Глава 416. История Персонажей (Часть 2)

Опция "Закладки" ()

Башня Времени.

Именно здесь они впервые встретились.

—Ты фея регресса?

Это было первое, что спросил мужчина, когда я открыл глаза.

Я вспомнил, что не мог сказать ни слова, потому что меня слишком сильно сбило с толку слово «фея». В конце концов, любому, кто обладал даром зрения, было очевидно, что я не фея.

—Отвечай. Ты фея регресса?

Однако мужчина был настойчив.

«Пфт».

Благодаря ему у меня не было времени утопать в разочаровании и отчаяние от того, что я снова перевоплотился. Конечно, услышав мой смешок, он нахмурился.

—…Думаешь, это смешно?

Внезапный призыв удивил меня, но я быстро понял обстоятельства этого человека. Он, должно быть, поднялся на вершину Башни в одиночку и нашел Камень Регрессии. Он, должно быть, думает, что он позволит ему вернуться в прошлое, как и предполагает название.

—Кто ты, чёрт возьми, такой? Почему ты выскочил из Камня Регрессии? В третий раз я спрашивать не буду. Отвечай.

Мужчина поднял копье в руке. Намерение убийства, исходящее от него, разбудило меня.

Я перестал витать в облаках и осмотрелся. Я был незнаком с окружающим пейзажем. Однако, как и всегда, я решил, что перевоплотился в семени, которое посадил Баал, — в Башне.

—…Спрашиваю в третий и последний раз. Кто. Ты. Такой?

Видя, что я не отвечаю, мужчина любезно дал мне еще один шанс. Я не отвечая улыбнулся.

Я не хотел улыбаться, но улыбка сама появилась у меня на лице, когда я увидел внешний вид этого человека. Я странствовал по многим мирам, и его внешний вид был одним из лучших.

—Считаю до трех. Один, два… два с половиной….

Я сразу заметил, что он довольно странный.

—… Два с половиной и четвертиной… Два и три четвёртых….

Благодаря ему я смог расслабиться и подняться. Когда я встал, мужчина вздрогнул и отступил на несколько шагов.

«Для начала позволь мне задать вопрос».

—Н-нет, здесь я задаю вопросы…

«Где мы?» — не обращая на него внимания спросил я.

—…В Башне Времени, — в ответ пробормотал он.

«А».

Разрушив еще один мир и какое-то время бесцельно продрейфовав в космосе, я снова был призван в другой мир эгоизмом человека. К тому моменту я был уже слишком хорошо знаком с происходящим.

—Теперь твоя очередь отвечать. Ты фея регресса? — спросил меня странный мужчина, Шин Мёнчхоль.

Я слегка повернул голову и внимательно осмотрел его.

Глаза Шин Мёнчхоля сияли, как драгоценные камни, упавшие под воду. Даже длинные растрепанные волосы не могли скрыть его привлекательной внешности.

«Я не фея, а дьявол», — честно ответил я.

Однако Шин Мёнчхоль нисколько не растерялся. Его реакция меня удивила.

—Феи и дьяволы — это почти одно и то же.

Шин Мёнчхоль был человеком с сильным характером как до, так и после того, как он вернулся в прошлое. Но когда я впервые встретил его, он потерял себя из-за вины и гнева, которые пожирали его, когда он не смог защитить своего любимого человека.

—Итак, дьявол регресса, ты можешь отправить меня назад во времени?

Шин Мёнчхоль хотел вернуться во времени, чтобы изменить свое прошлое.

«Возможно», — не задумываясь кивнул я.

В это мгновение Шин Мёнчхоль улыбнулся, как маленький ребенок, и подошел ко мне, словно желая пожать мне руку в знак признательности.

«Но есть условие».

—Условие? Хорошо. Что бы это ни было, я…

«Когда ты вернешься в прошлое, я буду рядом с тобой, все время тебя раздражая».

В то время я придерживался более гибкого подхода. Я не думал останавливать его или убеждать не делать этого. Я сдался, даже не пытаясь, или, возможно, я смирился с таким развитием событий. Как бы то ни было, я знал, что людей невозможно убедить, будучи лишь незнакомцем.

—Ты будешь рядом со мной?

«Всё верно. Если ты этого не хочешь, я ничего не могу для тебя сделать».

Люди, решившие одолжить силу дьявола, всегда в конце концов сожалели об этом. Наблюдая, как их мир разрушается их собственными руками, они били себя в грудь, насмехаясь над своей глупостью, и кричали от горя и гнева.

—Мне все равно.

В тот момент я пришел к выводу, что Шин Мёнчхоль закончит, как и все остальные.

«Отлично. Но прежде чем мы вернемся в прошлое, я хочу предупредить тебя о нескольких вещах».

—Вперёд.

Молодой Шин Мёнчхоль был горд и высокомерен. Так как я встречался с разными людьми во всевозможных мирах, куда меня призывали, я проигнорировал недостатки характера Шин Мёнчхоля и начал свое объяснение.

«Камень регрессии — это инструмент для вызова дьявола, Баала. Активация этого камня перенесет его из трансцендентного мира, в котором он живет, в этот мир. Если ты вернёшься в прошлое, используя силу Камня Регрессии, Баал несомненно снизойдёт в твой мир. Это цена, которую ты должен будешь заплатить, чтобы вернуться в прошлое. То, что ты в итоге получишь, будет не чудом, а катастрофой, которая может разрушить твой мир…»

—Пфт, это не важно.

Как я и ожидал, Шин Мёнчхоль, как и все остальные Регрессоры, был эгоистом, ставившим себя на первое место.

«Ты пожалеешь об этом».

Однако в одном он от остальных отличался.

—Я не пожалею. Если Баал снизойдёт в мой мир, я просто уничтожу его.

Это была уверенность.

Шин Мёнчхоль обладал уверенностью, соответствующей его силе. С этими словами он без колебаний схватил Камень Регрессии.

…Вот так он вернулся во время, когда ему было 17 лет, в мир, где жили его возлюбленная и семья.

Шин Мёнчхоль плакал от радости. Зная о будущем, он быстро рос. Всего за два года он стал могущественным Героем, способным защитить своих близких.

Три года спустя Шин Мёнчхоль женился на своей возлюбленной. Через год после этого у него родился ребенок, которого не было в предыдущей жизни.

Но судьбу так просто не изменить, — его счастье длилось совсем недолго.

Жена Шин Мёнчхоля умерла от болезни вскоре после родов. Шин Мёнчхоль плакал, пока не высохли его слезные железы. Горе, которое на него обрушилось, было ещё сильнее из-за того, как долго он любил её.

Однако у Шин Мёнчхоля был сын, которому нужен был любящий отец. Его горе быстро сменилось желанием защитить сына.

Так прошло 30 лет.

Шин Мёнчхоль наконец стал свидетелем того, как его сын стал отцом. Шин Мёнчхоль назвал своего внука Шин Джонхаком.

И всё это время я наблюдал за Шин Мёнчхолем.

Изначально я должен был готовиться к нисхождению Баала. Но если во всём остальном не было крайней необходимости, я оставался рядом с Шин Мёнчхолем.

Наблюдать, как когда-то эгоцентричный мужчина стареет и становится дедушкой, было одновременно увлекательно и красиво.

Конечно, это вовсе не значит, что я ничего не делал. У меня не было выбора, кроме как выполнять свой долг сосуда Баала.

Я встретил Ли Ёнчона, который приглянулся Баалу и сформировал с ним Группу Хамелеона. С ним я познакомился с такими детьми, как Ли Бёль, Джейн и Кайта. Я, как и Шин Мёнчхоль, создал семью.

Мне нравился Ли Ёнчон, потому что он напомнил мне человека, которого я когда-то любил; Ли Бёль мне нравилась просто потому, что она была миленькой; Мне нравилась Джейн из-за ее двуличности; и мне нравился Кайта из-за его односторонности.

Если возможно, я хотел бы оставаться с ними как можно дольше.

Но Баал не позволил мне.

Первый припадок наступил очень внезапно. Баал неистовствовал в моем теле. Зная, что я привязываюсь к Земле, он стремился уничтожить её, используя мое тело, таким образом не пользуясь Вратами в Царство Демонов.

В своей ярости Баал с лёгкостью захватил моё тело. Однако его буйство закончилось буквально за день. Шин Мёнчхоль пришёл, чтобы остановить его.

Оставаясь верным своим словам, которые он дал ещё в прошлом мире, Шин Мёнчхоль победил Баала.

Но, как истинный злодей, Баал решил самоуничтожиться. Треть Корейского полуострова оказалась под угрозой полного уничтожения. Тем временем я наблюдал за решением Шин Мёнчхоля, находясь в сознании Баала.

К моему удивлению, Шин Мёнчхоль ни капли не колебался.

—Бэлл, если ты меня слышишь, позволь мне попросить тебя об одном последнем одолжении. Расскажи Джонхаку мою историю. Так он не станет таким же, как я. Помоги ему добиться того, чего не смог достичь я. Джонхак всегда говорит, что станет великим героем… Я ему верю. Он станет величайшим Героем всех времен, даже более великим, чем я».

Шин Мёнчхоль оставил свою волю со мной, прежде чем отдать все свои силы для формировки барьера. Он променял свою жизнь на жизни миллионов. Вот так встретил свою смерть Герой Шин Мёнчхоль.

«…Что думаешь?»

Я закончил свой быстрый рассказ и повернулся к Шин Джонхаку. Из-за состояния моего тела мне пришлось резюмировать биографию Шин Мёнчхоля сильнее, чем мне хотелось бы. Но поскольку я передал часть своих воспоминаний Шин Джонхаку с помощью своей магической силы, он сможет всё понять.

«Самопожертвование Шин Мёнчхоля восхваляется в учебниках как воплощение героизма, но на самом деле он просто взял на себя ответственность за свой эгоизм».

Шин Джонхак ничего не ответил. С напряженным выражением лица он опустил голову и посмотрел в землю. Я усмехнулся и положил руку ему на голову.

«Мёнчхоль оставил свое наследство в твоём теле. Ты должен знать, что делать».

Глядя на его лицо, я не был уверен, слушает ли он.

Я должен был рассказать им еще одну шокирующую вещь, но я решил сохранить её при себе. Когда я узнал об этом, даже я был потрясен.

«Сахюк».

Чин Сахюк повернулась ко мне. Я видел себя в её глазах. Вокруг меня колыхалась демоническая энергия, и мои глаза покраснели.

У меня явно осталось мало времени.

«Ты готова?»

Чин Сахюк кивнула.

Я стерпел поток чудовищно-пронзительной боли и горько улыбнулся.

«Мне жаль. Я бы объяснил больше, но у меня нет времени».

Последняя шокирующая вещь… правда о том, что этот мир — не что иное, как «роман», написанный одним человеком, будет похоронена вместе со мной. Я узнал об этом только потому, что заглянул в голову Ким Хаджину. Так что мне не о чем волноваться.

«…Всё в порядке».

Чин Сахюк встала с места с безэмоциональным лицом.

«Спасибо».

Всё это длится уже слишком долго. Было неприятно узнать, что четыре или пять сотен лет, которые я прожил, даже не упоминались в этом проклятом романе, но теперь всё это не имеет значения.

Меня это больше не волнует.

«Я хочу отдохнуть».

Ведь смерть избавит меня от всех эмоций…

***

Шваааа—!

Ли Ёнчон размахивал своей магической силой. Магическая сила в форме щупальца плавила землю и испаряя всё на своём пути.

Против него я использовал все свои Дары и Творения — [Извлечение], [Полное Понимание Силы Души], [Система Случайной Консолидации], [Desert Eagle] и многое другое. Я всегда предпочитал количество качеству.

Даже в этом случае я не смог пробить защиту Ли Ёнчона.

Desert Eagle превратился в пыль. Моя броня сломалась. Эфир раскололся. Все потому, что температура продолжала колебаться между испепеляющим жаром и удушающим холодом.

«…У тебя потрясающие способности», — беспечно пробормотал Ли Ёнчон, окружённый магической силой с нечеловечески низкой температурой.

Это был не комплимент, а циничное выражение презрения.

«Твои еще интереснее».

Из моего рта вышел белый пар, который тут же замёрз.

«…»

Ли Ёнчон скривился.

«Ху…»

Я всё ещё был жив в основном благодаря Сфере Регенерации. Но я знал, что не смогу победить его. Скорее, я намеренно выбирал методы, которые не позволяли мне победить его.

Если бы я атаковал Ли Ёнчона издалека, мои шансы были бы намного выше. Я мог бы убить его, прежде чем он успеет отреагировать.

Фактически, так я и планировал разобраться с ним ещё 3 часа назад. Однако, в конце концов, я решил встретиться с ним лицом к лицу. Это решение было принято спонтанно.

«…Мне кое-что интересно».

Хотя шевелить полузамороженными губами было очень больно, мне удалось открыть рот. К сожалению, Ли Ёнчон проигнорировал меня и выстрелил своей магической силой. Горячий луч магической силы пронзил мое плечо.

Я использовал свой Дар [Ограничения и Усиления], чтобы подавить свои ощущения. В результате я не почувствовал боли.

«Я заглянул в твое прошлое».

В этот момент Ли Ёнчон наконец отреагировал. Он посмотрел на меня глазами, полными враждебности.

«То, что ты сделал, чтобы привести Ли Бёль в Группу Хамелеона, то, что ты сделал с её родителями, чтобы разжечь их страх перед их дочерью, то, как ты превратил жизнь Ли Бёль в сущий ад, когда она могла быть простой, счастливой девочкой…»

Я продолжал перечислять все, чему стал свидетелем. Однако моя речь была вовсе не для Ли Ёнчона.

Я не собирался его уговаривать. Этот мир не был романом, и я знал, что клишировано убедить злодея с помощью хороший речи для меня абсолютно невозможно. В конце концов, людей не так просто изменить.

«Причина, по которой родителям Ли Бёль пришлось убить свою дочь… Я все это видел».

Я разговаривал с человеком, который, как я знал, наблюдал за мной откуда-то.

Я не чувствовал её присутствия, и было бы печально, если бы её и правда не было рядом, но я верил в свою удачу.

«…Должно быть, это было весело».

Ли Ёнчон ухмыльнулся. Это заставило меня нахмуриться.

«Разве ты не чувствуешь себя виноватым за то, что сделал?»

«Конечно, нет. Если бы не я, Бёль бы всю свою жизнь провела среди всего этого мусора», — уверенно ответил Ли Ёнчон.

Я, не веря своим ушам, сплюнул.

«…Почему ты это сделал?»

«Я хотел завладеть ею».

Его голос упал до самой земли. Он звучал жёстко, словно был не из плоти и крови, а из старого, замёрзшего дерева.

«Когда люди ломаются, ими становится легче завладеть. Вот и все».

«…»

Он был прекрасным примером двумерного злодея, про которых я когда-то читал в руководстве писателя. Персонаж, который не может и не меняется ни в чем, созданный с единственной целью — быть злодеем.

Я посмотрел на Ли Ёнчона и заставил себя улыбнуться.

«Ты как персонаж романа».

Ли Ёнчон пожал плечами и сказал:

«Теперь моя очередь спрашивать. Почему ты с Бёль? Что в Бёль тебя—»

«Я люблю ее».

Мой ответ был лаконичен. Я говорил эмоционально и уверенно.

«…Любишь?»

Ли Ёнчон стиснул зубы.

«Ага. Ты же знаешь, что это значит, верно? Ах, но, может быть, кто-то вроде тебя не сможет такого понять».

Раздался звук скрежета зубов, и на этом наш разговор остановился.

Ли Ёнчон излучал гораздо более мощную и жестокую магическую силу, чем раньше.

Швааа!

Его магическая сила превратилась в пучок щупалец. Я не решался сосчитать, сколько их было. Гротескные пряди магической силы либо поднимались высоко в небо, либо припадали к земле, стремительно приближаясь ко мне.

Шваааа….

Бесчисленные щупальца закрывали мне обзор.

Я знал, что их не остановить.

Я, вероятно, умру здесь, хотя я всё ещё могу воскреснуть с помощью своего уникального скилла.

Однако в следующий момент я понял, что моя удача снова спасла меня.

[Кто-то прислушался к вашим истинным чувствам и понял их.]

[Побег из Лап Смерти (8/9) — Особый стат, Накопление Удачи, частично разблокирован!]

Об этом мне говорили внезапно появившиеся уведомления.

Оставить комментарий