Глава 289. Рапсодия (Часть 4)

Опция "Закладки" ()

— Чего и следовало ожидать от Империи.

Маска Пьеро по-настоящему восхищался своим врагом. Он ожидал, что сильнейшая страна на континенте будет доблестно защищаться, но это превзошло все его самые смелые ожидания.

Бам

Каждый момент, каждую секунду атмосфера рвалась на части, казалось, кричит сама планета. Маги Империи продолжали фонтанировать заклинаниями 7-го Круга, уровня, считавшегося высочайшим из доступных человечеству — грандиозная демонстрация силы, превышающей всё, на что способны другие государства. Если бы Церковь Артемис тщательно не подготовилась, после такого натиска она бы уже бесследно исчезла.

Бу-ум

Несколько гигантских крестов в десятки метров шириной воспарили в небо перед силами Артемис.

Взор Отца.

Вершина сотен Благословений света, гармонично соединённых воедино, сила, способная отразить и отвести любой удар. Однако столь мощной защите не хватало практичности: для неё нужно собрать сотни паладинов, способных скоординироваться друг с другом ради одной техники — легче сказать, чем сделать. Но если выполнить обременительные условия, множество рыцарей будет благословлено невероятной защитной мощью, превосходящей мощь системы Аврора — сильнейшей защитной системы противника.

Благополучно избежав истребления, войска Артемис получили некоторую свободу действий. Проблема заключалась в том, что сила Империи оказалась больше, чем они предполагали. При всех своих оборонительных способностях они не смогли полностью заблокировать несколько выпущенных друг за другом заклинаний 7-го Круга, не понеся потерь.

— Мы не можем потерять Взор Отца!

— Рыцари 3-й дивизии, очерёдность!

Когда на крест обрушился поток заклинаний, крест начал трескаться. А значит, щит частично уничтожен. С каждым ударом с флангов доносились крики. Не успев дойти до места назначения, войска Артемис понесли значительные потери в предыдущих схватках.

«Что ещё удивительнее, они продолжают поддерживать такой уровень обстрела».

Магия 7-го Круга, так называемая сильнейшая магия человечества. Её мощь огромна, но и расход маны умопомрачительный. Даже Зод Экзарион в целях сохранения эффективности редко применял магию 7-го Круга: если можно добиться того же эффекта, использовав несколько заклинаний меньшего круга, нет смысла тратить ману на высокоуровневое заклинание.

[Развернуть силы.]
[Берите всех, осторожничать незачем!]

Несмотря ни на что Империя продолжала выпускать заклинания 7-го Круга снова и снова. Как же она компенсировала недостатки?

Магические камни.

Империя Хаврион собрала невероятный запас камней, в которых хранилось значительное количество маны. Один такой камень стоил больше золота, чем весил, но и расходовались они с пугающей скоростью. С каждым заклинанием маги поглощали количество камней общей стоимостью, превышающей годовой бюджет небольшого королевства.

Не самый изысканный способ борьбы, но единственно возможный для такого государства, как Империя Хаврион, которое издавна считалось сильнейшим человеческим государством, скопившим за века своего существования огромные богатства.

«Под командованием Солнца Империи столица возродила славу неприступной крепости».

Дрезден действительно был крепостью, наделённой природными преимуществами.

На севере город защищал Лагран — третий по величине горный хребет на континенте, не позволяющий чужаками вторгнуться с этой стороны. С запада и юга столицу огибала полноводная река, берущая начало на хребте Лагран. Русло реки глубоко и широко, и чтобы его пересечь, любой пехоте нужен мост или лодки, что сделает её лёгкой добычей.

Единственный доступный подход к Дрездену — восток.

К сожалению, город-крепость Канзас уже пал. Между ним и Дрезденом лежали открытые равнины, на которых армии наступления не укрыться. Если бы вражеская пехота хотела напасть на Дрезден, ей бы пришлось пройти по ним. При наличии единственного пути наступления со стороны могло показаться, что войска Церкви Артемис ввязываются в невыгодное сражение.

«Чтобы преодолеть эти сложности мы подготовили воздушный флот, но…»

Присцилла неустанно трудилась над созданием военно-воздушных сил, с которыми не сравниться даже Империи Хаврион, но из-за инцидента с Дезиром потеряла в Алтее больше половины флота: её армия утратила преимущество перед Дрезденом. И им ничего не оставалось, кроме как силой пробивать себе путь с востока. Они были вынуждены наступать, зная, что положение невыгодное.

Такой была военная ситуация на данный момент.

Смешок.

Хотя они оказались в невыгодном положении, Маска Пьеро ликующе улыбался.

— Всё это стоило усилий.

Бесспорно, ситуация неблагоприятная. Им едва удалось защититься от непрерывного обстрела со стороны Империи, но, очевидно, долго они не продержатся. Однако Маска Пьеро не собирался столько ждать.

Он безумно зажестикулировал в воздухе, и у него в руках появились десятки игральных карт. С виду это были обычные бумажные карты, но каждая представляла собой артефакт A-ранга с огромным подпространством. Когда карты начали вращаться вокруг него, наружу пробились странные отростки.

Отростки извивались и видоизменялись, вытягивались и занимали свои места, вызывая отвратительную какофонию ломающихся костей и терзаемой плоти. А когда это омерзительное зрелище закончилось, обрели человекоподобную форму.

— Итак, начнём.

Маска Пьеро улыбнулся человекоподобным фигурам. Злобная усмешка, украшавшая его лицо, заставляла нервничать даже союзников.

— Каприччо.

Пора начинать пьесу.

***

Гилтиан стоял на смотровой вышке, глядя на крепость, сооружённую за пределами Дрездена. За ним выстроились никто иные, как Королевские Стражи.

— Что-то приближается.

Первым заметил внезапные изменения Жан Эвремрин, Меч Королевской Стражи.

Это был мужчина как минимум лет сорока с чёрной повязкой на глазу и седой бородой по грудь. Жан быстро собрал свою ауру и разглядел явление раньше, чем можно было наложить простейшее заклинание обнаружения.

— Около четырёх тысяч… солдат.

Добавил Рафаэль, заметив их несколько позже, чем Жан.

Лицо Рафаэля застыло. Проблема очень серьёзная: численность вражеской армии увеличилась, а внезапный прирост военных сил, наверняка, повлияет на ход сражения.

Гилтан сказал:

— Это что, отборные солдаты, которых они до сих пор прятали?

— Не думаю. Для этого они слишком неумелы, — спокойно возразил Жан Эвремрин. — Слишком медлительны для авангарда, на них нет ничего, что бы указывало на принадлежность Церкви. Они не держат строй, не думаю, что это вообще организованное подразделение.

Его слова изумили всех присутствующих. Жан точно различил движение противника на таком расстоянии, когда разглядеть что-то невооружённым глазом просто невозможно. Даже Рафаэль был потрясён: он лишь чувствовал приближающееся присутствие и не мог определить такие подробности.

Но сейчас не время восхищаться. Если Жан прав, ответ только один, и для Империи это худший вариант развития событий.

— Прекратить обстрел.

По приказу Гилтиана интенсивный обстрел мгновенно прекратился. Когда заслонивший небо магический круг деактивировался, массивы заклинаний рухнули, и фрагменты маны рассеялись по небу, освещая поле боя.

Рафаэль смотрел на приближающуюся орду, не в силах скрыть тревогу. Даже вокруг Гилтиана, казавшегося более собранным, чем обычно, витала нервозность. Их самые худшие опасения оправдались.

[Ваше величество, это… граждане Империи Хаврион.]

Пришёл официальный доклад имперских магов — цели, наконец, оказались в пределах досягаемости заклинаний обнаружения.

— Точно?

[Это… можно подтвердить. Должно быть, они из имперской армии тех городов, которые были захвачены.]

Хотя Гилтиан сомневался в достоверности информации, это ничего не меняло.

Рафаэль пробормотал:

— Я думал, все погибли.

Так думали все.

Когда расстояние между ними сократилось, люди на стенах крепости услышали голоса. Их сограждане со стенаниями убегали от чего-то и молили о помощи. Они действительно бежали к городу из последних сил.

Между ними и Церковью Артемис оставалось небольшое расстояние. Разрыв, который как будто давал шанс спасти беглецов, и в то же время был так узок, что грозил возмездием, если защитники города попытаются.

Рафаэль застонал, поняв намерения Церкви Артемис.

«Отвратительно».

Какая отвратительная, ядовитая стратегия.

Их заставляли выбирать: спасти заложников, которых они считали погибшими, или проигнорировать их и убить собственными руками, возобновив обстрел.

«Мы должны их спасти».

Он хотел открыть ворота и требовать спасения. Но не мог озвучить своё желание. Есть разница между идеалами и реальностью. Пришлось бы не только прекратить обстрел, но и открыть ворота, чтобы принять беженцев. Это бы уничтожило линию обороны Империи.

Прекратив обстрел, они и без того понесли огромные потери. Восстановление массива заклинаний 7-го Круга потребует времени, а пока они не сдерживают Церковь Аретмис, её войска могут приближаться вдвое быстрее, а наполовину разрушенная вражеская защита заметно восстановилась.

Если трезво оценить ситуацию, Империи лучше всего проявить бессердечие. Они должны забыть о заложниках, бросить своих сограждан и остановить врага.

Гилтиан поднялся до своего нынешнего положения, потому что лучше других умел принимать бесстрастные решения и каждый раз обеспечивать лучший результат из возможных. Он никогда не поддавался своим чувствам. Рафаэль молчал, потому что слишком хорошо это знал.

— Открыть ворота.

Рафаэль застыл.

Потрясение повергло сторожевую башню в молчание. Император, который всегда стремился лишь к укреплению Империи, шёл на колоссальный риск, чтобы спасти заложников?

«Какого чёрта?»

Не успел Рафаэль что-то спросить, как имератор продолжил.

— Забавно, — цинично улыбнулся Гилтиан, в его улыбке сквозил лёд. — Они думают, что смогут победить, используя такую бесчестную тактику?

Все молчали.

Император не дрогнул. Он принял это решение не из опрометчивости — он сохранял своё стоическое спокойствие, прославившее его на весь мир.

Рафаэль улыбнулся.

«Да. Это мой господин».

— Рафаэль, Жан.

— Да, ваше величество.

Оба стража преклонили колено.

— Пора показать, что наша мощь не ограничивается одной лишь магией.

Оставить комментарий