Том 5. Глава 1. Тьма (часть 7)

Кажется, я задремала.

Когда я огляделась, остальные ведьмы тоже очухивались. Все еще было темно, так что времени прошло немного. В моей голове пронеслась мысль:

«Почему я…»

Я повернулась и увидела господина Данталиона, все ещё в глубоких раздумьях.

Точно.

Я не могу вмешиваться в раздумья господина.

Ого.

Даже я должна признать, нет более верных слуг, чем мы. Подумать только! Именно поэтому, хоть прошло не так много времени, я смогла удержать свою ломку к наркотикам. Признаю. Я уже столько сдерживалась, поймет и простит ли меня господин, если я сейчас закурю? ДА… Уверена. Потому что.

— Слышал, вы, девчонки, меня предали. Почему?

Потому что господин – нестабилен.

Потому что мы жаждали золота. Нами овладела жадность.

Чем больше у тебя золота, тем лучше. Говорят, люди, которым не приходится волноваться о безопасности завтрашнего дня, не станут алчными. Но поскольку мы, бедные ведьмы, не можем так легко полагаться на завтрашний день, мы алчны все время. Такова доля тех, кто живет в подворотне, опускаясь всё ниже. Как надежда на будущее может считаться чрезмерной алчностью? Неужели наше желание жить – чрезмерная алчность?

— Вот же ж бестолочи!

— Вы нарушили непреклонные законы и должны понести наказание. Принесите разделочную доску. Я отрежу палец каждой из вас.

Господин.

Наш господин.

— Ваша жизнь долга, и когда-нибудь вы встретите свою любовь. И даже если ваш партнер признается вам в любви и сделает предложение руки и сердца, у вас уже не будет пальца, чтобы носить кольцо. Вы калеки навечно. За свою глупость и предательство я обрекаю вас на раскаяние. Вы поймете это чувство, когда встретите свою любовь.

Ах…

Мм…

Если никто не связывается с нами, то и мы не станем связываться с этим миром, мы с лёгкостью можем отбросить его, но сейчас мои знакомые ведьмы косятся на мир, который они почти оставили.

Я не могла сказать им: «Пойдёте туда – и найдёте лишь ад».

Если в любом месте, куда бы мы ни пошли, мы – низшие существа, нам стоит просто стать низшими тварями. Однако сейчас, когда нас сделали частью своей семьи, мои товарищи по одному отказываются от своих золотых слитков.

Девочки, вас и правда устраивает это? Серьёзно? Вы уверены, что сможете идти дальше без них?.. Я не могла спросить их об этом.

Потому что я уже была в таком состоянии и положении.

Я не могла сказать им. Волноваться о них.

Болото.

Этот мир – вязкий, словно чёртово болото, и мои лодыжки уже погрязли в нем.

Я хочу выбраться из него, но это не так легко. Даже если я освобожусь, я не буду знать, что станет с этим миром, что или кто мне встретится. Я не знаю.

Я не знаю ничего из этого.

– Хумбаба.

– …

– Хумбаба.

– …

– Эй. Командир королевской стражи. Что такое? Слышишь? Я к тебе обращаюсь, чего ты молчишь? Треклятая девка. Хумбаба.

Плюх.

– Апчхи!

Я почувствовала что-то странное. Мне в затылок, похоже, ударило что-то мягкое. Когда я повернулась посмотреть, что это, увидела глазное яблоко.

– Ха?

Непонятно, само оно выпало или было извлечено.

Что это вообще значит?

Я не могла даже представить, как эта грязная штука могла находиться в чьей-то голове. Полагаю, оно принадлежит какому-то чересчур шумному ублюдку. Не знаю причины его смерти, но уверена, что он этого заслуживал.

– Эй, слушай меня.

– Ах. Да, Господин? – ответила я, не успев что-либо сообразить.

Повернувшись, я увидела сгусток крови в руке господина. Если бы посмотрела я немнооожечко ниже, я бы увидела обезглавленный труп. И, если приглядеться ещё больше, можно было увидеть, что не считая того, что он был обезглавлен, все остальное с ним было в порядке. Кроме одной вещи. У него отсутствовал один глаз.

Боже мой.

– … Господин. Только не говорите мне, что вы извлекли глаз из трупа только чтобы привлечь мое внимание.

– Я не извлекал его. Он выпал сам. Думаешь, у меня начались проблемы с головой?

– Всё равно, это не меняет того факта, что вы кинули в меня глазное яблоко. Боже. Господи. Даже если составить список вещей, которыми можно кого-то разбудить, не думаю, что в него бы входило глазное яблоко. И тем не менее, господин использовал именно его. Это значит, господину совершенно точно не хватает здравого смысла.

Ах…

Я с кем-то разговариваю.

Какое счастье.

– Ц-ц-ц, она говорит, что те, кому недостаёт здравого смысла, – извращенцы. В таком случае, доказано, что господин – извращенец. Ахахаха. Как эффектно она это доказала!

– Хааа? Что?

– Что значит «что»?

– Похоже, наш господин, наконец, завершил свои раздумья.

– Похоже, наконец доказано, что господин – извращенец.

– Думаю, вернее было бы говорить не о том, что это наконец было доказано, а то, что это доказано в очередной раз. Дважды два – четыре, но люди не говорят, что наконец доказали это, когда делают расчеты. Это настолько общеизвестная информация, что известна буквально каждому. Вот и наш господин извращен настолько, что может сравниться с какой-нибудь шлюхой, а может, он даже её превзойдёт. Ого. Так логично всё высказала.

– Что? Доказали, что мастер – шлюха?

– То, что они так извращают правду, уже нисколько не удивляет. Все-таки, они спятившие стервы.

Ну вот, другие ведьмы тоже стали переговариваться. Ничего не поделать, они подохнут, если совсем перестанут сплетничать.

Господин громко вздохнул.

– Хумбаба. Похоже, теперь я буду занят больше, чем раньше. Я облегчу себе работу, задействовав твоих девок, так что слушай внимательно мой приказ.

Приказ господина.

Мне нужно улыбаться своей самой милой улыбкой.

– Да, господин. Прошу, приказывайте.

– С одной стороны, ты прожила несколько столетий, и с другой – ты просрала триста лет своей жизни. Так или иначе, ты должны была сделать себе имя даже среди своих товарищей-ведьм, и связи какие-никакие у тебя должны быть.

– Да, это так.

– Пошли фамильяра каждой своей знакомой ведьме, – сказал господин. – Я обеспечу всех вас домом.

– …

– У меня нет времени распыляться на мелкие дела, которые совершают Элизабет или Ситри. Я сокрушу их всех разом. Когда мы отступим в горы, я брошу их в один горшок. В этот момент я планирую воспользоваться вашей помощью, а взамен вы обретёте себе дом.

– …

– Времени мало. Всё будет проходить крайне бурно, – снова пробормотал господин, будто снова проваливаясь в собственные мысли.

– Прежде всего, нужно позаботиться о своей дочери, занятой работой над теми ключами. Это моя чёртова судьба. По пути туда я уговорю Барбатос и Пеймон… Это будет битва скорости. Мы должны без устали двигаться вперёд. Правда, непонятно пока, как мы будем паковать припасы. Хм, что-нибудь придумаем.

*Плюх*

Господин бросил оставшийся глаз обезглавленного трупа, и тот упал в грязную лужу. В ночной тьме её почти не было видно, но иногда она освещалась факелами. Если видеть что-либо – обязанность глаза, значит он с ней не справлялся. Глазное яблоко звучно прокатилось по луже, прежде чем остановиться.

Навсегда.

– Хумбаба.

– Да, господин.

– Я слышал, чтобы стать ведьмой, нужно заключить контракт с Владыкой Демонов. С кем из них заключила контракт ты?

– Ээ… Это был Владыка Демонов Марбас. Благородная персона. Правда, это было аж триста лет назад, а двести лет назад я уже была освобождена.

– Освобождена?

– Да. Ну… В тот год ведь повсюду была Чёрная Смерть, верно. И это был не единственный раз. Время от времени наступал мор и голод, и каждый раз, когда такое происходит, демоническая раса в печали. Хотя такие вещи – природные катастрофы. С ними ничего не поделать.

А значит, они сделали так, чтобы с этим можно было что-то сделать.

Найдя козла отпущения, они обставили всё так, словно поймали самого первого человека, что принёс чуму извне и распространил её. Их также назвали еретиками, совершившими нечестивое преступление по отношению к Богам и принесли на земли засуху.

Такова природа ведьм.

Изначально взять на себя ответственность должны были Величайшие, то есть Владыки Демонов.

Но это невозможно.

Владыки Демонов – священные и неприкосновенные представители, символизирующие абсолютное благородство. Правители демонической расы. Мор и голод, наводняющие земли, не связаны с ними. Если в этом кто-то и виноват, то кто-то другой, и, если такого тоже нет, нужно лишь сделать их виноватыми.

Проклятые, оклеветанные, истерзанные и ещё раз истерзанные.

Все, чтобы успокоить людей, погибавших во времена чумы и голода. С нами, невеждами, собственно и заключали контракт, чтобы подвергать терзаниям. Такова суть ведьм. Мы также думаем, что мы замечательный политический рычаг воздействия.

Так или иначе, кто-то должен взять на себя ответственность.

Кто-то должен.

Представьте Себе городскую площадь, такую же умиротворённую, как и обычно, за исключением того, что ваша мать погибла от болезни. Вы были бы злы. Поэтому, когда вокруг сплошная суматоха, чтобы хоть как-то обеспечить порядок, на площади должна быть сожжена хотя бы одна ведьма.

Благодаря этому демоническая раса главенствует. Это заметно, если посмотреть, как людям приходится постоянно изменять своё общество, в то время как мы, демоны, не нуждаемся в этом уже тысячелетие. Пусть мы и деревенщина, если нас сравнить с полукровками, это заденет нашу гордость.

А-ха-ха.

Признаю, все это очень хреново.

– Да. Освобождена. Обычно мы заключаем контракт после того, как обговорим срок службы. Ваша покорная слуга должна была отдать себя в жертву на 150 лет, прежде чем быть освобождённой и жить бессмертно и как захочу. Учитывая, что остаток моей жизни после сотни лет истязаний был в какой-то мере предопределён… Думаю… Это награда.

Я замолчала.

Потому что на лице господина не было и тени улыбки.

Думая над тем, что я должна сказать, я медленно открыла рот.

– Со всеми остальные точно так же.

Глаза господина всё ещё не улыбались.

Я ответила неправильно?

– Это низкая и смиренная ноша, которую мы должны были нести, потому что были избраны.

Ответ неверный.

– 150 лет это достаточный срок. Потому что есть Владыки Демонов, которые бьют ведьм, и ведьмы, которые бьют Владык Демонов. 150 лет – это приемлемый срок, и все его вроде как приняли. Видите там Эвриалу? Она – худшая из всех. Заключила контракт, который длился аж 220 лет.

Ответ неверный.

– Разве не так все в мире и происходит?

Ответ неверный.

Ответ неверный.

Ответ неверный.

– …

Все замерли.

Наш господин внимательно оглядел нас. Ведьмы, изначально бывшие частью Сестёр Бирбир. Прошлой зимой к нам присоединились новые ведьмы. Включая их, сорок одна ведьма опустошённо смотрела на своего господина.

Сорок одна.

Сорок один след чумы и голода.

Сорок одна проклятая.

– …

Господин Данталион посмотрел на меня глазами, остававшимися тёмными даже в свете факелов.

– Я подарю вам владения, мои ведьмы.

– …

– Последуете ли вы за мной?

Я верю, что услышала в том голосе вечность.

Оставить комментарий