Глава 187 Свадьба Ваньянь Кана и Су Мэй

Опция "Закладки" ()

Глава 187 Свадьба Ваньянь Кана и Су Мэй.

«Бам…» – лекарь ещё не издал ни звука, а его мёртвая голова уже коснулась пола. Если бы этот лекарь знал, что после осмотра его убьют, то, возможно, он не поехал бы сюда.

– Почему вы убили его? – домоправитель резиденции премьер-министра был встревожен, увидев поступок Ду И. – Он только что спас её, так почему вы убили его?

– Домоправитель, разве вы не знаете слова «убейте, чтобы держать рот закрытым»? Если бы он выдал всех нас, это было бы очень неприятно! Тогда не повезёт не только нам, но и твоему Хозяину… – Ду И вытащил кинжал из спины доктора и о труп вытер кровь с лезвия. Лишь после этого Ду И убрал кинжал.

  • Убейте, чтобы держать рот закрытым – убейте кого-то, чтобы помешать ему раскрыть тайну.

– Вы, ребята… а… – домоправитель не знал, хорошо или плохо для Му Хуа сотрудничество с этими людьми.

Пока он не знал, что делать, Му Хуа вернулся в свою резиденцию.

Увидев раненых Таджи Гули и Ду И, Му Хуа очень удивился:

– Почему вы здесь?

– Она была ранена. Я не смог найти её людей, поэтому привёз её сюда, – пожал плечами Ду И.

Лишь сейчас Му Хуа увидел отрубленную левую руку Таджи Гули и удивился ещё сильнее:

– Принцесса Гули, ваша рука?..

– Это была Фэн Ци Ци, эта с*ка, ранила меня! – при упоминании имени Фэн Ци Ци, Таджи Гули стиснула зубы.

«Она почти отрезала мне левую руку! Что мне делать без левой руки?! Разве теперь я не стану мусором?!»

После того, как Таджи Гули сказала, что это было дело рук Фэн Ци Ци, Му Хуа был удивлён ещё сильнее.

«Я более-менее знаю о способностях Таджи Гули, а вот Фэн Ци Ци всегда была такой нежной и сладкой. Минуты назад, когда она проливала слёзы перед Фэн Цан’ом, она была такой жалкой. Это не отражало, что её боевые искусства в действительности такие выдающиеся, а методы настолько порочны.»

– Я должна отомстить! Должна! – лицо Таджи Гули было бледным. Боль от отрубленной левой руки постоянно напоминала ей о том, что произошло сегодня.

– Тебе не следует сейчас думать об этом. Давай поговорим о месте позже. Из-за того, что сегодня ты проникла в резиденцию регента и ранила маленького шизи, Фэн Цан уже приказал людям закрыть городские ворота. Он даже мобилизовал орлиный отряд, чтобы обыскать город! Скорее всего, скоро начнут искать и здесь!

– Они даже осмелятся обыскать резиденцию премьер-министра? – речь Му Хуа, нисколько не убедила Ду И.

«В конце концов, Му Хуа – премьер-министр. Насколько нагл Фэн Цан, чтобы осмелиться дать пощёчину Му Хуа? Разве это не вызовет никакой критики за обыск резиденции высокопоставленного чиновника первого ранга?»

Нужно сказать, что мысли Ду И были глупы и наивны. Му Хуа видел наивность мыслей Ду И по его же лицу:

– Ду И, ты и правда не понимаешь Фэн Цан’а. До тех пор, пока его заботит это, даже если он идёт против Неба, он всё равно сделает это. Сегодня принцесса Гули коснулась его запретных мест. Даже если это будет Императорский дворец, не говоря о резиденции этого премьер-министра, Фэн Цан заставит людей обыскать его!

– Обыскать весь город? – едва Таджи Гули услышала это, она попыталась встать. – Мои братья всё ещё в городской гостинице, разве они не в опасности? Я должна пойти и найти их! Я…

Прежде чем Таджи Гули успела подняться, на неё накатила волна головокружения. Ду И быстро шагнул вперёд и поддержал её:

– Ты и так уже такая, так почему до сих пор настолько импульсивна? Если ты сейчас выйдешь и тебя поймают, разве ты не потеряешь свою жизнь?

– Но это мои братья, которые следуют за мной уже много лет, от колыбели до могилы. Я, я не могу бросить их! – Таджи Гули изо всех сил попыталась встать, однако потеряв слишком много крови, она оказалась не столько способной, сколько желающей.

  • От колыбели до могилы – пройти через огонь и воду / желание рискнуть своей жизнью.
  • Не столько способный, сколько желающий – не такой сильный, как бы хотелось.

Ду И вздохнул, увидев действия Таджи Гули:

– Не мучай себя больше! Я сам найду их! Где они находятся? Я пойду и расскажу им!

– Гостиница «Хэнтун» на западе города, – лоб Таджи Гули покрылся холодным потом.

«Сегодняшние действия были ошибкой, однако я никак не ожидала, что Ду И спасёт меня. Сейчас он даже готов рискнуть и сообщить об этом моим людям, а ведь раньше я спорила с ним из-за каких-то пустяков…»

– Спасибо…

– Не стоит, – Ду И махнул рукой и повернулся к Му Хуа. – Премьер-министр, вы можете нам чем-либо помочь? Если нас случайно поймают в резиденции премьер-министра, это не принесёт ни вам, ни нам никакой пользы.

– Герой Ду, можете не сомневаться, у этого старика есть способ вывести вас всех из города. Идите и быстрее возвращайтесь. Пожалуйста, не задерживайтесь слишком надолго. Я прикажу людям сообщить Его Высочеству Лунцзе. Как только все соберутся здесь, этот старик выведет вас из города.

В подобной ситуации как эта, Му Хуа мог сделать лишь это.

«Если бы Таджи Гули не действовала самостоятельно, то не совершила бы такую большую ошибку. Однако проблема уже возникла. Я могу лишь отослать Таджи Гули и Ду И из города как можно скорее. Если орлиный отряд обыщет мою резиденцию и найдёт улики, то не только наши жизни будут закончены, но и то, что запланировали мы с Ваньянь Хун’ом будет раскрыто. Тогда выигрыш не компенсирует потери.»

  • Выигрыш не компенсирует потери – больше вреда, чем пользы.

Ду И покинул резиденцию премьер-министра и направился в западную часть города, как и сказала Таджи Гули. Он ещё не добрался до гостиницы «Хэнтун», однако уже услышал звуки сражения. Ду И был потрясён и мгновенно бросился вперёд. Когда он свернул за угол улицы, то увидел окровавленную мостовую.

Уже наступили сумерки. Красное зарево заката разлилось по земле и окрасило чёрные доспехи воинов орлиного отряда слоем оранжевого сияния.

На земле лежало больше десяти тел. Среди них было и тело бородатого мужчины. Ду И ранее уже видел его, он был левой и правой рукой Таджи Гули и всегда следовал за ней. Увидев эти мёртвые тела, Ду И тихо вздохнул и развернулся, чтобы уйти.

Едва Ду И вернулся в резиденцию премьер-министра, Таджи Гули мгновенно спросила его, где находятся её товарищи. Ду И немного промолчал, а затем покачал головой:

– Когда я уходил, они были уже мертвы. Восемнадцать человек, восемнадцать трупов.

– Нет… – Таджи Гули схватилась за голову и закричала. Из уголков её глаз покатились слёзы. – Почему всё именно так?! Они не должны были умереть! Это я, я хотела покрасоваться! Это я причинила им вред!

«Эти восемнадцать человек следовали за мной более десяти лет. Они пережили большие и маленькие сражения вместе со мной и были крайне преданы мне, а теперь они превратились в восемнадцать холодных трупов. Как я могу принять это?!»

– Это всё моя вина! Это я причинила им вред! – Таджи Гули всё время била себя по голове. Из-за резких движений рана на перевязанной левой руке снова начала кровоточить.

– Эй, с тебя уже достаточно! – Ду И схватил Таджи Гули за руку, чтобы она перестала причинять себе вред.

Однако Таджи Гули пнула Ду И ногой, роняя его на пол:

– Я отомщу! Я собираюсь найти их и отомстить! – Таджи Гули с трудом поднялась на ноги.

Она успела сделать всего два шага, однако тут её окликнул Ду И:

– Довольно! Таджи Гули, пожалуйста, прекрати! Ты причинила вред себе и своим людям! Нас ты тоже хочешь убить?! Ты не закончила? Это не твоя пустыня! Ты больше не та благородная Принцесса из клана Чжурчжэнь! Очнись!

Слова Ду И заставили Таджи Гули застыть на месте, а затем разрыдаться. Образ Таджи Гули всегда был довольно жёстким. Она не вела себя так, даже тогда, когда её младшего брата убили, а её клан распался. Сейчас, когда она так ревела, Ду И немного растерялся, словно именно он сделал что-то дурное.

– Вместо того чтобы плакать, вытри слёзы и беги, спасая свою жизнь. А потом возвращайся, чтобы отомстить! – Лунцзе Цзин Тянь появился в комнате и спокойно посмотрел на Таджи Гули. – Разве мы не договаривались действовать сообща?! Из-за того, что ты решила действовать самостоятельно, мы почти разоблачены. Пожалуйста, в следующий раз успокойся и подумай. Не причиняй вред другим!

– Ваше Высочество, она уже поняла, что ошибается. Вам не обязательно говорить это, – в этот раз Ду И встал на сторону Таджи Гули.

– Хмф! – Лунцзе Цзин Тянь холодно хмыкнул и повернулся к Му Хуа. – Благодарю вас, премьер-министр, за ваше предупреждение. В противном случае, я бы не стоял здесь!

– Не стоит благодарности, Ваше Высочество! Кстати, друзья, уже поздно. Всем вам лучше последовать за мной, чтобы выйти из города! – Му Хуа отвёл Лунцзе Цзин Тянь’я, Таджи Гули и Ду И в свой кабинет.

Му Хуа открыл потайную дверь, остановился в определённом месте и откинул одеяло, лежавшее на земле. Под ним была запертая деревянная дверь.

– Это тайный ход, который этот старик вырыл ранее и который ведёт за пределы города. Сейчас, когда Фэн Цан закрыл город, вы не сможете уйти. Это самый безопасный выход! – говоря это, Му Хуа открыл деревянную дверь и первым спустился в потайной ход.

Лунцзе Цзин Тянь привёл с собой двух человек, а также Таджи Гули и Ду И. В общей сложности пять человек последовали за Му Хуа и пошли в подземный переход.

Этот проход был не очень высоким. Чтобы идти по тоннелю, нужно было сгибать спину. Если проявить хоть каплю неосторожности, то можно было удариться головой. После долгого блуждания по тоннелю они наконец добрались до другого выхода. К удивлению, Лунцзе Цзин Тянь’я, выходом оказался заброшенный пересохший колодец.

После того как остальные взобрались по длинным лианам, Ду И присел на корточки перед Таджи Гули:

– Давай, я подниму тебя!

Таджи Гули была немного удивлена, но ничего не сказала, а просто шагнула вперёд, чтобы лечь на спину Ду И, после этого они наконец поднялись.

Небо уже потемнело и Му Хуа сжал кулак в сторону Лунцзе Цзин Тянь и остальных:

– Последние обстоятельства складываются очень плохо. Пожалуйста, все, держитесь подальше от неприятностей! Резиденция моего премьер-министра всегда будет рада вам!

– Большое вас спасибо, премьер-министр! – Лунцзе Цзин Тянь и остальные сложили кулаки в знак благодарности.

Все чётко понимали, что если бы не Му Хуа, у которого был этот подземный ход, Фэн Цан, скорее всего, уже нашёл бы их. Сейчас все они не стояли бы здесь в целости и сохранности.

________________________________________________________________________________

Внутри дворца регента у Фэн Цан’а было мрачное лицо:

– Восемнадцать человек? Нет Таджи Гули? Куда же она направилась?

За один день орлиный отряд обыскал больше половины столицы. Остались лишь дома высших чиновников и знати на востоке города и Императорский дворец.

«Эти восемнадцать человек ясно были сообщницами Таджи Гули, однако она не вернулась. Где же она прячется?»

– Принц, завтра будет черёд восточной стороны и Императорского дворца. Нам стоит обыскивать их или нет? Простите этому подчинённому его прямые слова. Если кто-то в суде действительно находится в сговоре с Таджи Гули, то спрятать человека возможно. Даже если мы будем пытаться найти её, то, вполне возможно, не сможем найти.

Фэн Цан отчётливо понимал, что слова Налань Синь’я были вполне разумными.

«Если мы не смогли найти её в домах простых людей, то Таджи Гули определённо находится в доме чиновника. Однако в столице очень много чиновников. Проведение инспекции по одному отнимает много времени, и к тому же, в домах высших чиновников и знати слишком много членов семьи и слуг. Изначально очень легко спрятать человека, а вот найти действительно слишком трудно.»

– Отозвать людей. К завтрашнему дню верните всё в норму, просто внимательно проверяйте всех людей, которые выезжают за пределы города. А потом… пусть люди из Фо Шэн Мэн ищут местонахождение Таджи Гули. В это же время ищите Лунцзе Цзин Тянь’я. Я боюсь, что эти двое объединились, а это будет не очень хорошо.

________________________________________________________________________________

После приготовлений Фэн Цан отправился в особняк Тинсун.

Несмотря на пережившее в течении дня, Фэн Сяо, казалось, был совсем не напуган. Он выпил своё молоко и засунул под балладу Фэн Ци Ци.

– Спит? – Фэн Цан подошёл к кровати и посмотрел на Фэн Сяо, который был в руках Фэн Ци Ци.

– Угу! – кинула Ци Ци и осторожно положила Фэн Сяо на кровать.

– Этот негодник сегодня даже не плакал! Не знаю, достаточно ли он храбр или есть что-то ещё, – говоря о своём сыне, Фэн Цан испытывал особое чувство гордости.

«Сяо’эр сегодня хорошо проявил себя. Это очень необычно. Он необычный ребёнок.»

Увидев гордость в глазах Фэн Цан’а, Ци Ци усмехнулась. Она опустила балдахин и потянула Фэн Цан’а в сторону:

– Ты нашёл её?

– Мы нашли лишь её сообщников, однако не нашли саму Таджи Гули.

– Что? – Фэн Ци Ци нахмурилась. – Где же она тогда прячется? Возможно ли, что кто-то приютил её? Кто?

– Всё в порядке, Цин Цин, предоставь это дело мне. Не думай так много! Ты, должно быть, напугалась сегодня! Отдохни сегодня побольше. Это мужское дело, поэтому позволь мне решить эту проблему!

Естественно, Фэн Ци Ци была счастлива, что Фэн Цан взял дело в свои руки, поэтому кивнула:

– Хорошо! – Ци Ци упала в объятья Фэн Цан’а. – Цан, когда всё это закончится, разве мы не должны позволить А-Кану и Су Мэй провести их свадьбу? Мы не должны задерживать их из-за наших дел! После того как они поженятся, давай отправимся в Нань Фэн, а?

Естественно, Фэн Цан полностью поддержал предложение Фэн Ци Ци. Он всегда принимал женитьбу Ваньянь Кана близко к сердцу. Сейчас, когда Фэн Ци Ци упомянула об этом, он также кое-что вспомнил:

– Я уже присмотрел кое-какую дату. 18-е число второго месяца – это отличный день! Я также не хочу, чтобы А-Кан всегда приходил в наш мир на двоих. Пусть Су Мэй сама позаботится о нём, и чем скорее, тем лучше!

______________________________________________________________________________

В то же время в ванфу Сяояо чихнул Ваньянь Кан. Чихнув, он коснулся своего носа. Он даже не догадывался, что Фэн Цан и Фэн Ци Ци уже решили за него его будущее.

Изначально Му Хуа думал, что Фэн Цан обязательно перевернёт столицу с ног на голову. Он не ожидал, что на следующий день всё вернётся на круги своя.

«Исключая орлиный отряд у городских ворот, проверяющий входящих и выходящих людей, всё остальное исчезло, словно дым в разреженном воздухе. Кажется, что вчерашний яростный обыск был просто “ложной тревогой”.» – поведение Фэн Цан’а ещё сильнее сбивало Му Хуа с толку.

«Согласно прошлым действиям Фэн Цан’а, он никогда бы не сдался, не поймав Таджи Гули. Возможно ли, что это человек после женитьбы изменил свой характер и стал мягким?»

Откуда Му Хуа было знать, что за пределами столицы Янь люди Фо Шэн Мэн и Мойю уже расставили неизбежную сеть? Портреты Лунцзе Цзин Тянь’я и Таджи Гули были разосланы по всем провинциям и округам. Те люди, которые покинули столицу Янь, каждый день прятались и изворачивались. Не важно из дворца или Цзянху, везде были люди, которые искали их.

  • Неизбежные сети – ловушка.

Фэн Цан использовал метод «бей по траве, чтобы напугать змею», чтобы справиться с Таджи Гули. Поскольку Фэн Цан не знал, где находится Таджи Гули, он просто создал тревожную и отчаянную ситуацию, которая сделала бы Таджи Гули неспособной спокойно спать днём и ночью. Солдаты Императорского двора были на виду, а люди Фо Шэн Мэн и Мойю действовали под прикрытием. Настанет день, когда Таджи Гули раскроет себя и тогда Фэн Цан’у нужно будет просто поймать всех в одну сеть.

  • Бить по траве, чтобы напугать змею – действовать опрометчиво и предупредить врага.
  • Чтобы поймать всех в одну сеть – поймать всех в один ход.

________________________________________________________________________________

Когда Фэн Ци Ци сказала Дунфан Лань подготовить свадьбу Ваньянь Кана и Су Мэй, Великая Вдовствующая Императрица была очень счастлива.

Дунфан Лань много раз видела Су Мэй, и ей очень понравилась эта естественная и уравновешенная девушка. Однако больше всего Дунфан Лань радовала высокая фигура Су Мэй. По её словам, Су Мэй обладала внешностью хорошей воспитанности (может выносить потомство).

Когда Дунфан Лань сказала это, Ваньянь Кан и Су Мэй были рядом с ней. Ваньянь Кан всё время глупо улыбался, а Су Мэй краснела.

– Девочка, скорее присоединяйся к домашним! После вступления в дом ты сможешь называть меня бабушкой! – Дунфан Лань держала Су Мэй за руку. Чем больше она видела Су Мэй, тем сильнее та ей нравилась. В итоге, Дунфан Лань просто сняла с руки связку золотых браслетов и надела их на Су Мэй.

– Великая Вдовствующая Императрица, не … – хотела отказаться Су Мэй, однако Ваньянь Кан остановил её:

– Если Императорская бабушка подарила их тебе, просто прими это! Это ведь подарок! Приняв этот дар, ты становишься невестой моей семьи Ваньянь!

Впервые Су Мэй не стала спорить с Ваньянь Каном, вместо этого она покраснела, показывая красоту молодой девушки.

_______________________________________________________________________________

Время шло быстро, и 18-е число второго месяца также наступило очень быстро. Рано утром Су Мэй разбудили. Фэн Ци Ци лично делала макияж Су Мэй, в то время как Су Юэ заплетала ей волосы. Корона Феникса с подвенечным платьем и драгоценности уже были приготовлены Фэн Ци Ци. После пыток в течении долгого времени, Су Мэй наконец-то стала невестой.

– Прекрасна! – после того, как Фэн Ци Ци нанесла последние штрихи на бровь Су Мэй, она отложила карандаш для бровей. – Наша Су Мэй сегодня самая красивая невеста в мире!

– Мисс… – Су Мэй встала и опустилась на колени перед Фэн Ци Ци. Ци Ци на мгновение опешила от этих внезапных действий, а затем быстро помогла Су Мэй подняться, но была отвергнута ей.

– Мисс, Су Мэй может существовать сегодня лишь благодаря вам! Су Мэй очень благодарна вам! – сказав это, Су Мэй трижды поклонилась Фэн Ци Ци. – Су Мэй благодарит Мисс!

– Су Мэй, поднимайся скорее! – в глазах Фэн Ци Ци было немного слёз.

В прошлый раз, когда Су Юэ выходила замуж, Фэн Ци Ци не была так печальна. Ведь Налань Синь был подчинённым Фэн Цан’а, поэтому Су Юэ всё ещё была замужем за ванфу. Однако Су Мэй была совсем другой. Сейчас она выходила замуж, и в будущем они с Фэн Ци Ци также не смогут встречаться каждый день.

– Не плачь! Невеста не может плакать! – Фэн Ци Ци тщательно вытерла слёзы с уголков глаз Су Мэй, а затем снова нанесла макияж. – А-Кан хороший человек и, естественно, будет очень сильно любить тебя! Более того, мы живём очень близко друг к другу, ты по-прежнему сможешь часто возвращаться, и мы трое по-прежнему сможем часто видеться. Мы же не разлучаемся, чтобы никогда больше не видится! Не плачь, дорогая!

________________________________________________________________________________

Пока три девушки разговаривали, паланкин для сопровождения невесты уже прибыл ко дворцу регента. Ваньянь Кан ехал на высоком коне и был одет во всё красное. Он выглядел красивым и переполненным радости.

– Жених приехал забрать невесту! – вместе с появлением голоса, Фэн Ци Ци быстро накинула на Су Мэй красную вуаль.

Су Юэ также сунула большое красное яблоко в руки девушки:

– Держи яблоко как следует. Только не потеряй его!

  • Яблоко в Китае символизирует «мир». В китайском языке слово «яблоко» является омонимом слову «мир».

Уважаемая женщина помогла Су Мэй выйти из комнаты, а затем они прошли весь путь через ванфу и наконец добрались до входа.

Увидев выходящую Су Мэй, Ваньянь Кан мгновенно спешился. Он хотел подойти и поддержать её, однако Фэн Ци остановил его:

– Принц, ваша очередь ещё не пришла! Подождите, пока вы доберётесь до ванфу Сяояо, вот тогда вы сможете стать более активным!

Слова Фэн Ци заставили всех рассмеяться. Ваньянь Кан был очень красным, и мог лишь смотреть на Су Мэй, входящую в паланкин.

Лишь после того как ярко-красный занавес паланкина был опущен, сердце Ваньянь Кана успокоилось.

– Поднять паланкин!

Величественная группа сопровождения невесты двинулась к ванфу Сяояо. Су Мэй, сидевшая в паланкине, крепко сжала яблоко, и её сердце подпрыгнуло, словно от толчка паланкина, вверх и вниз.

«Никогда не думала, что когда-нибудь выйду замуж за мужчину, который полюбит меня, и даже не думала, что выйду замуж на принца страны. То, о чём я никогда не осмеливалась думать, теперь стало реальностью… Мой любимый мужчина где-то там. И мы едем в мой новый дом…» – всё это делало Су Мэй очень счастливой.

Чтобы поприветствовать новую хозяйка, ванфу Сяояо был заново украшен. Ваньянь Цзе и Дунфан Лань уже были там. Ваньянь Цзе сидел прямо на стуле и хоть его лицо выглядело спокойным, волнение в его глазах не могло скрыть его детское сердце.

Это был первый раз, когда Ваньянь Цзе присутствовал на свадебной церемонии, а ведь он также должен был служить на свадьбе Ваньянь Кана. Это заставляло его чувствовать себя свежим и очень счастливым.

– Император, Великая Вдовствующая Императрица, Принц привёл Ванфэй сюда! – Ваньянь Кан только что прибыл в ванфу, а внутри уже кто-то сообщил об этом.

– Прабабушка, Чжэнь хочет пойти и посмотреть! – едва услышав это, Ваньянь Цзе не смог усидеть на месте. Ему не терпелось узнать, как выглядит приветствие невесты. Он был очень любопытен и хотел пойти туда, чтобы посмотреть.

Увидев взволнованный вид Ваньянь Цзе, Дунфан Лань взяла его руку и нежно похлопала по ней:

– Император, сегодня ты брачный священник, а брачный священник не должен разгуливать то здесь, то там!

– О… – Ваньянь Цзе был немного разочарован. Он не мог выйти на улицу, поэтому ему осталось лишь вытянуть голову и пытаться разглядеть Ваньянь Кана и Су Мэй.

Выждав некоторое время, Ваньянь Цан наконец появился перед толпой. Он нёс красный атлас, соединявший его с Су Мэй, в то время как уважаемая женщина осторожно поддерживала Су Мэй. Эти двое шли один за другим.

– Первый поклон Небу и Земле! Второй – Великой Вдовствующей Императрице и Императору! Последний для мужа и жены! Церемония завершена! Отведите их в комнату для новобрачных!

После того как Су Мэй была отправлена в комнату для новобрачных, она наконец очнулась от этого сна.

«Я вышла замуж! Я стала невестой Ваньянь Кана!» – Су Мэй, державшая в руках яблока, немного нервничала.

Время от времени снаружи раздавался смех, и Су Мэй ощутила, что в комнате есть несколько служанок. К счастью, Корона Феникса на её голове была изменена Фэн Ци Ци и была не такой уж тяжёлой, иначе после столь долгого ожидания у неё разболелась бы шея и голова.

________________________________________________________________________________

После долгого ожидания, такого долгого, что Су Мэй даже не понимала, который час, раздался чей-то голос:

– Принц идёт!

«Ваньянь Кан идёт?!» – настроение Су Мэй было несколько сложным. Крайнее возбуждение было главным, однако помимо счастья в ней чувствовалась ещё некоторая нервозность.

В этот момент Су Мэй ощутила тонкий слой пота на своих руках. Из-за того, что её голова была накрыта красной вуалью, она не видела ничего снаружи. Су Мэй оставалось лишь опустить голову и посмотреть на свои белокожие пальцы, лежащие на яблоке.

– Поздравляем Принца! Поздравляем Ванфэй!

– Хмф! Вы все… заткнулись! – Ваньянь Кан махнул рукой, чтобы все ушли. Когда в комнате остались лишь он и Су Мэй, А-Кан глубоко вздохнул и подошёл к Су Мэй.

Су Мэй знала, что Ваньянь Кан пришёл. В этот момент, когда перед ней появились туфли Ваньянь Кана, её сердце сильно подпрыгнуло, а затем почти перестало биться.

Время было неподвижным, а всё вокруг слишком тихим. Таким тихим, что Су Мэй слышала биение собственного сердца и дыхание Ваньянь Кана.

Глаза Ваньянь Кана медленно наполнялись любовью, и он с глубокой любовью посмотрел на Су Мэй показавшееся из-под красной вуали. Спустя долгое время он тихо вздохнул:

– Маленькая Мэй’эр, я наконец-то взял тебя в жёны!

Привыкнув к озорному выражению лица Ваньянь Кана, Су Мэй не знала, что у него также есть подобная спокойная и глубокая сторона. Ваньянь Кан протянул руку и положил маленькие ладошки Су Мэй на свою ладонь. Он тихо рассмеялся, почувствовав, как вспотели руки Су Мэй:

– Маленькая Мэй’эр, ты волнуешься!

Его смех очень смутил Су Мэй, она хотела вытащить свои руки, однако Ваньянь Кан крепко держал её.

– Отпусти! – тихо выдохнула Су Мэй.

– Нет! Я не отпущу, я никогда не отпущу тебя! – Ваньянь Кан схватил ладони Су Мэй, затем некоторое время слепо осматривал своё тело, пока наконец не вытащил золотую коробочку. Не дожидаясь, пока Су Мэй всё поймёт, Ваньянь Кан уже опустился перед ней на колени. – Су Мэй, ты выйдешь за меня замуж?

Действия Ваньянь Кана заставили Су Мэй задуматься о ситуации, когда Фэн Цан делал предложение Фэн Ци Ци.

«Однажды я сказала Ваньянь Кану, что очень завидую Мисс! Говорят, что у мужчины под коленями золото, однако Гуйэ был готов преклонить колени ради любви, ради своей любимой женщины. Не ожидала, что Ваньянь Кан примет мои случайные слова так близко к сердцу…»

  • У мужчины под коленями золото – мужчина должен иметь достоинство, а не пресмыкаться или кланяться. В древние времена мужчины кланялись лишь своим предкам и кому-то более высокого ранга. Преклонять колени перед кем-то другим, особенно перед женщинами, было постыдным.

Ваньянь Кан открыл коробочку, внутри которой было кольцо с сапфиром. Лишь взглянув на стиль кольца, Су Мэй поняла, что оно также было разработано Фэн Ци Ци.

«Может быть, Мисс тоже участвовала в этом?»

Когда девушка подумала о хороших вещах, которые сделала для неё Фэн Ци Ци, глаза Су Мэй увлажнились.

– Су Мэй, ты хочешь выйти за меня замуж? – увидев, что Су Мэй не произнесла ни слова, Ваньянь Кан несколько встревожился и придвинул коробочку поближе к ней. – Да или нет?

Одно предложение Ваньянь Кан повторил три раза. Это заставило Су Мэй невольно мысленно произнести слово «дурак».

«Я уже сидела в паланкине и совершила с ним свадебный результат, как он может до сих пор говорить подобные глупости?!»

Су Мэй намеренно усложняла жизнь Ваньянь Кану. Как бы то ни было, сейчас её голова была почти полностью скрыта вуалью и Ваньянь Кан не видел выражение её лица и не знал, что она делает это специально.

Красавица в красной вуали не произнесла ни слова, и Ваньянь Кан крайне встревожился. Он просто взял кольцо и прямолинейно надел его на безымянный палец Су Мэй.

– Ай, ты используешь силу! – Су Мэй была счастлива, однако её губы кричали.

– Хм, это не так сильно волнует! Ты попала в мой дом, а значит ты моя! Даже если ты не хочешь принимать его, ты должна принять его. Это самое лучшее, что ты можешь сделать! – Ваньянь Кан поднялся и стряхнул пыль с колен, а затем сел рядом с Су Мэй, сжимая её левую руку с кольцом и глупо улыбаясь.

– Ах ты негодяй… – тихо вздохнула Су Мэй.

– Да, я негодяй и я уже настроился на тебя! Даже не думай бросать меня, я буду продолжать беспокоить тебя! – не понятно почему, но лишь после того, как Су Мэй надела кольцо и не стала отказываться, Ваньянь Кан смог обрести душевное спокойствие.

«Очень приятно так близко наклоняться к Мэй’эр и крепко держать её за руку! Я уже давно не испытывал подобного счастья!»

– Эй… – после того, как Ваньянь Кан так долго молчал, Су Мэй не удержалась и, воспользовавшись локтём, подтолкнула его.

– Что такое? – удар Су Мэй заставил Ваньянь Кана очнутся от своего сна.

– Быстро сними с меня красную вуаль! До каких пор ты хочешь, чтобы я ждала?!

Крик Су Мэй заставил Ваньянь Кана вскочить. Лишь сейчас он понял, что только немного приподнял завесу, поэтому он поспешно убрал свадебную вуаль, и тогда перед Ваньянь Каном возникло хорошенькое личико Су Мэй.

– Прекрасна… – Ваньянь Кан похвалил Су Мэй от всего сердца. Его взгляд был устремлён на Су Мэй, а жгучая страсть в его глаза заставила Су Мэй ощутить прилив жара.

Оставить комментарий