дракон и рыцарь несколько раз ударились друг о друга. Хуссейна сразу отнесло далеко назад, и он еле удержался, чтобы не покатиться по земле.

Золотистый дракон тихо прошептал заклинание.

А в это время Двэйну наконец удалось справиться со своей инвалидной коляской — он выкатился из сарая и во всю глотку заорал:

— Остановись, Хуссейн! Это наш!

Затем он повернулся к дракону и закричал дракону:

— Крис, не надо калечить моего друга…

— А то что? — насмешливо зарычал дракон, но все же втянул когти.

Он перевернулся в воздухе, и силуэт его принял человеческие очертания. Теперь перед Двэйном стоял старец в длинном золотистом плаще, болезненно худой, высохший, а за поясом его висело около двадцати бутылок различных размеров.

— Хуссейн, это тот самый человек, которого я пригласил на твое место, — захохотал Двэйн.

Рыцарь нахмурился, но, вздохнув с облегчением, кивнул.

— Он очень силен.

— А, этот парень — воин святого уровня? — лениво улыбнулся Крис, оглядывая Хуссейна. — Похоже, в мире людей живет немало сильнейших с такими силами. Это твой подчиненный, Двэйн?

— Это мой друг.

Подул ветер, и маг ясно почувствовал тяжелый перегар, исходивший от Криса.

— Я думаю, тебе стоит бросить пить, — решительно добавил он.

— Разве ты забыл, кто я такой? Двэйн, я всего лишь получаю удовольствие, вот и все, но я не пьян. Ты когда-нибудь слышал, чтобы дух напивался как свинья?

Крис мягко опустился на крышу сарая. Он огляделся вокруг и вдруг нахмурился:

— Это то место, которое ты для меня приготовил? Большое поле, но как будто немного заброшенное. Я люблю роскошь, парень, а если я пробуду в этом захолустье слишком долго, то я, боюсь, ударюсь в разврат.

Крис вдруг услышал громкий писк из сарая, на котором стоял. На лице его отразилось удивление, и он, едва не сбив Двэйна с ног, стремглав влетел в распахнутуй дверь. Когда он увидел в сарае гнездо и барахтающегося там грифона, то глубоко вздохнул и странным голосом произнес:

— Тусия?

— Что? — изумился Двэйн.

— А… это язык демонов, — серьезно сказал Крис и повернулся к Двэйну. — Разве они еще не вымерли?

Оставить комментарий