Глава 399. Зарежь его

Опция "Закладки" ()

Кан У взрывной волной откинуло назад, и он с силой ударился о землю. Он проделал приличную вмятину в земле, но тут же встал. Кольцо силы превратилось в золотистый меч, который он выставил впереди себя.

В пространстве, где только что ничего не было, появился Тэ Му Гык. Их мечи ударились друг о друга со взрывом.

— Агрх! — поморщился Кан У.

Его меч, в который была заключена Божественность, разлетелся на две части и Кан У сделал несколько шагов назад.

— Ох, да, это бесполезно.

Кан У вылечил порезанную руку и улыбнулся. Хотя он и добавил к кольцу силы Божественность, с оружием Тэ Му Гыка сравниться он не смог.

«И все же прогресс есть».

Как только их мечи коснулись друг друга, он рассыпался не с первого удара.

«Этого достаточно».

Даже такие перемены имели значение. Это помогало бороться с отчаянием. Кан У рассмеялся и его меч вернулся в прежнее состояние. В его руках вновь появился золотистый меч.

Тэ Му Гык спокойным взглядом смотрел на Кан У. Он сжал рукоятку меча и произнес: — Ты отличаешься от того, что было в прошлый раз.

«Отличается». Кан У отличался оттого монстра, рождённого в Океане силы. Сейчас он выглядел даже несколько благородно, так, будто действительно был Защитником Света.

— Тебе не подходит такой образ.

Он вспомнил того монстра, с которым столкнулся впервые. Тогда он него не исходило никакого благородства и Света. Он выглядел так, будто был рожден, чтобы поглотить весь мир.

— Это потому что я пока не открыл дверь.

— Дверь? — удивленно переспросил Та Му Гык.

Он не мог понять, что несет этот монстр. Кан У же рассмеялся.

— Не докучай мне, придурок. Открою и узнаешь.

Кан У легко повел рукой, в которой держал меч. Он знал, что нет никакого другого способа победить Тэ Му Гыка, кроме как открыть дверь. Нет, на самом деле, даже если он откроет её, то не факт, что он справится со своим противником. Он просто не погибнет, что означало его поражение. Но это не значит, что он выиграет.

«Я ещё не отрыл дверь только потому что не смогу использовать силы вечно».

Если он не погибнет, открыв дверь, это не значит, что он бессмертен. Он будет медленно умирать, причем не в физическом плане. Его сознание начнет постепенно растворяться в Океане силы.

Даже если он не умрет, то сознание начнет утекать в отчаянных попытках удержать контроль над ситуацией. Поэтому Кан У решил, что будет правильно сперва утомить Тэ Му Гыка при обычном бое, а уже затем открыть дверь.

«А ещё…» — Кан У улыбнулся.

Каждый раз, когда их мечи сталкивались, вокруг шли вибрации. Вместе с этим Кан У представлял, как перерезает горло Тэ Му Гыку, и от этого по спине пробегали мурашки.

— Ох… — выдохнул он.

Кан У показалось, что по его телу разлетался адреналин. Поэтому ему и нравилось то, что происходит сейчас. После открытия двери такого не испытаешь, а Кан У хотелось ещё немного насладиться этим прекрасным чувством.

Тэ Му Гык нахмурился. Он мог прочитать мысли монстра, который с огнем в глазах смотрел на него.

— Да ты в край спятил… — проговорил он.

Он будто нарочно ставит смерть своей целью.

«Он словно… живет для того, чтобы умереть».

Тэ Му Гык подавил поднимающееся беспокойство и покрепче обхватил меч, после чего посмотрел на монстра беспристрастным взглядом.

«Сегодня я положу конец этому безумию».

Он сделал глубокий вдох и оттолкнулся ногами от земли.

[Драконий Коготь]

Его принял закруглённую форму и, разумеется, был нацелен на горло монстра. Пока клинок рассекал пространство, он разделился на пять штук. Му Гык вложил в бросок столько силы, что его кинжалы могли расколоть даже огромную скалу. Пять острых когтей направились в Кан У.

— Да-да, вот так!

Кан У рассмеялся и замахнулся мечом в когти, нацеленные в его шею. Со страшным грохотом и земля между Кан У и Тэ Му Гыком потрескалась. Она не смогла выдержать такого напора сил, и начала рушиться.

Между ними образовалась пропасть в несколько сотен метров в глубину.

Находившиеся вокруг адские существа и люди, увидев это, бросились бежать.

Кан У и Тэ Му Гык не обратили никакого внимания на произошедшее и продолжили свое сражение.

— А!

Глаза Тэ Му Гыка заблестели. Он увидел возможность и ударил Кан У по правой руке, пока тот в очередной раз замахивался. Кан У почувствовал боль, и его рука с золотистым мечом начала падать вниз. Тэ Му Гык не мог не улыбнуться.

— Агрх!

В этот момент Кан У схватил отрезанную правую руку левой и запустил её в Тэ Му Гыка. Меч, сжатый в его ладони, ударил прямо в живот противника. Кан У громко засмеялся.

— И все же Божественность приносит какую-то пользу.

В прошлый раз из-за разницы в наличии и отсутствии Божественности Кан У не мог нанести удар, сколько бы усилий ни прикладывал. Но научившись управлять Божественностью, он с легкостью пробил защиту Тэ Му Гыка и смог нанести удар.

— Вот же псих… — Владыка Отчаяния поморщился.

Кто же мог подумать, что этот монстр решит атаковать отрезанной рукой? Человек в своем уме никогда такого не сделает.

Тэ Му Гык опустил взгляд на окровавленный живот. Сама по себе рана была небольшой. Он схватил отрезанную руку и, вытащив меч, бросил её на землю. Несмотря на то, что монстр потерял одну руку, он продолжал вести себя самодовольно. Он поднял оставшуюся у него левую руку и положил её на сердце.

«Почему это так жутко выглядит?»

Он испытал то же чувство, что и при их первой встрече.

«Нужно остановить его».

Он не знал, что значит этот жест, но понимал, что если он не остановит его сейчас, то его взору предстанет еще более страшный монстр, чем тот, которого он уже видел. А это значит, что не стоит ждать, пока монстр успеет воспользоваться всеми заготовленными средствами.

Тэ Му Гык медленно обернулся. Он послал мысленный сигнал юноше, который наблюдал за боем: «Сейчас».

Юноша задрожал.

«Зарежь его».

Услышав это, взгляд Си Хуна дрогнул.

***

Со всех сторон доносился треск почвы. Си Хун нанес еще один удар адскому существу и обернулся на грохот. Он увидел, как в ударе сошлись золотистый и темно-синий меч.

Си Хун крепко сжал губы и закрыл глаза. В его голове начали всплывать воспоминания.

Он увидел себя, потерявшего сознание в тёмном переулке, и парня, стоящего над ним с улыбкой на лице. Очень знакомое, но в то же время такое далекое лицо.

— Мы станем замечательными товарищами.

Эти слова врезались в его память словно клеймо. Взгляд, наполненный злым умыслом. Он никогда раньше не видел Кан У таким.

— Он использует тебя.

Следом всплыли слова Тэ Му Гыка. Хотя Си Хун и просил его заткнуться, но он уже и сам все понял.

Его действительно использовали. Его предал тот, кому он больше всех доверял.

Нет, это даже не назовёшь предательством. Кан У, которого знал Си Хун, все это время, с самого начала отличался от настоящего Кан У.

«Он… никогда не воспринимал меня как младшего брата».

Все, что для него было важно — это его силы. Удобная для использования марионетка.

— Я вот иногда думаю…

Снова нахлынули воспоминания. Он увидел себя и лежащего рядом на кровати Кан У.

— О том, что бы со мной было, если бы мы не встретились.

У него это и правда не укладывалось в голове.

— Я и представить не могу своей жизни без тебя.

Интересно, что подумал Кан У, услышав эти слова? Усмехнулся про себя? Выглядел ли Си Хун смешно, говоря это, не зная о том, что он был всего лишь марионеткой? Вполне возможно.

«Нет, не нужно думать в негативном ключе».

У него же могли появиться к Си Хуну чувства? Разве Кан У не мог заботиться о нем по-настоящему?

Он вспомнил роман, что он читал когда-то. История я похитителе, который растил мальчика, чтобы сделать из него убийцу, но в итоге проникся к нему чувствами.

«Может Кан У герой романа…»

Он и правда мог начать считать Си Хуна своим младшим братом.

— О-ох…

Казалось, его голова вот-вот взорвется от мыслей. Еще немного и он правда заплачет.

Встреча с Кан У изменила его жизнь. В одно мгновение его мрачный, наполненный отчаянием мир заметно посветлел.

И сейчас этот самый мир рухнул.

— Кан У… — он схватился за волосы и опустил голову вниз.

Ему причинял невероятную боль тот факт, что все те добрые слова и поступки на самом деле были ложью.

«Сейчас».

Он услышал голос. Си Хун тут же поднял голову и увидел смотрящего на него Тэ Му Г ыка.

— Н-нет… — тихо пробормотал он.

Он знал, что Владыка Отчаяния скажет дальше, но…

«Зарежь его».

Все равно эти слова вогнали его в отчаяние.

— Ох… — его дыхание сбилось, а в руке, которой он держал меч, почувствовался жар.

Он понял, что откладывать больше нельзя. Настало время сделать выбор.

Си Хун крепко сжал меч и оттолкнулся от земли. Он создал прозрачные ступеньки используя бесформенный меч, и побежал по воздуху.

— Мы станем замечательными товарищами.

Эти слова никак не выходили из его головы. Вероятнее всего, они никогда и не исчезнут. Ему казалось, что весь мир отвернулся от него разом.

Перед глазами все помутнело, а звуки вокруг начали отдаляться. Его мир будто и правда рушился. Нет, он уже рухнул, в тот день, когда он встретил Тэ Му Гыка.

Он придал силы в меч, и Нейгун из живота разошлась по всему телу. Клинок загорелся синим светом и он, не сомневаясь, вонзил его.

Оставить комментарий