Том 8. Глава 1. Неправильно понятые чувства.

Опция "Закладки" ()

Пролог

Пока другие смеются, здесь наверняка будет плач.

Если где-то ожидания будут оправданы, здесь они так и останутся неоправданными.

Если где-то есть ощущение, что вас несут, здесь его не будет.

Неважно, гонка это, тест или что-то ещё, здесь всё будет так.

Затем, в конце весны, наконец-то придёт осознание любви. Чтобы «они» поняли.

Глава 1. Неправильно понятые чувства

Часть 1

— Знаешь, Сората, я люблю тебя.

— … -Даже, если ты любишь Нанами, я люблю тебя.

Кабинет рисования окрасился в алый. Наступил закат.

3 мая. Первый день каникул. Празднование дня Конституции.

Уроки закончились, так что в школе было тихо. Единственный звук, нарушавший тишину, доносился с тренировочного поля – звук удара битой по мячу.

Но Сората его не слышал.

Все его чувства и мысли были лишь об одной девушке, которая выразила ему свои чувства… О Масиро.

Масиро смотрела на Сорату кристально чистым взглядом.

Её белая, как снег, кожа, идеальная осанка – всё, казалось, будто было во сне, который разобьётся в дребезги, стоит только слегка его нарушить. Масиро не чувствовала робости, а от неё, казалось, исходило тепло. Тепло, которое проникало в самое сердце Сораты.

— Я, я…

В его голосе была дрожь. Нет, не только в голосе, всё его тело дрожало.

Сората понимал всё происходящее, поэтому, в душе он смеялся над собой. Смеялся над своей робостью и трусостью.

Его мысли постепенно приходили в норму, и, наконец, окончательно упорядочились.

— Сората. — Его сердце уже готово было выпрыгнуть из груди.

— Ч-что?

— В последнее время всё изменилось.

— … Изменилось? В каком смысле? — Спросил он, не понимая, о чём речь.

— Как-будто Баумкухен с другим вкусом.

Масиро создавала напряжённую атмосферу. Цена ошибки была велика. Однако, она говорила очень серьёзно.

— Кажется, я понимаю, о чём ты! — Сердце его забилось сильнее, а голос стал ниже.

— Правда?

— Конечно.

— Я хочу сказать…

Масиро прервалась и отвела взгляд от Сораты. Она покраснела.

— …

Сората ждал, пока Масиро продолжит фразу. Он ничего не мог сделать и случайно встретился с ней взглядом.

— Хочу быть девушкой Сораты.

Но вскоре Масиро снова перевела взгляд на Сорату.

Сората прожил с Масиро целый год. Он часто прикасался к ней, ведь являлся её нянькой. Он много раз её видел и знал её, как свои пять пальцев. Но Масиро перед ним в корне отличалась от той Масиро, которую он знал. Было видно, что она влюблена. Увидев это, сознание Сораты моментально отключилось.

— Я-я… Я понимаю! – Он попытался успокоиться, но это не помогло: Сората запаниковал ещё сильнее и едва не кричал, из-за чего Масиро попятилась назад, словно испуганное животное.

— П-прости, что сказал так громко… Я… Я правда понимаю…

Увидев напуганную Масиро, Сорате стало стыдно. Теперь, Масиро для него стала ещё милее.

Наконец, ему удалось немного успокоиться.

— Даже я немного в этом понимаю.

— Да, но я впервые…

— …

— Не понимаю, лучший ли это способ…

Масиро отвернулась от Сораты. Она выглядела смущённой. Это та сторона Масиро, которую он ещё никогда не видел.

— Сората.

— Ч-что? – На этот раз он смог сказать спокойно.

— Сората уже выбрал кого-нибудь?

Масиро всё так же стояла спиной к Сорате. Знаете, глядя друг на друга, тяжело осмелиться задать вопрос. Это же чувство успешно передалось и Сорате.

— Я…

Начал Сората, но спустя секунду дверь в класс отворилась.

— Эй, вы! Школа уже закрылась, идите домой.

В дверном проёме стояла уже знакомая Масиро и Сорате учительница, и по совместительству комендант Сакурасо — Сэнгоку Тихиро, женщина, которой было 29 лет и 28 месяцев (если же по-человечески, то 31 год).

Тихиро поспешно вошла в класс.

— Быстро!

Произнеся это, она с чувством выполненного долга вышла из класса.

Наконец, Сората, который начал осознавать всё происходящее, поспешно покинул класс вместе с Массиро и направился домой.

-…

-…

Они вдвоём шли медленно, но ничего не говорили.

Масиро не шла рядом с Соратой, как она обычно делала. На этот раз, она держала дистанцию в 3-4 метра.

Когда Сората останавливался, Масиро тоже останавливалась. Если Сората начинал идти немного быстрее – она тоже набирала темп, но всё время оставалась позади.

Сората действительно понимал Масиро, она, должно быть, очень хотела получить ответ на свой вопрос.

Однако, из-за неудачного стечения обстоятельств, Сората потерял возможность сказать ей. А теперь он уже и забыл, что хотел ответить. Хотел ли он сказать, что Масиро ему нравится, или же что-нибудь другое? Теперь он этого уже не помнил, а Масиро не переспрашивала.

Пока они молча шли к школьным воротам, Масиро, похоже, что-то увидела.

— Хм…

— Что случилось? Ты что-то забыла?

Повернувшись к ней, спросил Сората, но та смотрела не на него, а за его спину, в направлении школьных ворот.

— Хм…

Сората оглянулся и его сердце забилось… быстрее. Всё его тело заболело.

Около ворот стояла та, кто хорошо знакома Сорате – его одноклассница, которая также проживает в Сакурасо, в комнате номер 203… Аояма Нанами.

Похоже, она только что вернулась с прослушивания.

Ещё недавно он мог бы спокойно её поприветствовать, но после случившегося он не смог, хотя им и предстоял совместный путь до Сакурасо.

До того, как Масиро раскрыла Сорате свои чувства, Нанами тоже призналась ему в любви перед прослушиванием. С того момента прошло не слишком много времени.

Они продолжили идти, но остановились, когда приблизились к Нанами.

Похоже, ситуация сложилась напряжённая. Но, как бы то ни было странно, Нанами смотрела в направлении Сораты и Масиро. На мгновение он удивился, а потом всё его тело начало трясти. Они встретились взглядами.

-…

-…

Сората и Нанами не произнесли ни слова.

Они некоторое время смотрели друг на друга с расстояния около 10 метров.

Так как всем предстояла дорога до Сакурасо, встретиться и не пойти до дома вместе было бы слишком странно. Он не знал, думала ли Нанами так же, так что спустя несколько секунд они начали сокращать дистанцию.

Однако, рядом они не шли. Странно, но Нанами также держалась на расстоянии 3-4 метров. Дистанция между Масиро, Соратой и Нанами не сильно отличалась. Вместе они образовывали своеобразный треугольник.

Эта фигура отлично описывает сложившуюся ситуацию. Любовный треугольник…

Если Сората не скажет ничего сейчас, то начать разговор потом у него не получится и подавно, так что он попытался завязать диалог.

— Хм, Аояма, прослушивание уже закончилось?

— Ага.

— И к-как?

Голоса их были максимально напряжены.

— Д-думаю, я сделала всё, что могла. — Ответила Нанами, словно заглядывая в будущее.

— Д-думаю, так и есть.

— С-спасибо, Канда-кун… ха-ха… с-спасибо тебе.

— Нет, нет, что ты. Ты сама со всем справилась, Аояма. – сказал Сората, но он не мог спокойно смотреть в её сторону.

Что следует делать при встрече с человеком, который только что признался тебе в своих чувствах? Какие слова подбирать? За всю жизнь, Сорату никто этому так и не научил.

— К-картина Масиро уже закончена?

— А-а… Да. Сина уже закончила.

Ответ, который ничего не значил, полностью изменил отношение Нанами, и напряжённая атмосфера сразу же исчезла, а её лицо выражало спокойствие.

— Аояма? – вопросительно сказал Сората.

— Да, я услышала. Картина завершена. – прошептала она себе под нос.

— Картина закончена… И я понял её смысл. – на его лице возникла смущённая улыбка, а глаза устремились на Масиро.

Картина Масиро может сказать куда больше, чем её слова, она может выразить её чувства. Таковы произведения Сины Масиро – гениального художника, которая начала рисовать раньше, чем научилась различать право и лево.

— Да… — Сората достиг своего предела убедительной улыбкой. Смех, смущение, зависть, замешательство и другие чувства… всё смешалось.

— …

— …

— Нанами.

Масиро смотрела на Нанами. Просто смотрела, словно забыв о присутствии Сораты. Она и не подозревала о его взгляде, который словно спрашивал: «Что ты сказала?».

— Что? – ответила Нанами нервным голосом.

Масиро ожидала такой реакции и продолжила говорить.

— Я люблю Сорату.

Мир вокруг Сораты словно исчез. Он неосознанно прикусил губу. Он хотел убежать от всего этого, но не мог.

— Хмм. – слегка опустив взгляд сказала Нанами.

— Это всё.

Нанами кивнула, сделала глубокий вдох и продолжила.

— Масиро. – позвала её Нанами.

— Что?

— Я тоже люблю Сорату.

— Хмм.

На этот раз головой кивнула Масиро.

— Это всё, что я хотела сказать.

— Ясно.

Разговор длился секунд 10, но для Сораты прошла целая вечность. Всё его тело было скованно, сердце словно связали верёвкой, пот не мог выйти, а в горле пересохло. Очень странный набор и не менее странное ощущение.

В этой тишине Сората даже забыл, как дышать. Он не мог вставить и слова, но даже если бы и мог, всё равно не знал, что сказать.

Но терять дар речи в такие моменты лучше не стоит.

Словно ожидая чего-то, Масиро и Нанами одновременно посмотрели на Сорату. Они ждали ответа.

— …

— …

В этой тишине чувства троих были на пределе. Странное напряжение повисло в воздухе, и Сората был единственным, кто мог разрядить обстановку.

Словно божья помощь раздался одинокий звук. Похоже, Масиро и Нанами его услышали, на их лицах застыло выражение непонимания. Они словно вопрошали «Хмм?». Если прислушаться, то это был крик какого-то животного.

Похоже на кота или котёнка.

Сората стал искать, откуда доносится звук. И нашёл. Около школьных ворот лежала картонная коробка.

Все трое подошли к коробке. Внутри неё лежало трое котят: чёрный, чёрный с белыми вкраплениями и полностью белый. Увидев Сорату, котята издали странный звук, а взгляд у них был такой, будто они хотели что-то сказать.

— Давно же у меня не было таких находок…

Последний раз Сората подобрал выброшенного кота зимой, когда ещё был в 1 классе.

Сората начал поднимать коробку. Масиро странно посмотрела на котят. Нанами же, напротив, смотрела с самым обычным выражением лица, но никто из них ничего не сказал. Может быть потому, что они всё равно уже знали, что Сората захочет забрать их к себе. Поэтому первым начал Сората.

— Надо же.

— Что?

— Хмм?

Масиро и Нанами посмотрели на Сорату. Он чувствовал давление, которое словно пыталось вытянуть из него слова. Это не могло продолжаться вечно, так что Сората сделал глубокий вдох и продолжил говорить.

— Я бы хотел вам кое-что сказать.

-… – Масиро промолчала.

— Ч-что ты хотел сказать? – Нанами, казалось, удивлена.

Сората посмотрел на них некоторое время, затем сказал:

— Мне надо всё обдумать. Не могли бы вы дать мне немного времени? – чётко и спокойно произнёс Сората.

Мгновение спустя, моргнув несколько раз, Нанами, наконец, почувствовала облегчение и тихонько вздохнула.

Неожиданно Масиро тоже почувствовала облегчение и выражение её лица смягчилось.

— Я… я всё ещё в панике… Сегодня я услышал признание в любви от Нанами и Масиро. Я понимаю, что это всё реально, но продолжаю паниковать. Нет, я счастлив. Действительно счастлив. Я очень счастлив и именно поэтому не могу дать ответ не подумав, мне нужно всё хорошенько обдумать.

Вместо того, чтобы изображать из себя крутого или поддаться обстановке, Сората решил честно признать свои чувства. Он почувствовал, что пришло время с этим разобраться.

— Ничего, я понимаю. Всё в порядке. – первой ответила Нанами.

— Однако, я всё же прошу дать мне время сперва всё обдумать…

Когда Сората закончил говорить, Нанами посмотрела на Масиро.

— Я тоже не против. Сората, обдумай всё хорошо.

— … спасибо. Спасибо большое.

— Канда-кун.

— Хм?

— Хоть я и сказала, что это не важно, у меня есть просьба. – взгляд Нанами устремился на Сорату.

— Да… Что за просьба? – нервно ответил тот.

— Если возможно, я бы хотела узнать, сколько времени тебе понадобится.

Руки Нанами немного задрожали.

— Поймите. Конечно, вы вправе это знать, но я и сам не знаю…

Солнце уже село, а ветер принёс с собой холод. Да, до лета ещё далеко.

— Надеюсь, решишь до прощальной поездки.

— Прощальной поездки…

В конце мая состоится прощальная поездка в Хоккайдо длиной в 4 дня и 3 ночи. До неё оставалось около трёх недель.

— Думаю, этого многовато.

Даже недели было бы достаточно, но Сората не знал, стоит ли ему решать в течение недели.

— Даже не до экзаменов?

Экзамены начнутся за неделю до окончания поездки.

— Я просто не хочу беспокоить Канду-куна ради школьной рекомендации… Даже сейчас это звучит эгоистично.

— Я тоже думаю, что всё в порядке.

Масиро сказала то же самое, но своими словами. Все проблемы, включая экзамены и рекомендации были согласованы с идеей Нанами.

— Спасибо… Нет, правда, спасибо.

Но, если всё же возможно, чем быстрее Сората найдёт ответ, тем лучше.

— Что ж, думаю, пора закрыть тему! – весело сказала Нанами. Похоже, напряжённая атмосфера улетучилась.

Нанами решила погладить котят в коробке.

— Мы дадим им хорошие имена.

— Ага.

Третье мая.

Сегодня, в журнале сообщений Сакурасо появилось следующее:

«В Сакурасо добавилось трое новых жильцов-котов: чёрно-белый Мицухо, чёрный Цубаме и белая Сакура. Надеюсь, вы поладите. От: Канда Сората».

Часть 2

4 Мая.

3 часа ночи.

Сакурасо. Комната номер 101. Была тихая и спокойная ночь, но Сората не спал. Не мог уснуть.

Он лежал на кровати и осматривал комнату.

Его тело немного побаливало из-за повышенной температуры, а сердце не могло успокоиться.

Почему он находится в таком состоянии? Думаю, причина итак ясна – произошедшие с ним на днях признания в любви.

«Моя любовь – это Канда-кун» — Вдруг пронеслись слова Нанами в его голове, из-за чего тело Сораты снова окатила лёгкая дрожь, а сам он слегка занервничал.

Чтобы хоть немного успокоиться, он закрыл глаза. Но это не помогло: каждый раз, когда он закрывал глаза, он вспоминал картину Масиро. Она (картина) вызывала столь мощный эффект, что, увидев её однажды, забыть уже было невозможно.

«Знаешь, Сората, я люблю тебя» — Пронеслись в его голове уже слова Масиро.

Сората ни капли не разбирался в искусстве, но, тем не менее, это не помешало ему понять все те чувства, что Масиро вложила в картину.

Все те чувства…

Вероятно, это был самый большой инцидент в его жизни: двое человек одновременно признались ему в любви.

В такие моменты люди обычно думают, что всё происходящее вокруг – всего лишь сон. Но не Сората. Он понимал, что всё произошедшее с ним произошло на самом деле. Когда ему признались в любви он был одновременно и удивлён, и рад.

Сората так погрузился в себя, что не заметил, как упал с кровати.

По началу, он всё ещё ничего не понимал. «Чего?» — подумал он сначала, но затем… «Уваа! Ситуация ведь очень серьёзная!» — дошло наконец до него.

От осознания, что всё очень серьёзно, Сорате вновь захотелось убежать, спрятаться от всего, что с ним произошло и от того, что только должно будет произойти. Но, как бы он не желал вырваться из реальности, это было невозможно.

Спустя некоторое время он наконец-то успокоился и смирился с тем, что всё происходит на самом деле. Однако, спустя некоторое время после принятия, его сердце забилось ещё сильнее.

Сората попытался найти ответы внутри себя и понял, что сейчас он счастлив, как никогда.

Там, в сердце, находилось это скрытое чувство.

«Как бы то ни было, ещё ничего не кончено» — сказал его внутренний голос.

«Ещё не достигнуто ни одной цели» — продолжал говорить он.

Сората делал вид, что не знает ответа, но это не так. Если он выберет её, как далеко он сможет зайти?

— Ничего не понимаю… – тихо сказал Сората.

Чтобы привести себя в порядок, он сел на кровать. Рядом тихо спали Хикари, Кибо и новый жилец Сакурасо, подобранный вчера. Они выглядели счастливыми.

Глядя на эту картину, Сората непроизвольно улыбнулся.

Сората засмотрелся на спящие комки шерсти и немного проголодался. С целью найти чего-нибудь перекусить, он направился на кухню.

Сората думал, что в такое-то время на кухне не будет ни души, но ошибся.

Кухня была не пуста. В кресле возле холодильника сидела комендант Сакурасо – Сэнгоку Тихиро. Она сидела с бутылкой пива, хоть и являлась учителем. Правда, Тихиро, пьющая пиво – ситуация не новая, так что удивления это не вызвало. Тем не менее, Тихиро успешно опустошила уже 3 банки пива, которые мёртвым грузом лежали на столе.

Сората налил в стакан воды и присел рядом с Тихиро.

Затем, он непроизвольно вздохнул.

— Эт что такое? – начала Тихиро.

— М? Вы о чём?

— Канда что ль? Да вроде, не похож.

— В каком смысле?

— Да помолчи ты, голова болит. Не видишь, я думаю.

— Чего? Вы это типо про себя говорите? Мда…

Сората снова вздохнул. Но на этот раз, Тихиро всё же обратила на него внимание.

Она молча встала. Сначала, Сората подумал, что Тихиро решила пойти в свою комнату, но вместо того, чтобы выйти из кухни, она открыла холодильник.

— На, держи. – сказала Тихиро, приложив что-то холодное ко лбу Сораты.

— Ауч! – вырвалось у него.

— Что за странный звук?

— Когда сэнсэй в три часа ночи кладёт тебе на лоб какую-то ледяную штуку из холодильника, подобный звук является нормальным.

В любом случае, Сората всё же взял то, что ему давала Тихиро. С виду, это была банка сока.

— С-спасибо.

Сората поблагодарил Тихиро, но присмотревшись к банке, он снова сорвался на крик.

— Минуточку! Пиво?! – ошарашено крикнул он.

— Забей, оно безалкогольное.

— Ну, если так… – немного колеблясь, Сората решил сделать первый глоток.

— Всё-равно, нормальное пиво найти нереально.

— Хах, ну да.

Сората сделал первый глоток. Его чуть не вырвало. Горькое, противное, а от послевкусия можно коньки отбросить.

— Что за? Его же невозможно пить!

Сората быстро запил пиво обычной водой. После столь горького напитка даже обычная вода показалась ему райским нектаром.

— Значит, ты всё ещё ребёнок.

— На вкус как влажные салфетки.

— Вот как? Ну, я салфетки не ем, так что не могу сравнивать. – Тихиро посмотрела на Сорату, как на идиота.

— Чего?! Я тоже не ем! Просто, на вкус как старая грязная одежда!

— Так вот, почему молодёжь нынче не пьёт пиво.

— Его же блин вообще невозможно пить.

— Ладно, рано или поздно ты всё равно пристрастишься.

Почему взгляд обязательно должен быть таким болезненным?

— Пожалуйста, не обсуждайте пиво со студентами.

— Ну, если слабак, можешь выпить чаю.

— Может, хватит уже? – у Сораты больше не осталось сил спорить с Тихиро.

— Ладно, хватит с тебя. Кстати, что ты делаешь в полночь на кухне? Ты прямо как проблемный ребёнок, у которого нелады со сном.

— Я в старшей школе! Не удивительно, что у меня проблемы со сном!

— Да успокойся ты уже, с тебя хоть картину рисуй.

— Да, простите.

— Смирись, с твоим лицом сделать уже ничего не выйдет.

— Чего?

— Не могу понять, что ты чувствуешь?

— Да что на вас нашло?

Разговор явно пошёл не в то русло.

— Если тебя просят выбрать кого-то одного, то тот, кто сказал тебе сделать этот выбор – плохой, верно?

— Что? – глупым тоном спросил Сората.

— Выбери Масиро или Аояму.

Сората был очень удивлён таким поворотом событий.

— Чего?! Откуда вы знаете?!

— Может, ты не заметил, но я была в классе рисования. Я поняла всё, стоило мне только увидеть, как Масиро тебя нарисовала.

— … – Сората не мог сказать ни слова.

Однако, откуда Тихиро узнала про Нанами?

— Аояма тоже ведёт себя странно даже в ванной. Вокруг неё витает атмосфера, которая словно говорит: «Я просто выразила свои чувства»

— Д-да-уж…

— А увидев твоё состояние, я убедилась в этом окончательно.

— А в каком я состоянии?

— В таком, как будто две девушки признались тебе в любви.

-… – Сората не смог ничего ответить – Тихиро попала в яблочко.

— Короче, выбирай с умом, чтобы потом не пожалеть.

— В смысле?

— Да так, просто, знаю по себе.

— М? А вы разве не в хороших отношениях с Фудзисавой-саном?

— Неважно.

— Почему?!

— У меня сейчас и без него много проблем.

Тихиро-сэнсэй не только эгоистичная, но и очень ленивая. Разговор с ней был пустой тратой тратой времени, так что он решил вернуться в комнату.

— «Похоже, тебе достался очень непростой выбор из трёх вариантов». Ты хотел, чтобы я это сказала?

Хотя Тихиро и была пьяна в стельку, она очень умело сменила тему разговора на Масиро и Нанами.

— Первый: выбери Масиро.

-…

— Второй: выбери Аояму.

-…

Сората и Тихиро смотрели друг на друга, как вдруг, Тихиро рассмеялась. Несмотря на то, что Тихиро ещё не назвала третий вариант, Сората его уже знал.

— Третий вариант: откажи обеим.

— ?! – Сората уже знал, что Тихиро так скажет, но он всё равно удивился.

— Но есть ещё 4 вариант: встречайся с обеими.

— Э, нет! Такого варианта точно не было! Тем более, вы сказали, что у меня только три варианта!

— Почему нет? Бери пример с Митаки.

— Ну уж нет! Хоть я и уважаю Дзина, но в этом я точно не хочу быть на него похожим!

— Вот как?

Кажется, Тихиро уже наскучил этот разговор, и она залпом выпила банку пива.

— Похоже, ты ничего не понял. – Тихиро косо посмотрела на Сорату.

— Что вы имеете ввиду?

— Да, ты ещё не до конца понял.

— О чём вы вообще?

— Скажу-ка я тебе вот что.

Тихиро указала на пустые пивные банки.

— Канда, тебе нужно обдумать, что тебя смущает.

— Что-то я не понимаю.

Вообще, Сората уже понял, что его беспокоит, и именно это не даёт ему уснуть.

Человек, который ничего не достиг. Человек, который не смог достичь своей цели. Человек, который не знает, стоит ли ему поступать в Университет Суймей. Есть ли у такого человека силы и время на всё это? Может ли он встречаться с кем-то, находясь в таком положении? Может ли такой человек даже думать о «девушке»?

— Сэнсэй?

— Дальше думай сам.

Сказала Тихиро и уже собралась уходить.

— А, кстати.

Сората думал, что Тихиро наконец оставит его в покое, но вместо этого, она остановилась перед дверью, повернула голову и посмотрела на Сорату серьёзным взглядом.

— Выброси пивные банки.

И уже после этих слов Тихиро удалилась из комнаты.

-…

Сората остался один. На столе было раскидано 6-7 пустых пивных банок.

— Что же делать…

Тихиро поступила очень хитро, оставив мусор на сбитого с толку Сорату.

Сората, в свою очередь, продолжил сидеть и снова сделал глоток безалкогольного пива.

— Как она может пить эту дрянь?..

На этот раз вкус был ещё хуже.

— Ужасный вкус…

Тем не менее, Сората допил банку пива. Он всё ещё не понимал, что же Тихиро имела ввиду под «Недопониманием».

В чём же дело?..

Часть 3

4 мая.

Сегодня Сората проснулся от того, что его лицо облизывали трое котят, которых он подобрал.

Было ещё темно, так что Сората решил глянуть время в телефоне: часы показывали 6:50.

Сорате нужно было сделать несколько вещей. Во-первых, он хотел поработать над игрой и исправить недочёты, на которые указал Рюноске. Во-вторых, на носу были экзамены. И, конечно, нужно было дать ответ Масиро и Нанами.

— Ответ, точно… – в данный момент, первостепенной задачей был ответ.

Внезапно, Сората стал серьёзен. Далее, он некоторое время играл с кошками, после чего покормил их.

Также, в планах было устроить приветственную вечеринку для Канны. Вечеринка должна была пройти ещё вчера, но из-за того, что Канна сначала решила привести комнату в порядок, вечеринку перенесли на сегодня.

— Приветствуем Канну Хасэ-чан в Сакурасо! – Произнесли тост за обеденным столом.

За столом сидели трое третьеклассников: Сората, Масиро и Нанами, а также первоклассник из музыкального класса: Химемия Иори, который поселился в Сакурасо в Апреле. И сама Канна Хасэ. Всего за столом сидело 5 человек.

Тихиро за столом не было, а Рюноске как обычно сидел в комнате 102. Сората попытался написать ему на e-mail.

— «Рюноске-сама сейчас занят и у него нет времени на глупые игры с Соратой. Надеюсь, ваш глупый мозг способен обработать полученную информацию. И ещё, мир скоро будет моим!»

Столь шокирующего ответа Сорате было более, чем достаточно, и он решил больше не спрашивать. Такой странный юмор может быть только у Служаночки.

Тем не менее, необходимо было сообщить Канне, что в Сакурасо есть ещё 1 житель.

— Кстати, в комнате 102 живёт ещё один третьеклассник – Акасака Рюноске.

— Ясно.

В итоге, все дружно принялись трапезничать. Приветственная вечеринка шла гладко и без проблем.

Затем, Сората потянулся за добавкой и встретился с Нанами, которая тоже хотела взять немного лосося.

— А-ах, а… Прости.

— Н-нет, в-всё в порядке! Кан-Кан-Кан-Канда-кун, ты первый.

— Нет, нет, нет! Аояма, прошу, ты первая…

Словно избегая друг друга, они произнесли это же ещё 2-3 раза.

Сората пытался вести себя, как обычно, но у него не получалось.

Но за всю вечеринку Сората ни разу не взглянул на Масиро, а продолжал сверлить взглядом Канну.

— Сората-сенпай, что-то не так? Почему ты так взволнованно на меня смотришь?

— Что? Нет, я не смотрю на тебя.

— Не ври. Знаешь, у меня нет хобби пристально пялиться на людей.

— У меня тоже!

Они были вынуждены обсудить эту тему. Однако, Канне, главной героине вечеринки, это было не по нраву.

Сората был на пределе. От одной только мысли, что завтра ему придётся также несладко, он был готов упасть без сознания. На него давил тот факт, что он должен выбрать Масиро или Нанами. Однако, ему не было смысла на это жаловаться, ведь он сам попросил дать ему время подумать.

Закончив есть суп, Нанами решила приготовить кашу.

— Так… – Начала Канна. У неё был подозрительный взгляд.

— Хм? Что такое? – спокойно спросил Сората.

— Вам не кажется, что атмосфера какая-то напряжённая? – уверенно спросила Канна, сосредоточив своё внимание на Сорате, Масиро и Нанами.

— Сразу скажу, я ничего не видел! – нервно сказал Иори

— Извращенцы должны молчать. – отрезала Канна, даже не взглянув на того.

— В-в чём дело?

— Мне кажется, что Сората-сэмпай какой-то застенчивый.

— Вовсе нет.

Сората взял её пустую чашку и наложил в неё кашу.

— Не прикидывайся, я же вижу, как ты себя странно ведёшь.

-…

Похоже, Канна уже всё поняла.

— Между тобой с Нанами что-то произошло. – Добавила она.

— С-с чего ты взяла?

— А разве не так?

Сората и Нанами почти не разговаривают друг с другом, хотя обычно они болтают обо всём на свете. А улыбка Нанами сегодня слишком натянута и неестественна, как и у Сораты.

Сората и Нанами встретились взглядами и уже через 2 секунды покраснели и резко отвернулись.

— Ну, вот о чём я и говорю. – подметила Канна.

Возразить что-нибудь в подобной ситуации – всё равно, что добровольно вырыть себе могилу, так что лучше промолчать.

-…

-…

Чем дольше они молчали, тем страннее становилась атмосфера.

Другими словами, то, что Сората и Нанами сегодня такие застенчивые – ненормально.

По крайней мере, со стороны это так. Но в ситуации, когда в одной комнате находятся парень и две девушки, которые признались ему в любви и ждут от него ответа на вопрос: «Кого из нас ты выбрал?», быть застенчивым – совершенно нормально.

Но самой странной была Масиро. Вернее, самой обычной и нестранной. Она просто ела суп, как обычный человек, но обычное поведение для Масиро – само по себе странно.

Сората взглянул на Масиро и только теперь понял, что она тоже ведёт себя странно.

Может, потому, что Сората осознанно не хотел на неё смотреть, он и не замечал её странного поведения.

— Сората. – неожиданно спросила Масиро. Настолько неожиданно, что Сората запаниковал.

— Ч-что? – нервно спросил он.

Масиро продолжила:

— Мы просто разделились.

— Эмм… Чего? – Сората не удержался и переспросил.

— Разделились.

— Я слышал!

— Это значит держаться отдельно.

— Да знаю я, что это значит!

— Всё в порядке?

— Я просто не понимаю, к чему ты вдруг несёшь эту чепуху?!

Эти крики привлекли внимание Иори и Канны.

Но Масиро не понимала, что сейчас не лучшее время и просто продолжила объяснять дальше:

— Потому что Сората парень, а я девушка.

— Да, я заметил…

— Поэтому, мы просто разделились.

— Просто разделились. – ещё раз сказала Масиро.

Напряжение, повисшее в воздухе, отличалось от обычного. Оно казалось каким-то… странным…

Масиро была настолько уверена в том, что сказала что-то важное, что утвердительно кивнула головой, мол: «Всё так». И, кажется, она выглядела счастливой.

— Позволять Сорате выбирать трусики неправильно.

То, что сказала Масиро было правдой и прозвучало довольно логично.

Однако, Сората не мог просто промолчать.

— Да неужели? Ты должна была это понять год назад, а не сейчас!

— Я уже давно это поняла.

— Вот только не надо врать!

Удивительно, но Масиро говорит адекватные вещи. Возможно, это из-за вчерашнего признания, других объяснений её нормальному поведению нет.

— Что-то я не понял, о чём вы сейчас говорили? – спросил Иори, не до конца понимая, о чём идёт речь.

— Вот как, значит.

Реакция Канны кардинально отличалась от реакции Иори. Она как будто что-то поняла и затем неожиданно сказала:

— Ясно. Сората-сэмпай получил признания от Сины-сэмпай и Аоямы-сэмпай.

В яблочко!

— Откуда ты узнала?! – рефлекторно воскликнул Сората.

— Чего?! Так это что же получается?! – до Иори наконец-то начало что-то доходить.

— Попался. На самом деле, я просто предположила. – хладнокровно ответила Канна, поправляя очки.

-…

Похоже, Сората попался в ловушку, но слишком поздно это понял.

— Канда-кун дурак. – не вытерпела Нанами.

— Прости. – сказал Сората, потупив голову.

— Я в порядке.

— Чего? Серьёзно?! Сората-сэмпай, это же здорово! Пожалуйста, поделитесь со мной знаниями о женщинах!

Иори схватился за одежду Сораты.

— Пожалуйста, помогите мне, чтобы я смог найти девушку!

Эта просьба была слишком неожиданной, так что Сората просто застыл от удивления. Да и тем более, Сората вряд ли бы смог его чему-нибудь научить, ведь в женских делах он не мастак.

Если кто и может помочь советом в любовных делах, так это Дзин. Хотя, его советы могут не подойти для Иори. Вообще, чтобы найти девушку, Иори просто надо быть тише и скромнее. Не будь он таким выскочкой, он был бы популярен, ведь лицом Иори был красив, да к тому же, он хорошо играет на пианино, пусть сам так и не думает.

— Удивительно. Оказывается, Сората-сэмпай очень популярен у женщин.

Канна повернулась лицом к Сорате, она была слегка недовольна.

— Правда?

— В каком смысле?

Ответ прозвучал довольно неуверенно.

— Эм… Так, как тебе приветственная вечеринка?

Сората попытался сменить тему.

— Пока было тихо, всё было замечательно.

— А сейчас?

— А сейчас всё это немного раздражает.

— Это из-за меня? – тревожно спросил Сората.

— Да, из-за тебя. – уверенно ответила Канна.

Сората остолбенел и не смог ответить.

— Прости, нам жаль. Это из-за того, что мы все на нервах… – Нанами помогла Сорате выбраться из сложившейся ситуации.

— Ладно, всё нормально…

Увидев реакцию Нанами, Канна решила сделать вид, что всё нормально.

— Это всё из-за меня.

— Ладно, будет тебе, это больше не повторится.

Улыбка Нанами снова стала нормальной. Она выглядела очень уверенной: пришло время ей всё рассказать.

— Мне нужно вам кое-что сказать. – начала Нанами.

Взгляды всех присутствующих устремились на Аояму.

— В конце месяца, после того, как придут результаты, я вернусь в обычное общежитие. – уверенно произнесла Нанами.

Сказанное дошло до Сораты не сразу.

Но не только Сората впал в ступор. Масиро, Канна и Иори тоже были шокированы подобным заявлением.

— Чего? – слабо дыша, спросил Сората.

Однако, Сората легче всех принял эти слова, ведь хоть он уже знал, что однажды Нанами покинет Сакурасо, хоть и не знал точной даты.

Сората сразу вспомнил свидание в парке развлечений и поцелуй Нанами.

«Я решила, что когда пройду это прослушивание и закончу первую стадию, то уйду из Сакурасо.» — всплыли в его памяти слова Нанами, которые она произнесла на Колесе Обозрения.

Сидевшая рядом Масиро тоже уставилась на Нанами.

— Простите, что испортила вам настроение, тем более на приветственной вечеринке.

— Н-ничего… Всё в порядке. – Канна не знала, что ответить, ведь она даже и не представляла, что разговор может так повернуться. Кстати, как и Сората.

Затем…

— Чегоооо?!

Выпалил Иори, который всё это время сидел неподвижно.

— Аояма-сэмпай уйдёт из Сакурасо?

От такого заявления Иори упал со стула.

— Но, почему?.. – Выдавил из себя Иори.

— Не думала, что ты так болезненно отреагируешь на мой уход, Иори.

Сората тоже был удивлён тому, как тяжело Иори принял столь нерадужную весть, ведь с тех пор, как Иори поселился в Сакурасо, прошёл всего 1 месяц и он не должен был так сильно привязаться к Нанами.

— Это из-за того, что, если Аояма-сэмпай покинет Сакурасо, в общежитие станет гораздо меньше грудей!

— Хм, вот оно как. – вздохнула Нанами

— Нет, нельзя же так! Не уходи!

— Взгляни уже правде в глаза. – заткнула его Канна.

— Эх-х…

Услышав это, Иори посмотрел на Канну и оказался не в восторге.

— Чего?

Канна смотрела на него так, словно хотела убить.

— А, очкарик со средним размером…

— Это у кого ещё здесь средний размер?

— Сначала отрасти себе грудь, а только потом протестуй.

Со стороны Иори был похож на адвоката, который спорит с судьёй. Но, да, такое поведение принесло свои плоды: Канне, кажется, стало ещё более неприятно находится в одном помещении с Иори.

— Интересно, каким большим станет «дружок» Сораты, если ты поможешь ему «подняться»? – пошутил Иори, едва сдерживая смех.

— Вот только не впутывай меня в ваши разборки.

Канна прикрыла грудь обеими руками и отвернулась от Сораты.

Однако, затем она снова повернулась лицом к Сорате.

— Даже не думай, я не позволю тебе его трогать. – пошутил Иори.

— Что ты несёшь?!

— И уж тем более я не дам тебе взять его в рот.

— Да заткнись ты уже, больной извращенец!

Сората почувствовал на себе раздражённые взгляды. Это были Масиро и Нанами. Они выглядели очень раздражёнными, так что лучше пока их не трогать.

— Вот была бы у тебя такая же грудь, как у Сины-сэмпай, тогда другое дело…

Иори ещё раз посмотрел на Канну, она выглядела злой.

— Ч-чего? Э, ты чего делаешь? Стой, нет! Аааа……

— Только попробуй сказать ещё хоть слово! Я ещё не отошла от того, что ты вчера увидел под моей юбкой. – Канну переполняла злость, так что она не выдержала и начала колотить Иори.

— Хв-хватит! Стоп!

Лицо Иори стало серьёзным.

— Что, хватит с тебя?

Канна прикрыла грудь обеими руками и с презрением посмотрела на Иори.

— Погоди минуточку, сейчас быстренько вспомню тот вид.

Он попытался вспомнить пейзаж, который открылся ему под юбкой Канны и закрыл глаза.

— Даже не думай вспоминать это, извращенец!

Канна надавила на ногу Иори.

— Б-больно! Хватит!

— Сам виноват.

Канна потихоньку успокаивалась, но каждый раз, когда вновь натыкалась на лицо Иори, вновь начинала злиться.

— Ты совсем страх потерял? Разве я не сказала тебе забыть то, что ты видел? – сказала Канна. Её голос был таким страшным, что можно было даже подумать, что звук доносится из самого ада.

— Я-я не могу вспомнить, блииин…

Иори не знает границ.

Кажется, Канна разбила Иори нос, ведь из него капля за каплей на пол стекала кровь.

— Ч-ч-чёрт!..

Только после разбитого носа до Иори наконец-то дошло, что пора остановиться.

— С меня хватит!

После этих слов Иори выбежал из столовой.

— В самом деле, ребёнок.

Канна даже не думала идти за Иори, ей было всё равно.

Затем, Канна закончила трапезу и стала наводить порядок. Она встала со своего места, глянула на Сорату и вышла из столовой.

Теперь, в столовой остались только Сората, Масиро и Нанами.

— Нанами скоро уйдёт. – тихо сказала Масиро.

— Просто, я думаю, что так будет лучше для меня.

Нанами как-то уже говорила, что Сакурасо её изнежило, и чтобы сделать шаг вперёд, ей надо покинуть Сакурасо. Однако, Сората думал, что нет ничего плохого в том, чтобы быть там, где тебе нравится. Но, если Нанами что-то решила, её уже не переубедить. Он знал, что как бы он не уговаривал её остаться, Нанами его не послушает.

— Хотя изначально я переехала в Сакурасо из-за проблем с деньгами… Сейчас я понимаю, что это была не единственная причина моего переезда. Начала я слишком самоуверенно – думала, что смогу работать, репетировать и учиться одновременно.

-…

Масиро серьёзным взглядом смотрела на Нанами.

— Сначала я думала, что смогу преуспеть во всём, но не смогла. Хоть я могу сделать всё сама, но вместо этого просто добавляю проблем окружающим – так я думала, когда только переехала в Сакурасо.

— Да, знаю.

— В этом году я больше не занимаюсь репетиторством, так что я решила посвятить больше времени школе и работе… и стать независимой от всего этого. Надеюсь, теперь я смогу сделать то, что не смогла раньше.

— Нанами хочет выпускной.

— Чего?

— Выпускной в Сакурасо.

— А такое вообще возможно?

Нанами выдавила из себя смешок.

— Нанами.

— Что?

— Не важно где будет Нанами, Нанами всё равно будет в Сакурасо.

-…

— Сакурасо – это не старое здание. Сакурасо – это мы.

Эти слова сказал ей Сората, ещё до выпускной церемонии Мисаки и Дзина. И хотя эти слова и принадлежали Сорате, Масиро чувствовала то же самое.

— Я тоже так думаю.

Нанами улыбнулась и показалось, что она выглядела счастливой. Но несмотря на это, в глубине души она всё ещё была в отчаянии.

Если наступит день, когда Нанами придётся покинуть Сакурасо, Сората надеялся, что сможет вместе с ней улыбнуться её уходу.

Часть 4

Золотая неделя закончилась и мир вернулся на круги своя. Праздники закончились и новости о туристах и достопримечательностях сменились привычными новостями о политике, экологических проблемах и др.

Сората вернулся в школу после праздников.

Всё вернулось на круги своя. Кроме одного… заботы о Масиро.

Утром Сората не разбудил Масиро. Когда Сората вошёл в её комнату, она нервно сказала:

— Сората, не входи.

Масиро выгнала Сорату из комнаты.

Когда же Сората попытался помочь Масиро одеться, то услышал:

— Оставь меня в покое. – сказала Масиро, выхватив одежду из рук Сораты.

Отдав одежду, он случайно взял её трусики.

— Упс… Прости, держи.

На что Масиро посмотрела на Сорату, как на идиота.

— Сората извращенец. – сказала она.

Нормальная реакция для ученицы старшей школы на то, что кто-то взял её трусики, но ненормальная для Масиро…

Если позволить Масиро самой за собой ухаживать, то быть беде. Например, она запросто может пойти в школу без трусиков.

Именно поэтому, Сората каждое утро следил, чтобы Масиро ненароком чего не забыла.

— Я закончила. – сказала Масиро, закончив переодеваться.

Её внешний вид выглядел очень опрятно, но, зная Масиро, нельзя было не удостовериться.

— Трусики?

— Белые. – гордо ответила Масиро.

— Дура, я не спрашивал цвет!

Во время их разговора, Канна почти вышла из комнаты 201.

— Спросим Канну? – спросила Масиро.

Речь, не сложно догадаться, шла о том, надела ли Канна трусики. Всё же, она переехала в Сакурасо по причине того, что снимала свой стресс крайне необычным способом… снимала трусики и ходила так по школе.

— Спрашивать девушку с утра о том, какого цвета её трусики – не по-мужски. – продолжала Масиро.

— Я всего лишь спросил, надела ли ты их!

— Это ещё более оскорбительно.

Пусть и из уст Масиро, но прозвучала логичная мысль.

— Ещё только утро, а разговор уже пошёл куда-то не туда.

Теперь Сорате предстояло провести весь день с чувством ненависти к себе.

На длительных школьных каникулах, связанных с подготовкой к Прощальной поездке, ученики третьего класса должны были отдохнуть, но у них явно не получилось.

В школе третьеклассников разделили на группы по три человека для Прощальной поездки. Сората, Рюноске и Нанами попали в одну группу, а Масиро попала в одну группу с Маю и Яёй.

Подобное разделение было вполне логично: никто из студентов не хотел иметь дело с проблемными детьми из Сакурасо, по имени Сората и Рюноске, так что им пришлось объединиться и взять к себе в группу Нанами, которую по каким-то причинам тоже не хотели брать ни в одну группу.

Во время распределения Сората считал ворон и включился только, когда всё было решено. Как-всегда.

Однако, у него был один вопрос.

— Кохару-сэнсэй, у меня есть вопрос! – поднял руку Сората, когда группы были распределены.

— Нет.

— Вы даже не выслушали!

— Ты хотел спросить, будет ли Рюноске принимать участие в поездке?

— Верно!

— Не думаю, что он объявится. Так что, Канда-кун, сможешь устроить свой гарем в Хоккайдо.

— Вот чего-чего, а подобное я точно не хочу с вами обсуждать!

— Что-ж, вот и славненько. Так, группы, составляйте свои планы на поездку. Ах да, у нас же ещё экзамены на носу, не забудьте подготовиться.

— Минутку, сэнсэй! Да помогите же вы мне!

Кохару-сэнсэй проблемы Сораты были абсолютно до лампочки, так что она просто вышла из класса, как только прозвенел звонок.

У Сораты не оставалось другого выбора, кроме как спросить у Рюноске на прямую по e-mail.

«Акасака, ты же участвуешь в поездке, да?»

«Вообще-то, на выходных я собирался сфокусироваться на работе.»

«Чего? Это ты типо назвал школьное мероприятие «выходными»?»

«У тебя какие-то вопросы?»

«Надеялся, ты примешь участие в поездке!»

«Попробуй назвать хоть одну причину, почему я должен поехать.»

«Ну… без тебя будет скучно!»

«Отказано»

Отказано…

Но Сората не сдался и попытался ещё раз пригласить Рюноске, но на этот раз у него не получилось даже связаться с ним.

Однако, помимо Рюноске, у Сораты была ещё одна проблема, которая могла помешать Прощальной поездке – экзамен, который определит, поступит ли Сората в желанный университет, был уже не за горами.

День перед экзаменами. 15 Мая. Воскресенье.

Сората тихо зубрил в своей комнате.

3 часа пролетели незаметно. Сората зубрил не отрываясь, максимум – прерывался на поход в туалет.

Мозг Сораты уже изрядно устал, так что он не мог решить ни одной задачки и взял паузу.

-…

Сората пытался найти решение, но у него не получилось, так что он 5 минут просто пялился в тетрадь.

В один момент Сората отвлёкся и моментально потерял всю концентрацию.

Только теперь он понял, что был уже поздний вечер.

Сората включил лампу и в комнате снова стало светло.

Сората сбился и обратился к Канне, сидящей сзади него.

— Канна.

— Чего тебе?

— Я что-то не понимаю эту часть.

— Это же проще пареной репы, смотри. – Канна помогла Сорате разобраться.

— А-а-а, понял.

Хотя Сората и не обратил на это внимания, но Канна находилась в его комнате.

Сората уже окончательно ничего не понимал.

— Канна.

— Ну что опять?

— Я опять ничего не понимаю.

— Господи, смотри…

Сората ещё не один раз просил Канну помочь разобраться с учёбой.

Кажется, Канне уже надоело, что Сората постоянно дёргает её по пустякам.

— Давай ещё раз, смотри…

Сората развернулся.

— Братик!

Кажется, Сората был счастлив, что Юко позвала его. На её лице красовалась весёлая улыбка.

— Юко, а ты чего здесь делаешь?

— А разве сестре уже нельзя побыть в комнате Братика?!

Да уж, отношения Юко и Сораты другие люди точно не поймут.

— Юко, отстань, не видишь, я готовлюсь к экзаменам, чтобы поступить в университет.

— В таком случае, Юко поможет братику!

— Не надо, спасибо.

— Я всего лишь помогу с учёбой своему братику.

— Спасибо, конечно, но тебе нечему меня научить.

— Что же тогда должна сделать Юко, если не это?! – Юко надула щёки.

— Просто уйди из моей комнаты.  – твёрдо сказал Сората.

— Зачем? – на полном серьёзе спросила Юко, будто не понимая просьбы.

— Судя по всему, ты глупее, чем я думал.

— Это всё потому, что ты нуждаешься во мне! В этом мире Братик больше всего нуждается в Юко! – начала строить свои безумные теории Юко.

Сората оставил попытки нормально поговорить с Юко и переключился на Канну.

— Канна, а ты почему здесь?

Канна всё ещё была одета в школьную одежду.

— Не задавай тупых вопросов.

На столе лежали тетрадь и учебник.

— Помогаешь Юко с учёбой?

— Зачем спрашивать, если итак знаешь ответ? Это слишком глупо.

— Прости…

— Теперь ясно, почему Сэмпай не в состоянии решить даже задачку по математике.

— Да прости ты уже!

— Если не понимаешь решения, почему бы тебе не попросить Нанами-сан?

Юко тоже вставила свои пять копеек:

— И правда, Нанами-сан – хороший учитель.

Действительно, у Нанами хорошо получалось учить других. Собственно, именно Нанами помогла Юко сдать вступительные экзамены. Думаю, ей даже не нужно беспокоиться по поводу поступления в желаемый университет, она сдаст без проблем.

— Не думаю, что Аояма…

Сората не выдержал и замолчал.

-… – Канна как обычно промолчала.

— Если братику плохо, Юко поможет снять напряжение. – поднимаясь сказала Юко.

— Э-э-э, подожди! – запаниковал Сората.

— Братик, всё в порядке?

— Всё нормально, Юко.

— А-а, должно быть, это из-за ссоры с Нанами-сан, да?

— Нет, всё в порядке.

— Это из-за того, что их отношения перевернулись с ног на голову. – Канна сказала то, что ей явно не следовало говорить.

— Канна!

— Что? Разве, об этом не следовало рассказать?

Кажется, Канна сказала это специально.

— А? Что случилось? Братик!

— Тебе не нужно об этом знать, Юко.

— Ладно, тогда спрошу у Нанами-сан. Ты самый злой Братик в мире! – сказала Юко, высунув язык.

Но…

— Чего? Юко, ты разве меня не ненавидишь?

Юко прошептала что-то себе под нос и сказала:

— Да, но Юко любит братика больше, чем ненавидит.

— Твоё настроение очень нестабильно.

— Похоже на то.

Юко улыбнулась.

— … главное, что Юко чувствует себя хорошо!

Сорате уже не хотелось продолжать с ней диалог.

— Бра-а-а-тик.

— Ну что на этот раз?

Юко посмотрела на дверь.

— Почему Масиро-сан здесь нет?

Сегодня Масиро не заглядывала в комнату Канды. Может быть, работала над мангой, ведь ей не нужно было готовиться к экзаменам.

Сората посмотрел на Канну, которая просто смотрела в потолок.

Сората глядел на Канну, словно пытаясь сказать: «Лучше молчи».

Канна кивнула, будто бы поняла, что он хотел ей сказать.

— Они сейчас находятся в очень… уникальных отношениях.

— Канна?

В ответ на заявление Канны, Юко подозрительно посмотрела на неё.

— О чём ты таком говоришь?

— Не бойся, к тебе это не имеет никакого отношения.

— Эй, братик.

Сначала Сората подумал, что Юко посочувствует Масиро, но вместо этого, она серьёзно посмотрела на Канну и Сорату.

— С каких пор братик сблизился с Канной?

— Мы не близки. – холодно ответила Канна, параллельно работая над заданием по английскому.

— Да ну?

Похоже, ответ Канны не убедил Юко.

— Мы не в близких отношениях. – повторила Канна.

— Ну ладно, убедила.

На этот раз Юко поверила в ответ Канны.

У Юко определённо был свой безумный внутренний мир.

Во время разговора, дверь без стука открылась. На пороге стояла Масиро.

Она что-то держала перед грудью. Это был путеводитель, на обложке большими буквами было написано «Хоккайдо».

Когда Масиро встретилась взглядом с Соратой, она немедленно подошла к его учебному столу.

— Ох, Масиро-сан! Я думала, ты меня избегаешь! – начала Юко.

Но Масиро не обратила никакого внимания на Юко, она её просто не замечала.

— Сората, хочу сюда.

Она открыла путеводитель и ткнула его прямо в лицо Сораты.

— Увааа! Слишком близко, ничего не вижу!

Сората отодвинулся. На открытой странице была реклама Отару, а ещё фото реки с подписью «Обязательно посетите это место!».

Отару – это место, которое планировалось посетить на второй день поездки, также там было несколько бесплатных мероприятий.

— Сората, хочу сюда.

Сората выхватил путеводитель.

— Да понял я, понял! Убери ты уже этот путеводитель от меня.

— Следующая манга будет про поездку.

Атаки Масиро не прекращались.

— Да понял я! Я помогу тебе собрать материал для манги, не переживай.

Наконец, атаки Масиро прекратились, и она забрала путеводитель.

— Обещай.

— Обещаю.

Сората уже подумал, что всё в порядке, но Масиро не вышла из комнаты. Вместо этого, она села у стены и выпрямила ноги. Похоже, она была в хорошем настроении. Она не отрывала взгляда от путеводителя, перелистывая страницы одну за одной. Но что ещё больше поразило Сорату, так это то, что Масиро начала насвистывать какую-то музыку. Это была заглавная тема из «Няборона», которого они сделали для фестиваля. Масиро качала телом влево и вправо в такт музыке.

Её настроение всегда было на высоте, что вдохновляло людей.

— Похоже, Масиро-сан очень взволнована.

Даже Юко понимала, что поведение Масиро отличалось от обычного.

— Масиро-сан сегодня такая милая, она дважды сияет! Рада за неё! Даже Юко чувствует, что это растопит кияя!

— Что ты несёшь? Мозги расплавились?

Сората не понял и слова из того, что сказала Юко. Но даже если Сората и не хотел соглашаться с Юко, он тоже чувствовал, что Масиро сегодня вся сияла.

— Когда девушка влюблена, она будет чувствовать себя счастливой, ничего удивительного. – пробубнела Канна, не отрываясь от учёбы.

— Канна, можно тебя на секундочку?

— Что такое?

— Ты можешь держать язык за зубами?

— Прозвучало как-то пошло, ты так и намеревался?

— Да за кого ты меня принимаешь?!

Пока Сората болтал с Канной, Масиро позвала Юко:

— Ах да, Юко.

— Что, Масиро-сан? – ответила Юко.

Кто бы мог подумать, что через мгновение Масиро выпалит такое, что даже удивиться даже Сората.

— Я призналась Сорате в любви.

— Чего?!

Сората просто впал в ступор.

— Ох, Масиро-сан уже призналась братику! Канна, что мне прикажешь на это ответить?

— Хмм, довольно сложная задачка. Так, сначала посчитать этот участок.

— А?

— Так, потом прибавить… – Канна не слышала Юко, или же делала вид, что не слышала.

— Канна, и это всё, что ты можешь ответить?! Масиро призналась братику в своих чувствах!

Сората всё ещё переваривал случившееся.

— У-у вас уже было свидание?! – спросила Юко.

— Спроси у Сораты. – ответила Масиро.

Теперь Юко добралась и до Сораты.

— Что между вами произошло?! Братик!

— Не важно, мне надо идти в магазин. На этой неделе моя очередь ходить за покупками.

Сората судорожно попытался сменить тему и встал из-за стола.

— Юко, я куплю тебе мороженное.

— Не, купи лучше содовой!

— Хорошо, я пошёл.

Сората быстро вышел из комнаты и уже начал переобуваться, как вдруг:

— Аааа! Я же пошутила, братик!

Услышав приближающийся голос Юко, Сората немедленно выбежал из Сакурасо.

Часть 5

Вечером, когда Сората отвёл Юко в обычное общежитие, он продолжил готовиться к экзаменам и заработался аж до 10 часов вечера. Когда он решил передохнуть, телефон на столе завибрировал.

Сорате звонил Митака Дзин, выпустившийся из Суйко в марте, до этого он также жил в Сакурасо в комнате 103. Прошёл всего месяц, как в этой комнате поселился новый жилец – Иори.

Сората сел на кровать и ответил на звонок.

— Привет, Дзин.

— Почему на звонок ответил Сората? Странно.

— Чего? А, ты про это. Ну, не знаю, может, потому, что это его телефон.

Внезапно в сознании Сораты появилось лицо человека, который ответил бы точно так же – его отец. Это странно, ведь Сората помнит, как винил отца во всём, но теперь он сам становится таким же.

— Привет, Дзин. Как дела?

— Хм? А, это не важно.

— Вот как…

Сората не мог понять, зачем Дзин позвонил в столь поздний час, так что отвечал заторможенно.

— Просто хотел спросить, как там поживает наша писательница.

— А, прости, совсем забыл тебе позвонить.

За весь день произошло столько всего, что Сората напрочь забыл поблагодарить Дзина.

Сората хотел обсудить с Дзином Канну, которая никак не могла написать второй рассказ.

— Спасибо, Дзин, что помог. Похоже, у неё появилась идея, которую, вроде как, даже одобрил редактор.

— Вот как? Неплохо.

— Ага.

— Что-нибудь ещё? Что-нибудь интересное?

— Ну… есть кое-что, но не думаю, что тебе будет интересно.

— Если не интересно, то оставь при себе. В таком случае, извини за беспокойство.

— Стой, Дзин-сан!

Сората немедленно остановил Дзина, который уже был готов повесить трубку.

— М?

— Ах, эм…

— Что, остановил меня, чтобы поговорить о делах любовных?

Дзин пошутил, но Сорате было не до смеха.

— Ну… да…

— Ну и которая?

Хоть такой вопрос и подходил под любую тему для разговора, Сората прекрасно понимал его значение.

«Масиро или Нанами?» — такого было значение сказанного.

— Обе.

— Прекрасно.

Дзин совершенно не удивился такому ответу. Возможно, он уже догадывался, что такое когда-нибудь произойдёт, но решил подшутить.

— Удивительно, не думал, что тебе могут признаться в любви и Масиро, и Нанами.

— Как и я…

Но Сората никак не отреагировал на подкол.

— Так в чём проблема? Они обе хороши.

— Да… Я знаю. Но, я ещё…

— … ещё не готов?

Дзин понимал ход мыслей Сораты. Иногда он даже заставлял людей думать, что он может предсказывать будущее. Но его способность «предсказывать будущее» была ни при чём. Дзин понимал ход мыслей Сораты потому, что с ним уже случалось что-то подобное. Так что, он точно знал, что Сората сейчас чувствует.

— Я ведь ещё ничего не добился… так что мне кажется, что для всего этого ещё слишком рано.

— Ясно… кстати, я беспокоился по поводу сказанных одним юнцом слов, цитирую: «Уверен, у Мисаки-сэмпай не будет проблем с такими вещами».

Этим юнцом был Сората.

— Прости, тогда я был слишком дерзок…

— Собственно, думаю, у Масиро и Аоямы проблем с этим тоже не будет. – может, потому, что Дзин успешно отомстил Сорате за его слова, он обернул всё в шутку.

— Сказал же, прости!

Из телефона донёсся смех Дзина.

Но он сразу же вернулся к нормальному тону и серьёзно спросил:

— Итак, что ты об этом думаешь?

-…

— Ты думаешь, что для всего случившегося ещё слишком рано, верно?

— Верно.

— Тогда, когда же ты будешь «готов»?

Сказанное заставило Сорату задуматься.

— Может… Когда ты станешь профессиональным игроделом.

— В каком смысле «профессиональным»?

-…

Это довольно тяжело объяснить словами, тем более одним предложением.

— Ну, например, дай-ка подумать… После выпуска из колледжа, ты хочешь работать в компании по производству игр, верно?

— Ну да.

— Ну, смотри. Допустим, ты найдёшь такое место, где сможешь делать игры. Сможешь ли ты тогда называть себя разработчиком игр?

Во время рассуждения, Дзин всё время меняет тему, надеясь, что Сората поспевает за ходом его мысли.

-…

Слова Дзина заставили Сорату серьёзно задуматься.

Для него, разработчики игр, которых описал Дзин отличаются от тех, какими он их себе представлял.

Все люди разные и у всех свои мнения… Сората пытается найти верный ответ и продолжает слушать Дзина, не говоря ни слова.

— Хоть я в большей степени и полагаюсь на Мисаки, но всё же, я тоже что-то могу. Правда, я не могу назвать себя полноценным сценаристом.

Дзин не врёт. Ради того, чтобы стать хорошим сценаристом, он отправился в университет Осака, хотя для этого ему и пришлось разлучиться с Мисаки.

— Я уже знаю, что ты хочешь сказать.

— На мой взгляд, писатель, сценарист, мангака или тот же разработчик не могут в миг стать мастерами своего дела. Для этого надо усердно трудиться и только тогда ты сможешь постепенно приблизиться к цели.

— Постепенно приблизиться к цели…

Чтобы понять сказанное Дзином, Сората повторил его слова.

— Попав в игровую компанию, или встретив нового человека, или же завершив что-то и признав кого-то, мы сможем сделать то, что хотели. Однако, это не конечная наша цель. Другими словами, наша нынешняя цель – это лишь ступенька на пути к истинной цели.

— Может и так.

Понять это можно, просто глядя на Масиро. Её цель – это не издать очередную главу манги в журнале, не поддерживать саму мангу. Её цель – рисовать интересную мангу, которая запомнится читателям во всём мире. Постоянный выход манги в журнале и её поддержание – это не цель, а способ её достижения.

Глядя со стороны, можно подумать, что Масиро стала мангакой потому, что у неё была возможность ежемесячно выпускать мангу. Но саму её это ни капельки не волновало. Главное – это не то, что мы делаем сейчас, а то, как далеко мы сможем зайти в будущем.

Вот что значит «Постепенно приближаться к цели».

— Думаю, в любовных делах всё обстоит точно также.

— Также?

В любви всё обстоит точно также… Главное, не то, с кем ты встречаешься сейчас, а то, как далеко ты готов зайти.

До Сораты внезапно дошло то, что Дзин имел ввиду. Обсудить с ним любовные дела было абсолютно верным решением.

— То есть, ты хочешь сказать, что свидание – это не финишная черта. Итак, после того, как человек скажет: «Ты мне нравишься, давай встречаться», они становятся парой. Но будет ли достаточно слов, чтобы их отношения стали идеальными?

-…

Быть честным, Сората думал, что его отношения уже идеальны.

— Именно. Когда мужчина находит девушку, он какое-то время счастлив, он даже находился словно на седьмом небе от счастья. Но, если партнёры лишь говорят, как сильно они друг друга любят, это не гарантирует, что они оба будут всегда счастливы, верно?

Если немного подумать, то слова Дзина – абсолютная правда.

— Ведь в таком случае, рано или поздно, их отношения дадут трещину.

Опять правда. За примером далеко ходить не надо, достаточно только вспомнить то количество разбитых пар по всему миру, распавшихся из-за того, что их отношения были слабыми.

— Собственно, что я хотел этим сказать? Если пара не может сформироваться за короткий срок, нужно упорно трудиться и постепенно достичь цели.

Дзин сказал то, что заставило Сорату осознать проблему, и слова, произнесённые им, медленно проникли в самое сердце Сораты.

— Немного необычно слышать такие слова от человека, который уже достиг своей цели – женился.

— Ты вообще понял, что я сказал? – спросил Дзин так, словно Сората сказал что-то глупое.

— Я сказал что-то не то?

— Женитьба – это тоже всего лишь ступень. Пожениться – не значит зарегистрировать брак. Пожениться – значит связать свою жизнь с кем-то другим и делать всё вместе с ним, что порой бывает проблематично… но даже, если пара в чём-то не согласна, они всё равно будут вместе. Думаю, это и есть настоящее счастье.

Действительно, пары не всегда во всём согласны. Иногда, они могут поссориться или даже причинить друг другу боль обычными словами. Но, если они по-настоящему друг друга любят, они это переживут и их любовь станет только крепче.

Теперь Сората осознал всю серьёзность слов Дзина.

— Так что, если у тебя всё ещё кружится голова, не важно, хочешь ты того или нет, это бессмысленно. Что бы мы не выбрали, мы будем ошибаться. Так что, лучше подумать о том хорошем, что может ждать тебя в будущем.

— Хорошая мысль…

— Мысль, которую можно понять, только найдя себе девушку. Только найдя себе девушку, можно понять, как много вы можете вместе сделать.

— Хм, ты про те вещи, которые могут делать только мужчина и женщина?

— Ну да, вернулись к неприятной теме – озабоченный Сората.

— Чего? А разве не к этому ты вёл?!

— Ну, если смотреть под таким углом… Взять Аояму: она несомненно хотела бы заняться «этим», но она будет слишком смущена, чтобы признаться.

Верно, как бы Нанами серьёзно ко всему не относилась, всё может быть так.

Странные мысли полезли в голову Сораты.

— Эй, что ты себе там воображаешь?

— Ничего такого! Давай вернёмся к тому, что ты хотел до меня донести.

— Ах, да. Что ж, вернёмся к тому, что я изначально хотел сказать.

— И что же?

— Не будь дураком, просто иди вперёд, подумай о будущем. У тебя есть Масиро и Аояма. Ты счастливчик. Так что, не глупи и будь нормальным старшеклассником!

— Эм… Что-то я не хочу больше возвращаться к этой теме.

— Почти всё, что происходит между мужчиной и женщиной невозможно обдумать или предугадать. Так что, как бы тщательно ты не обдумывал выбор, в этом нет смысла. Не попробуешь – не узнаешь.

-…

— Не бойся провала, пробуй. Чем больше ты будешь думать о том, как избежать препятствий, тем дольше не сможешь ничего сделать и тем больше соберёшь проблем. Пойди с кем-нибудь на свидание, другими словами, дай им узнать тебя.

— И это всё?

Сората даже и представить себе такое не мог, ведь у него не было опыта в свиданиях, так что, этот совет не сильно-то и помог. Однако, похоже, Сората всё же понял, что хотел донести Дзин. Не важно, кого он выберет: Масиро или Аояму, Сората не сможет продумать всё наперёд. У них всё ещё остаётся множество неизвестных ему сторон, именно поэтому надо действовать не спеша. Возможно, именно это Дзин имел ввиду под «Постепенно». Однако, за каждой мыслью скрывается множество преград.

— Сората.

— Что?

— Конь в пальто. – пошутил Дзин и бросил трубку.

Закончив разговор, Сората кинул телефон на подушку.

Он всё ещё лежал на кровати.

— Похоже, выбор я всё ещё сделать не могу.

Оставшись наедине с собой, у Сораты резко разыгрался аппетит.

— Блин, что-то я проголодался.

«Ыыа» — издал Сората странный звук, вставая с пастели.

Он вышел из комнаты и направился в столовую.

Первым делом, Сората открыл холодильник и заглянул внутрь. В нём не было ничего толкового, кроме множества Баумкухенов, купленных ранее.

— Ну, видимо, придётся съесть тебя.

Сората взял один Баумкухен и сел в кресло, в которое раньше было занято Дзином, но теперь это место Иори.

Сората развалился на кресле.

— Вещи, которые можно понять, только найдя девушку…

Пусть и другими словами, но Нанами, кажется, однажды сказала что-то подобное.

«Представь себе будущее, где мы вместе»

Девушка.

Пара.

Отношения.

— Девушка… …

Однажды, он уже хотел завести девушку. Но если бы его спросили об этом сейчас, он бы задумался.

День с девушкой – Сората никогда не задумывался о подобных вещах.

Пообещать друг другу встретиться с утра перед школьными воротами, затем пойти учиться вместе, переписываться, пока учитель не видит. Обедать вместе во время обеденного перерыва, может, сделать обед самому, а потом обсуждать его: «Ну как? Вкусно?» — «Ммм, вкуснотища». А после школы, по пути домой, болтать, кто раньше встал, или кто как провёл выходные, или же разговаривать на другие бесполезные темы. А потом, ночью, переписываться друг с другом по e-mail’у по всякой ерунде.

Или, например, сходить на свидание в музей, аквапарк, кино или же просто погулять. Летом сходить вместе в бассейн, увидеть партнёра в купальнике и засмущаться… Провести вместе Новый год, Рождество, Валентинов день или другой праздник.

А после этого, поругаться, поссориться, может, наговорить друг другу гадостей и избегать друг друга, но потом, однажды, встретиться в одной комнате и помириться, поцеловаться… заняться сексом в первый раз.

Думая об этом, в голове Сораты всплывала одна девушка. Не Масиро – Нанами.

-…

В его голове всплывала картина, где он и Нанами лежат в одной кровати.

— Аааа! О чём я вообще думаю?!

Сората ударил себя по голове, чтобы отогнать от себя эти мысли.

Что же он на самом деле думал о Нанами, которая призналась ему в любви?

Сората чувствовал ненависть. Но не к ней, а к своей развращённой стороне.

— Может, позвать её на свидание? – подумал Сората.

Он не мог избавиться от этих мыслей.

Затем, он подумал о том, что сказал Дзин.

«Насчёт Аоямы… Думаю, ей будет стыдно, но она захочет попробовать».

— Что же это могло значить… – Сората не мог перестать думать об этом.

Он попытался расслабиться и вышел во двор.

Он сел и выпрямил ноги.

Хотя с утра и было необычайно тепло, с заходом Солнца снова похолодало.

Холодный ветер окатил его ноги.

Через мгновенье раздался звук, как будто что-то упало.

Сората обернулся и увидел Масиро, которая свалилась на пол.

— Сина?!

Сората немедленно встал, развернулся и побежал обратно в комнату к Масиро.

— Эй, эй! Сина?!

Он стал звать и трясти её.

Что же с ней случилось? Она себя плохо чувствует? Утром же всё было нормально, она прекрасно себя чувствовала.

Она больна? В голову Сораты полезли плохие мысли, и он напрягся.

Однако…

«Zzzzz … … zzzzzzzzzzzzzzz.»

Звуки спящего человека.

— Чего?

«Zzzzz ………… zzzzzzzzzzzzzzzz…»

— Уснула?

— Гхм…

— Не пытайся отвечать во сне! Сина, вставай!

Сората слегка потряс её за плечи.

— ……Что случилось?

Масиро открыла глаза и вопросительно посмотрела на Сорату.

— Ты чего упала посреди столовой?!

Масиро огляделась по сторонам… сперва она подумала, что всё в порядке и просто закрыла глаза.

Но ей помешали.

— А ну не спать!

— Сората, громко.

— Если хочешь спать, иди в свою комнату!

Масиро на мгновенье задумалась.

— Не могу уснуть.

Сората удивился.

— Ты ж только что спала? – спросил Сората.

— Ещё нет.

Похоже, Масиро опять всю ночь рисовала мангу. Конечно, не стоит забывать и про грядущие экзамены, но Масиро к ним не готовилась.

— Ты ещё не ложилась?

Вид у неё был такой, будто она сутки не спала.

— Живот захотел поесть.

— Как ты вышла из комнаты?

— А потом меня обругал Сората.

Не важно, в любом случае, она уснула, потому что устала… Похоже на то.

Сората поднял Масиро, усадил её на кресло и дал Баумкухен.

Масиро медленно съела его.

— Как закончишь трапезу, иди спать и не забудь почистить зубы.

— Я хочу продолжить рисовать мангу.

-…

Слова Сораты не возымели никакого эффекта.

Хоть Масиро и уплетала Баумкухен, все её мысли были о манге. C Соратой она разговаривала рефлекторно, а о разговоре она забыла бы уже на следующий день.

— Ты удивительна…

-…

Масиро снова ничего не услышала.

Что будет, если он позовёт на свидание Масиро? Сората попытался представить себе будущее с ней.

-…

Но, почему-то, в голову ничего не шло.

Представить себе будущее с Нанами Сората мог легко, но вот представить своё будущее с Масиро он не мог… Он не мог себе представить, как они отправляют друг другу бесполезные сообщения.

-Хмм…?

Он не мог представить себе даже обед с ней.

-…

Да даже совместные каникулы… ничего из этого он не мог вообразить.

— ……. Почему?

Его сердце словно пылало, а в груди был какой-то странный голос.

Это был его внутренний голос.

— Нет, погоди минуточку…

За Соратой никто не гнался, но он чувствовал, будто сзади него кто-то бежит. Он попытался успокоиться, избавиться от этого чувство. Затем он подумал.

До сих пор, что он видел в Масиро?

Какие чувства он испытывает к Масиро?

Это чувство растёт, когда он рядом с Масиро?

Их первая встреча произошла в апреле прошлого года.

На длинной скамейке перед станцией.

Тихиро попросила Сорату там кое-кого подобрать около станции.

Там ждала реальная девушка… это была Масиро.

Она была словно фея из сказки.

Она сразу же привлекла внимание Сораты и с того дня, Масиро всё больше притягивала к себе его внимание.

Но то, что Сората увидел в Масиро в тот день, был лишь крохотной её частью, ведь тогда он обратил внимание только на её внешность.

Она – признанный гений, художник мирового уровня, но она не гордилась собой и не была самодовольна. Она не беспокоилась о своём положении, но даже так, ей нужно было начинать с нуля. Она уверенно шла к цели – стать мангакой. Она прекрасно дебютировала, так что теперь она выпускает ежемесячную мангу в одном из журналов.

Она не боялась пробовать, не боялась проблем. Даже если ничего не получится, попытаться – уже дорогого стоит, ведь для этого нужно обладать большим мужеством.

Глядя на Масиро, Сората почувствовал в себе стремление добиться цели.

Сам он тоже хотел что-то создать.

Гляда на Масиро, Сората решился бросить вызов своей мечте.

Однако, он не мог стоять рядом даже с тенью Масиро.

Сората надеялся однажды догнать Масиро, он пытался, но у него ничего не получалось. Но даже после поражения, он не сдавался и пытался снова и снова.

Как люди называют это ощущение?

Какое слово подходит, чтобы описать это чувство?

Ответ находился глубоко внутри сердца Сораты. Это слово – «Потрясающий», «Вдохновляющий».

Поняв это, Сората почувствовал, что он побледнел. Это можно было сказать, даже не смотрясь в зеркало. Не нужно было даже трогать себя за щеку, он итак ощущал холод.

«Похоже, ты ничего не понял».

Наконец, Сората понял смысл слов Тихиро. Наконец-то, всё сошлось.

— Это значит, что я ничего не понял, это значит…

Тихо сказал Сората.

— Сората?

Масиро доела свой Баумкухен и продолжала смотреть на Сорату, но её голос до него не доходил.

Чувства Масиро словно находятся за непреступной прозрачной стеной, к которой невозможно подобраться.

«Может, я просто восхищаюсь Синой?..». В таком случае, это не любовь?

Сердце Сораты, кажется, попалось в капкан.

Его взгляд был затуманен.

— Сората странный.

Масиро наклонила голову. Кажется, она была в хорошем настроении. Но Сората ничего не слышал…

Оставить комментарий