Том 4. Глава 17.2

— Мелисса, давай!

— Дыхание яростного духа ветра, ответь же на мои молитвы.

В тот момент, когда Кевин закончил выкрикивать фразу, расстояние между четырьмя детьми и рыцарями, которое составляло около двадцати метров, было преодолено в мгновение ока. А после этого рыцари услышали слабое бормотание, срывавшееся с уст Мелиссы.

— Что?! Магия?!

— А это плохо!

Глядя на поведение Мелиссы, рыцари сразу же попытались активировать свою прану, но, смотря на скорость, с которой девочка произносила заклинание, было понятно, что они не успеют. Поняв это, рыцари одновременно подняли свои щиты.

В обычной обстановке они бы наложили на них защитное заклинание, но из-за того, что они восприняли противников не всерьез они этого еще сделали. Тем не менее этого должно было хватить для самозащиты, учитывая их мышечные силы.

Мелисса, закончив читать заклинание, подняла руки.

— Порыв Ветра!

В тот же момент, когда Мелисса подняла руки, над землей поднялся сильный ветер. Это была магия начального уровня. Конечно, эта магия не была какой-то смертоносной, эта магия вызывала всего лишь сильный порыв ветра.

И поскольку это заклинание было просто в использовании, оно также имело слабую мощность. Сила этого порыва ветра была такой, что люди хотели сказать: «Ах, а сегодня сильный ветер».

Рыцари, которые понимали, что именно за заклинание использовала Мелисса, просто усмехнулись. Но они не знали об истинном намерении Мелиссы. Когда ветер ударил по земле, он продолжил свой путь к рыцарям, поднимая в воздух сухой песок и пыль. В результате все очертания вокруг рыцарей стали неясными.

— Черт! Ничего не вижу!

Поле зрения рыцарей значительно уменьшилось из-за сухого песка, разносимого ветром. В дополнение к этому их шлемы, защищающие всю голову, и так уже ограничивали их обзор.

И теперь, когда рыцари были дезориентированы, Кевин, вместе со своими товарищами, начал атаку. Они отбросили свою маскировку, обеспеченную им ветром, и использовав усиливающую магию, раскрыли свои силы.

— Не может быть! Эти дети тоже могут использовать магию!

— Эти дети, кто они такие?!

Из-за внезапной атаки группы Кевина рыцари начали паниковать, и в этой панике решились на атаку копьями. Но этот удар потерял ту остроту и силу, которая была на тренировках. Для Кевина и остальных, которые сражались с монстрами на полуострове, эта атака была очень медленной.

Кевин избежал наконечника копья и слегка наклонив тело, нацелил свой меч на руку противника, в особенности на пальцы, держащие копье. Хоть железная броня рыцарей и была прочна, места сочленения доспехов, где располагались сгибающиеся части тела, были слабы.

— Аааааргх! Черт! Мои пальцы!

Эта атака мечом достигла успеха, и Кевин отрубил несколько пальцев рыцарю. Обычно рыцари умели сдерживать свои эмоции, но все развивалось так неожиданно, что рыцарь был застигнут врасплох.

— Что происходит? Я думал, что они просто дети!

Один из рыцарей, глядя на своего товарища, потерявшего пальцы, впал в растерянность. И так как он был в бою, то стал беззащитным. И его враг не упустил этот момент. Кевин быстро нанес сильный удар по ноге рыцаря, все еще не пришедшего в себя. Парень целился в суставную часть доспехов, закрывающую колено. И ударив противника по этому месту Кевину показалось, что он ломает ветку дерева.

Но и это было не все. В тот момент, когда рыцарь пригнулся, в него уже был нацелен меч Аннет. Этот удар был нанесен по шее рыцаря плашмя. Если бы не приказ Рёмы о запрете убийства, по возможности, то атака Аннет наверняка отрубила бы рыцарю голову. Однако она использовала лишь силу, необходимую для того, чтобы отправить рыцаря в нокаут.

Рыцарь упал на землю словно кукла, которой разом обрезали все нити.

——————————————————————————————–

— Теперь все стало на свои места… Вот почему этот паренек был так уверен в себе…

Вздох восхищения слетел с губ Елены, которая следила за матчем вместе с Юльянусом Первым и Грахартом. Глядя на скорость битвы было понятно, что солдаты, прибывшие с Рёмой, были высококлассными воинами.

— Не могу поверить в это… Эти дети в самом деле используют магию? К тому же они все простолюдины? Невероятно…

— Грахарт, поскольку это действительно так, прими это как факт. Иначе люди поставят под сомнение твой статус Генерала Королевских Гвардейцев.

Из-за резких слов Елены лицо Грахарта налилось красным, из-за смущения. В конце концов, человек никогда не сможет стать командиром, если он не сможет принимать реальность, находящуюся прямо перед его глазами.

— Понятно… А что если все солдаты, которых он привел с собой, обладают теми же умениями, что и те пятеро, сражавшиеся на тренировочной площадке? Если это так, то он действительно обладает огромным военным потенциалом.

Юльянус Первый бормотал эти слова, спокойно поглаживая бороду.

— Ваше Величество… Чтобы все три сотни человек? Это же не может быть, так?

Грахарт покачал головой, чувствуя некое неверие. Конечно, это неверие было разумно, ведь благодаря тому, как работал здравый смысл этого мира, Рёма просто не смог бы поддерживать всю эту военную мощь.

И Грахарт, если честно, считал, что замечание графа Шварцхайма, было правильным. Ведь вспомните, откуда пришел Микошиба Рёма – с полуострова Вортения. Места, в которое почти не поступало налоговых обеспечений. А без высоких налоговых поступлений поддерживать такую армию было бы почти невозможно.

— Мы не можем быть уверены в том, что только часть из них способна на такие умения. Если опустить вопрос о методах, которые он мог использовать, чтобы простолюдины смогли приобрести познания в магии, то раз ему удалось обучить пятерых, то почему он не мог научить остальных? Именно поэтому я могу предположить, что все триста воинов, пришедших с ним, обладают магическими знаниями. Разве не так? Конечно, существует вероятность того, что он специально выбрал этих пятерых , чтобы заставить нас так думать…

Доброе выражение исчезло с лица Юльянуса, остался только свет его острых глаз, которые смотрели на свою новую добычу.

Оставить комментарий