Глава 583. Действительно очень жаль

Когда Двэйн вышел из дворца, было уже далеко за полночь. На лице его отражалась скука.

Императорский банкет продолжался, но Двэйн еще раньше потерял к нему всякий интерес и уж тем более не хотел делать вид, будто ему интересно.

Все знали, что Герцог Тюльпан еще не оправился от затяжной болезни, а потому никто не счел его ранний отъезд бестактным поступком.

Увидев, как Двэйн выходит из зала, госпожа Лист и ее сестры последовали за ней, а принц Чэнь и маленький император вызвались проводить их, чтобы уход Двэйна не выглядел столь внезапным.

Как только парадные двери с шумом захлопнулись за ним, вежливая улыбка тотчас исчезла с его лица. Беспокойным взглядом окинул маг погрузившийся в сумерки двор.

Он поднял взор и посмотрел на небо. Над огромной придворцовой площади завывал ветер. На улице было прохладно, и хоть Двэйн сам почти ничего не чувствовал, но видел, как кутались в свои легкие накидки Джоанна и Вивиан, а потому, мягко улыбнувшись ,сказал:

— Поехали домой.

Двэйн посмотрел на следовавшую за ним госпожу Лист, и та только коротко кивнула. Она тоже была встревожена, а потому на прощание лишь натянуто улыбнулась.

После их ухода во дворце по-прежнему играла музыка, и принц Чэнь, сидя на почетном месте, с наслаждением наблюдал за гостями, а Чарли, наоборот, казалось, утратил к происходящему всякий интерес, и ему не терпелось уйти.

Гаоча, родственник императрицы, проживающий на юге, держал в руке бокал, периодически чокаясь со своими сослуживцами. В какой-то момент взгляд его упал на сидящих рядом принца и императора, и зрачки его странно блеснули.

Так, неторопливо и со всеми любезничая, он прошел сквозь толпу и очутился в углу зала, где тихо позвал своего самого преданного слугу. Оглядевшись по сторонам, Гаоча тихо прошептал:

— Герцог Тюльпан только что прошел в дальнюю часть дворца. Должно быть, что-то случилось. Найди способ выяснить, что.

Слуга с сомнением покачал головой. Гаоча гневно прохрипел:

— Болван! Разве ты не заметил, что когда Двэйн выходил, на нем был новый плащ! Неужели принц-регент пригласил его пройти с ним только для того чтобы сменить одежду?

Сказав это, он отправил слугу на разведку, а сам отсутствующим взглядом оглядел толпу.

Повозка неторопливо выехала с дворцовой площади. Стояла тихая темная ночь, и на улице уже никого не было. Лишь изредка откуда-то издалека раздавался скрип солдатских сапогов.

Под колесами чавкала дорожная грязь. Двэйн лежал в карете, опершись о спинку дивана, подперев рукой подбородок, и пристально смотрел на сидящего напротив Габриэля.

Двэйн намеренно велел Габриэлю сесть с ним в одну карету, а Вивиан и Джоанну отправил в другую, чтобы как следует поговорить с братом.

— Говори. В дороге ты не сказал ни слова. Неужели боишься, что я стану ругать тебя? — наконец нарушил молчание Двэйн.

Услышав его слова, Габриэль вздрогнул.

— А? Что? Брат, с чего ты вдруг станешь меня ругать?

Двэйн нахмурился и строго посмотрел на него. Но Габриэль говорил совершенно искренне, не понимая, к чему он клонит, и Двэйн медленно ответил:

— Ведь я говорил тебе не ввязываться ни в какие истории. А ты что?

-А что я ? Я ничего, — еще больше удивился Габриэль.

Двэйн тяжело вздохнул.

— Но ведь ты пригласил Мусы на танец. Это разве ничего?

Глядя на непонимающее выражение лица брата, Двэйн мрачно продолжил:

— Его Величество тоже пригласил ее на танец, но она ему отказала. А ты…. Ну ты красавец, увел девушку у Чарли из-под носа. А еще так посмотрел на него!

Габриэль нахмурился.

— А? Брат, так ты из-за этого сердишься? Подумаешь, ему она отказала, а со мной согласилась. Это дело и выеденного яйца не стоит, такое часто случается. Разве это можно считать за неприятность?

— Я имею ввиду, что Чарли как будто нравится Мусы. Меня совершенно не касаются ваши личные с ним дела, но не надо же так в открытую! Это несколько глупо.

Габриэль рассмеялся и вдруг сказал:

— Брат, ты, должно быть, с самого детства посещаешь подобные мероприятия? Разве можно принимать близко к сердцу какой-то танец? Думается, ты преувеличиваешь. Ну и что, что он император? Если он не смог завлечь девушку, то это его личные проблемы. Какое имеет значение, кто он — император или кто-то другой? Не станет же он из-за этого враждовать со мной?

Двэйн задумался. Возможно, он не так хорошо разбирался в различного рода балах и маскарадах, устраиваемых аристократами, но зато маг отлично знал характер Чарли!

Этого мальчика вряд ли можно было назвать благоразумным.

— Он — государь Империи, — еще раз предупредил брата Двэйн.

— Он всего лишь двенадцатилетний ребенок, — усмехнулся Габриэль. — Кто же станет воспринимать это дело всерьез? К тому же, Мусы не так легко запудрить мозги. Я и сам долго ломал голову, не зная, как подступиться. К счастью, я не император, а всего лишь без пяти минут герцог и пока еще могу постоянно ухлестывать за ней. Она говорит, что не умеет танцевать, а я говорю, что научу. В итоге, мне удалось уговорить ее, но чего мне это стоило!

Двэйн покачал головой. Он понимал, что брат мыслит совершенно иначе, и объяснить ему все теперь не представляется возможным. Подумав немного, маг серьезно сказал:

— Габриэль, скажи мне… Только ответь честно…. Ты и в самом деле любишь Мусы? Я имею ввиду, если я отдам тебе ее в жены, ты согласишься?

Габриэль на мгновение задумался, а затем медленно кивнул.

— Согласен.

Его ответ несколько успокоил Двэйна.

Хорошо, раз так… Двэйн изначально полагал, что брат просто играется, ломает комедию, и ради этого не стоит перечить императору.

Но раз Габриэль утверждает, что действительно любит эту девушку, то маг, как старший брат, не мог оставаться в стороне!

Неважно что и как, брат все равно навсегда останется братом, а ему, как старшему в семье, нельзя допустить, чтобы любимая его брата досталась другому.

— Завтра я приглашу госпожу Лист и посоветуюсь с ней по этому вопросу. Если она не против, то я готов взять дело в свои руки и устроить вам достойную свадьбу, — Двэйн выглядел несколько усталым, опираясь на спинку дивана, он то и дело тяжело вздыхал. — Вот только я пока слабо себе представляю, как уговорить министра финансов. Ведь ты еще совсем ребенок, а уже решил взять себе в жены сразу двоих!

Габриэль радостно улыбнулся, но, заметив усталость Двэйна, он невольно забеспокоился:

— Брат… Тебя что-то тревожит?

Маг горько усмехнулся, вспомнив о произошедшем во дворце покушении. Он подумал, что, пожалуй, не стоит рассказывать об этом брату, чтобы лишний раз не волновать его.

— А, так, — покачал головой Двэйн. — Всякие мелочи. Не будем об этом.

Вернувшись в имение, Вивиан и Джоанна отметили, что Двэйн как будто о чем-то усиленно размышляет. Дойдя до своей комнаты, он отправил Габриэля спать и отпустил слуг.

Стояла глубокая ночь. Через несколько часов начнет светать. Двэйну не особо хотелось спать, он набросил на плечи ночной халат и в одиночку отправился в спальню. Там он извлек из ящика свой меч, завернутый в кожаный чехол.

Кончик его лезвия был несколько поврежден. Это был очень старый меч, и на нем отчетливо виднелись зеленые ржавые пятна. Его постоянно смазывали, но они все равно появлялись вновь.

Этот меч достался ему еще от отца. Двэйн крепко сжал его в руке, а другой осторожно водил по лезвию.

— Отец… — внезапно проговорил он тихим голосом. — Твой младший сын не очень то скромен. Ха-ха! Красть женщин у императора… Боюсь, на такое был не способен даже ты в пору своей юности.

Маг глубоко задумался. В это время дверь кабинета распахнулась, и в комнату вошла Джоанна, одетая в черную ночнушку. Босоногая, с распущенными волосами, стояла она посреди комнаты. В руках она держала светильник с инкрустированным магическим камнем.

— Еще не спишь? — улыбаясь, медленно проговорила она.

Двэйн покачал головой, поглаживая свои брови.

— Не спится.

— Свет лампы так слаб, можно повредить зрение, — она подошла и поставила светильник на стол перед Двэйном, а затем села ему на колени и принялась тонкими пальцами водить по его груди.

— У тебя плохое настроение. Я же вижу… Не хмурься. Будешь много хмуриться — появятся морщины.

Двэйн улыбнулся. Джоанна сурово посмотрела на него и тихо произнесла:

— Я… Я видела коляску, на которой ты сегодня ездил.

Она сказала это очень мягко, но Двэйн тотчас все понял и, подняв взор, пристально посмотрел на девушку.

Джоанна покачала головой.

— Ты всегда все от нас скрываешь. Неужели я… и Вивиан…мы в твоих глазах всего лишь бесполезные девицы, с которыми нельзя поделиться своими тревогами?

Двэйн не ответил.

— Две спицы на твоей коляске повреждены. Я же вижу, как будто какая-то мощная сила своим давлением переломила их. Игл под подлокотниками тоже нет. Не забывай, что на них был нанесен парализующий порошок. Это я взяла их у учителя и принесла тебе.

Говоря это, Джоанна смотрела прямо ему в глаза.

— Скажи мне, — помолчав немного, продолжила она, — ты сражался с кем-то во дворце?

Двэйн понял, что скрывать бесполезно. Он горько усмехнулся и, приобняв девушку, тихо сказал:

— Похоже, я не смогу скрыть это от своих близких. Действительно, когда я был в дальней части дворца, кто-то напал на меня.

— Тебя пытались убить? — спросила Джоанна, как будто нисколько не удивившись. Никто не знал теперешнее состояние Двэйна. Никто, кроме Джоанны и Вивиан.

Маг только казался «инвалидом», но в действительности же только потерял магические силы. Тело его очень сильно, почти бессмертно, и даже если на него нападут сотни врагов, то вряд ли они причинят ему хоть какой-то вред.

— Кто это был? — наконец спросила Джоанна то, что ее в действительности тревожило. — Неужели это был принц-регент?

— У него есть мотив, — покачал головой Двэйн. — Но я никогда не поверю, что это мог быть он.

На этом он тяжело вздохнул.

— В этом деле много всего неясного, и я пока не могу сказать однозначно.

К сожалению, Джоанна мало понимала в делах, касающихся тонкого рассчета и вряд ли могла помочь Двэйну разрешить его сомнения.

Глядя на обеспокоенное выражение лица мага, сердце Джоанны смягчилось, и она слегка оперлась на его плечо.

— Раз не можешь разгадать, то и не думай об этом. Хм, кто осмелится потревожить тебя снова, тому я снесу башку этим мечом! Если я узнаю кто это, пусть даже это будет сам Небесный повелитель, я все равно доберусь до него.

Двэйн рассмеялся и тут же вспомнил о другом.

— Да… Вивиан знает про коляску?

Джоанна смущенно отвернулась.

— И не говори! Она очень чувствительная, а потому обнаружила следы на ней быстрее меня. Вивиан попросила меня пойти к тебе, а сама принялась искать для тебя новый плащ. Хм. Когда ты вернулся, на тебе был новый. Только дурак не разглядел это.

Как только она это сказала, как в комнату вошла Вивиан, с новым плащом в руках. Обе сестры были одеты в практически одинаковые ночные рубашки, только у Вивиан она была красной. Войдя в комнату и увидев Джоанну, она покраснела, а сестра только крепче обхватила шею Двэйна, в упор глядя на сестру.

— Что краснеешь? Как будто сама не сидела у него на коленях?

— Не обижай ее, — покачал головой Двэйн.

Он подозвал ее к себе и усадил на другое колено. Джаонна закатила глаза и слегка подвинулась, освобождая место для сестры.

Теперь Двэйну стало лучше. Посмотрев на залатанный плащ в руках Вивиан, он невольно рассмеялся.

— Что? Неужели я настолько беден, что не могу себе купить новый? и мои жены вынуждены собственноручно латать для меня старый?

— Нет, — поспешно ответила Вивиан, смущаясь. — Не так… Я увидела, что ты…

Джоанна, не выдержав, перебила ее.

— Давай я скажу! Пока ты договоришь, уже полдня пройдет!

Двэйн предупреждающе шлепнул ее по мягкому месту.

Джоанна покраснела, кокетливо поглядев на Двэйна, и как можно более мягко сказала:

— Мы обе поняли, что во дворце с тобой что-то произошло. Эта дурочка Вивиан забеспокоилась и сделала тебе плащ, подшив к нему несколько магических камней и добавив два заклинания жизненной силы. Надев его, даже если мы будем далеко, то тут же почувствуем, если с тобой что-то случится.

Не сказать, чтобы эта вещь была так уже полезна Двэйну, но все же жены заботились о нем, и он, улыбнувшись, принял их подарок, поцеловав обоих в знак благодарности.

— Как жаль…

— Что жаль?

— Жаль… что такая приятная обстановка, а я… Эх!

Было далекозаполночь, и все трое сидели в библиотеке и о чем-то тихо переговаривались. Джоанна то краснела, то бледнела, а Вивиан смущенно опустила взор. Девушки кокетничали, как две милые кошечки, заигрывая с Двэйном.

Но в этот самый миг снаружи раздался громкий голос:

— Господин! — почти обреченно прокричал Сэнди. — Не смею беспокоить Вас, но. есть срочное дело.

Сэнди как будто был чем-то напуган. Может быть, он боялся рассердить Джоанну, поэтому не смел войти.

— К Вам гости! — громко прокричал он.

— В такое время? — рассердилась Джоанна. — Что же станет стучаться к нам посредине ночи?

— Да-да-да. Я тоже считаю, что так не подобает, но там такой гость. Я не могу прогнать его…. Господин Герцог, пришла госпожа Лист.

Госпожа Лист?

Двэйн остолбенел.

Они расстались возле дворца, и с тез пор прошло довольно мало времени. Зачем ей вдруг срочно понадобилось увидеть его?

Оставить комментарий