Глава 075: Черные тучи перед битвой 

Опция "Закладки" ()

Древняя столица Чаньань

Первой половине 775 года суждено было стать временем огромных перемен, в ожидании череды драматических событий, которые вскоре потрясут народ, бурлящий поток бесконечной реки «История» невольно остановился, тревожно наблюдая за императорским двором и каждым крупным княжеским домом Великой Вэй. Все взгляды в Поднебесной обратились к императорской столице, народ в своем простодушии мог и не понимать интриг политиков, но инстинкт самосохранения, выработанный за многие годы военных смут, говорил: «Возможно, грядет эпоха огромных перемен, на горизонте с рокотом сгущаются тучи, и ветер быстро несет их в сторону Чаньаня». Всматриваясь в извилистую дорогу будущего, люди беспокоятся о своем завтрашнем дне.

Царскому дому Вэй 300 лет, вдобавок до установления текущего режима власти можно проследить более чем тысячелетнюю его историю. За время своего существования, государство пережило множество невзгод, таких как мятежи, вторжения извне, разделения, войны с соседними государствами, смуты и военные перевороты, но царский двор Великой Вэй по-прежнему держится и по сей день. В глазах всего мира, этот железный режим, ставящий превыше всего военное мастерство, является самым мощным символом: у них дерзкая и сильная национальная армия, преданные своей земле воины, в долине Красной реки, на этом куске несчастной земли, их предки «кровью и зубами», дюйм за дюймом расширяли границы и заложили прочную основу, пережив в течение тысяч лет бури и ветра, никто так и не смог поколебать это государство, будь то такие кланы как Му Хэ, Тан и Хуай Сун, которые не упустили бы случая назвать себя законными правителями восточных земель.

Однако никто и подумать не мог, что 20 мая поздно вечером в пустынном юго-западном углу имперской столицы рев десяти тысяч загнанных в тупик солдат, едва не разрушил тысячелетнее господство царского дома Вэй.

В тот день орлиное знамя Янбэя развевалось на ветру, а яростный, словно рык льва, грозный рев сотряс весь мир.
_____________________________________

«Ваше высочество, принцесса!»

Придворная дама, одетая в изобиловавшую деталями парадную форму, с искусно вышитым между рукавами фениксом и с собранными в высокую прическу волосами, поспешно бросилась к главным воротам внутреннего дворца, крепко схватив за руку молодую девушку, она взволнованно протараторила: «Церемония вот-вот начнется, почему вы все еще здесь? Чиновники из Министерства церемоний уже ждут вас во дворце принцессы, и несколько слуг стоят на коленях в Зале Белой лилии!»

«Тетушка Мяо», — одетая в ярко-красное свадебное платье, девушка растеряно схватила женщину за руку: «Что делать? Уже прошло назначенное время, но он до сих пор не вернулся. Может, что-то случилось?»

Придворной даме было чуть больше 20 лет, но она казалась очень зрелой для своего возраста, успокаивая Юань Чуньер, она ласково обняла ее и мягко сказала: «Сейчас народ за пределами дворца веселится и празднует, неизбежны толпы и давка, вот и задержались. Не о чем беспокоиться».

Юань Чуньер прикусила губу, в глубине души ее беспокойство ничуть не рассеялось, уговаривая себя прислушаться к словам придворной дамы и заставляя себя не думать о нем, принцесса последовала за женщиной во дворец царских жен.

В темноте брови чиновницы, однако, сомкнулись, все королевские церемонии строго расписаны по времени. Как бы толпа смогла осмелиться преградить путь картежу члена императорского дома? Должно быть, что-то случилось.

В этот момент неожиданно за воротами послышался стук копыт, Юань Чуньер тут же обернулась. Солдат спрыгнул с коня и, задыхаясь, ринулся к воротам дворца, но был остановлен стражей.

«У меня важное сообщение, я должен доложить Императору! Впустите меня!»

Однако стражники, словно неподвижная гора, преграждали солдату путь, один из них хмуро сказал: «Пожалуйста, покажите нам предписание Императора или пропуск».

У солдата по лицу тек пот, мужчина яростно заорал: «Дело срочное! В случае задержки, десяти твоих срубленных голов будет недостаточно для компенсации!»

«В чем дело?», — нахмурившись, вышла вперед Юань Чуньер.

«Ваше Высочество, принцесса?», — бросив всего один взгляд на наряд Чуньер, солдат сразу понял кто она. Он подошел к принцессе и быстро прошептал ей на ухо: «Ваше Высочество, случилась катастрофа! Принц Янбэя, Янь Сюнь, поднял восстание! Он направляется сюда с солдатами из Юго-Западного гарнизона!»

Цзынь!! Грелка в руках принцессы упала на землю. Надменное лицо девушки побледнело, губы стали синевато-черного цвета. Она была так потрясена, что не могла говорить.

«Они контролируют дорогу к Совету Старейшин и к столичной префектуре. Все старейшины и генералы находятся во дворце. Ваше Высочество, нам нужно срочно об этом доложить, чтобы они могли выработать стратегию! Ваше Высочество? Принцесса?»

«Ах, да, ты прав», — наконец придя в себя, с трудом кивнула принцесса Чунь. Ее испуганный взгляд постепенно исчез, стараясь сохранять видимость спокойствия, она сказала: «Следуй за мной».

Счастливый солдат тут же последовал за принцессой. Стражник нахмурился и, смело шагнув к принцессе, тяжелым голосом сказал: «Ваше Высочество, это против правил».

«Какие правила?!», — яростно возразила придворная дама: «Разве принцессе нужно твое одобрение, если она хочет провести во дворец человека? Кому ты подчиняешься, раз ты такой смелый?»

«Тетушка Мяо, пойдемте», — Юань Чуньер совершенно бледная, развернувшись, направилась к залу Фан Гуй, именно там сегодня вечером должна была проходить свадебная церемония, все чиновники уже собрались. Вслед за принцессой в ворота один за другим вошли придворная дама и солдат, охранники нахмурились и выразительно посмотрели друг на друга.

Через карниз дверей дул резкий холодный ветер. Пройдя зал Весенних цветов, галерею Цзивэй и выйдя в ворота Шэнсьен, они попали в дворцовый сад Юйхуаюань. К этому времени небо уже совершенно почернело, со всех сторон мерцали фонари, вокруг царила мертвая тишина. Юань Чуньер внезапно остановилась, ее лицо было ужасно бледным, так что при взгляде на нее становилось не по себе, обернувшись, она махнула рукой тому солдату: «Подойди, я хочу кое-что спросить у тебя».

Солдат поспешно шагнул вперед, согнувшись, он почтительно склонил голову. Юань Чуньер вышла вперед, подойдя к нему почти вплотную. Увидев это, стоявшая позади придворная дама нахмурилась, она уже собиралась что-то сказать, но в этот момент послышался истошный вопль, солдат тот час вскочил и пнул принцессу в живот, девушка упала и кубарем покатилась по земле, зацепившись о деревянный настил, от ее платья с жалобным треском оторвался большой кусок.

Не веря собственным глазам, сопровождавшая принцессу женщина сурово закричала: «Смеешь на…». Не успев договорить, она неожиданно замолчала. Солдат бился в конвульсиях, мужчина был весь в крови. Юань Чуньер с трудом поднялась с земли, словно неуклюжая собачонка, подойдя к солдату, она подняла руку с зажатым в ладони золотым кинжалом и, замахнувшись, с силой вонзила его солдату в грудь! Брызнула кровь, воздух вокруг наполнился запахом сырой рыбы. Не смотря на то, что лицо и одежда девушки были перепачканы кровью, она по-прежнему продолжала размахивать клинком, от звука вонзающегося в плоть металла, эхом разносившегося по округе, по спине пробегал мороз.

«Принцесса! Принцесса!», — всхлипывая, женщина подбежала к Чуньер и обняла ее, крепко держа руку девушки, она умоляюще повторяла: «Он уже мертв! Мертв!»

Послышался глухой стук упавшего кинжала. Глаза девушки были широко раскрыты, обессилев, она внезапно опустилась на землю, ее всю трясло.

«Я убила человека… Я убила человека…»

«Принцесса, что случилось? Этот человек вас оскорбил?»

«Тетушка Мяо!» — Юань Чуньер крепко схватила ее за руки, глаза девушки налились кровью, голос звенел: «Вы должны немедленно выйти за стены дворца, отправляйтесь на юг и разыщите принца Янь. Скажите ему, чтобы он не поступал опрометчиво и не делал глупостей! Пусть не роет себе могилу! Я знаю, он не хочет этого брака. Я все понимаю. Я не стану его принуждать. Я сейчас же пойду к отцу и поговорю с ним!»

«Принцесса! Что вы говорите?»

«Поспешите!», — яростно выпалила Чуньер, поднявшись с пола, девушка добавила: «Поскорее найдите его и передайте мои слова, скажите ему, что я сейчас же отправляюсь к Императору, я откажусь от этой свадьбы, я больше не буду его принуждать!»

«Принцесса …»

«Тетушка Мяо, прошу вас…», — из глаз Юань Чуньер потекли две дорожки слез, ее лицо было бледным как бумага, губы почернели, а глаза ее были полностью налиты кровью. Прикусив губу, она заставляла себя не плакать. На ее шее все еще оставались кровавые пятна, она с такой силой сжимала руки придворной дамы, что казалось, будто она собирается впиться ногтями в плоть женщины.

В конечном счете, придворная дама была тоже молода, женщина испугано зарыдала и судорожно затрясла головой: «Принцесса, не волнуйтесь, я обязательно найду принца Янь».

«Прекрасно!», — Юань Чуньер вытерла слезы и кивнула: «Тогда поторопитесь. За стенами дворца сейчас очень опасно, будьте осторожны».

«Хорошо, принцесса, не волнуйтесь».

Два человека коротко обменялись напутственными пожеланиями, а затем развернулись и быстро разошлись в разные стороны.

Проносившийся со свистом холодный ветер поднял с земли пыль и опавшие листья. Придворная дама быстро шла по узким тропинкам, однако едва она пробежала мимо горки из декоративных камней, внезапно перед ее глазами сверкнула белая вспышка, глаза женщины широко раскрылись, но еще, прежде чем она успела разглядеть нападавшего, она упала в лужу собственной крови.

Из темноты вышло несколько человек, во главе отряда видимо был тот самый, только что стоявший у ворот стражник (не пропускавший солдата).

«Брат Юй, принцесса Чунь…»

«Не беспокойся, она никому не сообщит». Мужчина решительно отдал приказ: «Заблокируйте северные ворота, после этого отправляйтесь к западным воротам на помощь госпоже».

…….

Глубокой ночью Чэн — заместитель командующего корпуса Сяо Ци, в южном лагере выпив каплю вина с солдатами, сладко спал в обнимку с пухлой женщиной (штатная проститутка).

«Командир! Командир, проснитесь!»

Ординарец настоятельно дергал его за руку, Чэн нахмурился и раздраженно открыл глаза, и, глядя на солдата, глубоким голосом сказал: «Тебе следует дать мне разумное объяснение!»

«Командир, прибыл командующий юго-западными частями Хуа, он выглядит очень взволнованным, говорит, что у него к Вам срочное дело».

«Хуа Дзье?»

Заместитель командующего Чэн быстро сел и глубоким голосом спросил: «Зачем он пришел ко мне?»

«Подчиненный тоже не знает, но командующий Хуа выглядит очень взволнованным, как будто произошло что-то серьезное».

«Пойдем, взглянем». Заместитель командующего оделся и тут же вышел из спальни.

Лежавшая в постели женщина медленно открыла глаза, ее взгляд был острым, как у серебряной лисицы.

«Заместитель командующего Чэн, наконец-то вы проснулись».

«Я вынудил командующего Хуа ждать. Для чего вы так поздно сюда прибыли?»

Хуа Дзье был командующим юго-западными частями, его ранг был равен Юань Чэ и Юань Ци, но, поскольку юго-западные части в последние годы пришли в упадок, авторитет командующего тоже был не высок. Что касается Чэна, хотя он был всего лишь заместителем командующего и имел звание на один ранг ниже, чем у Хуа Дзье, тем не менее, он его не боялся. После непродолжительного официоза, сразу перешли к основной проблеме.

«Генерал Чэн, случилась беда!», — командующий Хуа находился в панике, хриплым голосом мужчина сообщил: «Янь Сюнь взбунтовался, вместе с десятью тысячами солдат из юго-западных частей, он направился к Священному Золотому дворцу, сейчас они уже достигли улицы Чаншуэй!»

«Что?», — резко спросил изумленный генерал Чэн.

«Хэ Сяо — заместитель командующего наших войск, взяв все войска, последовал за Янь Сюнем, они уничтожили две дивизии из корпуса Сяо Ци, следовавших за господином Балэйем. Я сам только что получил эту информацию от моих подчиненных. Узнав об этом, я тут же отправил своих людей в Священный Золотой дворец, в префектуру, в государственный военный совет и в войска Зеленого Знамени, сообщить об этом. Генерал Чэн, прошу вас, немедленно соберите солдат, пока не поздно».

Потрясенный генерал Чэн, сомневаясь, что уши его не подводят, поспешно кивнул: «Понимаю, генерал Хуа, вы верный и храбрый солдат, вы, несомненно, заслужили похвалу от империи».

«Похвалу», — горько усмехнулся генерал Хуа: «Сейчас я заглаживаю свою вину, я лишь надеюсь, что меня не обвинят в преступной халатности (недосмотре), уже будет неплохо».

Губы заместителя Чэна шевелились, он собирался что-то сказать, но все же промолчал, как и Хуа Дзье, перед его глазами тоже вырисовывалась мрачная картина будущего этого человека.

«Я пойду. Мне еще нужно заглянуть в войска Зеленого Знамени. Генерал Чэн, поторопитесь, времени в обрез, мы отстаем на один шаг, безопасность империи на ваших плечах».

Заместитель командующего Чэн вытянулся по струнке и ответил: «Конечно, я не обману надежды генерала».

В этот момент, глядя на исчезающий на пороге силуэт, он неожиданно почувствовал некоторое уважение к этому никудышному командиру, которому дали прозвище Сопливый Хуа.

Вернувшись к себе, генерал Чэн надел доспехи, потом отдал приказ своему ординарцу: «Сообщи всем командирам, чтобы они срочно собирались у главной палатки, трубите общий сбор».

Ординарец кивнул и ответил «Есть!», но в этот момент его глаза внезапно расширились, из уст сорвался хриплый стон, из уголков рта потекла кровью. Генерал Чэн остолбенел, посмотрев на подчиненного, он увидел, что грудь ординарца пробила стрела, пройдя через сердце, острый наконечник вышел наружу, окровавленный, словно волчьи зубы.

Ординарец с грохотом упал на землю, открыв полную фигуру стоявшей за его спиной проститутки, женщина держала в руках маленький арбалет, на ее лице по-прежнему играла кокетливая улыбка. Ехидно ухмыльнувшись, женщина нажала на спусковой крючок и выпустила стрелу. От выстрела с такого близкого расстояния увернуться было невозможно, генерал Чэн просто спокойно наблюдал, как арбалетная стрела входит ему в сердце, из груди брызнула кровь, мужчина глухо охнул, тяжелое тело упало на мягкую большую постель.

Женщина убрала улыбку с лица, проворно одевшись, она отдернула занавески палатки. Снаружи было очень тихо, высоко в небе светила большая и круглая луна. Женщина вынула из-за пояса сигнальную ракету и выпустила ее в небо. Высоко в воздухе ракетница взорвалась, выпуская сноп ослепительных голубых искр, в такую праздничную ночь, когда все небо было озарено множеством огней, фейерверк не вызывал никаких подозрений.

У западных ворот в полуразрушенном доме во дворе стояла женщина в белом. Подняв голову, она спокойно смотрела на голубое пламя в небе. Через какое-то время она отдала приказ подчиненным: «Любой ценой в течение двух часов мы должны парализовать армию Зеленого Знамени, корпус Сяо Ци и остальные военные командования в столице».

Ся Чжи и Сируи тихо ответили «есть». Бянь Цан вышел вперед: «Госпожа, во дворце все спокойно. Восточные и северные ворота уже под нашим контролем. План госпожи Чу сработал».

«Хорошо», — госпожа Юй слегка кивнула: «Давайте начнем план «Фейверк».
_________________________

Прохладная, словно вода, луна заливает землю своим ослепительным сиянием, в этот вечер Чаньань погружен в безумную радость и восторг, но никто не замечал, как зверь медленно приближается, чтобы незаметно вонзить свои хищные когти в самые слабые ребра Империи.

Многие годы Датун пристраивал своих тайных агентов и сейчас они начали яростные зачистки, чтобы парализовать все узловые точки связи империи. В эту ночь всегда почитавший равенство и человеколюбие Датун, обнажил свои страшные острые зубы и, следуя разработанному Чу Цяо и госпожой Юй плану, без колебания начали кровавые убийства. За короткое время империя потеряла бесчисленное количество представителей элиты, потери были тяжелыми.

Полковник второй дивизии корпуса Сяо Ци – Бай Ян был отравлен во сне мышьяком, заместитель командующего армии Зеленого Знамени – Дзян Мэн был задушен собственной наложницей. Полковники третьей, пятой, девятой дивизии армии Зеленого Знамени – Люй Ян, Сяо Цьен, Хуянь Шен, будучи пьяными, были внезапно атакованы, их самих и их охрану из 30 человек убийцы расстреляли из арбалетов, никто не спасся. Командир северных частей — Сюэ Ши Дзье, умер в туалете своего дома по непонятным причинам, убийца неизвестен. В Южных частях вода в колодце оказалась отравленной, вся казарма находилась в бессознательном состоянии, никто снаружи не знал об этом, их обнаружили только через три дня после того как военные действия (мятеж) в городе закончились, но к этому времени половина солдат уже умерла.

Через два часа группа всадников в черных одеждах бросилась к западным воротам, стража не подняла тревогу, будто не замечая их.

«Цзо Цю, передай Его Высочеству, что все в порядке, действуем по плану».

«Да госпожа». Верный подчиненный выехал за стены императорского города. Сняв одетый сверху забрызганный кровью черный маскировочный костюм, Чу Цяо осталась в изящном праздничном платье, потом быстро села в спрятанный в кустах паланкин. Носильщики подняли паланкин и молча пошли вперед.

Через некоторое время паланкин остановился перед воротами павильона Фан Гуй. За стенами дворца в темноте не прекращались убийства, но изолированный снаружи, внутри императорский дворец по-прежнему утопал в океане роскоши. Издалека доносились музыка и смех

«Госпожа, мы прибыли», — склонив голову, произнес слуга.

Чу Цяо вышла из паланкина, на ней было светло-голубое платье, ее чистые, как вода, глаза смотрели вперед, спина была прямой, в ней не было ни капли страха. Она подняла ногу и направилась к главному залу.

«Госпожа», — раздался низкий голос за спиной. Четверо носильщиков одновременно опустились на колени. Едва услышав голос, девушка придержала шаг. Мужчина подавлено произнес: «Будущее непредсказуемо, а дорога трудна. Госпожа, пожалуйста, ради Датуна, ради Его Высочества, берегите себя».

Чу Цяо слегка вздрогнула, какие-то необъяснимые эмоции захлестнули ее разум. Годы ожиданий и ожиданий, словно пожар разжигали ее решимость, пережитые ею многочисленные бури и дожди, делали ее глаза еще более яркими, спину еще прямее, а плечи решительнее. Она была убеждена, что должна быть упорной и идти дальше. Также как когда-то много лет назад, когда тот юноша находился на краю жизни и смерти, но произнес клятву: «Я уверен, что небеса не уничтожат мой Янбэй».

В этот момент не имели значения ни идеалы, ни Датун, она делала это исключительно для того, чтобы выполнить обещание, которое она дала тому мальчику.

«Мы вместе вернемся в Янбэй?»

«Мы вместе вернемся в Янбэй!»

Налетевший со свистом сильный ветер поднял край ее юбки, девушка вскинула голову и уверенно шагнула к павильону Фан Гуй.

Оставить комментарий