Глава 597.1. Главнокомандующий Двэйн

— Что? Меня отправят на передовую линию?

Двэйн сидел в своем кабинете. Перед ним стоял императорский чиновник с распоряжением. В руках того чиновника был подписанный самим Императором приказ, на листе было ярко выделено: назначить на должность верховного главнокомандующего в районе боевых действий Двэйна, сделать его главнокомандующим восточной части крепости. Он должен был также возглавить 6 военных ведомств в округе. Он должен был стать ответственным за двухступенчатую крепость длиной в 150 км!

Этот официальный документ словно открыл перед глазами все поле боевых действий. Восточная часть крепости превышает двести тысяч войск — и все это сейчас передавалось Двэйну в руки!

Но Двэйн сидел в кабинете, и его лицо нисколько не сделалось радостным перед этим императорским чиновником. Он наоборот стал очень недовольным.

Двэйн сидел в инвалидной коляске, окруженный своим письменным столом. Когда это чиновник стоял перед ним, лицо Двэйна сделалось причудливым. Он показал на свой нос и ноги:

— Ты действительно утверждаешь, что в этом документе нет ошибки? Принц-регент не пьяный случайно? Так беспорядочно подписывает документы? — Двэйн хлопал глазами. Затем нахмурил брови:

— Ты посмотри на меня! Сижу в инвалидной коляске, я же инвалид, который даже не в состоянии самостоятельно ходить. Он надеется, что такой человек как я сможет выйти на передовую линию? Ты посмотри, я разве смогу сидеть на лошади? Смогу ли я взять в руки меч и сражаться с врагами?

Чиновник горько засмеялся и ничего не мог поделать. Он всего лишь был ответственен за то, чтобы донести распоряжение. Разве мог он ответить на вопросы Двэйна? В тот момент чиновник только с печальным видом сказал:

— Герцог Тюльпан, не ставьте меня в неловкое положение, я только несу ответственность за донесение распоряжения… В остальных делах я не разбираюсь.

Двэйн схватился за волосы и легко вздохнул:

— М, ну ты скажи тогда, как такое могло произойти?

— Это… — проговорил императорский чиновник. — Сегодня с передовой линии мы получили известия. И Принц-регент перед лицом всего народа огласил это. Затем после того, как господа министры посовещались, военный министр Ками Сиро стал рекомендовать Вас. Его Высочество сразу же согласился… Вот примерно так все и было.

Двэйн засмеялся. Он взял то поручение, посмотрел на него, на нем черным по белому стояла подпись и печать. Двэйн нащупал у себя за пазухой два золотых монетки и передал их чиновнику:

— Хорошо, я понял, побеспокоили тебя! Тяжело потрудился.

Этот чиновник принял золотые монеты, но лицо его было грустным. Он посмотрел на Двэйна и не сдержался, проговорил:

— Герцог Тюльпан, неужели Вы…не поедете в императорский дворец, чтобы получить приказ? Ведь всегда получали приказы на назначение должности во дворце императора. Ведь нужно лично получить от Императора. Это же общепринятые правила…

Он намекал, чтобы Двэйн отправился вместе с ним в Императорский Дворец.

Двэйн помахал ему рукой:

— Незачем, мое тело не в состоянии двигаться, Принц-регент знает об этом и не станет со мной спорить на этот счет. Когда вернешься, просто сообщи, что я получил его приказ. Завтра я сразу же отправлюсь в ставку верховного главнокомандующего. Я сразу же прямиком отправлюсь на север…

Чиновник посмотрел удивленными глазами:

«Крутой! И, правда, из высшей знати в Империи! Принц-регент сообщил приказ, сотни тысяч войск вручить тебе, а ты даже не вернешься, чтобы поприветствовать его»

Однако об этом деле такой мелкий чиновник как он ни имел права что-либо говорить! Он немедленно распрощался и ушел!

Когда человек императорского дворца ушел, Двэйн холодно усмехнулся и уронил это приказ на свой стол.

Он свесил голову и недолго размышлял. Затем шепотом пробормотал:

— Принц Чэнь уже давно хочет перекинуть меня на передовую линию, это я понимаю… Но что собирается сделать Ками Сиро? Зачем он выдвинул такое предложение? Это точно распоряжение того старикана за его спиной… Но чего хочет добиться тот старик?

Двэйн в глубине души понимал, что он вместе с Принцем Чэнем уже духовно отстранились. Но еще не настало время, чтобы они прервали свои отношения.

Раньше было много шума. Вся аристократия в империи сильно нервничала и переживала. Но на самом деле только Двэйн и сам Принц-регент знали обе стороны только лишь экспериментируют.

Прервать отношения… Это время еще не настало. Сейчас две стороны до сих пор помнят старые дружеские отношения. Они только лишь экспериментируют.

Но над чем они экспериментируют?

Об этом сложно сказать…

Если так выразиться: Принц Чэнь заболел смертельной болезнью. Но он не хотел, чтобы другие знали об этом. Более того он не хотел, чтобы об этом знал Двэйн. Но Двэйн наоборот уже догадался об этом. Но и Двэйн не хотел, чтобы Принц Чэнь знал о том, что он знает. Затем Принц Чэнь стал сомневаться в Двэйне, что тот уже обо всем знает. Но Принц Чэнь снова не хотел, чтобы Двэйн знал о том, что Принц Чэнь уже знает, что Двэйн знает. Что же сейчас? Двэйн не хочет, чтобы Принц Чэнь знал, что Двэйн знает…

Епт, это какая-то скороговорка получилась!!!

Поэтому уже давно эти двое стали относиться друг к другу именно таким образом. Они просто прощупывали почву друг у друга.

Эти двое — один просто притворился, что ничего не знает, другой просто понял это.

Но основная суть этого дела состоит в том, что Принц Чэнь болен! Не имеет значения, что Двэйн собирается делать, ему нужно притвориться, что он ничего не знает! Он не хотел, чтобы эта тайна была раскрыта — ведь если небо цело, то все люди под ним живут в мире и согласии.

Но если эта тайна станет раскрытой… Тогда положение дел станет контролировать очень сложно.

Основную суть понимали все: если Принц Чэнь скоро умрет, то ради своего сына он начнет расчищать дорогу. По общепринятым нормам принц Чэнь должен сделать своим преемником Двэйна — начнет ли он применять силу непонятно. Эта суть была ясна. Принц Чэнь тоже это понимал.

Но Принц Чэнь не хочет, чтобы Двэйн знал, потому что если Двэйн узнает… То он сразу же начнет применять меры предосторожности: раз уже ты хочешь наложить на меня свои руки, то я тоже должен наложить свои руки! В общем, это называется захватить инициативу в свои руки!

Двэйн боялся, что Принц Чэнь сможет наложить на него руки, а Принц Чэнь боялся, что Двэйн наложит руки на него — пусть каждый из них не собирался прикладывать своих рук, возможно даже оба они, в сущности, не хотели распускать руки. Однако при таком сомнении и догадках нельзя было поручиться, что кто-то может сдержаться и не приложить своих рук.

В конце концов, во всем мире нельзя застраховать собственное сердце и чувства. Двэйн не мог рассказать о своем происхождении, как бы сильно он не хотел этого, проявить великодушие к Принцу Чэню. Принц Чэнь тоже не осмеливался передать царствующую семью Двэйну.

Два человека оба оборонялись на расстоянии вытянутой руки.

Двэйн получил приказ. Не отправился в Императорский Дворец. Но сразу же принял ставку верховного главнокомандующего. Он хотел встретиться с Ками Сиро. Он рекомендовал его в качестве главнокомандующего.

Поскольку на передовой линии наступило поражение, нужно отправиться самому туда, чтобы исправить ситуацию. Тебе ни в коем случае нельзя в одиночку идти на гибель. Подкрепление? Сколько солдат вы мне дадите?

Ками Сиро по-настоящему сказал Двэйну: солдаты есть! Но нет корпуса, высказавшегося в пользу войны! В конце концов, хорошо обученные солдаты уже все на передовой линии. Остались только имперские гвардии. Как-то давно уже вытаскивали передовую линию, кроме этого есть еще одна дивизия в провинции Нулинг — кого они там защищают? Пусть защищает его, Двэйна! К тому же оставшиеся императорские гвардии должны со всех сторон оборонять императора, не говоря уже об одной гвардии.

Даже одну дивизию невозможно стянуть на фронт!

Поэтому Двэйну возможно только дать в подкрепление около пятидесяти тысяч войск. Тридцать тысяч можно подтянуть с южной части, остальные двадцать тысяч — это запасные солдаты в дивизии, раннее сформированные отряды Громовой Булавы. Собрав нужную сумму войск, была переформирована новая дивизия, которую передали Двэйну.

Оставить комментарий