Глава 398. Это действительно была ложь

Опция "Закладки" ()

— Ах ты… — Просерпина прищурилась.

Острым взглядом смотря на Хан Соль, она прикусила губу. Как она добралась сюда?

— Воплощение Геи осталось где-то помирать?

Благодарении тому, что Просерпина задействовала силу дьявольского властителя, она смогла нанести сильный урон Воплощению и сбежать. Если Хан Соль где-то бросила её и примчалась сюда в одиночку, значит, Воплощение уже не жилец.

— Нет, — рассмеялась Хан Соль и помотала головой. —Лейла уже вылечилась и не собирается умирать.

«За такое короткое время? — Просерпина прикусила губу — Хотя если это сила Серафима, то все возможно».

По Хан Соль видно, что она не может в полную мощь использовать силы Серафима, но все же хоть часть, да поддается её контролю.

Просерпина вспомнила рану, нанесенную Воплощению Геи, и тяжело вздохнула.

Рана была не из легких. Если она настолько быстра смогла её вылечить…

— Думаю, Воплощение Геи сейчас корежится от боли.

— Не переживайте. За ней присматривает Лилит. И… — во взгляде Хан Соль появился злобный блеск. — Лейла поймет меня, я же не ерундой страдаю.

Хан Соль начала напевать себе под нос какую-то песенку. Просерпина схватилась за раненную руку и, задрожав, рассмеялась.

— Ха! Думаешь, ты можешь меня поймать?

У Серафима есть слабое место. Несмотря на то, что он может взрастить урожай когда стоит полная засуха, воскресить из мертвых человека и, да что там, сотворить любое чудо, если хочет, но бою он не самый сильный противник.

«А в одиночку он вообще ни на что не способен», — Просерпина, прищурившись, рассматривала Хан Соль.

Она подумала, что если та полностью переняла силы Серафима, то не сможет дать полноценный отпор.

— Я заставлю тебя пожалеть, что ты решила прийти сюда одна! — резко выкрикнула Просерпина и выставила вперед руки.

Черные щупальца тут же нацелились на горло Хан Соль, но та ловко их схватила. Она с силой сжала их в руках и потянула на себя.

— А-а-а!

Хан Соль вырвала щупальца с корнем. Из места, где они росли, хлынул зеленый гной, и Просерпина отчаянно завопила.

— Что?!

Она непонимающе посмотрела на Хан Соль. Если в ней действительно находится Серафим, то она не должна обладать такой силой.

— Этими грязными щупальцами…

Она опустила взгляд на оставшиеся в руках щупальца и её глаза заблестели. Её крылья снова начали перевиваться черным светом. С громким взрывом они залили всё вокруг себя тьмой.

— Ты посмела облапать Кан У.

Сотни, тысячи черных перьев нацелились на Просерпину.

— А-а-а!

Они полетели в Просерпину как из пулемета. Она ничего не могла сделать, кроме как закричать. Тысячи перьев проткнули кожу. Оставшиеся щупальца отрезали перья, и они упали на землю.

— Ох…

Когда атака закончилась, Просерпина тяжело задышала. К счастью, большинство ран оказались неглубокими.

«Нет…»

Почему все так?

Просерпина поняла, что Хан Соль способна на большее, но ограничилась ударом такой силы. А это значит…

«Она не хотела меня убивать».

Но вряд ли можно сказать, что «к счастью». По спине пробежал холодок из-за острого взгляда Хан Соль, смотрящего на нее сверху вниз.

— Я сделаю так, чтобы у тебя и в мыслях не было прикоснуться к Кан У, — хрипло проговорила Хан Соль.

Просерпина задрожала и нервно сглотнула.

«Что же делать?..»

Сейчас она находилась под воздействием последствий от применения сил дьявольского властителя, поэтому самостоятельно дать отпор не могла. Но что более страшно, что у нее не осталось сил на то, чтобы сбежать.

— А… — Просерпина прикусила губу.

Необходимо придумать способ, который поможет ей выйти из этого затруднительного положения.

«Думаю, её эмоции завязаны на том монстре».

Она подумала, что это состояние очень напоминает то, когда она очаровывает мужчин своей красотой. Она в этом эксперт, поэтому так легко догадалась.

«Если это из-за души Серафима…»

Она также знала, что такое ангельские инстинкты. Так что, вероятно, она слишком привязалась к тому монстру. А если это так, то она понимала до чего доводит такое состояние. Наверняка она не обладает должным количеством сил, чтобы справиться с инстинктами Серафима.

«Вот черт, я влезла в осиный улей», — Просерпина поморщилась.

Но уже ничего не поделаешь. Откуда же ей было знать, что в этой девушке живет дух Серафима?

«И все же способ есть», — её глаза заблестели.

Нужно использовать то, что она не может справиться с инстинктами.

— Ха, сделаешь так, чтобы я не смогла дотронуться до него? — переспросила Просерпина, нагло улыбнувшись.

Хан Соль подошла еще ближе и кивнула.

— Да, ты не сможешь и пальцем до него дотронуться.

— Ха-ха-ха! — расхохоталась Просерпина, прикрыв рот рукой.

Она показывала Хан Соль, насколько её веселит вся эта ситуация.

— Что?.. — Хан Соль посмотрела на внезапно расхохотавшуюся Просерпину.

Та, трясясь от смеха, ответила: — Да так… Думаю, ты с этим припозднилась.

Повисла тяжелая тишина. Во взгляде Хан Соль не осталось ничего, кроме гнева.

— Что это значит?

— Ха-ха-ха! — Просерпина, больше не могла сдерживаться расхохоталась еще громче.

Её язык, длинный, словно змея, облизнул губы.

— Ты не спала в последнее время с моим милым?

Хан Соль крепко сжала губы. Из-за того, что последние несколько дней Кан У не ночевал в замке, они не могли проводить время ночью вместе.

— Как жаль. Значит, тебе еще предстоит увидеть его разочарованное лицо.

— Что?..

Она не ожидала такого услышать, и её сердце пропустило удар.

— Что это значит?..

— А как ты сама думаешь? — самодовольно ответила вопросом на вопрос Просерпина.

Хан Соль резко раскрыла все двенадцать крыльев, а волосы на голове Просерпины стали змеями и поднялись вверх.

— Ай!

— О чём ты говоришь, я тебя спрашиваю?!

— Стой! Отпусти и я скажу!

— Быстро говори! — Хан Соль опустила на нее рассерженный взгляд.

Хотя Просерпина и визжала, на губах её была видна улыбка.

— Кажется, мой милый не сказал тебе. Ну да, он просто не мог сказать…

Хан Соль молчала.

— Несколько дней назад… Милый пришел ко мне.

— Кан У? К тебе?

— Да, ведь тогда я оставила за собой следы. — спокойно отвечала она.

На самом деле, она не оставила никаких следов, ну или скорее так думала, но сейчас это её не волновало.

— Значит… — с лица Хан Соль пропали все эмоции.

Она знала, что Кан У направлялся по следам Просерпины до Замка Святого Ангела. Но он сказал, что сначала заскочил в другое место. Неужели это было то место, где располагалась Просерпина?

— Не лги, — резко ответила Хан Соль.

Она с силой схватила Просерпину за полосы.

— Ха-ха-ха! Почему ты думаешь, что я лгу?

— Кан У не мог так поступить!

— Почему? Разве не все мужчины такие?

— Кан У другой!

— Нет, они все одинаковые, — Просерпина уверенно помотала головой и продолжила мягким тоном: — Думаю, женские отношения — действительно запутанная штука. Что насчет Лилит? Ата девчонка с красными волосами?

— Лилит другая.

Она провела с Кан У тысячу лет. Лилит была не против того, чтобы Хан Соль с Кан У были вместе, и даже дала ей несколько действенных советов. Вот к кому-кому, а к Лилит она точно Кан У не могла ревновать, потому что она была рядом с ним уже с давних пор. Тысяча лет — немалый срок, и Хан Соль не могла просто забрать у них это время.

— Ну-ну. Но во мне-то ты точно не можешь быть уверена? — мягко спросила Просерпина.

Хан Соль сжала кулаки. Она вполне могла говорить правду.

— Кан У… не мог так поступить, — её хватка начала ослабевать.

— Ха-ха! — Просерпина широко улыбнулась и смогла немного отодвинуться от Хан Соль.

Она обняла руками свой живот и спросила: — Если нет, то кто же был во мне той ночью? — она рассмеялась и продолжила.

— Конечно же это был мой милый. И знаешь, что он сказал? Что ему впервые было настолько хорошо. Ну да, а кто еще, если не я? Никто не может сравниться с Владыкой Похоти, — она соблазнительно облизнула губы. — При этом речь зашла и о тебе. Он сказал, что с тобой все происходит слишком быстро и совсем скучно.

— Что?.. — Хан Соль округлила глаза.

«Быстро»?

Её передернуло. Да, у нее не было никого до Кан У.

— Ха-ха! Да по тебе это и так понятно, — продолжала смеяться Просерпина.

Вместе с этим про себя она выдохнула с облегчением.

«Да, я все правильно делаю».

Она точно не просто так носила титул Владыки Похоти. Просерпина точно уловила состояние Хан Соль и воспользовалась этим. Она посмотрела на дрожащую девушку.

«Кажется, она реально в это поверила, — она подумала, что победила в этом бою.

— Если все правильно сделать, то её злость можно будет использовать в своих целях».

А гнев, как известно, страшное оружие.

«Можно натравить её на того монстра».

Обычный человек бы сперва засомневался, но Хан Соль — другой случай.

«Скорее всего, она уже распрощалась со здравым смыслом».

Разве не в такие моменты людей полностью охватывает отчаяние? Её помешательство на монстре можно сравнить с алкогольным опьянением. А когда человек сильно пьян, он перестает контролировать свои действия. Сейчас сознанием Хан Соль овладело безумие, и она может оказаться совершенно непредсказуемой.

— Не неси чепуху!

Как и предполагала Просерпина, в сознании Хан Соль не осталось ничего, кроме безумия. Она широко улыбнулась.

— Ох, мне тоже впервые за долгое время было настолько хорошо, — она провела рукой по животу. — А, и еще… — она вновь рассмеялась. — Думаю… он появился.

— Что?..

— Ха, появился, — она с любовью посмотрела на свой живот. — Наш с милым ребеночек…

Хан Соль широко раскрыла глаза. Кровь ударила ей в голову. Она была шокирована.

Просерпина же улыбнулась как победитель и посмотрела на впавшую в отчаяние

Хан Соль.

«Хорошо, теперь…» — Это ложь, — уверено сказала Хан Соль.

Атмосфера изменилась.

— Что?.. — Просерпина ошарашено посмотрела на Хан Соль.

Она забеспокоилась из-за осознания того, что что-то идет не так.

— Ложь.

Из взгляда Хан Соль пропал всякий блеск. На Просерпину теперь смотрели глаза, в которых не было ничего, кроме бездны.

— Ложь-ложь-ложь. Ло-о-ожь. Это точно ложь…

— Чт…что… — во взгляде Просерпины снова появился страх.

Гнев Хан Соль никуда не исчез. Наоборот, он стал еще более ощутим.

— Стой! Приди в себя! Это и правда была ло…

Она инстинктивно смогла уклониться, но Хан Соль всё же запрыгнула на нее сверху.

Черные крылья широко распахнулись, и она протянула к Просерпине руки.

— А-а-а! — раздался протяжный вопль.

Хан Соль начала разрывать её на части.

— Конечно это ложь!

Она опустила взгляд на окрашенные кровью руки.

— Ведь внутри никого нет, — сказав это, Хан Соль широко улыбнулась.

Оставить комментарий