Глава 822. Поединок с бессмертным

Опция "Закладки" ()

В глазах старика появился животный страх, когда кровавый цветок отпечатался у него на лице. Из его горла вырвался полный боли вопль. В нём чувствовался неподдельный ужас. От отпечатка на лице начал подниматься красный туман. Еще больше тумана выделялось из правой руки. Причудливое зрелище. Две струйки тумана объединились в омерзительного красного дракона с тремя конечностями и одним рогом. Он был не очень большим. Хоть он и был созданием тумана, каждая чешуйка была видна очень четко. Красный дракон открыл пасть и принял форму алого меча, чье острие было направлено прямо старику в лоб.

Никакая защита или барьер, наложенная стариком, не могла остановить это. Все меры предосторожности старика оказались бесполезны перед лицом дракона. Проклятие ослабило культивацию старика. Когда меч ударила в старика, его раненная рука начала гнить. Крики стали громче, когда гниение начало пожирать плоть. В это же время его культивация стала дестабилизироваться, а духовная энергия теряла тонус. Алый меч прошел сквозь него… культивация старика при этом упала с поздней на среднюю ступень Бессмертия.

Чувство было такое, будто у него похитили часть его силы. Произошедшее повлияло даже на мир вокруг. Если присмотреться, то становилось ясно, что проклятье оказалось не таким сильным, как могло показаться на первый взгляд. Похоже, проклятие подействовало так хорошо из-за раненной руки старика. В прошлой схватке его кисть разорвало на части. Он восстановил её, но ему не хватило времени н, поэтому работа полное исцеление, поэтому оно получилась поспешным. Пусть рука и выглядела здоровой, от полученных повреждений было не так просто избавиться. Даже такая незначительная для бессмертного рана помогла напитать проклятье и усилить его. В итоге заклинание ослабило старика настолько, что его культивация упала на предыдущую ступень.

Причем это был не конец заклинания. Под истошные вопли старика кровавый цветок на его лице взорвался облаком красного тумана. Из других частей его тела тоже стал выделяться красный туман. Клубы объединились в еще одного красного дракона!

Второй выглядел даже ужаснее первого. Он принял облик меча и со свистом обрушился на голову старику. Пока раздавались хлопки и грохот, старика трясло. Он не мог уклониться или заблокировать атаку, только бессильно наблюдать, как туманный меч проходит сквозь его тело. Его органы начали гнить, кожа за пару мгновений сморщилась и усохла. На землю падали кусочки сгнившей плоти и тут же обращались в черный туман.

Этот туман в прошлом был ядом из черных кинжалов. Старик подавил яд и остановил его распространение, но со всеми этими погонями у него не было времени полностью изгнать его из тела. Проклятье, напитавшись силой яда, понизило его культивацию еще раз! Со средней ступени Бессмертия она опустилась на начальную ступень. Его волной накрыла неописуемая слабость. Таяние силы и жизненной энергии заставило старика поёжиться. Его глаза в страхе забегали.

Ему казалось, будто над его головой занесли заточенный топор. Дрожа всем телом, он попытался сбежать. Его начисто оставило желание сражаться. Больше он не мог думать ни о чем, кроме бегства.

Но это место было полем боя, которое подготовил Ван Баолэ. В этом поединке он использовал проклятие. К его помощи он мог прибегнуть всего один раз за задание. Он пустил в ход самое мощное своё оружие. Как он мог позволить противнику сбежать? Останься враг на поздней ступени Бессмертия, то он бы не стал его останавливать, но против бессмертного на начальной ступени он мог одержать победу!

Более того, ему нужно драться. Нужно победить. Он использовал всё, что у него было для ослабления врага. Это был его единственный шанс. Он прекрасно понимал, что проклятье было невозможно остановить во время его действия, однако это не гарантировало победу. Проклятие прекратит действовать, когда догорит благовонная палочка. Вот только Ван Баолэ не был уверен в том, что проклятие всё это время сможет подавлять огромную культивацию старика. Одно было точно… когда противник оправится от проклятия его ждет крайне тяжелый и потенциально смертельный бой. Пассивная тактика тут не сработает. Более того, он может не дожить до перемещения, если оправившийся от проклятия старик за ним погонится.

«Мне во что бы то ни стало надо убить этого старика!»

Глаза Ван Баолэ покраснели. От него полыхнуло безумной и кровожадной аурой. Он задействовал культивацию на полную, не боясь использовать всю духовную энергию. Оторвавшись ногами от земли, он, словно ожившая молния, бросился за стариком.

Оставив позади раскатистый грохот и остаточные образы, он помчался за целью. Наконец размытый образ превратился в Ван Баолэ, который возник перед стариком. Размахнувшись, он ударил кулаком. В этот удар он вложил всю силу своей культивации, каждую крупицу энергии, что у него была. Этим ударом он мог расколоть небо и землю. К сожалению, ему противостоял не какой-то рядовой практик. Даже с ослабленной культивацией старик всё еще находился на начальной ступени Бессмертия, поэтому в нём таилось чудовищное количество силы.

К тому же он остался на стадии Бессмертия. В ответ на внезапную атаку старик ударил левой рукой. Покрасневшими глазами уставившись на Ван Баолэ, он сменил траекторию и ударил левой рукой себя в лоб.

Оттуда брызнул зеленый свет, окутавший старика и принявший форму… огромного дерева, похожего на софору с толстым стволом и густой кроной. Это дерево испускало древнюю ауру. Благодаря острому чутью Ван Баолэ сразу понял, что перед ним дхармический корабль, который старик прятал в своём теле.

Артефакт создал невероятный защитный барьер. Проклятье не могло пройти сквозь него. Кулак Ван Баолэ просвистел в воздухе. Послышался хлопок, а потом хруст.

— Мелкий гадёныш, твоё отчаянное нападение напомнило мне, что проклятье засланцев действует ограниченное время. Совсем скоро оно перестанет действовать. Когда это произойдет… ты будешь молить меня о быстрой смерти. Я сдеру с тебя кожу и кости, а потом воспламеню душу. Тебя ждут только страдания. Я уничтожу твою родную планету и у тебя на глазах вырежу всех твоих родных и близких! — прошипел старик из-под защитного барьера дерева.

Он никогда не подвергался такому унижению с тех пор, как поднялся на стадию Бессмертия. Ван Баолэ заставил его использовать дхармический корабль. До этого момента он напитывал его энергией в своём теле тридцать лет. Согласно культивируемой им технике, для перехода на следующую ступень ему требовалось продержать его в себе еще тридцать лет, чтобы завершить шестидесятилетний цикл. Улучшенный дхармический корабль придется очень кстати во время прорыва на стадию Планеты. Но в этом поединке его вынудили достать его раньше времени. Тридцать лет работы пошли псу под хвост. Как он мог оставаться спокойным после того, как ему пришлось задействовать дхармический корабль?

У него имелись и другие дхармические сокровища, но он понимал, что по силе ни одно даже близко не стояло с его кораблем. Он хотел гарантировать себе победу!

— Чертов сопляк, посмотрим, как ты пробьешь этот барьер!

У старика на глазах Ван Баолэ после удара об барьер был отброшен назад. Могучий ствол дерева защитил его. Про себя он с облегчением выдохнул. Злоба и ярость в его глазах стали еще явственнее. Сейчас он собирался силой культивации ослабить проклятье, а потом и вовсе его остановить. Правда он слегка недооценил решимость Ван Баолэ.

Со свирепым блеском в глазах тот насмешливо сказал:

— Хочешь знать, как я пробью его? Сейчас папочка покажет тебе, как это делается!

Найдя точку опоры, он поднял правую руку над головой.

— Дхармический корабль! — закричал он.

По лицу старика промелькнуло удивление, когда он понял, что сказал Ван Баолэ. Огромная саранча обрушилась на гигантское дерево.

— Самоуничтожение! — словно обезумев прокричал Ван Баолэ.

Мир на мгновение застыл, а потом земля протяжно зарокотала. Дхармический корабль Ван Баолэ обуяло пламя. Во все стороны стали расходиться волны духовной энергии. Выглядело это так, будто в атмосферу планеты вошел метеорит. И теперь он падал прямо на огромное дерево!

От такой мощи задрожали небо и земля. Забурлили облака, потускнели звезды. Практики во всех уголках планеты испуганно повернули голову в сторону незримого зарева энергии где-то очень далеко. Туда, где сражались Ван Баолэ и старик.

Оставить комментарий