Глава 580. Вечерний банкет

Услышав его слова, Карина поняла, что Чарли не рассказал обо всем полностью. Она слегка улыбнулась и продолжила разговор с Чарли:

— Разве одного северо-запада недостаточно? Когда я вырасту, то хочу посетить много разных мест. Кроме пустыни на северо-западе, есть еще километровые степи, прекрасная Снежная Гора… А еще есть южные топи и большой океан… И то иностранное государство… Во время уроков учитель рассказывал многое об интересных местах. Когда я вырасту, то обязательно нужно посетить все места!

Не смотря на то, что Принцессе Карине было только лишь десять лет, но она говорила обо всем так убедительно с пламенной надеждой.

— Если тебе нравится, то я подарю тебе хоть что, Пустыню, Степи, Снежную Гору, весь юг, — посмеялся Чарли и довольный махнул рукой. В голове его вспыхнула иллюзия, что он стал главой Империи, обстановка, где в его руках находилась большая власть.

Он сначала хотели пойти в Императорский сад. Но дойдя до сюда, несколько императорских телохранителей вели чиновников из императорского дворца.

Заметив это, Чарли бездумно сказал:

— Хм, неужели отец заболел?

Но маленькая Принцесса ничего не ответила. Она только наблюдала за свесившими головы врачами. Она осознанно бормотала про себя:

— Кажется, в последнее время в императорском дворце сменилось немало врачей…

Ее голос был тихим, потому что она говорила это сама себе. Но Чарли ничего не заметил…

В этот Новый год совсем не было праздничной атмосферы.

В прежние годы в это время все улицы были изукрашенными, пышными, все магазины и торговые лавки были переполнены людьми. Товары с юга, пользовавшиеся особой популярностью, даже были выставлены на улицы. С самого начала Дворец императора, столица, был самым богатым городом на Континенте. Здесь каждый мог заработать кучу денег.

Но в этом году все движение было перекрыто из-за белого снега, к тому же на севере шла война. Поэтому на улицах в столице сейчас было так пусто и безжизненно.

Последний день 965-го года. Декабрь. Снегопад вроде бы прекратился. На пролегавшей дороге к Императорскому Дворцу уже были предприняты меры предосторожности против военного нападения. Территория находилась под полным контролем.

Кругом стояли отряды и экипажи богатых семей из Империи. Они направлялись на празднование Нового Года в Императорский Дворец.

Раньше в это время следившие за общественным порядком дежурные во дворце императора были слишком заняты, но в этом году на площади императорского дворца не было яркой церемонии и скопления любопытных горожан, ходивших туда-сюда — в такие холодные дни люди прятались в своих домах и грелись у огня.

На одном экипаже показался черный блеск узора семьи Герцога Тюльпана. Повсюду находились хорошо обученные кавалеристы Герцога Тюльпана. Они сидели верхом на одномастных строевых конях, а капитан гвардии Старик Смоук ехал впереди.

Дорога не была сложной. Находившиеся в стороне и отвечавшие за общественный порядок солдаты от скуки впадали в панику. Всю дорогу была тишина. Только был слышен хруст снега под давлением колес.

Когда они прибыли во Дворец, постепенно стало чувствоваться атмосфера праздника. Ворота Дворца широко распахнулись. Было непонятно, сколько экипажей остановилось снаружи. Все авторитетные министры, крупные богатые семьи. Около сотни повозок вместе с разными флагами были выстроены вместе. Наконец-то показались знакомые персоны.

Когда экипаж Двэйна подъехал к воротам Дворца, он не остановился. Потому что его ранг был особенным. Другие семьи должны были останавливаться перед воротами Дворца. Даже если ты очень авторитетный человек, то все равно должен остановить повозку, выйти из нее и пешком войти во Дворец.

Но Двэйн отличался от них. Он занимал скрытное, величественное и наиболее влиятельное положение в Империи. К тому же он еще болел и был связан родством с императорской семьей. Поэтому в Императорский Дворец отдали приказ, пропустить экипаж Двэйна прямо в Императорский город. В Империи, кроме Принцессы и еще некоторых влиятельных князей, все шли по заснеженной земле.

Экипаж Двэйна постоянно ехал по одной стороне от Дворца. Как только повозка остановилась, ответственный человек приобнял Двэйна и посадил его в специальную подготовленную инвалидную коляску. А Вививан и Джоджо были одеты в праздничные наряды, стояли с двух сторон от Двэйна.

В этот вечер во Дворце также появилась Муза. Чарли сильно хотел увидеть в ее красивом наряде. Но к его разочарованию, она выглядела, как кавалерист, снаружи на ней был надет пунцовый плащ, а под ним были легкие доспехи из шкуры дикого зверя и тонкий ватный халат. На ногах была пара высоких кожаных сапог, за поясом был длинный меч.

В те годы, когда Жолинь жила в Императорском дворце, Двэйн специально одевал ее в наряд амазонки, Муза с самого детства была мужеподобной. Ей не нравилась женская одежда. Такой наряд больше всего подходил ее намерениям и желаниям.

Когда прибыл Двэйн, супруга Листер уже давно была на месте. Она ожидала в гостевом боковом зале и не выходила оттуда — она специально это сделала.

Супруга Листер только дождавшись Двэйна, вышла наружу. Вместе с семьей Герцога Тюльпана показалась на банкете. Это означало, что семья Листеров была тесно связана с семьей Герцога Тюльпана, и они были союзниками.

Однако мисс Энджел за последние несколько лет стала еще более молчаливой и не явилась на банкет. Сюда пришла только Муза вместе с старшей сестрой.

Принц-регент и Император пока что не пришли. На банкете все громко разговаривали, но когда сюда приехал Двэйн на своей инвалидной коляске, кругом наступила тишина.

Каждый человек машинально посмотрели на сидевшего около входа самого престижного молодого в Империи, но заболевшего тяжелой болезнью Двэйна. Он длительное время не появлялся среди людей.

Двэйн лениво сидел на коляске, его лицо было желтоватого цвета — он специально намазался, чтобы придать себе еще больше болезненного вида. Он еще специально завернулся в шерстяной плед.

Он въехал вовнутрь банкетного зала. Везде было очень тепло, потому что снаружи было несколько отделений с печами.

После того как он заехал, по бокам сразу же появились почтительные слуги. Они взяли пальто у гостьи Вивиан. Вивиан и Джоджо впервые появились в императорском дворце. Они были изумительно красивыми.

Каждому человеку было известно, что у Герцога Тюльпана было две близких подруги. Они были волшебницами. И ради них Герцог Тюльпан когда-то в прошлом даже отказался породниться с императорским домом.

Сегодня, когда позади Двэйна люди увидели этих двух сестренок, то у всех словно замерло дыхание, выражение их лиц словно означало «так вот, оно в чем дело!»

Если бы не эта несравненная красота, то Герцог Тюльпан не стал бы отказываться от родства с императорским домом!

Вивиан была одета в белое нарядное платье. Она выглядела очень просто. Но ее простота была искусной. Она делала ее похожей на безмятежную и чистую орхидею. Ее пышные волосы вились, и их запах соблазнял людей.

Джоджо сильно привлекала внимание людей. Эта горячая девчонка была одета огненно-красную длинную юбку. Тот красный цвет был похож на огненное пламя и соответствовал ее нраву и характеру. Ее лицо было выразительным и красочным. Она была похожа на искушающего демона.

Присутствовавшие гости-мужчины конечно же обратили внимание на этих дам. Но все понимали, что это было запретное табу Герцога Тюльпана. Поэтому никто не смел пристально разглядывать этих женщин. К тому же… Могли ли обычные люди заполучить этих двух волшебниц?

Были девушки, которые увидев этих двух красавиц, стали ощущать свою неполноценность.

Супруга Листер стояла позади и выглядела очаровательно, словно юная двадцатилетняя девица. Изначально она и Муза считались первыми красавицами в Империи…

Но после приезда Двэйна, стало четыре красавицы, от которых невозможно было оторвать глаз.

Габриэль тоже был празднично одет. Этот молодой человек выглядел очень решительным и талантливым. Черная парадная форма вплотную сидела на его теле. Его телосложение было крепким. Он собственными руками держал коляску Двэйна и катил его. Они вместе встали посередине ковра. И аристократическая знать сразу же окружила их, чтобы получить расположение Двэйна.

Это подхалимство вот Герцога Тюльпана, почему нельзя заниматься этим в обычные дни! Двэйн, улыбаясь, покивал головой, а затем сразу проехал вперед, заняв свое место в зале.

Кроме главного канцлера, который сегодня не явился, и Двэйна никто не имел занимать главное места в зале. Никто даже не осмеливался садиться.

Как только Двэйн занял свое место, то рядом появился человек, который со смехом сказал:

— Двэйн, я все еще думаю, что если бы ты не приехал на этот вечер, то было бы очень скучно.

Обернувшись, Двэйн увидел перед собой министра казначейства. Этот старикан выглядел недурно. Позади него еще стояла молодая красивая девушка. Она сильно смущалась, когда смотрела на Габриэля — потому что она была его невестой, мисс Аоси.

Аоси приехала, чтобы посмотреть церемонию. Габриэль покраснел и тихо вздохнул «брат». Глазами он смотрел на Музу, но она не обращала на него никакого внимания и только смотрела по сторонам.

Компания старых знакомых, таких как Камисилуо или граф Билли еще не приехали. Орки с горы Дэлашань тоже не явились сегодня. Говорят, что они были отправлены в тыл боевого участка, на север, чтобы собирать новые ресурсы.

Двэйн обменялся несколькими фразами со старыми знакомыми. И как раз в это время в зал вошел изысканный аристократ, на вид ему было около пятидесяти лет:

— Здравствуйте, Герцог Тюльпан! Мы с вами встретились впервые, но Ваше имя постоянно на слуху у меня!

Двэйн посмотрел на этого человека. Внешность этого человека была особенной. Не смотря на то, что ему было около пятидесяти лет, но Двэйн понимал, что это был результат правильного ухода за собой. В реальности этот человек был намного старше, чем выглядел.

Этот человек был одет в роскошный наряд. На пальце правой руки был надет огромный перстень с драгоценным камнем, который стоил не меньше двухсот тысяч золотых монет. Не смотря на то, что ему уже было много лет, он по-прежнему был энергичным. Его тело было в отличной форме, не было выпученного живота, как у других аристократов. На лице была легкая притягательная улыбка — он выглядел, как настоящий воспитанный богач. Его взгляд был загадочным и холодным. Он выглядел очень элегантно, словно великий деятель, привыкший ставить себя высоко.

И хотя тон его речи был вежливым, но без высокомерия и заискивания, звук был нежным, у него был приятный баритон. Он разговаривал образцово, без акцента. Сложно было догадаться, откуда он был родом. Все это говорило о том, что он был настоящим аристократом.

Двэйн был немного напуган. Затем он, нахмурив брови, сказал:

— Этот человек…

— Хе-хе, ты долгое время не появлялся среди людей, это его превосходительство Гаочжа. Императорский граф. В последнее время он был титулом маркиза при императорском дворце. Господин Гаочжа прибыл из южных земель. Вы еще не знакомы, — посмеялся Канцлер казначейства. Он заметил, что лицо Двэйна стало озадаченным. Затем шепотом сказал одну фразу:

— Господин Гаочжа из старшего поколения семьи мисс Дайли и генерала Аэрпая.

Услышав это, Двэйну сразу же стало все понятно.

В настоящее время Аэрпай был единственным политическим противником Двэйна. Его положение не было таким же прочным, как у Двэйна. У Герцога Тюльпана была поддержка со стороны семьи Роулинг и Листер.

В конце концов, сейчас он был настоящим командиром императорского полка. Но по сравнению с этим огородным пугалом у него не было столько военной власти.

Этот Гаочжа был старшим в семье Аэрпая. По всей вероятности он был даже главой рода. Тогда… он тоже был политическим противником Двэйна.

Двэйна холодно смеялся про себя. С виду он вел себя вежливо и учтиво. Этот Гаочжа сам не знал, зачем старался расположить к себе Двэйна. Казалось, что они уже стали друзьями, были доброжелательными и обменялись фразами.

Министр казначейства по доброй воле напомнил:

— Наступит Новый Год, боюсь, что Гаочжа вступит в должность генерала-губернатора провинции Риал.

Генерал-губернатор провинции Риал?

Услышав это, Двэйн сразу же нахмурил брови.

Провинция Риал тесно примыкала к равнине, на которой проживала семья Роулинг. В течение долгих лет большая часть генералов-губернаторов провинции Риал находились в дружеских отношениях с семьей Роулинг. Если бы между соседствующими территориями существовала вражда, тогда бы возникло много трудностей.

Для Двэйна провинция Риал несла особое значение: она находилась на юго-востоке, и тут был крупный портовый морской город. До этого любой морской флот Двэйна, коммерческий или торговый, проходил через портовые города провинции Риал. Даже одна эскадра Двэйна имела постоянное местопребывание в одном из портовых городов провинции Риал. Еще Двэйн купил там один морской порт.

Но сейчас… Генералом-губернатором станет человек, который является главным политическим соперником Двэйна…

О чем только думает этот Принц-регент?

Подумав об этом, Двэйн еще больше нахмурил свои брови.

У этого Гаочжа было превосходное поведение. Его манера поведения была очень образцовой. В каждом его движении была манера поведения человека из богатой семьи.

В это время раздался ритуальный звук, и в зал зашла императорская семья.

В прежние времена было по-другому. В этом году принц Чэнь и Чарли были одеты очень нарядно. Принц Чэнь собственноручно подвел собственного сына к залу. На голове Чарли был головной убор императора. Но… Символ императорской власти — скипетр до сих пор находился в руках Принца Чэня.

Он восходил на сцену легко и торжественно. После того когда Принц Чэнь поднялся, он немного посмеялся и мелодичным голосом объявил:

— На этот праздник Генерал Росток с северной передовой линии прислал нам Новогодний подарок. Это северный скакун.

Говоря это, он взял из рук своего подчиненного красное кожаное изделие:

— Весть о победе!

Голос Принца Чэня был радостным. Он еще более громким голосом объявил об этом.

Но когда Двэйн услышал об этом, то невольно нахмурил свои брови…

Победа? Хм… Очень странно!

Двэйн держался за перила своего инвалидного сиденья и еще плотнее прижался к ним руками. Ему сразу же пришло в голову, что пару дней назад из северных земель Генерал Андрэ присылал доклад и еще тот генерал Лонгботтом присылал тайное письмо…

Оставить комментарий