Том 8. Глава 2. Прощальная поездка

Опция "Закладки" ()

Часть 1

Экзамены успешно завершились и наступил день Прощальной Поездки.

Погода прямо шептала. Минимальная температура не падала ниже 15 градусов, а пик пришёлся на 22 градуса. Идеальная погода. Идеальная настолько, что утром так тепло, что даже не нужна куртка. А судя по прогнозу погоды, в Хоккайдо всю Поездку стояла такая же прекрасная погода, даже без дождя.

Выйдя из комнаты и направившись в гостиную, Сората подготовил сумку со всем необходимым, что могло понадобиться в поездке длиной 4 дня и 3 ночи.

— Что ж, оставляем Сакурасо на вас.

Сората, Масиро и Нанами сказали это провожающим их Иори и Канне.

— Можешь не беспокоиться, Малой, пока я здесь, проблем не будет!

Но первой, кто ответила, была замужняя студентка Мисаки, живущая по соседству с Сакруасо. Если честно, то оставлять Сакурасо на Мисаки – не лучшая идея, но лучше об этом промолчать, ведь стоит только ей об этом сказать, как её уже не заткнёшь.

— Поправка: оставляем Сакурасо на вас, Иори и Канна-сан. – уточнил Сората.

— Не забудьте закрыть окно. – напомнила Нанами.

— Положитесь на меня! – гордо ответил Иори.

— Закрыть окно, ясно. – в отличии от Иори, Канна ответила крайне спокойно.

— А, и ещё, не забудьте кормить кошек. И прошу вас, кошачьей едой…

— Утром и вечером?

В разговор вмешалась Канна:

— И ещё, Иори, даже не вздумай заглядывать в женскую душевую.

— Ты о чём? – Прикинулся Иори, хотя он прекрасно понял всё сказанное.

— Ещё не понял?

— Да за кого ты меня принимаешь?

— За извращенца. Так что даже не вздумай. Если что, Сората-сэмпай разрешил мне в случае чего тебя поколотить.

— Что-то я не припомню, что давал тебе такое разрешение. – вмешался Сората.

— Разве? В любом случае, теперь колотить Иори – мой новый способ снять стресс.

Сората получил довольно неожиданное заявление.

— Ну так дай мне его сейчас.

Канна посмотрела на Иори, который был уже на взводе.

— Ладно, всё в порядке.

— В порядке?

— В порядке?

В унисон сказали Сората и Нанами*.

— Но, почему?

Спросил растерянный Иори.

— А мне-то с этого какая выгода?

— Хватит уже болтать о девушках, ладно?

— Ладно, твоя взяла.

Иори был вынужден согласиться.

— Но погоди-ка минуточку!

Похоже, он только что понял, насколько странно он себя вёл.

— Это что же получается…

Иори показал пальцем на грудь Мисаки.

— … теперь Мисаки-сэмпай будет единственной в этом дурдоме, у кого есть нормальная гру… Эй, ты чего? Ай! Больно же!

Иори не успел закончить мысль – на его ногу наступила Канна.

— Больно! Больно же!

Иори вскочил и схватился за правую ногу.

— Так, ладно, ведите себя хорошо, не ссорьтесь.

Хотя Сората и понимал, что нормальные отношения между Канной и Иори невозможны, он всё равно напомнил им, хоть и был уверен в том, что стоит им только выйти, как снова развяжется драка.

Тихиро тоже отправлялась в поездку в качестве наблюдателя за порядком, хотя, сложно поверить, что от неё будет хоть какой-то толк.

— Канда-кун, пора отправляться.

Нанами подобрала увесистую сумку с пола. Масиро же уже собрала походные принадлежности в коричневую сумку.

Масиро выглядит не столь взволнованной грядущей поездкой. Кажется, ей была до лампочки сама Прощальная Поездка, её заботила только манга.

— Что случилось с Масирон?

Спросила Мисаки, поняв, что что-то не так.

-…

Масиро смотрела прямо на Сорату. Она словно хотела что-то сказать.

— Что-то не так?

— … Нет.

Однако, все были уверены в том, что Масиро хочет что-то сказать.

И хотя Сората понимал это, он не спрашивал, потому что уже знал причину, по которой Масиро вела себя так странно… Этой причиной, естественно, был сам Сората.

«Может, я просто восхищаюсь Синой?..»

Эта мысль не покидала Сорату даже во время экзаменов. Даже сейчас, эта мысль не давала ему покоя, от чего он не мог нормально смотреть на Масиро.

Перенесёмся в утро, когда Сората встретился с Масиро в столовой.

— Сората, утро.

— … м? – он делал вид, что наливает молоко, лишь бы отвести взгляд от Масиро.

Днём Сората отправился доставить еду, которую забыла Сина.

— Сина, ты забыла.

— Сората, поедим вместе.

— Эээ… Не сейчас, у меня дела…

Сората всеми силами избегал контакта с Синой.

Вечером, когда Масиро зашла в его комнату, он попытался сбежать, сказав что-то вроде: «Мне нужно в душ».

Все эти попытки избежать контакт были похожи на то, будто Сората избегает Сину. И она это поняла.

Хорошее настроение Масиро вмиг испарилось, от него не осталось и следа, а расстояние между ними, казалось, сильно увеличилось.

— Что ж, пора в путь.

Сората взял свою сумку. Кажется, он тоже был в далеко не радужном настроении.

Место сбора учеников находилось около ворот Суйко, где их должен был забрать автобус и отвезти в аэропорт.

Когда троица уже вышла из здания, дверь Сакурасо внезапно открылась.

На пороге стоял тот, кого никто не ожидал увидеть… Рюноске. На нём были надеты рубашка, джинсы и рюкзак, собранный специально для Прощальной Поездки. Ещё он нёс с собой какую-то коробку и, конечно же, ноутбук.

— Акасака?!

— Канда, неужели ты уже забыл, как я выгляжу? Знаешь, это как-то неуважительно.

Рюноске проигнорировал удивление Сораты и просто направился к школе.

— Так это и есть… Акасака-сэмпай из 102?

Кажется, не таким Канна представляла себе Рюноске.

— Он самый, уже второй раз его вижу. – кажется, Иори гордится этим «достижением».

— Минутку, Акасака! – начал Сората.

Рюноске остановился.

— Ты что, всё же решил поучаствовать в Прощальной Поездке?

В прошлый раз, когда Сората предложил Рюноске принять участие, он получил ответы по типу: «Не хочу», «Скучно», «Даже не пытайся».

Ну и в добивание: «Сората-сама, вы что, гей?» — такой ответ он получил от Служаночки.

Но что же заставило Рюноске поменять своё решение?

— Канда, ты не женат?

— Понял, понял. Пошли уже!

— Быстрее – лучше, медленнее – поздно.

— Что за бред ты несёшь? Ты головой стукнулся?

— Откуда ты знаешь?

Рюноске наскучил этот разговор, и он пошёл дальше один.

— Подумать только, на этот раз мы действительно уезжаем.

Сората призадумался.

— Ладно, пойдём.

После того, как все попрощались, Сората, Масиро и Нанами отправились догонять Рюноске.

— Ещё увидимся!

Часть 2

Самолёт до Хоккайдо уже как 1 час и 20 минут взлетел из аэропорта Ханэда.

«Уважаемые пассажиры, скоро мы приземлимся в аэропорт «Нью-Титосэ»

Затем, прозвучало это же уведомление, но уже на английском языке.

Самолёт, который ещё недавно находился за облаками, теперь уже был готов к посадке.

Вид за бортом поднимал настроение, тем более, погода была отличной.

Широкие рисовые поля, зелёные деревья, широкая дорога, потом лес…

Пока Сората был увлечён видом, самолёт начал приземляться.

Сората сразу же почувствовал столкновение с землёй при приземлении.

— Ух.

От внезапного торможения Сората по инерции полетел вперёд, а кабину самолёта начало трясти.

Скорость постепенно снижалась и самолёт наконец прибыл в аэропорт «Нью-Титосэ». В воздухе висела атмосфера, полная энтузиазма, вызванная студентами из Суйко. Прощальная Поездка начинается здесь.

После приземления Сората произнёс:

— Вот и прилетели.

Рюноске, сидящий спереди Сораты, не испытывал никакого энтузиазма. Он заснул, когда самолёт взлетел из аэропорта Ханеда, а проснулся только по приземлении.

Он совершенно не проникся атмосферой, царившей вокруг него. Кажется, ему было совершенно плевать на Прощальную Поездку.

— Почему ты всё время о чём-то мечтаешь? – спросил Рюноске.

— Встречный вопрос: почему тебе всё абсолютно до лампочки?!

Кстати, нахождение Рюноске здесь уже само по себе чудо. В его присутствие здесь до сих пор сложно поверить.

— Акасака, что же всё-таки заставило тебя поменять решение? Почему ты вдруг пришёл на Прощальную Поездку?

Хотя Сората и был очень благодарен Рюноске за его участие, ведь теперь он будет не единственным мужчиной в группе, он всё равно не мог успокоиться и пытался понять, что же заставило Рюноске присоединиться к поездке.

Ведь поверить в то, что Рюноске решил поехать на Прощальную поездку безо всяких причин, было невозможно.

— Точно не из-за тебя.

— Это всё потому, что я тронул твоё сердце тем, что не сдавался до конца?

— Сейчас в моём сердце только отвращение.

— Так и думал!

Но Сората так просто не успокоился.

— Тогда, почему?

Он не сдался и спросил ещё раз.

-…

Рюноске задумался, хотя он редко задумывается, отвечая на вопрос.

— У меня были свои причины.

Неоднозначно ответил он. Но Сорату, естественно, такой ответ не устроил.

Пока Сората думал, стоит ли переспросить Рюноске, самолёт закончил стыковку.

Ученики рвались выйти из салона, кто-то даже не мог сдержать крик от предвкушения, а всю эту кучу-малу пытались утихомирить учители. С этой сцены получилась бы идеальная картина.

Во время прогулки Рюноске, похоже, был единственным, кто не отрывался от планшета.

После того, как ученики разделились на группы, все пошли разными путями.

С этого момента начинается свобода.

Кто-то осматривал аэропорт, кто-то что-то искал, а большинство студентов направилось на вокзал.

Сората, таща за собой Рюноске, решил найти 3 девушек, чтобы объединиться с ними… Нанами, Маю и Яёй. Вместе они образовали группу F.

— Если все готовы, можно идти?

— Да, вполне.

По плану, первым делом предстояло посетить город Саппоро. В планах было посетить Часовую Башню, Одори-парк и Телебашню Саппоро.

— Хорошо, никаких возражений! – произнесла Маю.

Группа пошла за гидом к станции.

Вид на рисовые поля сменился видом на станцию, окружённую зданиями.

Здания были довольно высокими. Если не всматриваться, то можно подумать, будто ты находишься в столице. Людей вокруг заметно прибавилось. Если не быть осторожным, можно случайно познакомиться с чьим-то локтем собственным лбом.

— В отличие от аэропорта, здесь довольно многолюдно. – первой свои впечатления выразила Маю.

После проверки билета, Сората остановился, чтобы проверить, куда им дальше. Чтобы не препятствовать потоку людей, Сората прижался к стене. Нанами, Маю и Яёй поступили также. И только Рюноске встал столбом посреди прохода.

— Я пошёл в отель. – сказал Рюноске и сразу же ушёл.

— Акасака-кун! Нам не стоит разделяться!

Нанами предупредила Рюноске, но он не остановился, а продолжил идти, как будто ничего не услышав.

Затем, Маю сказала:

— Что за упрямец… Похоже, другого выбора нет. Яёй, пойдём догоним Акасаку-куна.

Сказала Маю, словно это было частью её плана.

— Ты права. Похоже, выбора нет. Тогда, разделимся здесь. – Яёй подыграла Маю.

— Эй, минуточку, вы двое!

Но Маю лишь подмигнула запаниковавшей Нанами и подошла к Сорате:

— Канда-кун, оставляю Нанами на тебя! – строго сказала Маю.

— Маю?! – возразила Нанами.

— Ну, Яёй, пойдём.

Маю и Яёй воспользовались случаем и оставили Сорату и Нанами наедине под предлогом погони за Рюноске. Они также быстро растворились в толпе.

-…

-…

Сората понял план Маю и Яёй. Их планом было оставить Нанами и Сорату наедине, то есть, помочь раскрыться их отношеним.

— И-извини, Канда-кун, что втянула тебя в это.

— А, всё нормально.

— А я же просила их, чтобы обошлось без выходок… – Тихо сказала Нанами.

— Да будет тебе. Что ж, если мы остались вдвоём, пойдём по плану? – предложил Сората.

— Угу. – в ответ на это, Нанами улыбнулась.

Судя информации, полученной из путеводителя, первой остановкой была Телебашня в городе Саппоро. До неё было около 10 минут пути.

Сората и Нанами начали свой путь, опираясь на путеводитель.

Дорога, по которой они шли, была почти столичного уровня, хоть немного и отличалась.

Здесь всё более… аккуратно, что ли. Районы строго прямоугольной формы. Даже воздух здесь ощущался по-другому. Сегодня, судя по прогнозу погоды, температура в Саппоро около 20 градусов. Но, несмотря на это, воздух ощущался… свежо, хотя признаков дождя тоже не наблюдалось, что было немного необычно.

— Как-то непривычно. – сказала Нанами, идя рядом с Соратой.

— Хм?

— Идти с Кандой-куном вместе по незнакомой местности.

— Да, кажется, я понимаю, что ты чувствуешь.

Действительно, странное чувство. Неизвестная дорога, неизвестные лица. Чувство, о котором не знает никто, кроме Нанами и Сораты. Чувство, от которого становится не по себе. В этой напряжённой атмосфере только 2 человека понимали чувства друг друга.

А то, что Нанами с Соратой, Рюноске, Маю и Яёй разделились, ещё больше подливало масла в огонь.

— Благодаря Акасаке, это уже совсем не та Прощальная Поездка.

— Да, но… слава Богу.

Затем, Нанами прошептала себе под нос:

— За то, что дал ощутить подобное.

Интересно, знает ли Сората то, что ему знать не стоит?

— Так, куда нам теперь? – Нанами быстро вернулась к теме разговора.

Судя по карте, они были рядом с Часовой Башней.

Повернувшись направо, они увидели здание белого цвета, на крыше которого красовались часы.

Так как Сората и Нанами были здесь впервые, они не были уверены, правильно ли попали.

Но когда они подошли ближе и увидели массивные часы, сомнения отпали – это знаменитая Часовая Башня.

Сората уставился на гигантские часы.

В Башне не было других посетителей, так что Сората и Нанами были там одни.

После некоторого времени осмотра Башни, Сорате показалось, что сзади него кто-то есть.

— Уваа?! Это Часовая Башня?! Удивительно, она, оказывается, на этой улице! Невероятно!

Кажется, Сората догадывался, кому принадлежал этот голос, как и Нанами.

Их взгляды словно спрашивали: «Какого…?».

Сората решил обернуться чтобы узнать, верны ли его догадки.

По каким-то причинам Иори, который ещё утром в Сакурасо провожал Масиро, Нанами и Сорату, теперь светил своим неподражаемым лицом около Часовой Башни.

— Иори?!

— Иори-кун?!

В унисон сказали Сората и Нанами.

— О, сэмпай!

Усмехнулся Иори, бегая туда-сюда. Он был в той же одежде, что и утром. А наушники всё так же висели на его шее.

Затем Иори спросил у Сораты:

— Сэмпай, у вас что, свидание во время Прощальной Поездки?

На что получил ответ:

— Н-нет, это совсем не…

Но если смотреть со стороны, они были наедине, да и выглядело это как свидание… они выглядели как парочка, устроившая свидание в Хоккайдо…

— Мы с Канда-куном здесь одни п-просто потому, что наши эгоистичные дружки куда-то пропали и оставили нас одних! Так что, это не то, о чём ты подумал…

— Кру-у-то, тоже хочу на свидание!

Но Иори совершенно не слышал объяснений Сораты и Нанами.

— Подожди, Иори, а почему ты здесь, а не в Сакурасо?

Хотя, причину представить себе не сложно… Только один человек (а вообще инопланетянин) на Земле мог выкинуть подобное.

У Сораты было плохое предчувствие…

— Малой, Нанамин!

Да, это была Мисаки. А позади неё ещё шла Канна, которая выглядела очень уставшей.

— Мисаки-сан привела нас сюда. Да… воздух в Хоккайдо и правда очень свежий! Как же хорошо.

Сегодня будний день, понедельник, но Иори совершенно не выглядит встревоженным по поводу прогула школы. Наоборот, он наслаждается поездкой в Хоккайдо даже больше, чем Сората.

— Похоже на то… – опечалено произнесла Нанами.

— Малой, Нанамин какая-то невесёлая!

— Волнуешься?

— И это вы называете Прощальной Поездкой?!

— Тебя вообще не приглашали!

— Говоришь так, будто это твоя личная поездка, Малой!

— Да и вообще, ты уже бывала на Прощальной Поездке!

— Если ты думаешь, что мне было достаточно одного раза – ты крупно ошибаешься!

— Ну так повеселись сейчас!

— Ну и повеселюсь!

Резко выпалила Мисаки.

— Пойдём на верх, Иорин!

Сказав это, она незамедлительно вбежала в Часовую Башню. Иори, услышавший приказ Мисаки, побежал за ней. Он был единственным, кто потакал прихотям Мисаки, и ему, кажется, это даже нравилось…

Перед Башней остались Сората, Нанами и Канна.

— Не думал, что Канна тоже придёт.

— Не обольщайся, я здесь не из-за тебя. Я вообще здесь не по своей воле. Мисаки-сэмпай просто затащила меня в машину и поехала в аэропорт.

Немного раздражённо сказала Канна.

— Всё произошло настолько резко, что я… даже не взяла деньги.

— Хах, не удивительно. Мисаки-сэмпай может и не такое выкинуть.

У Сораты тоже был подобный опыт. Он хотел поесть рамен, но в итоге его забрали в Саппоро. Его также как-то раз пригласили поесть Такояки*, но вместо этого он отправился в Осаку на 8 часов. Сората чётко понимал, что чувствует Канна.

Взглянув на Нанами, можно предположить, что она тоже думала о том дне, когда её пригласили поесть лапшу, но вместо этого её отвезли в Нагасаки.

Не важно, кем там является Мисаки. Студент она, или замужняя девушка, или человек, сменивший фамилию с «Камиигуса» на «Митака» — это не отменяет того факта, что она пришелец.

— Мда, ну, если так… Канна, просто наслаждайся поездкой.

— Ага. – немного напрягшись, ответила Канна.

В отличие от Иори, она выглядела немного обеспокоенной прогулом школы. Хотя, может она просто ещё не отошла от похищения инопланетянином.

— Стоп… – Сората вспомнил что-то важное.

— Что такое? – Нанами слегка наклонила голову.

— Если вы двое здесь, то кто же кормит кошек?

Изначально, Сората попросил Иори и Канну присматривать за кошками, но так как сейчас они оба находились в Хоккайдо, то… кормить кошек было некому.

— Не беспокойся, я попросила Канду-сан за ними присмотреть.

Ответственная Канна не забыла о просьбе даже после внезапного похищения пришельцем. Собственно, этого следовало ожидать от той, кто представляла первогодок на приветственной церемонии.

— Правда? Ох, спасибо.

Но всё же, Сората не сильно доверял Юко.

Он посмотрел на часы. Уроки уже должны были закончиться.

Сората достал телефон и позвонил сестре.

Только взяв трубку, Юко сразу же начала тараторить.

— Братик! Эти кошки окружили меня, стоило мне достать их еду! Ува, погоди, погоди минуточку! Да накормлю я вас, накормлю, имейте терпение…

Сората положил трубку, не сказав ни слова.

Похоже, всё было в порядке.

Положив телефон обратно в карман, он ознакомил Нанами и Канну с обстановкой в Сакурасо.

— Похоже, у неё там всё схвачено.

Оплатив входной билет, троица присоединилась к Мисаки, которая уже во всю исследовала Часовую Башню.

Внутри было тихо, словно в библиотеке. Даже шумы улицы не проходили сквозь эти стены.

Наши туристы прогуливались и осматривали дивную архитектуру.

Деревянные полы иногда поскрипывают, прямо как в Сакурасо.

— Хах, что-то здесь напомнило мне Сакурасо.

Сказала Нанами и Сората хихикнул.

— Что? Я сказала что-то странное?

— М? Да нет, просто я тоже об этом подумал.

— Между вами что-то не так.

Сказала Канна и в воздухе повисло лёгкое смущение.

Сората медленно повернулся и посмотрел на Канну.

Кажется, она хотела что-то сказать.

— В каком смысле: «Что-то не так»?

— Я сказала что-то не то?

— Не у меня спрашивай, не я же ляпнул какую-то чушь.

— Я имела ввиду, что вы разговариваете, как влюблённая парочка.

— Ты вообще думаешь, прежде чем говорить?!

— Хм, а что, это может неплохо вписаться в мой роман.

Сказав это, Канна побежала на второй этаж. Благодаря её словам, между Соратой и Нанами повисла неловкая атмосфера.

-…

-…

— А… П-пойдём.

— Д-да…

Умеет Канна задать нужную атмосферу…

Второй этаж Часовой Башни представлял из себя пустую комнату, которая никогда не использовалась.

Высокие потолки придавали комнате просторности. Кажется, Канне было совершенно неинтересно оказаться в таком месте. А Иори вообще предпочёл пялиться в окно, вместо разглядывания архитектуры.

Мисаки стояла в углу комнаты и чем-то занималась.

Сората решил проверить, чем она занимается, и подошёл к ней.

Мисаки что-то снимала.

— Мисаки-сэмпай, тебе, кажется, здесь нравится куда больше, чем нам.

— Просто у тебя нет души, Малой!

— Ну да, конечно.

Но Сората не был настроен играть в игры с Мисаки, у него была проблема по важнее – обещание, данное Масиро и Нанами.

— Мисаки-сэмпай.

— Что такое, Малой?

— На что это похоже?

После этих слов, Мисаки отвлеклась от фотографий и посмотрела на Сорату. Затем она усмехнулась.

— Кажется, у Малого здесь не спокойно. – сказала Мисаки, ткнув Сорату в грудь. Прямо в самое сердце.

— Но я ведь ничего не добился, у меня ничего нет. Смогу ли я встречаться с кем-то?..

— Да кто вообще парится по таким пустякам?!

— Чего?! – Сората был шокирован таким ответом.

— Малой, ты – дурак!

— И чего это мы вдруг перешли на оскорбления?..

Не стоило Сорате начинать эту тему, тем более с Мисаки. Похоже, он так и не нашёл того, кто сможет ему помочь.

— Нанамин и Масирон волнует точно не это. – внезапно успокоилась Мисаки.

— О чём ты? – переспросил Сората, не поняв сути сказанного.

— Их волнует…

— Что?

— … их волнует, любишь ты их или нет.

Неожиданно из уст Мисаки вырвалась правильная мысль.

— Другие варианты не принимаются.

Несмотря на то, что Мисаки всегда беспечна, она всегда серьёзна.

— Мисаки-сэмпай поразительна.

— Поразительна?

— Всегда такая яркая.

Сората осознал кое-что важное. Он должен отбросить все свои мысли и подумать, к кому же он всё-таки питает чувства.

Любит или не любит.

Вот, что ему нужно.

— Малой! Пойми, надо быть храбрым!

Внезапно, Мисаки похлопала его по груди.

— Что-то я не совсем понял.

Однако, Сората почувствовал поддержку от Мисаки.

— Так, пора бы уже пойти в другое место. Иорин, Нудистка, идём.

Мисаки позвала Иори и Канну.

— Пожалуйста, не называй меня такими странными прозвищами! – Канна выглядела очень встревоженной.

— Хмм, тогда придумаем что-нибудь ещё. Хотя это прозвище подходит тебе идеально.

По каким-то причинам, взгляд Канны был направлен на Сорату.

— Тогда, как тебе такое?

Сказала Мисаки, держась за юбку.

— Если не нравится Нудистка, будешь Пан-пан*!

Мисаки зашла слишком далеко. В такой ситуации, Канне бы уже пора пойти в уборную и снять трусики, чтобы снять стресс. Однако, Канна отреагировала совершенно не так, как ожидалось.

— Звучик как название какой-нибудь панды, так что пусть будет. – приняла новое прозвище Канна.

— Не думаю, что это хорошее прозвище.

Сората решил дать Канне совет, однако, говорить подобные вещи на публике лучше не стоит.

— Почему?

— Слыша такое прозвище, люди будут думать о чём-то не том.

— Сората-сэмпай, ты единственный всегда думаешь о чём-то не том.

Холодный взгляд Канны пронзил Сорату, хотя тот дал дельный совет.

— Стоп, стоп! Давай хотя бы Хасе-пан!

Хотя это и звучит странно, но это всё же лучше, чем прошлые варианты. И он хотя бы не связан с трусиками.

— Ладно, будешь Хасе-пан.

— Ага. – вздохнула Канна. Она выглядела уставшей, в отличие от Мисаки.

— Всё, садимся в машину до Асахикавы, посмотрим на панд! Иорин, Нудистка, идём!

— Мы же сменили прозвище на Хасе-пан!

Но Мисаки не беспокоило недовольство Канны.

— Медведи, белые медведи… – Иори подпевал Мисаки, выходя из Часовой Башни.

— С меня хватит. – злобно сказала Канна.

Но затем она вспомнила, что у неё нет других вариантов, кроме как следовать за Мисаки и Иори, так что отправилась вдогонку.

После того, как эта безумная троица ушла, на втором этаже остались только Сората и Нанами.

— Нам тоже пора.

— Угу.

Следующей остановкой в списке был Одори-парк. Выйдя из здания, Сората и Нанами увидели, как Мисаки несётся на огромной скорости за рулём тёмно-синего автомобиля, напевая:

— Медведи! Белые медведи..!

Крики Мисаки были слышны по всему Саппоро.

— Сделаю вид, что ничего не видел.

— Я, пожалуй, тоже.

Мнения Сораты и Нанами совпали.

Часть 3

Одори-парк находится неподалёку от Часовой Башни, так что путь предстоял недолгий.

Парк был очень красив. Фонтаны и статуи украшали его вдоль и поперёк, повсюду цвели Анютины глазки.

Кто-то сидел на скамейках или около фонтанов, кто-то что-то уплетал – все проводили время в парке, как хотели.

Вдоволь нагулявшись по парку, Сората и Нанами направились к Телебашне Саппоро, которая находилась на территории парка.

Время — 16:00.

Солнце уже начало садиться, потихоньку наступал закат.

Футболка, с которой ещё утром можно было выжать кружку пота, теперь была полностью сухой.

Воздух итак был не самым тёплым, а в тени было ещё холоднее.

На Нанами была надета только тонкая рубашка. Ей было холодно, и она начала тереть руками, чтобы согреться.

— У меня есть куртка.

— А? Нет, я в порядке, спасибо… Апчхи!

-…

-…

— У меня есть куртка.

Сората продолжал повторять одно и то же, как NPC в какой-нибудь RPG.

— С-спасибо. – поблагодарила Нанами, сдавшись под напором Сораты.

Сората достал куртку из рюкзака и дал её Нанами.

Она выглядела немного смущённой.

— Не волнуйся, она чистая.

— Что? Нет, я не об этом. Канда-кун, тебе самому разве не холодно?

— Я же всё-таки мужчина.

— Спасибо… Мужчина моего сердца.

-…

— П-прости! Просто пошутила.

Нанами пыталась скрыть панику и поспешно взяла куртку. Однако, она никак не могла её надеть.

— Давай помогу… – Сората помог Нанами надеть куртку.

— Спасибо.

Куртка была велика Нанами, всё же, она мужская, но она выглядела счастливой.

Далее, откуда-то послышался знакомый голос.

— Канда-кун?!

У дороги стояла Фукая Сихо и махала рукой. Она была студентом художественного класса, как Масиро. А рядом стояла и сама Масиро. Кажется, они были в одной группе. Кроме того, в их группе вроде бы было ещё 3 человека – и все девушки. Похоже, их группы разделили по признаку пола, ведь в классе искусств было только 5 девушек и 5 парней, так что, несложно догадаться, что другая группа полностью состояла из парней.

После того, как загорелся зелёный, они направились сюда.

Взгляд Сихо был сосредоточен на Сорате и Нанами. Она подозрительно смотрела на Нанами и Сорату, которые были одни, да и к тому же, на Нанами была его куртка.

Но Сихо сказала совсем другое:

— Канда-кун, направляетесь в Телебашню? – Сихо повернулась к Телебашне, которая стояла позади неё.

— А вы, похоже, вы только что оттуда.

— Ага, а теперь мы идём в музей искусств!

Сихо была веселее, чем обычно. Похоже, она действительно хочет вдоволь навеселиться, пока Прощальная Поездка не закончилась.

— Как и ожидалось от художественного класса.

— Верно.

Светофор запиликал, предупреждая о том, что скоро зелёный сменится красным, так что Сихо снова помахала рукой и направилась в музей вместе с Масиро.

Сората и Нанами тоже поспешили перейти дорогу.

Повернув голову, Масиро посмотрела на Сорату.

Встретившись взглядами, Сората отвёл взгляд, так как почувствовал себя нехорошо.

Проехавшая машина закрыла им вид друг на друга.

После того, как загорелся красный, Масиро больше не смотрела на Сорату.

-…

-Что такое, Канда-кун?

— А? Ты, т-ты о чём?

Сората был удивлён, ведь Нанами вырвала его из раздумий.

— Между тобой и Масиро что-то произошло, верно?

— О ч-чём ты?

— С самого начала экзаменов… ты какой-то странный.

-…

На самом деле, ничего не произошло. Ну… что-то должно было произойти, но не в материальном мире, и только Сората это понимал.

Чувство, о котором Сората думал – действительно ли он любит Масиро… Может, всё это просто из-за того, что Сората поражается Масиро, поражается тому, что она упорно идёт к своей мечте и никогда не сдаётся…

— Всё нормально…

— Уверен?

— Всё нормально.

— … В таком случае, хорошо.

На самом деле, Нанами не поверила Сорате, но ни он, ни она не хотели больше это обсуждать.

Затем Нанами сменила свой тон на более весёлый.

— Канда-кун, посмотри!

Нанами потянула Сорату за руку. Когда он поднял голову, то увидел магазинчик с мороженным. Похоже, Нанами приглашала его поесть.

— Аояма, у меня есть вопрос.

— Какой?

— Тебе не холодно?

— Уже нет, благодаря тебе.

— Но теперь холодно мне…

После захода Солнца, воздух стал ещё холоднее. Теперь даже ветер обдавал холодом.

— Кто там говорил: «Я же всё-таки мужчина»?

— Издеваешься, да?

Хоть разговор и был бессмысленным, но он заставил Сорату улыбнуться. Похоже, он наконец-то начинает осознавать свои чувства к Нанами.

Сколько уже подобных вещей произошло за сегодня, и не сосчитать. Но похоже, он был готов продолжить своё будущее с Нанами.

Сората наконец понял, насколько такие вещи важны.

Вот, о чём говорил Дзин – о любви.

Сората наконец-то её почувствовал.

За покупку билета на Телебашню, давали 50% скидку на покупку мороженного в магазинчике, который они недавно посетили.

Находясь в специальном смотровом лифте, Нанами с сожалением смотрела на скидочный купон.

— После Телебашни сможем купить мороженное по скидке.

Сората сказал это Нанами, потому что чувствовал себя немного виноватым.

— Хмм, да, пожалуй.

Но реакция Нанами немного отличалась от ожиданий Сораты. Она продолжала смотреть на скидочный купон. Сората пытался угадать, о чём думает Нанами.

— Аояма, ты разве не хочешь съесть ещё по мороженному?

— Может быть…

— В смысле?

— … я просто рассматриваю купон. – уверенно ответила Нанами.

— Просто рассматриваешь? Знаешь, если его не использовать, он бесполезен. То есть, ты не хочешь поесть, да?

— Канда-кун, не говори ерунды.

— Н-нет, я всё правильно сказал!

Когда Нанами попыталась объяснить всё Сорате, лифт прибыл на место назначения. Другие девушки, которые находились в лифте, едва не смеялись. Они думали, что это позор.

— Канда-кун, ты ошибся.

— Аояма, неужели ты думаешь, что проблема в тебе?

— Может и так…

Нагоняя Нанами, которая решила пройтись одна, Сората вместе с ней попал на смотровую. Там они увидели станцию, откуда прибыли, Одори-парк и кое-что ещё. Между зданиями что-то проглядывалось.

Колесо обозрения.

Оно было меньше чем то, на котором катались Сората и Нанами, но оно выглядело довольно романтично.

— Вау.

Нанами тоже заметила Колесо обозрения и удивлённо вздохнула.

Сората застыл. Он вспомнил тот поцелуй.

Он вспомнил то прикосновение губами. Теперь Сората думал только о нём.

— Канда-кун?

— Да?

— Что ты видишь?

Сората почувствовал нерешительность, а на его лице проступил румянец. Кажется, они думают об одном и том же.

— Нет, ничего. Ты слишком много об этом думаешь.

— Об этом? – спросила Нанами.

— А, нет, забудь.

— Хочешь повторить? – сказала Нанами и указала пальцем на свои губы.

Сердце Сораты было готово взорваться, и он выдал неконтролируемую шутку.

— Е-ещё бы!

— А сможешь?

— Чего?

Сората был очень удивлён таким ответом.

— Если ты выберешь меня, как далеко ты сможешь зайти?

-…

В отличии от Сораты, Нанами не шутила, а у самого Сораты от такого ответа отвисла челюсть.

Нанами тоже поняла, что сказала то, чего не следовало, и её лицо покраснело.

— Нам надо было о чём-то поговорить…

Нанами закрыла лицо руками.

— П-прости…

Нанами нисколько не колебалась, говоря это. Она вела себя, как маленький дьяволёнок, из-за чего Сорате было не по себе…

Он ещё раз взглянул на губы Нанами.

— Канда-кун слишком много об этом думает…

— Ах, нет…

— Интересно, что ты там себе воображаешь…

— Эм…

— Хотя, это даже веселит…

Лицо Нанами, которое выглядело одновременно и смущённым, и нахальным, вызывало какой-то парализующий эффект, действующий на Сорату. Пейзажи вокруг него растворились во мгле, но Сорату это не волновало – в его голове была только Нанами.

Он не мог отвести от неё взгляд.

-…

— Канда-кун, почему ты так на меня смотришь?..

-…

У Нанами действительно женский характер. Несмотря ни на что, она всегда пыталась достучаться до Сораты, выразить ему свою любовь…

Ответ должен быть очень любопытным… но Нанами он совсем не беспокоил. Может быть, потому, что все её мысли были только о Сорате.

Если ты найдёшь такую девушку, ты обязательно будешь с ней счастлив каждый день.

— Канда-кун, ч-что-то не так?

Покрасневшая Нанами отвела взгляд от Сораты, приглаживая волосы. Хоть она и смотрела на пейзаж, открывавшийся снаружи, было не похоже, что она действительно там на что-то смотрит…

— П-почему ты молчишь?

Но Сората никак не отреагировал, ведь перед ним стояла Нанами, так что его сердце очень сильно забилось. Он не мог думать ни о чём и ни о ком, кроме Нанами.

Почему он себя так чувствует? Теперь это было не важно.

Чувство, которое было в сердце Сораты, постепенно росло, но Сората не мог выразить его словами, да и было уже слишком поздно.

Он понял: «Мне нравится Аояма…» — это чувство продолжало нарастать, и будет расти дальше.

Сората почувствовал, что теперь Нанами нравится ему ещё больше.

Он так думал…

Часть 4

Первый день поездки подошёл к концу и Сората с Нанами отправились в отель. На часах было 6:30 вечера.

После Телебашни они ещё раз поели мороженное, в этот раз за полцены, а потом направились в музей Хоккайдо, построенный из красного цемента, а затем сели на автобус до отеля.

Там их уже ждала учитель, разговаривающая с одной ученицей.

Сората и Нанами подошли к Кохару-сэнсэй, которая валялась на диване. Им следовало бы прийти вместе с другими членами группы — Рюноске, Маю и Яёй… но они разлучились ещё утром.

— Кохару-сэнсэй.

Кохару-сэнсэй сделала заметку в журнале и подняла голову. Она казалась очень скучающей.

— Мы вернулись.

— Так, все члены группы F вернулись.

Закончив писать в журнале, она ещё раз оглядела всё вокруг.

— Так, берите вещи и по комнатам. Мужские там…

Она указала куда-то пальцем.

— … женские там.

Удивительно, но Кохару-сэнсэй ответственно подходит к своим обязанностям учителя.

— А, и ещё, в этом отеле также остановились ученики из других школ, тоже приехавшие на Прощальную поездку, и постояльцы, так что, ведите себя подобающе, понятно?

— Ясно.

Затем они забрали свои сумки из автобуса.

— Так, вы двое. – внезапно сказала Кохару.

Сората и Нанами остановились и стали ждать дальнейших слов.

— Вечером и ночью здесь ходят ночные патрули, так что даже не пытайтесь. – сказала она.

— Ви на що натякаєте? – возразила Нанами, перейдя кансайский диалект.

— Невероятно. – хладнокровно ответил Сората, до которого долго доходило.

— Вы не понимаете. В новой обстановке девушки становятся раскрепощёнными.

-…

— Я же вижу, как Канда на тебя смотрит.

— Та що ви таке говорите?! Канда-кун, не дивися сюди.

— Все парни заинтересованы в том, что обычно случается, когда девушка остаётся в мужской комнате на ночь.

— Хватит!

Сората снова посмотрел на Нанами.

— Канда-кун, я ж сказала тобі не дивитися сюди!

Нанами разозлилась.

— А вы, Канда-кун и Аояма-сан, самые подозрительные в нашем классе.

— Да хватит уже! – тут же воскликнула Нанами.

— Даже если девушка выглядит порядочной, перед тем, как открыть своё сердце, она откроет своё тело.

Нанами уже устала терпеть атаки со стороны Кохару.

— Достаточно! Я возвращаюсь в комнату.

Нанами взяла свой багаж и поднялась по лестнице.

— Что ж, я, пожалуй, тоже пойду.

— Канда-кун, я серьёзно.

— Чего?

— Постарайся хотя бы, чтобы она не забеременела.

— Да не собираюсь я делать ничего подобного! Почему мы в ваших глазах такие… озабоченные?!

— Ладно, прости, перегнула палку…

— Ну слава Богу вы поняли.

— Однако, вы двое вместе жили в Сакурасо, так что, не рискуйте, делая «это» сегодня вечером.

— Да что с вами не так, сэнсэй?! Вы сегодня ещё более раздражающая, чем обычно! – попытался спросить Сората.

— Тебе действительно интересно?!

Кохару внезапно потянула Сорату за руку.

— Отношения Тихиро-чан и Кадзуки-куна сложились удачно, так что он продолжает меня игнорировать. Тебе не кажется, что это уже слишком?

— Так, почему бы вам не найти парня?

— Хм, верно. Дай-ка осмотрюсь.

Кохару приблизила своё лицо к Сорате.

— П-полегче!

Хоть это и была Кохару, но, когда лицо женщины настолько близко, что, кажется, сейчас произойдёт поцелуй, сердце начинает неистово биться.

— Канда-кун, ты что, возбудился? – невозмутимо спросила она.

— Вовсе нет.

Чтобы подтвердить это, Сората вырвал руку из её хватки.

— Мда… а жаль. – сказала Кохару игривым голосом, совсем не подходящим для учителя.

Сората немедленно взял свой багаж и направился в комнату.

Он попал в мужскую зону.

На пути к комнате Сората увидел чью-то тёмно-зелёную форму. Похоже, это были ученики из другой школы, о которых говорила Кохару.

Сората направился к лифту, его комната находилась на 7 этаже.

Пока Сората ждал лифт, у него зазвонил телефон.

Посмотрев на имя, Сората сразу вспомнил недавний разговор с Кохару.

Фудзисава Кадзуки.

Разработчик игр, которым восхищался Сората. Впервые Сората встретился с ним на конкурсе «Давайте сделаем игру». Может быть, он всё ещё член судей.

Сората успешно прошёл первую стадию и ему подвернулась возможность познакомится с Кадзуки поближе. Он также взял его телефон.

Однако, зачем Кадзуки решил позвонить ему?

Сората взял трубку и нервно сказал.

— Канда слушает.

— Привет, Канда, это Фудзисима. Давно не виделись.

Последний раз они разговаривали, вроде бы, в середине марта, когда обсуждали, почему игра Сораты не прошла отбор.

— Привет. Да, довольно давно.

— Есть минутка?

— М? А, да, конечно.

После этих слов приехал лифт, и ученики Суйко навели шума.

— Шумно там у тебя. – сказал Кадзуки, услышав шум.

— А, да. Я сейчас просто в отеле в Хоккайдо, на Прощальной Поездке.

Скрывать это не было смысла, так что Сората ответил честно.

— Ох, прости, что не вовремя.

Его голос звучал растерянно. Он тоже был на Прощальной Поездке, когда был учеником Суйко. Похоже, он вспомнил приятное прошлое.

— Тогда, не буду причинять неудобства. Поговорим в следующий раз.

— А, нет, всё нормально! – Сората поспешно остановил Кадзуки, который уже хотел повесить трубку.

— Уверен?

— Сперва вы прерываете мою Прощальную Поездку, потом едва не кладёте трубку. Да я уже просто сгораю от любопытства.

Честно ответил Сората. У Каздуки определённо было что-то важное.

— Да, я заметил.

Сказав это, Кадзуки тихо усмехнулся.

Чтобы нормально поговорить с ним, Сората нашёл тихое местечко и прислонился к стене.

— Вообще, я хочу обсудить с тобой новый проект.

Сердце Сораты бурно отреагировало на слова Кадзуки, но не из-за взволнованности, а из-за ожидания дальнейших его слов.

— Канда-кун, ты, возможно уже знаешь, что «Давайте сделаем игру» — это довольно затратный проект, так что наш босс предлагает снизить расходы.

— Хмм.

— Сейчас главная задача – это снизить расходы, так что будь внимательнее на следующем отборе.

— Ага, понятно.

Сората по себе знает, как тяжело пройти отбор. Первый этап пройти непросто, и, хотя он и прошёл его успешно, впереди была также презентация, полная давления со стороны. Так что, он имел представление, насколько дорого обходится этот проект, так что выбор следующей темы был очень сложным.

— Изначально «Давайте создадим игру» задумывался, как возможность поддержки молодых людей, увлечённых созданием игр, но из-за сложившейся ситуации на рынке, продолжать развивать эту тему довольно затруднительно.

— Поэтому было решено искать новую тему?

— Именно.

— И что же за новая тема? – терпеливо спросил Сората.

— Было принято решение организовать некое учреждение, специализирующуюся на компьютерах, но с заимствованием некоторых материалов у команды, прошедшей отбор.

— Команды…

Это слово много значит для Сораты. Создание игр основано на целях… он очень сильно хотел бы иметь команду, как при создании «Няборона».

— Правда, можно участвовать и в одиночку, но тогда придётся делать всю работу в одиночку… другими словами, гейм-дизайн, сценарий, арты, музыка – всё это ложится на плечи одного человека. Возмутительно.

— Согласен.

— Однако, финансировать нас никто не будет, так что помогать людям будет довольно сложно.

Поэтому, для участия нужна команда, которая готова работать задаром.

— Кстати, насчёт денег за работу. Найти людей в команду будет очень сложно, поэтому в приоритете школы, специализирующиеся на компьютерах, чтобы привлечь как можно больше заинтересованных людей.

— Другими словами, расшириться?

— Верно. Собственно, о чём я хотел поговорить. Сними заявку на участие в проекте, ведь «Давайте сделаем игру» теперь станет «Лагерем по разработке игр».

Сората почувствовал, что его тело нагрелось. Оно как будто говорило ему, что делать.

— Отбор также отличается от «Давайте сделаем игру». Сперва «Открытый этап», затем «Простая встреча и презентация». Так ты будешь уверен, прошёл ты или нет. По сравнению с «Давайте сделаем игру» это даже немного проще. А цель проекта – предоставить больше возможностей новичкам.

— Другими словами…

— Другими словами, думаю, в этот раз твоей проект обязательно станет успешным.

Получив однозначный ответ, Сората пришёл в восторг.

— Однако, есть одна вещь, требующая внимания.

— И что же?

— Насколько бы твой проект ни был бы интересным концептуально, если решено, что «сделать его невозможно» — он не пройдёт.

-…

— Оценка производится не только на основе «Интересно или нет», но также и на том, «Сможет ли команда его сделать».

— Другими словами, смогу ли я сделать его в одиночку…

То есть, если Сората не сможет сделать свою игру, то всё будет напрасно. Проект был создан для получения готовой игры, а не для тестирования задумок.

— И, если игра сможет пройти отбор, она попадёт на главный этап.

— Чего?

Главный этап – это этап, на котором решается, стоит ли выпускать игру. Другими словами…

— Конечно, если ты успешно пройдёшь главный этап, твою игру выпустят на прилавки. Конечная цель проекта – выпустить игру и заработать с неё максимум прибыли, вложив минимум сил.

Кадзуки небрежно сказал истинные желания всех взрослых.

— Расходы на создание игры также будут указаны на главной стадии. Однако, если проект не окупится, ты не получишь с него ни копейки. Так, сейчас речь идёт о том, стоит ли собирать арендную плату для места работы с командами.

— Рабочее место…

Сората очень взволнован этим словом, ведь он стал ещё на шаг ближе к цели.

— Наибольшее преимущество «Лагеря по разработке игр» заключается в том, что он направлен на конечный продукт, а не на идею или мысль. Другими словами, пока он не принёс свои плоды, мы не сможем сказать, насколько этот проект рабочий.

Хоть Кадзуки и рассказывал о всех трудностях данного проекта, но Сорате показалось, что ему предоставили возможность попробовать снова.

Кадзуки в любой позиции занимает нейтральную сторону и говорит то, что думает. Неважно, будь то создание игры или высказывание неприятных вещей.

— Ну, как-то так. Вопросы?

— Нет, я всё понял. Спасибо большое.

— Вообще, я позвонил тебе, потому что думал, что ты заинтересуешься…

Услышав это, Сората незамедлительно ответил полным энтузиазма голосом.

— Я очень заинтересован!

— Я слышу твой восторженный голос, а это значит, что разговор прошёл не впустую.

Было слышно, как Кадзуки пытается сдержать смех.

— П-простите, похоже, сегодня я в очень хорошем настроении.

— Ничего, хороший настрой очень важен. Чуть позже я скину тебе на e-mail один файлик, попытайся разобраться с ним, как закончишь с поездкой.

— Понял. Ещё раз спасибо.

— В таком случае, до скорого.

Закончив разговор, Сората ещё некоторое время не мог пошевелиться. Он также пригласил Рюноске в свою команду, так что ему подвернулась хорошая возможность. Конечно, из-за неопытности для Сораты всё это было ещё немного трудно. Даже если Рюноске примет участие, всё ещё будет необходимо два человека. 1 для артов и рисунков, и 1 для музыкальной составляющей.

Однако, подобные трудности лишь раззадоривали Сорату.

Сперва стоило рассказать Рюноске о «Лагере создания игр».

От одной только мысли о грядущем, Сората становился нетерпеливым. Сперва предстояло разыскать Рюноске, который скорее всего сидит в своей комнате, уткнувшись в ноутбук.

Даже понимая, что это бесполезно, Сората много раз нажимал на кнопку вызова лифта.

И быстро забежал внутрь, как только лифт подоспел.

Он также быстро нажал на кнопки «7 этаж» и «Закрыть».

После того, как двери медленно закрылись, лифт медленно поехал.

Лифт несколько раз останавливался и в него заходили ещё люди, так что поездка на 7 этаж заняла около 5 минут.

Как только прозвучал сигнал, извещавший по прибытии на 7 этаж, Сората немедленно выбежал из лифта, стоило только дверям открыться. Он сверился с настенной картой.

Однако, затем что-то послышалось. Сората решил проверить источник звука и вышел в коридор. В коридоре, перед автоматом с газировкой, стоял Рюноске.

— Хм? – Сората издал странный звук, потому что не мог поверить глазам.

Рюноске был не один.

Рядом с ним были 1 парень и 1 девушка, оба в тёмно-зелёной форме, которую Сората уже видел раньше.

Рост парня не сильно отличался от роста Сораты. Сильное впечатление производили его острые волосы. По нему можно было сказать, популярен ли он.

Также, там была и девушка. Её длинные волосы подчёркивали яркую одежду. Её ногти тоже немного блестели – они были накрашены.

Два человека, у которых, по идее, не было никаких отношений с Рюноске, разговаривали с ним.

— Ты совсем не изменился.

— Ты такой же, как и раньше.

Эти звуки создавали атмосферу не самой приятной беседы.

— А вот ты изменился полностью, я тебя даже изначально не узнал.

Услышав столь дерзкий ответ, парень на шаг подошёл к Рюноске.

Сората рефлекторно дёрнулся и столкнулся лицом к лицу с учениками в тёмно-зелёной форме.

Выглядело это немного… необычно.

— Ладно, хватит с него. Пойдём, Такуми. – девушка позвала парня и сразу ушла.

— Подожди минутку, Майя.

Парень сразу погнался вдогонку.

— Кто это был? – спросил Сората, глядя на уходящих людей.

— Знакомые из средней школы.

Рюноске дал короткий ответ, но Сората понимял, что лучше больше не спрашивать.

Сората решил разрядить обстановку, рассказав про новый проект.

— Кстати, звонил Фудзисава. Они открывают новый проект.

— Ясно.

Рюноске как всегда дал классный ответ, хотя для него это было нормально.

Сората почувствовал странное ощущение, как будто кто-то наблюдал за ними.

Осмотревшись, Сората увидел тех двоих. Они стояли около лифта и пялились на них.

-…

Слова Сораты про новый проект вызвали у них любопытство.

— Такуми, идём.

Затем эти двое вошли в лифт и глазели на них, пока дверь лифта не закрылась. Кажется, они смотрели не на Рюноске, а на Сорату.

Сората задумался, но не смог найти причину столь нездорового любопытства со стороны учеников из другой школы.

Рюноске же пошёл в комнату. Не время задавать вопросы.

Часть 5

Сората и Рюноске остановились в просторном номере отеля для двух человек. Места для них двоих было более, чем достаточно.

На столе лежали планшеты и ноутбуки, явно не принадлежавшие отелю. В комнате также было стабильное интернет соединение.

Рюноске зашёл в комнату, сел за ноутбук и принялся работать.

Сората же заносил вещи в номер, не отводя взгляда от Рюноске.

Атмосфера в комнате повисла странная.

Сначала Рюноске был сфокусирован на работе. Потом его рука на некоторое время остановилась и затем продолжила. Подобное действие повторилось ещё несколько раз.

Подобное поведение сбивало с толку. Должно быть, Рюноске о чём-то думал.

— Акасака.

Рюноске отвёл взгляд от ноутбука и посмотрел на Сорату.

— Можно спросить?

— Эти двое просто знакомые из средней школы. Больше у меня с ними нет ничего общего. – кратко и лаконично ответил Рюноске.

После такого ответа спрашивать: «Кто это был?» — будет странно.

— Да? Удивительно. – произнёс Сората, лежа на кровати и глядя в потолок.

— Что именно?

— Удивительно, что у Акасаки были близкие друзья.

Хоть подобное утверждение и прозвучало бы абсурдно и даже оскорбительно, скажи он это незнакомому человеку, но не для Рюноске.

— Лучше тебе не знать об этом. – прошептал Рюноске себе под нос.

— М?

— Ничего, не думай об этом.

Сората не расслышал и хотел спросить ещё раз, но получил отказ.

— Ты про этот проект говорил?

Рюноске встал и дал планшет лежащему Сорате.

Он посмотрел на экран.

На экране были описаны условия участия в «Лагере по созданию игр».

— М? А, да…

Рефлекторно сказал Сората, но потом до него дошло.

— Рюноске, может хватит уже взламывать чужие e-mail’ы?! – возмутился Сората.

Но Рюноске было по барабану ну возмущения Сораты, так что он просто снова сел за ноутбук.

— Ты вообще слышал о конфиденциальности?!

— Бесполезная штука. – ответил Рюноске и сразу перешёл в сути.

— Выглядит интересно, может, примем участие?

— Мы можем заработать с проекта, уже неплохо. Также, у нас будет возможность создания собственной компании в будущем. Неплохая возможность. Однако, что делать с артами и музыкой? Судя по содержанию, нам нужно по одному человеку на каждый раздел.

Взгляд Рюноске вернулся к ноутбуку.

Его пальцы словно танцевали по клавиатуре.

По поводу артов, у Сораты уже было на примете 2 человека. Первая – Масиро, гениальный художник и мангака. Также, был ещё один человек. Ну, как человек… пришелец, рисующий аниме – Мисаки. В их способностях сомневаться не было смысла.

Однако, не стояло цели нанять их обеих. Масиро была гениальной мангакой, в то время, как Мисаки занималась аниме – совсем разные стили.

— А как насчёт попросить помощи у Риты? – пошутил Сората.

— Тогда я не буду принимать участие, и можешь даже не пытаться меня звать. Понял? – на полном серьёзе ответил Рюноске.

— Расслабься, просто пошутил.

Рита была подругой Масиро, когда та жила в Англии. Рита Эйнсворт -художник, как и Масиро, и по совместительству заклятый враг Рюноске. Однако, даже находясь в Англии, Рита очень беспокоилась за Рюноске и ежедневно писала ему на e-mail. Но Рюноске на них не отвечал – этим занималась Служаночка.

— Кажется, у меня есть кандидат на музыкальную составляющую.

Химемея Иори. Первоклассник Суйко, обучающийся по музыкальной специальности и живущий в 103 комнате Сакурасо. Однако у Иори сейчас всё сложно с музыкой, так что Сората не хотел пока его беспокоить.

— Может, лучше попросить помощи у Хаухау-сэмпай?

— В её способностях нет смысла сомневаться, но разве она не учится в Австрии?

— Да, точно. Не густо.

Хоть Суйко и является настоящим сборищем разного рода творческих личностей и талантов, найти себе кого-то достойного в команду будет очень проблематично. Да ладно достойного, хоть кого-то.

Тема «Лагеря по созданию игр» зашла в тупик и не могла больше продолжаться, так что обсуждение было закончено.

Через 30 минут в номер привезли ужин.

После ужино стоило принять душ.

— Акасака, пойдём в сауну?

— Я приму душ в ванной.

— Как хочешь, я пошёл.

Сората оставил Рюноске одного и пошёл в сауну, но из-за шумных одноклассников желание поваляться в тёплой водичке моментально отпало, так что Сорате пришлось сменить выбор с сауны на душевую.

Зайдя в душевую, Сората начал мыть голову горячей водой и постепенно перешёл к телу, когда кто-то вошёл.

— Мда… Не такой я себе представлял Прощальную Поездку.

В душевую вошёл Иори.

Сората продолжал мыться, не заметив Иори.

— Из-за гонки я не смог поехать в Поездку, когда учился в средней школе.

— Иори? А ты почему здесь? – смыв пену спросил Сората.

— Мисаки-сан остановилась в том же отеле, что и вы.

— Но все номера вроде бы заняты.

Так действительно должно было быть, ведь в отель заселились не только ученики Суйко, но и других школ.

— Похоже, одна была свободна.

Должно быть, речь шла про VIP-номер.

— Они сказали, что это номер, достойный президента.

Если бы только в номер заселился нормальный человек… Но нет, он был занят пришельцем, которая, используя своё богатство, построила дом рядом с Сакурасо сразу же после выпуска из старшей школы.

— Так это же здорово, Иори.

— М?

— Что ты попал на Прощальную Поездку.

— Ну, в принципе, да.

Парни вели диалог, пока мылись.

— Ах, да, Сората-сэмпай.

— Что такое?

Взгляд Иори был очень серьёзным.

— Есть кое-что, что я хотел бы обсудить.

В воздухе нависла напряжённая атмосфера, как будто Иори хотел обсудить музыку.

— Вообще-то…

— Хм?

— В последнее время всё стало как-то слишком странно.

— Да, я заметил.

Вообще-то, не только в последнее время, ну да ладно.

— То, о чём я говорю, у меня в голове.

— Смог самостоятельно это понять? Здорово.

— Ну… не так уж это и здорово.

Иори мыл своё тело и не постеснялся сказать следующее:

— Я вовсе не восхищаюсь тобой.

— Я и не думал, что ты мной восхищаешься. И это всё?

Иногда Иори ведёт себя прямо как Юко.

— Так всё же, что ты хотел обсудить?

— С того дня меня стали привлекать девушки с плоской грудью…

-…

Сората ожидал услышать совсем не это.

— Сората-сэмпай.

— О, прости… Я думал, ты захочешь обсудить музыку. Значит, с того самого дня…

Речь шла о дне, когда Иори не закончил выступление, сбежал через окно и увидел картину под юбкой Канны.

— Я про 3 мая… День без трусиков.

— Вот только не превращай день конституции в похабный праздник!

То, что Иори увидел под юбкой, видеть не следовало.

— Что же мне делать? Не важно, сплю я или учусь, хожу в туалет или ещё чего, я продолжаю думать об этом.

Иори посмотрел на Сорату.

Если честно, Сората не хотел, чтобы Иори смотрел на него, ведь они оба были раздеты.

— Эх, другими словами…

Продолжал думать Иори, пока мылся.

— Ты говоришь про любовь?

Сорате нужно было обсудить с кем-то любовные дела.

— Нет-нет. – хладнокровно ответил Иори.

— Нет? Тогда что ты имеешь ввиду? – сказал Сората, не поняв смысл сказанных Иори слов.

— Сората-сэмпай, вы же знаете, что больше всего меня привлекает большая грудь. Для меня грудь – это важнейшая часть тела!

— Мда, знаю. – лениво ответил Сората.

— Я всегда думаю только о груди! – сказал Иори, вставая и сжимая кулак.

Сората не совсем понял суть, но ему этого хватило.

— Иори, сначала сядь, а потом обсудим твою проблему.

— Прости. – Иори тихо сел обратно.

— Итак, насчёт Канны-сан.

— Что же мне делать?

— Говоришь, ты думаешь о ней, где бы ни находился?

— Именно.

— Другими словами, она тебе нравится?

— Нет, я же сказал, меня интересуют только пышногрудые девушки. Сората-сэмпай, у вас проблемы с памятью? – серьёзно спросил Иори, не понимая сути сказанных слов.

— Допустим, но ты же всё равно продолжаешь думать о Канне, верно?

— Верно.

— Значит, она тебя привлекает.

— Нет-нет-нет, это невозможно… нет-нет… Хотя, минуточку… Хмм… Может быть, Сората-сэмпай прав?

Иори скрестил руки и задумался. Он был похож на генерала, разрабатывающего план наступления.

— Нет, невозможно, она же доска, как она может мне нравиться?

— Почему ты думаешь только о размере груди?..

— Это, должно быть, ошибка! Это как с птенцом, который считает матерью первого, кого увидел! Я просто был соблазнён тем видом, вот и всё! А на самом деле я думаю только о груди!

Сората не понимал, о чём говорит Иори, но он упорно не хотел отходить от темы груди.

— Да, но, Иори, если ты говоришь о концепции новорождённого птенца, разве это не одно и то же, что и симпатия?

— А? Да как такое возможно?! Нет, нет, нет, я отказываюсь в это верить! Мне не может нравится доска!

— Что ж, мы вернулись в начало… Тебе лучше ещё раз всё обдумать.

— Да, думаю, что стоит.

Хотя Сората и пришёл в душ, чтобы снять усталость, но стресса стало только больше.

— Ах, да, ещё кое-что.

— Да?

Может на этот раз речь наконец-то пойдёт о музыке.

— Сората-сэмпай, можете одолжить свои трусы?

— Нет!

— Ну пожалуйста!

Сората сказал, сомкнув ладони:

— Если у тебя нет одежды, купи в супермаркете, я займу тебе денег!

Часть 6

Помывшись, Сората вышел из ванной. По пути в комнату, в коридоре он наткнулся на группу девушек.

Тёмно-зелёная форма. Это были знакомые Рюноске. Хоть он и встретил их всего один раз, Сората ни с кем их не перепутает.

И он не ошибся, одной из девушек была Майя.

По ещё внешнему виду было понятно, что она популярна у себя в школе.

Она не знакома с Соратой. Но это нормально, ведь она с ним почти и не сталкивалась.

Когда Сората двинулся дальше, возникла непредвиденная ситуация.

— Эй!

Сората был удивлён, что его окликнули. Он остановился и повернул голову.

Майя отделилась от группы и пошла в сторону Сораты.

— Акасака у себя.

— Вижу, здесь-то его нет.

— Верно.

— Я хотела кое о чём поговорить.

Её отношение чем-то тревожило.

— Обо мне?

-…

Майя кивнула головой.

— Что ж, я – одноклассник Акасаки, Канда Сората.

— Моё имя не спрашивай.

— Немного неудобно говорить с человеком, чьего имени ты не знаешь.

— Вовсе нет.

— Ну ладно, как хочешь.

— Майя Икедзири.

— Чего?

— Имя.

— Ты же сказала, что имя не важно! – Сората думал, что она не хотела говорить своё имя.

— Не шуми. – спокойно ответила она.

— Ладно, так, о чём ты хотела поговорить?

-…

Она покусывала губу.

— Игровой конкурс…

— Чего?

— Ты делаешь игру? С ним?

«С ним». Довольно расплывчатое местоимение. Однако, Сората понимал, что речь идёт о Рюноске.

— Пока нет.

— Понятно.

Майя расслабилась.

— Но я думаю об этом.

После услышанного, она снова нахмурилась.

— Лучше сразу сдайся.

— Почему? – недоумённо спросил Сората.

— Просто, ты потом пожалеешь об этом. – ответила Майя, повернув голову.

— Не хочу тебя огорчать, но я не сдамся.

-…

— Я хочу сделать игру с Акасакой.

— Ты вообще слышал, что я сказала?

-…

— Или ты плохо слышишь?

-…

-…

— Не думаю, что я сдамся.

-…

Майя ничего не ответила Сорате, а вместо этого пристально на него посмотрела.

— Как хочешь, дело твоё. – сказав эти слова, она незамедлительно удалилась.

— И что это было?

Сората пытался разобраться в том, что же всё-таки случилось между Рюноске, Майей и Такуми в средней школе.

— Что же между ними произошло?..

Даже если он и не понимал, что же произошло между ними, он знал, что что-то определённо было.

— Я ведь давно его знаю, но такого и представить себе не мог…

После этих слов, Сората кое-что понял.

— Может, он приехал в Хоккайдо потому, что знал, что эти двое тоже будут здесь?.. – подумал Сората.

Рюноске всегда отдавал предпочтение работе. Даже в школу он ходил только затем, чтобы его не отчислили. Человек вроде него не полетит на другой остров просто так.

— Надо будет спросить.

Хотя Сората и боялся спрашивать об этом у Рюноске, любопытство взяло верх.

По пути в номер, Сората прошёл мимо магазинчика на первом этаже.

Внутри магазина был кто-то знакомый.

Это была Канна. Немного неожиданно. Хотя, если Иори здесь, то стоило догадаться, что и Канна тоже.

Канна только что закончила мыться, а на голове не было очков. В её руке была корзинка с полотенцами.

Похоже, Канна хотела что-то купить.

Сората подошёл к ней и решил поприветствовать.

— Канна-сан.

Похоже, Канна была немного удивлена.

— Сората-сэмпай, это вы? – Канна вгляделась в лицо Сораты.

— Он самый.

В обычной ситуации подобный вопрос в купе со всматриванием в лицо можно было бы запросто расценить за оскорбление, но не в случае Канны. Без очков она не видела даже того, что было у неё прямо перед носом.

— Плохо видишь без очков?

— Ты просто слишком далеко. – возразила Канна.

Сразу после этих слов она добавила:

— Надо бы посмотреть поближе…

Сказала она и приблизила своё лицо максимально близко к Сорате.

— И впрямь Сората-сэмпай.

Наконец, она его разглядела. Но потом, словно что-то осознав, оттолкнула Сорату.

— Ты чего творишь?

Сората немного разозлился, но сразу же успокоился.

— Прости.

На извинения Сората получил следующий ответ:

— Сората-сэмпай не виноват, так что не извиняйся.

Канна вела себя странно.

— Я… просто потеряла очки в номере. – сказала она, словно оправдываясь.

— Ну так, почему бы тебе не пойти и не поискать их?

Без очков Канне будет довольно тяжело, так что Сората предложил логичный вариант.

— Ключ от номера есть только у Мисаки, а она до сих пор моется.

— Вот оно как.

Без ключа в номер попасть невозможно, так что Канне приходилось как-то убивать время.

— Я не хочу, чтобы меня видели без очков, так что, пожалуйста, не смотри на меня.

Канна немного засмущалась.

— Почему?

— Ты всё ещё не понял, хотя уже видел меня без очков?

Странный вопрос.

— Нет, не понял.

— … без них я не уверена в себе. – сказав это, Канна отвернулась.

— Не знаю, мне без очков ты даже больше нравишься.

— ?!

Канна посмотрела на Сорату, как на идиота.

— Пожалуйста, не шути так.

Кажется, слова Сораты разозлили Канну.

-…

Сказав это, Канна замолчала, так что пришло время говорить Сорате.

— Понравилась эта вещица?

Сората посмотрел на Канну, которая разглядывала значок с белым медведем с текстом «Демон-медведь».

Как только Сората её уличил, она отвела взгляд от значка.

— Почему не купишь? – спросил Сората, взяв этот значок.

— Я не взяла с собой деньги.

Точно, Сората ведь ещё утром об этом услышал, во время встречи с Мисаки и остальными у Часовой Башни.

— Тогда я куплю.

Значок стоил 500 йен.

— Чего? – недоумённо спросила Канна.

— Извините, не подскажите?

Сората подошёл к продавцу, не спрашивая мнения Канны.

— Сэмпай, не стоит.

Потом он ещё кое-что для себя, по мелочи.

— Я бы хотел купить это.

Всего вышло на 1500 йен.

Затем Сората отдал покупку Канне, которая выглядела раздражённой и не приняла подарок.

— Думаешь, можешь меня купить?

— Это всего лишь подарок.

— Точно?

— За кого ты меня принимаешь? – Сората почувствовал лёгкое раздражение.

— С-спасибо…

Канна всё же взяла подарок.

— Тебе спасибо, что не оставила Сакурасо без присмотра.

Канна улыбнулась, глядя на подарок.

Сората редко видел её такой.

— Пожалуйста, не смотри так на меня.

Услышав просьбу, Сората сразу же перевёл взгляд.

— Я ведь только что из душа, да ещё и в такой одежде…

Сказав это, Канна засмущалась и тоже отвела взгляд.

Её волосы всё ещё были мокрыми, кожа всё ещё оставалась немного красной, даже брови ещё не высохли. А на самой Канне была надета одежда, подчёркивающая её формы.

Она выглядела слишком красиво.

Как только Канна поняла, о чём думает Сората, она немедленно прикрылась.

— Ты на что пялишься?! – немного раздражённо спросила она.

Немного подумав, Сората понял истинную причину смущения Канны.

— Ты ч-что, не надела их? – спросил он.

-…

Канна лишь легонько кивнула головой.

— Что, всё ещё проблемы с написанием романа?

— … н-нет.

— А, понял, Мисаки-сэмпай слишком быстро тебя похитила, так что у тебя даже не было время взять запасную одежду, верно?

Сората вспомнил Иори, который пытался одолжить у него нижнее бельё.

— Мисаки-сан купила много одежды…

Кажется, Канна вспомнила что-то плохое. Может быть, Мисаки заставляла её применять при ней одежду?

Чем гадать, лучше просто спросить у Канны напрямую.

— Тогда, в чём же дело?

— Может быть… готовилась ко встрече с сэмпаем.

— Чего? Со мной?

Канна кивнула головой.

— А что я такого сделал?

— Отношение сэмпая ко мне очень хорошее.

Канна говорила так тихо, что Сората услышал только слова «Отношение сэмпая»

— Что? Не расслышал.

— Ничего.

— Ты же понимаешь, что таким ответом только подольёшь масла в огонь моего любопытства?

— Сората-сэмпай, на что вы первым обратили внимание, сравнивая меня?

Она ответила совершенно бесполезными и бессмысленными словами.

— Что-то я тебя не понял.

Она говорила о сравнении с Масиро и Нанами.

— Сина-сэмпай очень красивая.

— Верно.

— Вот только… она очень странная.

— В точку!

Они вдвоём тихо посмеялись.

— Аояма-сэмпай тоже очень милая.

— Что верно, то верно.

— Она всегда добивается своей цели, чего бы ей это ни стоило… я даже завидую.

— Вот как.

Кажется, Канна понимает Нанами лучше, чем Сората.

— Если честно, Сората-сэмпай им не подходит.

— Согласен.

— Не думаю, что стоит им так отвечать.

— Я так сказал только потому, что ты так сказала, Канна-сан!

— Не оскорбляйте себя, это неуважительно по отношению к Сине-сэмпай и Нанами-сэмпай.

— Думаю, ты права…

Две девушки одновременно признались Сорате в любви, и его задача – не дать им стыдится за это. Может быть, именно это он хотел сказать.

— В любом случае, даже у Сораты-сэмпая есть свои преимущества.

— Рад это слышать.

— По крайней мере, я могу сказать, что Сората-сэмпай может помочь в трудной ситуации.

— За помощь с романом благодари Дзина, а не меня.

Канна, стоявшая рядом с Соратой, наконец немного расслабилась.

— После того, как меня поймали, я думала, что больше не смогу ходить в школу… Но Сората-сэмпай помог мне с этим справиться.

— В этом нет моей заслуги, это всё Сакурасо.

— Говоришь, что ничего не сделал? Сората-сэмпай, ты странный.

— Если память мне не отказывает, ты говорила о моих хороших сторонах?

— Уже нет. Я поменяла своё мнение.

Вернувшись в нормальное состояние, Канна снова начала язвить.

— Я действительно в замешательстве.

Сората не понял смысла сказанных слов, и разговор остановился.

Сората планировал побыть сопровождающим Канны, пока Мисаки не закончит свои дела.

Спустя 5 минут, Мисаки наконец-то вернулась.

Она выглядела счастливой и что-то увидела.

— Ого! Хочу всё, что здесь есть!

Она выпалила устрашающее заявление. Кажется, сейчас начнётся нечто.

Если бы говорила не Мисаки, то эти слова можно было бы сочти за шутку, но Мисаки всегда серьёзна.

— Минутку, сэмпай! – Сората поспешно остановил Мисаки.

— Отойди, Малой! Я уже не могу терпеть!

— Пожалуйста, только не снеси весь магазин!

— Без проблем, буду разбойничать, пока денег хватит!

Затем Мисаки вынула кошелёк. На нём был такой же рисунок, как на значке у Канны. Однако, этот красивый кошелёк был настоящей катастрофой. Он был настолько толстый, что запросто мог остановить пулю.

— Откуда у сэмпай столько денег?

— Всё просто, я их копила для Прощальной Поездки!

У Мисаки ушло 20 минут, чтобы опустошить все прилавки. А пока Сората помогал доносить покупки, он снова вспотел.

После расставания с Мисаки и Канной, Сората вернулся в номер. В комнате было темно.

Рюноске уже спал без задних ног, так что Сората не смог спросить его о случившемся между ним и Майей Икедзири в средней школе.

Сората действительно был заинтересован в поиске ответа.

О чём же всё-таки говорила Майя?

Сората всё же лёг на кровать. Она отличалась от той, что была в Сакурасо, так что Сорате было немного непривычно.

Рюноске же завернулся в одеяло и спал, как дитя.

-…

Сората взял телефон и решил связаться со Служаночкой.

«Служаночка, что ты знаешь о Икедзири Майе?» — начал писать Сората, но остановился и стёр. Лучше будет спросить у самого Рюноске.

Сейчас у него были дела по важнее.

Он обещал дать ответ Масиро и Нанами до окончания Прощальной Поездки.

У него оставались считаные дни.

Но также Сората понимал, что это не просто вопрос времени.

Наконец, он понял, что Тихиро имела ввиду под «Непониманием».

Он также представил себе будущее, о котором сказал Дзин.

Мисаки тоже сказала ему сделать выбор.

И теперь, он наконец осознал свои чувства к Нанами.

И, казалось бы, вот он, ответ…

Но Сората не был спокоен, его сердце будто протыкали сотней маленьких иголочек, а грудь словно сдавили наковальней.

Он уже не мог вернуться к прежним отношениям, не мог повернуть время вспять.

Из-за этого Сората страдал.

Неважно, кто провёл с ним много времени, Масиро или Нанами. Время, проведённое с обеими, уже само по себе сокровище, которое надо ценить, в этом не стоит сомневаться. С ними не было бессмысленных дней, каждый день был наполнен драгоценными воспоминаниями.

Сората надеялся, что так будет продолжаться вечно, даже после окончания Суйко. Он надеялся, что они всегда будут друг друга поддерживать, несмотря ни на что. Всегда…

Но Масиро и Нанами предпочли неопределённому будущему спокойствие в настоящем.

Не важно, как он себя чувствовал, когда они смеялись вместе, Сората ценил эти моменты, они отпечатывались в его памяти.

— Но… теперь это всё прошло…

Даже если Сората и не хотел это понимать, ему пришлось.

Пути назад уже нет, вне зависимости от решения Сораты.

Времена, которые должны были продолжаться вечно, канули в лету.

— Так вот, как меняется время…

Даже абстрактное «сейчас» уже стало частью прошлого и осталось лишь в воспоминаниях…

Сората считает себя счастливым, ведь это означает, что у него есть близкие ему люди…

Сората должен серьёзно всё обдумать.

Пришло время решать.

Но из раздумий его вырвал звонок в дверь…

Сората гадал, кто же это мог быть, пока вставал с кровати.

Открыв дверь, Сората увидел Нанами, стоящую с распущенными волосами.

— А-Аояма?!

— Ждал меня? – пошутила Нанами.

— Чего?

Сората совсем не ожидал такого поворота событий, так что единственное, что он мог – это стоять столбом.

-…

-…

В воздухе повисла напряжённая атмосфера. Затем лицо Нанами резко окрасилось в алый.

— К-Канда-кун, ты не подумай! Ма-Маю посоветовала мне так сказать! Так что это не то, что я хотела изначально сказать!

Нанами разволновалась и затараторила.

— Канда-кун? Ты меня слышишь? Это действительно не то, что я хотела сказать!

Затем раздался мужской голос. Это был один из учителей.

— Аояма!

Сората рефлекторно втянул Нанами в комнату.

— Чего?!

Как только дверь закрылась, комната сразу же погрузилась во мрак.

-…

-…

Подобная ситуация выглядела очень странно… Девушка, зашедшая ночью в комнату к парню… Если бы об этом узнали, им бы не поздоровилось.

Кажется, они не поняли главного и единственного запрета.

— К-Канда-кун.

— Хм?

— Не мог бы ты… убрать свою руку?

Только сейчас Сората заметил, что он всё ещё держит Нанами за руку.

— Ой, п-прости.

Немедленно отпустив руку, Сората отошёл от Нанами.

— Всё нормально… Просто я немного удивлена.

— Потому что тебя чуть не поймал учитель?

— Нет. Я удивлена тому, что Канда-кун затащил меня в комнату… и не знает, что делать дальше…

— Я-я не собирался делать ничего такого!

От таких криков Рюноске мог проснуться, но сейчас это было не важно.

— Если ты говоришь, что не собираешься ничего делать, это немного разочаровывает.

— Аояма… Не стоит говорить такие вещи без подготовки, я ведь могу не выдержать.

-…

-…

В комнате повисла тишина. Сората и Нанами смотрели друг на друга, хоть и находились в полной темноте.

Взгляд Нанами чем-то привлекал Сорату.

Сората неосознанно сглотнул.

Что имела ввиду Нанами, говоря такие странные вещи?

Пока он думал, в дверь ещё раз позвонили.

— А?!

— Ой!

Они аж подпрыгнули от неожиданности.

— Чёрт! Только бы не учитель! Аояма, прячься!

— Да где здесь спрятаться?!

Затем Сората затолкал Нанами в ванную и закрыл дверь.

Сделав глубокий вдох, он открыл дверь и мгновенно побелел.

-…

На пороге стоял не учитель.

На пороге стояла Масиро.

— Си-Сина? – Сората рефлекторно взглянул на ванную.

— Сората.

Сората был удивлён, в отличие от Масиро.

— Ч-что такое? – запинался Сората, словно за что-то беспокоясь.

— Завтра.

— М?

— Отару.

— А, ты про это. – Сората наконец-то понял цель визита.

— Ты трижды обещал.

— Помню, хочешь посмотреть на речной канал, верно?

Речь шла об обещании, которое Сората дал Масиро перед экзаменами.

— Потом другие места.

— Да, да. Соберём весь материал, что тебе нужен. – сказал Сората немного дрожащим голосом.

— Хмм.

Масиро кивнула головой и уставилась на Сорату.

— Сората.

— Ч-что?

-…

-…

— Ничего. – сказала Масиро после раздумий.

Нанами пыталась всеми силами скрыть своё присутствие.

Сердце Сораты бешено заколотилось. Его разрывало чувство вины.

— Увидимся завтра.

— Угу.

— Доброй ночи.

После этих слов, Масиро быстро покинула комнату Сораты.

Только после того, как исчезла даже тень Масиро, Сората закрыл дверь.

Нанами вышла из ванной.

— Прости, Аояма, ты как, в порядке?

— Всё нормально, я в норме. Я, пожалуй, тоже пойду обратно в номер.

— Аояма, подожди.

— Главное не попасться учителю.

Сказала Нанами и безупречно улыбнулась. Из-за этой улыбки можно было с точностью сказать, что она не врёт… однако, из-за этого у Сораты не было причин останавливать Нанами.

Оставить комментарий