Главы 1173-1174

Опция "Закладки" ()

Глава 1173: Это Уже Перебор?

В голове у Чжу Яньциня звенело от этих двух жёстких пощёчин Нин Шу. Он упал на землю и затряс головой. Его лицо горело. Он недоверчиво посмотрел на Нин Шу.

— Ты действительно посмела ударить меня?

— Если ты продолжишь клеветать на меня, то я не только побью тебя, я забью тебя до смерти, — холодно сказала Нин Шу.

Он был таким человеком, но Чжу Сунян всё равно не смогла вынести его убийства.

Никакое количество знаний не сможет изменить злобное сердце человека. Чжу Яньцинь был просто зверем, одетым в красивую человеческую кожу.

Чжу Яньцинь был так зол, что его всего трясло.

— Чжу Сунян, ты стала слишком высокомерной.

Нин Шу закатила глаза и проигнорировала его. Чжу Яньцинь должен отказаться от мечты обрести силу и власть. Он должен просто всю жизнь быть поваром.

Чжу Яньцинь сказал тихим голосом, наполненным ненавистью:

— Чжу Сунян, ты пытаешься убить своего мужа?

— Если ты мужчина, так говори громче. Чего это ты там так тихо шепчешь? – усмехнулась Нин Шу.

Он пытался использовать свою личность как мужа, чтобы взять её под контроль, но он не посмел раскрывать отношения между ними. Он был просто невероятным.

Это было впервые, когда Нин Шу видела кого-то столь экзотического, как Чжу Яньцинь. Он был бесполезным, но всё равно заботился о своей репутации и хотел, чтобы остальные поклонялись ему, словно он был их предком.

Да я, блять, посажу тебя на бочку бензина и отправлю в рай!

Чжу Яньцинь был в ярости, когда он увидел необузданную манеру поведения Нин Шу, но он мог лишь развернуться и уйти.

Для Нин Шу Чжу Яньцинь был всего лишь скачущим клоуном, который мог найти смысл своего существования только в издевательстве над слабыми людьми. Он умел лишь издеваться на Чжу Сунян.

И хотя теперь её статус был другим, он всё ещё обладал ошеломительной самоуверенностью, стоя перед ней.

Чжу Яньцинь не мог принять того, что его побила Нин Шу, поэтому он начал распространять слухи о том, что Чжу Сунян была просто служанкой, что родители продали её служанкой в большую семью. Он говорил, что она стала военным доктором только потому, что ей очень сильно повезло. Он также говорил, что её грамота за военные заслуги второй степени была получена сомнительным образом. Какое право имеет женщина получить грамоту за военные заслуги второй степени?

Когда Нин Шу слышала эти слухи, она причмокнула губами и похлопала по своему сердцу. Видишь? Вот такой у тебя муж, ограниченный и злобный мужчина. Он ходил по лагерю, словно пожилая сплетница, поливая людей грязью.

Она добилась успеха, но Чжу Яньцинь не чувствовал радости по этому поводу, а наоборот, злобным образом распространял слухи, втайне завидуя ей.

С подобными людьми, чем больше ты для них делаешь, тем больше они считают, что это вполне естественно, когда ты всё для них делаешь.

Нин Шу похрустела костяшками, а потом избила Чжу Яньциня. Она прямо сказала, что если ещё раз услышит подобные слухи, то будет бить его каждый раз, когда увидит.

Чжу Яньцинь просто напрашивался на то, чтобы быть избитым.

Фан Фэйфэй пришла навестить Чжу Яньциня и обнаружила, что он был так сильно избит Нин Шу, что у него даже не было сил отбиваться. После того, как Нин Шу бросила его через плечо, он упал на землю и больше не мог подняться. Фан Фэйфэй нахмурилась и недовольным тоном сказала:

— Доктор Чжу, это уже перебор!

Нин Шу усмехнулась.

— Это уже перебор? Скорее тогда «перебор» – это то, что натворил твой парень. Если вы хотите быть вместе, то не надо меня провоцировать. В прошлом этот мужчина жил на мои деньги. Пока вы, ребята, ходили на свидания, все деньги, которые он тратил, были деньгами, которые я заработала кровью и потом, продавая тофу. Вероятно, он не рассказал вам о таких вещах, верно?

Фан Фэйфэй была ошарашена, а потом сказала:

— У Яньциня же богатая семья, зачем ему нужны деньги, которые вы заработали, продавая тофу?

— Ха-ха, семья Чжу была большой, но это было очень много лет назад. Семья Чжу уже давно лишилась своего богатства, и им даже пришлось продать свой особняк. А потом семья…

— Чжу Сунян, заткнись! Заткнись… — Чжу Яньцинь поспешил в панике прервать слова Нин Шу, а потом злобно сказал: — Ты украла все деньги семьи Чжу, ты – чёртова предательская дрянь.

Нин Шу: →_→

Глава 1174: Разговор Не По Душам

Нин Шу фыркнула.

— В то время все деньги семьи были отданы тебе, чтобы ты мог отправиться на учёбу. Ты сказал, что воскресишь семью Чжу, получив образование, но, как только ты уехал, прошло целых четыре года. Всё твоё обучение и расходы были оплачены на деньги, которые я заработала тяжёлым трудом, продавая тофу. Ты даже не приехал домой, когда твоя мать умерла.

Фан Фэйфэй в шоке уставилась на Чжу Яньциня.

— Это правда?

— Фэйфэй, не слушай её ложь.

Чжу Яньцинь встревожено схватил Фан Фэйфэй за руку, но Фан Фэйфэй стряхнула его руку.

Фан Фэйфэй отшатнулась назад. В её голосе послышались следы слёз.

— Ты лгал мне снова и снова. Я думала, что в прошлый раз ты наконец-то рассказал мне всё, но неожиданно оказалось, что ты всё ещё скрывал от меня такое. Чжу Яньцинь, я действительно зря потратила своё время, беспокоясь о тебе. Я даже отправилась с тобой на поле боя! Я никогда не думала, что ты всё ещё будешь скрывать от меня подобные вещи. Неужели тебе так весело обманывать меня? Тебе кажется, что я действительно глупая, да?

Фан Фэйфэй увидела, что Чжу Яньцинь был покрыт пеплом с головы до пят. Он был совсем не таким как прежний Чжу Яньцинь, который всегда одевался с умом. Более того, его аура богатого юного господина теперь исчезла, поэтому он казался невыносимым зрелищем.

Фан Фэйфэй повернулась и побежала. Чжу Яньцинь яростно сказал Нин Шу:

— Чжу Сунян, какая же ты злобная.

А потом погнался вслед за Фан Фэйфэй.

Нин Шу отряхнула руки. Боже правый. Не забывайте смотреть на небо, пока бегаете, всё же, вражеский удар с неба может случиться в любой момент.

У неё не было свободного времени, чтобы обращать внимание на то, как эти двое спорят о любви ненависти, она была очень занята. Время – жизнь. Спасение чьей-либо жизни было гонкой против времени.

Нин Шу изначально думала, что эти двое расстанутся, но ночью Фан Фэйфэй снова пришла к ней.

И это было даже прямо посреди ночи. Вероятно, она знала, что Нин Шу была свободна только так поздно ночью.

Когда Фан Фэйфэй увидела, что Нин Шу начала убирать инструменты, она окликнула её с выражением затруднения на лице:

— Доктор Чжу, я бы хотела с вами поговорить.

— О чём же? О чём ещё можно разговаривать? Мы же не близкие подруги, так что не можем вести разговоры по душам. Серьёзно, мой муж уже с вами. Неужели вы хотите снова устроить со мной задушевный разговор о том, что вы верите в погоню за счастьем? Я не хочу этого слышать.

Нин Шу легла на доски, готовясь уснуть. Она не хотела лезть в дела этих двоих. Отправятся ли они в рай или в ад или ещё куда, её это не интересовало.

Фан Фэйфэй поджала губы, а потом сказала:

— Я никогда не хотела никому навредить, но, когда я не была в курсе всей ситуации, так уж вышло, что тот, в кого я влюбилась, оказался вашим мужем.

Нин Шу: →_ →

— Давайте поговорим снаружи. Давайте поговорим о Чжу Яньцине, — сказала Фан Фэйфэй. – Это не решение проблемы, когда мы трое связаны подобным образом и продолжаем делать друг другу больно. В конечном счете, всё должно разрешиться.

Нин Шу безразлично сказала:

— Если вам есть что сказать, то говорите это здесь. Снаружи слишком много комаров, а я слишком устала, чтобы двигаться.

У Фан Фэйфэй не осталось выбора и, после мгновения колебаний, она сказала:

— Я знаю, что вы знаете способ вылечить травму Чжу Яньциня. Я слышала, что вы написали рецепт порошка и вам дали грамоту за военные заслуги второй степени.

Нин Шу вытянула руку и помахала ей, говоря:

— Во-первых, я не знаю, как вылечить Чжу Яньциня. У него просто боязнь оружия. Если он не будет трогать оружие и заниматься прочей деликатной работой, то с ним всё будет в порядке. Во-вторых, мои военные заслуги – это результат моих усилий по спасению и лечению раненых солдат. Они по праву мои.

— Неужели вы можете спокойно смотреть на то, как Чжу Яньцинь работает у котла? – слабо сказала Фан Фэйфэй. – Яньцинь — образованный человек, он не должен хоронить себя подобным образом. Я знаю, что вы нас презираете, но в нынешней ситуации, каждый дополнительный человек добавит ещё больше силы в борьбе против врага.

Нин Шу с ухмылкой ответила:

— Кто сказал, что Чжу Яньцинь будет похоронен? Разве вы сами не сказали, что каждый дополнительный человек добавит ещё больше силы в борьбе против врага? На какой бы должности он ни был, будь то работники снабжения или солдаты, в этой армии они вся являются частью силы, которая сражается против врага. Раз они все сражаются против врага, так зачем же так сильно придираться к тому, как они это делают?

Оставить комментарий