Том 12. Глава 2, часть 2 — Шалость

Опция "Закладки" ()

На входе во дворец их приветствовал молодой дворянин, барон Селпет. На вид ему было лет двадцать пять. Он был одним из гражданских чиновников, работавших при королевском дворе, но благодаря загорелому и мужественному лицу он больше походил на воина.

— Приятно познакомиться, граф Ворн. Для меня большая честь иметь возможность встретиться с Вашим Сиятельством и засвидетельствовать свое восхищение вашими выдающимися победами.

— Благодарю. — поприветствовал его Тигре и пожал протянутую Селпетом руку. По словам Жерара, Селпет принадлежал к так называемой нейтральной фракции. Он не поддерживал активно принцессу Регину, но и не выражал недовольства и несогласия.

Людей, занимавших такую позицию, было отнюдь не мало. Изначально в Брюне наследование трона происходило по мужской линии. В тех редких случаях, когда после смерти короля рассматривался вопрос о короновании нового правителя и был выбор между принцессой прямой линии и принцем из боковой ветви, приоритет отдавался принцу.

Кроме того, Регина лгала о себе — еще два года назад ее считали принцем. Именно это вызывало сейчас недоверие у некоторых дворян.

Чтобы сделать их своими союзниками, Регина могла только продолжать последовательно убеждать их, показывая, что у нее достаточно способностей как у правителя Брюна.

Тигре и остальные передали свое оружие Селпету. Элен и Валентина тоже вручили ему свое Оружие Дракона. Когда Селпет получил черный лук Тигре, он слегка нахмурился, но ничего не сказал.

Когда все подошли к залу для приемов, Селпет поклонился и ушел. Титта, Лим и Рюрик будут ждать тут; только шесть человек, включая Тигре, войдут внутрь.

Солдаты, стоявшие по обе стороны двери, медленно открыли ее. Чувствуя легкое напряжение, Тигре вошел в дверь.

Придворные выстроились по обеим сторонам просторной комнаты, а девушка в одиночестве сидела на троне в дальнем конце зала. Это и была принцесса Регина. По бокам от нее стояли старик с лицом как у кота и женщина в серебряном нагруднике и с мечом на поясе. Это были премьер-министр Бадуин и Сирена, исполнявшая обязанности охранника принцессы.

Под пересекающимися пристальными взглядами придворных Тигре шел прямо к трону.

Внезапно среди толпы он заметил фигуру виконта Аугре и почувствовал себя в безопасности. Это был отец Жерара и, наряду с Массасом, он был самым надежным человеком, на которого Тигре мог положиться. Он был лордом Территуара, но теперь работал в королевском дворце в интересах Регины.

Тигре преклонил колено.

— Ваше Высочество, Тигревурмуд Ворн прибыл из Дзктеда.

После короткой паузы примерно в 3 секунды Регина произнесла:

— …Прежде всего, мы будем радоваться тому, что смогли снова благополучно встретиться с вами. Я слышала от премьер-министра о деле Асварре и о вашей победе в битве с армией Закштайна. Вы действительно хорошо поработали для нашей страны. Давайте благословим живых и помолимся за усопших.

Голос принцессы был спокойным и даже каким-то отрешенным. Движимый неожиданными чувствами, Тигре тихо поднял голову. Такие вещи, как эмоции, не были видны на ее лице.

« Или она намеренно подавляет свои чувства?»

Он не думал, что Регина изменилась. Если так, то Массас и Жерар должны были бы ему сказать. Тигре подумал, что должен просто разобраться с этим позже, и опять молча склонил голову.

— «Армия Рыцарей Лунного света» — вполне подходящее название… — вдруг небрежно сказала Регина. Сразу же после этого среди придворных послышался негромкий шум. Однако он не стал чем-то бОльшим, и в зале для аудиенций сразу же опять воцарилась тишина.

Затем Массас, Буруллек и Шайе опустились на колени перед Региной. Регина произнесла слова благодарности и в их адрес.

Элен и Валентина тоже преклонили колени. Хотя эти две женщины не были вассалами Регины, они понимали необходимость выразить ей свое уважение. Элен обошлась только формальным приветствием, но Валентина не ограничилась этим.

— Пользуясь случаем, я хотела бы кое о чем спросить Ваше Высочество принцессу. На какое завершение войны с Закштайном рассчитывает Ваше Высочество? — спросила Валентина, не проявляя никаких признаков стеснения и не нарушая своей грациозной позы. Некоторые придворные обратили на Регину полные глубокого интереса взгляды. Черноволосая Ванадис продолжала:

— По приказу нашего короля мы отправились сюда, чтобы помочь Вашему Высочеству. Однако если мы не будем знать, к чему стремиться, то двигаться будет невозможно. Следует ли нам лишь очистить землю Брюна от солдат Закштайна? Или … поднять войска и вторгнуться в Закштайн?

Все еще стоя на колене, Тигре с удивлением посмотрел на черноволосую Ванадис. Валентина была спокойна и даже улыбнулась, словно наслаждаясь реакцией Регины.

— Вы совершенно правы. Я не могу позволить себе не рассказать о наших целях нашему союзнику. — ответила Регина тихим спокойным голосом. — Я не думаю о вторжении в Закштайн. Это не из-за недостатка сил, а потому, что у меня есть другой план. Поскольку это повлияет на политические дела моей страны, я не могу раскрыть его сейчас, но…

— О нет, сейчас мне достаточно просто услышать эти слова. Я очень Вам благодарна. — Валентина почтительно поклонилась. Регина посмотрела на Тигре и сказала:

— Вечером будет организован приветственный банкет. Пожалуйста, отдохните до этого времени в приготовленных для вас комнатах.

==

Когда аудиенция закончилась, барон Селпет проводил Тигре в гостевые покои. Комната Титты находилась рядом, а Элен и вообще всех из Дзктеда провели в комнаты, расположенные на другом этаже.

Когда Селпет ушел, Тигре, все еще одетый в парадный костюм, ничком бросился на большую кровать. Накопившаяся усталость, казалось, начала отпускать его. Затем он осознал, что его одежда помялась, но подумал: “Кому это важно…”. Волосы у него тоже растрепались, но он оставил всё как есть.

Тигре повернул лицо. Хотя солнце уже должно было перевалить на другую половину небосвода, солнечный свет, проникавший в окно, все еще был ярким. Так что было, вероятно, чуть больше полудня.

Снаружи в дверь легонько постучали, и послышался голос Титты. Тигре ответил, что он отдыхает, и горничная, едва войдя в комнату, упрекнула юношу за его вид.

— Господин Тигре, это дурной тон.

— Я подумаю о хороших манерах завтра. Так что, пожалуйста, позволь мне сегодня просто полежать.

— Тогда как насчет того, чтобы выпить чаю перед сном? Горячая ванна тоже уже приготовлена.

Вероятно, она попросила приготовить горячую ванну в то время, когда Тигре и вся компания встречались с Региной. Он был благодарен ей за заботу и улыбнулся:

— Это хорошая мысль. Пожалуй, я выпью чашечку.

Титта на мгновение ушла в свою комнату и тут же вернулась с необходимыми приспособлениями для приготовления чая. Вскоре она протянула Тигре наполненную фарфоровую чашку.

Тигре поблагодарил ее, взял чай, вдохнул аромат поднимающегося пара и удивленно спросил:

— Это не то, что ты обычно готовишь для меня.

— Я получила этот чай на днях от госпожи Людмилы.

Услышав радостные слова Титты юноша вспомнил нежную улыбку синеволосой Ванадис.

Вероятно, из-за того, что в ее предках были Ванадис, Людмила… Мила обладала некоторой серьезностью и иногда строго относилась к окружающим. Но, конечно, она была не только серьезной! Точно так же, как и этот чай, она обладала добротой, способной согреть чье-то сердце.

Чувствуя, что его подбодрила не только Титта, но и Мила, Тигре улыбнулся. Титта в ответ тоже улыбнулась, и комната погрузилась в мирную атмосферу.

— Кстати говоря, госпожа Регина… как поживает ее Высочество Принцесса? — поспешно поправила себя Титта. Раньше, хотя и недолго, Титта заботилась о Регине. И та никогда не вела себя высокомерно по отношению к Титте, так что обе девушки мало-помалу открылись друг другу.

— Я только поздоровался с ней, но она, кажется, выглядела хорошо. — спокойно ответил Тигре, прихлебывая чай. Он честно говорил о том, что думает, чтобы не волновать Титту.

«Пожалуй, я мог бы спокойно так провести всё время до самого банкета».

Как только он подумал об этом, в дверь опять постучали. Титта было поднялась, чтобы открыть, но Тигре удержал ее и встал сам. Он поставил недопитый чай на стол и направился к двери.

Там стоял мужчина в сером официальном костюме. Похоже, он был одним из камергеров, служивших при королевском дворе.

— Простите, что беспокою Вас, Ваше Сиятельство, во время отдыха. Но Ее Высочество Принцесса зовет вас.

Тигре не мог отказаться, ведь его призывала Принцесса государства. Тигре почесал свои темно-рыжие волосы:

— Давайте отправимся немедленно. Где ожидает Ее Высочество? — спросил юноша и заметил, что камергер нахмурился. Похоже, его беспокоила мятая одежда Тигре и его растрепанные волосы. Но камергер не произнес этого вслух и повернулся, приглашая последовать за ним:

— Она сейчас в зале для приемов. Я проведу вас туда.

Тигре был озадачен. Тот зал, откуда они все недавно вышли?! Но не было никаких признаков того, что камергер ошибся.

Что ж, пора было идти. Тигре попросил мгновение подождать его и повернулся к Титте. Она слегка разочарованно нахмурилась, но тут же расплылась в улыбке и подошла к Тигре, быстро приводя в порядок его растрепанные волосы:

— Господин Тигре, пожалуйста, постарайтесь не грубить Ее Высочеству принцессе.

— Я буду внимателен. И по возможности расскажу ей о тебе.

Он нежно погладил Титту по голове вместо того, чтобы поклониться, и вышел из комнаты.

Оставить комментарий