Глава 174 Мрачный Мишá

Опция "Закладки" ()

Глава 174 Мрачный Мишá

Слова Ся Юя заставили Цзюнь Лань Синь почти потерять сознание от гнева:

– Ты! – дрожащим пальцем она указала на Ся Ю. – Ты не заслуживаешь быть гражданином Дун Лу!

– Императорская бабушка, не сердись! – Ся Чжэн быстро налил чаю Цзюнь Лань Синь и снова начал делать ей массаж плеч.

Это заставило гнев Цзюнь Лань Синь утихнуть:

– Раз вы все желаете получить трон, однако не можете принять другого, то передайте дело небесам!

Цзюнь Лань Синь никак не могла справиться с этими императорскими внуками, ей оставалось лишь приказать слугам принести пять человеческих панцирей с монетами и положить их перед всеми.

– Тот, кто сможет получить величайшую удачу, используя Божественную триграмму – станет новым Императором Дун Ду, а также поведёт всех к победе над Бэй Чжоу и восстановить славу прошлого!

Так называемая величайшая удача – это всего лишь пять медных монет в черепаховом панцире, упавшие стороной «Янь». Способ Вдовствующей Императрицы получила согласие пяти принцев. Раз никто не мог убедить других, то они решили предоставить выбор судьбы Богу.

«Дзинь, дзинь, дзинь…» – старший принц Ся Ци первым потряс черепаховый панцирь. Три из пяти монет на полу были положительными, а две – отрицательными и это заставило его вздохнуть.

Следующим был Ся Юй. У него была одна положительная и четыре отрицательных монеты. Третий старший брат получил четыре положительных и одна отрицательная монета.

Когда подошла очередь четвёртого брата, он закрыл глаза и долго молился, лишь потом он дунул в черепаховый панцирь.

«Дзинь, дзинь…» – на пол упали пять положительных медных монеты.

– Что? Почему всё именно так? – результат предсказания Ся Чжэн’а, заставил принцев и чиновников начать спорить.

А некоторые, облизывая сапоги, начали тут же кланяться и кричать:

– Здравствуйте десять тысяч лет!

– Это, это невозможно! – только руки Ся Ци были готовы прикоснуться к медной монете, как Цзюнь Лань Синь закричала:

– Ты хочешь пойти против воли Боги? Или ты хочешь испытать на себе гнев Небес?

Слова Цзюнь Лань Синь успешно напугали Ся Ци. Сердце смертного почитало богов. К тому же принцы уже договорились, что тот, кто сможет предсказать подобный результат, станет новым Императором. Сейчас, даже если остальные принцы захотели бы оспорить это, им оставалось бы лишь отступить.

К величайшей удаче Ся Чжэн’а, пятый принц ещё не догадывался, однако остальные уже не обращали на него внимания.

«Изначально проблема, связанная с новым Императором, так долго была запутанна, сейчас решилась с помощью небольшого гадания. Хоть другие принцы и не хотели такого результата, но все признали такой подход к решению. Ся Чжэн и правда предсказал величайшую удачу, если мы будем сопротивляться и случайно разгневаем богов, это будет очень неприятно…»

В этот момент раздалось:

– Разойтись, прибыл господин Ду И!

Тем, кто пришёл, был мужчина лет тридцати. Он был одет в чёрное и его окружала тёмная аура. После прибытия, Ду И первым делом с улыбкой поздравил Ся Чжэн’а:

– Поздравляю, Ваше Величество! Поздравляю вас, Ваше Величество!

– Господин Ду И! – на лице Ся Чжэн’а появилась ухмылка от уха до уха. – Спасибо, спасибо!

Эти двое довольно долго обменивались вежливыми фразами, так, что Ся Ци больше не мог смотреть на это:

– Господин Ду И, могу я спросить, когда прибудет подкрепление с острова Пэн Лай? Всё началось довольно давно, почему нет никаких новостей?

– Я пришёл поговорить об этом! Я только что получил письмо с острова Пэн Лай. Учитель послал сотню лучших учеников с острова Пэн Лай, они уже сели в лодку. Скоро они доберутся до Дун Лу.

Слова Ду И позволили сердцам людей, которые были обеспокоены крахом Дун Лу, немного успокоиться.

– Правда?! Правда?! С поддержкой острова Пэн Лай мы непременно победим этого Фэн Цан’а и заставим его уйти навсегда!

– Правда, правда! Каждый из учеников острова Пэн Лай является мастером боевых искусств. Они смогут легко получить голову Фэн Цан’а в бою. Тогда, даже если они захотят отомстить, им придётся отступить!

– Раньше говорили, что в бой пойдёт регент Бэй Чжоу, Лун Ао Тянь. Мне казалось, что появился новый персонаж. Не думал, что это Фэн Цан. Хоть Фэн Цан – молодой бог войны, за нашим Дун Лу стоит остров Пэн Лай! Остров Пэн Лай – не то, что Фэн Цан может позволить себе раздражать!

Буря вокруг престолонаследия была утихомирена всего лишь пятью медными монетами.

 Несмотря на то, что армия Фэн Цан’а приближалась, люди во дворце Юй Чу, казалось, не осознавали надвигающейся опасности. Все возлагали свои надежды на сотню учеников острова Пэн Лай, о которых говорил Ду И.

Из-за войны и нехватки времени восхождение нового Императора Дун Лу было не таким оживлённым, как в прошлые разы. Однако даже такое восхождение было пафосным. Утром Ся Чжэн принял поклоны чиновников, а также издал первый указ после Вознесения Господня. Он должен был сделать так, чтобы остальные четыре принца стали принцами первого ранга, для них построили резиденции в столице и сказали, что без разрешения они не могут покинуть столицу.

Подобное поведение Ся Чжэн’а вызвало гнев у четырёх принцев.

– Разве это не то же самое, что держать нас в плену?

Однако Ся Чжэн уже давно знал, что его братья не примут эту просьбу. Поэтому он не стал дожидаться, пока они окажут сопротивления и приказал слугам насильно посадить их в тюрьму.

– Господин Ду И, благодарю вас за то, что дали мне совет. Чжэнь приветствует вас чашей вина! – сиял внутри гарема Ся Чжэн, облачённый в драконью мантию.

Ду И со смехом взял чашу с вином и одним глотком опустошил её:

– Разве это не из-за того, что Ваше Величество – истинный Сын Небес?!

Услышав слова Ду И, Ся Чжэн достал свой черепаховый панцирь и высыпал монеты:

– Никто не поверит, что стороны этих монет одинаковы. Если бы господин Ду И не придумал воспользоваться этим способом гадания для определения наследника престола, у Чжэнь’я не было бы этого дня! Поэтому, Чжэнь всё ещё должен произнести этот тост вместе с вами!

Они выпили по целому глиняному кувшину. Когда Ся Чжэн напился, Ду И приказал людям сопроводить Ся Чжэн’а в его покои, чтобы отдохнуть. Сам Ду И отправился во дворец Вдовствующей Императрицы Цзюнь Лань Синь.

– Ду И, как это? Неужели остров Пэн Лай намерен помочь нам?

– Нет, – расслабленное выражение лица Ду И сменилось мрачностью. – Сейчас учитель находится в уединении, а без приказала самого старшего никто не послушает меня.

При упоминании о самом старшем, Мишé, Ду И испытал бесконечное негодование.

«Я старше Мишú, но должен называть его самым старшим. К тому же, учитель дал Мишé власть, до того, как уйти в уединении. Это предвзято!

Ранее Мишá бросился в Бэй Чжоу, и хоть я не знаю, почему он так спешил туда, но я ухватился за этот шанс, заключив в тюрьму всех учеников в Дун Лу, что были преданы Мишé.»

Теперь императорская семья Дун Лу признавала лишь Ду И. Это заставляло радость в его сердце расти сильнее и сильнее. Однако, после того как Бэй Чжоу вторгся в первый город, а Фэн Цан, возглавляя орлиный отряд, с непреодолимой силой захватил две трети городов, все в Дун Лу захотели, чтобы Ду И обратился за помощью к острову Пэн Лай. Это заставило Ду И упасть на своё прежнее место.

– Что? Почему? Где же Мишá? Ты нашёл его? – сильно забеспокоилась Цзюнь Лань Синь, услышав, что остров Пэн Лай не посылает людей на помощь. – Значит, всё, что ты говорил ранее, было ложью? Почему ты всем солгал?

– Вдовствующая Императрица! – лицо Ду И было мрачным. – Разве я мог допустить, чтобы настроение подданных пришло в хаос?! Если бы я сказал, что с острова Пэн Лай никто не придёт в качестве подкрепления, разве не погрузилась бы вся столица давным-давно в хаос?! Наш самый старший пошёл в Бэй Чжоу, и я не знаю жив он или мёртв…

– Боже! – выслушав Ду И, Цзюнь Лань Синь ощутила головокружение. – Может быть, Небеса хотят, чтобы мой Дун Лу погиб?!

– Вдовствующая Императрица, я уже отправил людей на поиски старшего, а также отправил людей на остров Пэн Лай. Не волнуйтесь, ничего не случится!

Хоть Ду И говорил это, однако на самом деле он приказал людям без колебаний убить Мишý, когда они найдут его. Ведь Мишá так долго помыкал им.

«Наконец-то я нашёл возможность выпустить пар, как я могу позволить Мишé появиться и лишить меня внимания?!»

– Ничего не случится?! Когда ты позволил Императору собрать армию, ты говорил также, однако каков был результат? В итоге Император умер. Генерал тоже мёртв. Теперь Дун Лу вот-вот погибнет. Ты всё ещё говоришь, что ничего не случится? Как ты можешь быть настолько уверенным?! Если по воле случая Дун Лу погибнет, то умерев, как я смогу встретиться с предками Дун Лу?!

Истерика Цзюнь Лань Синь раздражала Ду И:

– Вдовствующая Императрица, неужели вы хотите, чтобы всё это вышло наружу, чтобы все узнали, что остров Пэн Лай не поможет, чтобы двор оказался в смятении, а столица превратилась в хаос? Вы хотите умереть, но я не хочу умирать! В этом Лун Ао Тянь’е нет ничего страшного. Дайте мне двадцать тысяч солдат, и я лично поведу их.

Лишь, когда Ду И сказал это, сердце Цзюнь Лань Синь успокоилось.

«Так или иначе, Ду И – второй ученик острова Пэн Лай. Несмотря ни на что, он тоже способный!»

В одно мгновение Цзюнь Лань Синь согласилась на просьбу Ду И, дав ему двадцать тысяч элитных солдат Дун Лу.

__________________________________________________________

– Господин Ду И, Чжэнь ждёт ваших хороших новостей!

Ду И уходил вместе с армией. Ся Чжэн лично отправлял его. Выпив вино Ся Чжэн’а, Ду И разбил чашку о землю. Его кнут указал на запад:

– Уходим! – сильные двадцать тысяч человек и лошадей последовали за Ду И на северо-запад.

На седьмой день передвижения Ду И, ко дворцу прибыло два человека. Женщина несла на спине бледного мужчину:

– Иди, скажи своему Императору, что великий ученик острова Пэн Лай Мишá просит аудиенции!

Солдат был лишь мелким персонажем, он никогда не слышал имени Мишá, однако громкое название «остров Пэн Лай» он проигнорировать не мог. Солдат сразу же пошёл сообщить об этом.

Не прошло и нескольких минут, как кто-то вышел встретить их. Когда появилась Ся Сюэ с Мишй на руках, их жалкие фигуры на мгновение заставили Цзюнь Лань Синь и Ся Чжэн’а вздрогнуть.

– Я очень голоден, сначала организуйте мне еду. К тому же, я хочу чистую одежду и место, где можно помыться, – первым приказал Мишá, с полным усталости взглядом сидящий на стуле, не дожидаясь пока Ся Чжэн откроет рот.

Ощущение того, что ему приказывали, оказалось очень плохим и одновременно крайне неуютным. Однако, поскольку Мишá был великим учеником острова Пэн Лай, а многие вещи нуждались в помощи острова Пэн Лай, Ся Чжэн не показывал своих эмоций. Вместо этого он отправил дворцовых слуг приготовить всё.

– Приготовьте всё для господина Мишú! Побыстрее, побыстрее!

– Ещё мне нужно инвалидное кресло. Моё инвалидное кресло сломалось.

– Да, да! Быстро сходите за инвалидным креслом!

Приняв ванну и насытившись, Мишá сел в своё новое инвалидное кресло:

– Сначала я посплю. До того, как я проснусь, разберитесь с информацией о фронте. Я посмотрю её, когда проснусь.

Мишá «нагло» ушёл отдыхать, оставив Ся Чжэн’а, лицо которого было крайне мрачное.

– Императорская бабушка, неужели он и правда великий ученик? Смотря на его внешность, можно ли предположить, что он мошенник? – пожаловался Ся Чжэнь, как только ушёл Мишá.

Увидев на лице внука обиду, Цзюнь Лань Синь рассмеялась:

– Император, это и правда Мишá. Не смотри на его парализованные ноги, он просто потрясающий! Теперь, с Мишй, Айджиа действительно не будет волноваться и сможет спать спокойно.

Цзюнь Лань Синь, которая была встревожена и напугана при Ду И, после прихода Мишú, наконец, ощутила облегчение.

«Когда Мишá напишет письмо острову Пэн Лай, остров Пэн Лай непременно придёт нам на помощь!»

Естественно, Ся Чжэн не знал, что Ду И не может позвать учеников острова Пэн Лай. Сейчас, увидев, что Цзюнь Лань Синь говорит за Мишý, Ся Чжэн был недоволен, но ничего не сказал. Он лишь с улыбкой приказал слугам проводить Цзюнь Лань Синь обратно во дворец и дождаться пока Мишá проснётся, прежде чем принять решение.

Когда Цзюнь Лань Синь ушла, Ся Чжэн пнул ногой стоящий перед ним табурет.

– Хмф! Что за существо, думающее так? Он действительно осмелился командовать Чжэнь’ем! Кем он себя возомнил?! Ублюдок… Если бы не общая ситуация, Чжэнь давно бы вытащил этого нахального ублюдка и отрубил ему голову!

Естественно, Ся Чжэн мог произносить эти жалобы лишь за спиной Мишú.

«Враг впереди. Мне остаётся лишь просить помощи у острова Пэн Лай…»

__________________________________________________________

Когда Мишá проснулся, была уже ночь. Прочитав всю ситуацию войны, он сказал:

– Не хорошо!

Услышав это, Ся Чжэн нахмурился:

– Господин Мишá, что значит «не хорошо»?

– Я боюсь, что двадцать тысяч человек Дун Лу навсегда исчезнут!

– Это маловероятно… – нахмурился Ся Чжэн. – Несмотря ни на что, господин Ду И – второй ученик острова Пэн Лай. Чжэнь верит в его способности…

Ся Чжэн не успел договорить, как кто-то поспешно вышел вперёд и протянул Ся Чжэн’у боевой отчёт с фронта.

«Шух…» – прочитав содержание доклада, Ся Чжэн ощутил, как задрожали его руки. Доклад о военных действиях упал на пол.

– Дай посмотреть мне! – Мишá протянул руку и Ся Сюэ передала ему боевой отчёт.

Содержание боевого отчёта сделало слова Мишú пророческими. Ду И действительно потерпел поражение. Его голова была отрублена перед войском Фэн Цан’а.

– Опять он! – увидев имя Фэн Цан’а, Мишá сжал кулак. Его раненный левый глаз начал болеть.

«Естественно, у этого человека есть кое-какие способности. Я немного знал способности Ду И. Две армии сражались друг с другом, а Ду И проиграл Фэн Цан’у за сто ударов. Этот Фэн Цан и правда слишком силён!»

– Что же делать? Что же делать?! – в панике закричал Ся Чжэн. – Он идёт сюда! Он приближается к столице! Чжэнь не хочет умирать, Чжэнь не хочет умирать!

–Продолжая повторять одну фразу, через несколько мгновений Ся Чжэн окончательно впал в панику:

– Нет!!! Слуги, слуги!

– Император, что случилось?

– Собирайте вещи, мы едем на юг. Пусть люди побыстрее соберут вещи, чтобы поехать на юг!

Действия Ся Чжэн’а, без сомнений, заключались в том, чтобы сбежать, покинув столицу. Он ещё не сразился с Фэн Цан’ом, а уже хотел отказаться от столицы. Ся Чжэн, вероятно, первым в истории Дун Лу Императором, который был дезертиром.

– Ваше Величество, вы не можете уйти! – донеслись из-за спины Ся Чжэн’а слова Мишú. – Вы – Император целой страны. Как вы можете покинуть Юй Чу в этот момент?! Солдаты сражаются на передовой. Если вы сделаете это, разве подобный поступок не заставит людей горько разочароваться?

– Довольно! – слова Мишú окончательно разозлили Ся Чжэн’а. – Что ты понимаешь? Только говоришь о какой-то ерунде! Потому что, если люди Бэй Чжоу схватят тебя, то ничего тебе не сделают! А как же Чжэнь? Если Чжэнь случайно попадёт к ним в руки, то это будет равносильно, когда жизнь болезненнее смерти!

– Точно, я подложен «поблагодарить» жителей вашего острова Пэн Лай. Если бы не подстрекательство Ду И, Отец-Император Чжэнь’я не сошёл бы с ума и не пошёл сражаться с Бэй Чжоу! Здорово, случилось что-то плохое, а я не вижу, чтобы люди с твоего острова Пэн Лай пришли на помощь! А сейчас ты критикуешь Чжэнь’я, какое ты имеешь на это право?!

– О чём вы говорите? – увидев, что отношение Ся Чжэн’а к Мишé было таким плохим, Ся Сюэ очень рассердилась. Её рука легла на рукоять меча, и она холодно посмотрела на Императора Дун Лу. – Если у вас хватит смелости, скажите это ещё раз!

– Если Чжэнь скажет это, что ты сможешь сделать с ним? Может быть, ты хочешь убить Чжэнь’я? – Ся Чжэн зловеще посмотрел на Ся Сюэ. – Сейчас Чжэнь вспомнил. Когда Ду И подговаривал Отца-Императора собрать армию, ты, Мишá, отправился в Бэй Чжоу. Может быть, что ты с Бэй Чжоу объединились против нашего Дун Лу, а? Да, точно! Вы двое действовали раздельно. Один собрал армию и отправил её сражаться с Бэй Чжоу, а другой заключил договор с Бэй Чжоу. Мотив – свержение нашего Дун Лу!

Говоря всё это, Ся Чжэн внезапно «понял». Он перенёс всё, что случилось с Дун Лу на Мишý, Бэй Чжоу и остров Пэн Лай:

– Чжэнь угощал тебя хорошим мясом и вином. Получается, ты сам виноват! Слуги, схватить их для Чжэнь’я!

– Стой! – в тот момент, когда Ся Чжэн приказал слугам арестовать Мишý и Ся Сюэ, к нему подбежала Цзюнь Лань Синь. – Император, что ты делаешь?!

– Императорская бабушка, Чжэнь считает, что всё случившееся с Дун Лу – это их вина! – Ся Чжэн указал на Мишý. – Чжэнь чувствует, что это заговор острова Пэн Лай!

– Довольно! – увидев, что Ся Чжэн так невежественен, Цзюнь Лань Синь из-за гнева получила головную боль. – Император, который час? Не устраивай больше сцен! Если мы все будем вести внутреннюю борьбу перед врагами и дадим Бэй Чжоу знать об этом, не станем ли мы посмешищем?

Цзюнь Лань Синь сейчас была Великой Вдовствующей Императрицей. К тому же, она пользовалась некоторым авторитетом во дворце. Ся Чжэн только взошёл на трон и во многом ему приходилось полагаться на Императорскую бабушку. Поэтому, когда Цзюнь Лань Синь заговорила, Ся Чжэн стерпел это и не ответил:

– В любом случае, Чжэнь оставит Юй Чу! Здесь уже небезопасно, а Чжэнь не хочет становиться Императором разрушенной страны!

Цзюнь Лань Синь не могла воспротивиться решению Ся Чжэн’а. Увидев, каким на самом деле был новый наследник Дун Лу, Мишá усмехнулся.

«Я всю дорогу мчался сюда и прибыл весь в пыли. Я хотел изменить ситуацию, но не ожидал, что Ся Чжэн окажется таким ублюдком. Я видел отчёт о сражении. Этот Фэн Цан полон решимости победить Дун Лу, однако, имея лишь мою силу, переломить ситуацию невозможно. Более того, с подобным бестолковым императором, будет гораздо труднее победить Фэн Цан’а и прогнать Бэй Чжоу. К тому же, я не хочу помогать Ся Чжэн’у.»

Подумав об это, Мишá медленно заговорил:

– После того, как я изучил отчёт о сражении, я обнаружил, что Бэй Чжоу очень долго тянет свою боевую линию. Если Фэн Цан будет продолжать иди вперёд в такой спешке, то линия фронта станет длинной и им будет трудно обеспечить армию провизией, пострадают лишь они.

– Продолжай! – быстро сказала Цзюнь Лань Синь, знаком показывая Ся Чжэн’у, чтобы он помолчал и не мешал выслушивать мнение Мишú.

– Той, кто обеспечивает армию Бэй Чжоу провиантом – является принцесса Чжэнь Го, Фэн Ци Ци. Все в Бэй Чжоу знают, что принцесса Чжэнь Го и регент – пара. Сейчас Фэн Ци Ци находится в провинции Мин. Мы можем послать кавалерию в провинцию Мин. Во-первых, мы сможем сжечь армейские запасы и оставить Фэн Цан’а без опоры, во-вторых, мы сможем захватить Фэн Ци Ци и использовать её, чтобы угрожать Фэн Цан’у!

– Захватить Фэн Ци Ци, чтобы угрожать Фэн Цан’у? Неужели ты думаешь, что Фэн Цан глуп? Бросить страну ради женщины? Если бы это был ты, ты бы согласился? – очень пренебрежительно отнёсся к предположению Мишú Ся Чжэн.

Оставить комментарий