Глава 578. Беседа о чувствах в зимний день (часть вторая)

— В снегопад в столице ужасно скучно, даже развлечься нечем… А, если бы раньше знала, что так будет, то осталась бы на северо-западе.

Обернувшись, Джоанна увидела, что Двэйн притянул к себе Вивиан, и в сердце ее вспыхнул гнев.

«Этот злодей еще так нагло смотрит на меня» — подумала она.

— Как же нечем развлечься, — лениво проговорил Двэйн. — Можно лепить снеговика, играть в снежки… ну или вырезать скульптуры изо льда…

— Что за детские забавы, — пренебрежительно фыркнула Джоанна. — Разве в снежках есть хоть какой-нибудь смысл? Вот если бы кто-нибудь покатался со мной в экипаже, то было бы куда как интересней. Но боюсь, что в столице равных мне в этом деле нет.

Услышав эти ее слова, Двэйн невольно рассмеялся.

На северо-западе о Джоанне ходила дурная слава, и эта девушка с взрывным характером никогда не могла усидеть на одном месте.

На северо-западе у Джоанны были два любимейших занятия: первое — тренировать небольшой отряда десептиконов, который некогда поручил ей Двэйн.

Второе — с кем-нибудь поссориться.

Джоанну было очень легко спровоцировать, но она была вовсе не глупа и прекрасно понимала, что несмотря на ее восьмой уровень, все же среди свиты Двэйна нашлось бы немало людей, кто бы относительно легко справился с ней.

Например, Хуссейн, Родригез. Их Джоанне не переспорить. Девушка трезво оценивала свои умения, а потому с этими двумя никогда в конфликт не вступала. Но остальным не так повезло.

Живя на северо-западе, Джоанна избрала себе наиболее подходящую по уровню жертву — генерала Лонгботтома. Воин седьмого уровня, он по силам был примерно равен ей, и вот с ним то можно было ссориться, сколько душе угодно.

Девушка периодически нападала на бедного толстяка и побивала его разок-другой. Наконец это его достало, и он, завидев вдалеке Джоанну, предпочитал скрыться где-нибудь на время, пока не утихнет буря.

Двэйн послал генерала на передовую приводить к дисциплине наемные войска, и это было, с одной стороны, сравнимо с ссылкой, но Лонгботтом считал, что так лучше всего скрыться от надоедливой Джоанны.

Наконец муж и две жены воссоединились. Первоначально Джоанна хотела как следует отомстить Двэйну — ведь он не был на северо-западе уже почти целый год! Прошлый новый год также прошел без него, и это, конечно, никуда не годилось.

Застав Двэйна в «тяжелой болезни», девушка очень рассердилась, но рядом была эта слабовольная Вивиан, которая, увидев Двэйна, тотчас буквально растаяла от нежности, и она была категорически против, чтобы Джоанна срывала на нем свое негодование.

За те дни, которые маг прожил в столице, его неловкость и неуклюжесть каждый раз выводила его из себя. Он даже не мог вдоволь насладиться обществом двух своих жен. Джоанна также проявляла нетерпение, и хотя она неотступно находилась подле него, но терпению ее подходил конец. Постоянно ходить за ним ей давалось чрезвычайно трудно.

Мучаясь жаждой деятельности, Джоанна мечтала найти себе какое-нибудь полезное занятие.

Не так давно Двэйн в своем имении организовал питомник для грифонов. Это было совершенно уникальная затея, и Джоанне она бы весьма пришлось по душе. Но Двэйн понимал, что как бы он не доверял своим супругам, грифоны пока оставались его секретом. Если с ними начнет возиться Джоанна, которая, дай ей волю, могла весь мир ввергнуть в хаос, то непременно начнется беспорядок.

Поэтому Двэйн ничего не сказал девушкам о своем питомнике, и обычно когда Маленький Джек докладывал о нем, маг предпочитал выслушать его скрытно от них.

Кроме Джоанны, Двэйна тревожила еще одна вещь…

— Не веришь — давай заключим пари!

— Хм… Пари так пари. Если ты проиграешь, то как будешь расплачиваться?

— Что за ерунда! Как я могу проиграть? Интересно, чем ты заплатишь мне, если проиграешь?

Снаружи раздавались оживленные голоса. Услышав их, Двэйн вздрогнул.

И действительно, через секунду дверь с треском распахнулась, и в комнату влетел красный от гнева Мусы. Плюхнувшись на стул, он в негодовании воскликнул:

— Двэйн! Тебе вообще есть дело до твоего младшего брата?

Только он это произнес, как в комнату вошел Габриэль и, раскинув руки, слегка улыбнулся.

— Ага! Снова прибежал жаловаться?

Мусы еще больше покраснел и, резко вскочив, выхватил свой меч, устремив его на Габриэля:

— Откуда такая гордыня? Ты действительно думаешь, что я тебя боюсь? Ха, черта с два!

Габриэль насмешливо фыркнул и легонько оттолкнул от себя меч Мусы.

Она с детства изучала боевые искусства, но у нее, так как она девочка, никогда не было опытного учителя. А Габриэль с рождения был окружен лучшими наставниками из клана Роулингов, тем более что военное искусство — конек его рода. Он с детстве упорно тренировался и теперь считался одним из лучших воинов своего возраста. Габриэль лишь легонько толкнул меч, а Мусы едва устояла на ногах.

Глядя на них, Двэйн тяжело вздохнул.

— Ну что опять у вас случилось?

Оказывается, на этот раз Вивиан и Джоанна, собираясь в столицу, прихватили с собой и трех сестер из клана Лист. Некогда госпожа Лист была в столице фигурой одиозной, и в этот раз она становилась украшением банкетов местных аристократов. Члены клана Лист уже давно не бывали в столице, а будучи его главой, госпожа невольно, превозмогая себя, должна было любезно принимать все приглашения.

Энджел, с самого детства питавшая к Двэйну особые чувства, за эти два года очень выросла и, кажется, оставила свои детские увлечения. Она почти не заговаривала с магом и теперь как будто более не была такой же живой и милой, как прежде. Милая наивная младшая сестренка постепенно превратилась в болезненную особу, целыми днями проводя за чтением, запершись в своей комнате.

Но Мусы совсем не изменилась и была все такой же импульсивной и гордой.

За несколько дней Габриэль и Мусы, как ни странно, вдруг принялись соперничать друг с другом.

В имении герцога началась суматоха. В возбужденном состоянии Мусы могла бросить вызов даже Двэйну, разве она станет слушаться Габриэля? Целыми днями они ругались друг с другом и периодически сцеплялись в драке.

В особенности Мусы. Ей как будто с самого детства не нравился Двэйн, но престиж его все рос, власть — тоже, и постепенно девочка перестала докучать ему.

Но теперь, увидев его брата… «Допустим, я не могу сердить старшего, тогда доберусь до младшего!»

Они как будто всю жизнь были врагами — увидев друг друга, тотчас же начинали драться, и даже незначительное происшествие или ненароком сказанное слово могли привести к крупной ссоре. Несколько дней назад они подрались в саду, Мусы боролась из последних сил, выпустив свою Доу Ци, но в итоге Габриэлю все же удалось сбить ее с ног.

В итоге выяснилось, что поводом для драки стало то, что Габриэль высмеял ее за неумелую верховую езду.

В итоге все цветы в саду были вырваны или затоптаны, и вечером, когда Двэйн это обнаружил и рассердился, обоих и след простыл.

В итоге сегодня… они опят поссорились.

— Брат, она посмеялась надо мной, сказала, что я плохой командир! Ха! Что она вообще понимает? Нас так учат в академии!

— Хм, в академии учат командовать? — пренебрежительно отозвалась Мусы. — Я служила в полку генерала Руолинь и тоже командовала отрядом в несколько сотен солдат! Думаешь, я в этом ничего не смыслю? А ты сколькими командовал?

— Что может понимать женщина!

— А что понимает маленький мальчик?

— Ты…

— Ты…

Оба принялись громко препираться, так что шум стоял на всю комнату. Губы Двэйна расплылись в горькой усмешке. Назревал крупный конфликт, и маг, не выдержав, с силой ударил ладонью по спинке дивана.

Оба скандалиста тут же замерли и с удивлением обернулись на Двэйна, растерянно глядя на него.

– Кхм! – подумав немного, как можно более внушительно проговорил тот. – Хватит! Что за разборки? Кто первым откроет рот – останется без ужина!

Мусы застонала и недовольно проворчала:

– Вы же братья. Конечно, ты поддержишь его, а не меня.

Сказав это, она с силой топнула ногой.

Габриэль стоял, нахмурившись, еле сдерживая довольную усмешку. Он хотел было что–то спросить, но Двэйн вдруг сделался мрачен:

– Габриэль!

– Да? Что?

Двэйн вздохнул и, усевшись поудобнее, в упор поглядел на брата.

– Ты влюбился в этого лже–паренька? – внезапно спросил он подчёркнуто равнодушно.

Габриэль рассмеялся и кивнул:

– Да, именно так.

Двэйн снова нахмурился, и Габриэль, неверно поняв этот его настрой, поспешно объяснил:

– Я не специально издеваюсь над ней, честно! С таким то характером она постоянно упрямится. Чтобы завоевать ее, нужно проявить немного твердости. Наверняка она сейчас терпеть меня не может, но ручаюсь, через несколько дней она будет видеть во сне только меня!

Глядя на Габриэля, Двэйн про себя подумал: мой брат и в самом деле знает, как надо заигрывать с девушками.

– Тебе действительно нравится Мусы? – с каменным лицом спросил Двэйн.

– Да! – прямо ответил Габриэль, но тут же внезапно добавил. – Брат, неужели и ты запал на нее? Я не знал.

– Балван! – выругался Двэйн.

Сидящая рядом Джоанна несколько напряглась.

– Что за вздор! – снова воскликнул Двэйн.

– Раз не запал – то и хорошо, –пролепетал Габриэль, втянув шею.

– Но… как же быть с твоей свадьбой? – вздохнул маг. – После Нового года и церемонии совершеннолетия ты уже не сможешь отказаться от нее.

Габриэль как–то странно посмотрел на брата.

– И что? Я ведь могу иметь несколько жен.

Двэйн едва не поперхнулся.

«Вот так братец! Я с трудом добился разрешения на брак с двумя женщинами, а он?

Еще не стал совершеннолетним, а уже подумывает о таких вещах!»

Выражение лица Габриэля стало вдруг сосредоточенным. Он тихо сказал:

– Брат, тебе не нужно волноваться об этом. Думается, госпожа Лист не будет против. Позавчера, когда я ее встретил, она начала расспрашивать о том, что я люблю есть, какая одежда мне нравится, а еще намеренно поручила мне позаботиться о своей маленькой сестре. Похоже, маркиза уже одобрила наш союз.

Двэйн продолжал обречённо вздыхать.

Зима еще не прошла, а наступающий год уже обещает массу всего интересного.

Во дворцовые палаты неслышно вошел министр церемоний.

Эти покои принадлежали нынешнему императору, Его Величеству Чарли.

У юного государя только что закончились уроки. Не успел он отправить учителя фехтования восвояси, как к нему тихо вошел министр церемоний.

– Что нужно?

Чарли бросил меч одному из слуг и, схватив полотенце, вытер пот с лица. Две красивые служанки помогли ему одеться.

– Ваше Величество, я принес Вам список гостей на новогодний банкет, – министр вежливо поклонился и протянул императору свиток. – Его Высочество принц–регент спрашивает, не будет ли у Вас каких–нибудь пожеланий?

Чарли про себя усмехнулся. Список гостей? Зачем беспокоить его по столь незначительным делам?

Однако, он тщательно скрыл свое недовольство и, взяв список, принялся читать. В целом, все было то же самое, только добавилась некая госпожа Лист.

Ее муж был видным аристократом при дворе, некоторые даже считали его родственником правящего дома. Теперь в столицу прибыла его жена, и на новогоднему банкете, конечно, без не ее не обойтись.

Подумав немного, Чарли вдруг просиял. Ему вдруг вспомнилась мужественная очаровательная девушка, которую он видел в имении Двэйна.

Да, та девушка… Расспросив слуг, он выяснил, что это была младшая сестра госпожи Лист.

Подумав немного, Чарли взял кисточку и добавил в список гостей ее имя.

Оставить комментарий