Том 5. Глава 5 — Бестолковый (часть 1)

Опция "Закладки" ()

— Так что там? Ты вел переписку с Дэйдрой и Кларис?

Это место было в королевской столице Хольтфолта.

Мы одолжили комнату в особняке Герцога Рэдгрейва, чтобы элегантно насладиться чаем.

Попивая здесь чай, я чувствовал себя как настоящий аристократ. От этого я ослабил бдительность.

— ──Ага.

Напротив меня была Анжи, лицо которой стало бесстрастным, рядом с ней стояла улыбающаяся Ливия.

— Леон, ты ведь и с королевой обменивался письмами, правда? Один раз ты даже заставил нас передать ей твое письмо.

— Ну да.

Я попросил свою невесту передать письмо женщине, которая идеально подходила моему вкусу.

Не надо быть гением, чтобы понять, что так делать совсем неправильно.

До определенного момента чай доставлял мне радость.

Но я потерял бдительность, узнав, что эти двое забрали меня из республики из-за простого недоразумения.

Из-за этого я бездумно ляпнул: — Аха-ха~, а я так переживал, не зная чем именно вас разозлил.

Тупой я. Тупой, тупой идиот!

Я бросил взгляд Люксону, моля о помощи.

Похоже, мои мольбы достигли его. Люксон продолжил за мной.

[Не стоит вам недооценивать моего хозяина. ──На этом его преступления не заканчиваются.]

После его слов, их глаза стали смотреть на меня еще холоднее.

Я двумя руками схватил Люксона и поднес его к лицу.

— Ты че творишь а? Эй, ну что с тобой такое?! Ты меня так сильно ненавидишь? Сейчас должна была быть сцена, где сердца хозяина и слуги приходят к взаимопониманию, и ты меня прикрываешь!

[Хозяину стоит больше задумываться о своих поступках. Может вам попробовать посмотреть в лицо вашим грехам, включая те, что до сих пор не вышли на свет? ──Впрочем, этих тайных грехов весьма много.]

— Да какие еще грехи?!

[Не знать их это грех. И еще, я строг лишь ради блага хозяина. Правда, я истинно верный слуга?]

Не мели чепухи.

Я не хотел ничего подобного от Ии.

Тебе стоит больше меня баловать.

И еще, что мне от тебя нужно так это придумать отмазку, чтобы я смог выбраться отсюда живым.

— Леон, как насчет все нам рассказать? Прежде чем вернуться в Альцер, расскажи все до мельчайших подробностей, включая все что ты скрываешь.

Ливия обняла мою руку.

— Леон, может тебе так не кажется, но у нас тоже много дел.

Да, наверняка у них полно дел.

Анжи служила представителем второгодок, а Ливия служила посредником почетных студентов.

Они должны быть по горло в работе, даже если сейчас летние каникулы.

— Однако, мы закончили со всей работой на первую половину летних каникул, чтобы встретиться с тобой, Леон. И поэтому──не волнуйся, времени у нас полно.

— Уа-а~, невероятно. Может вы и с домашней работой на каникулы тоже закончили?

Я был из тех людей, которые принимаются всерьез за домашнюю работу только в конце каникул.

Человек должен хотя бы раз в жизни бросить вызов своим возможностям.

Но Анжи и Ливия были другими.

— Не беспокойся. Мы уже все сделали, кроме одной мелочи.

Ливия тоже кивнула.

— Я тоже сделала все, что можно было сделать.

Восхитительно! А такой как я еще даже не притрагивался к домашней работе, которую задала академия Альцер.

— Вы обе невероятны. Для столь замечательных девушек я заварю еще более прекрасные чайные листья.

Анжи улыбнулась.

— Тебе не стоит себя этим утруждать. Мы ведь твои невесты. Если этот чай приготовил ты, мы будем рады даже самому дешевому чаю.

Я был счастлив это слышать, но на самом деле, она ведь говорила «Ты никуда не сбежишь», да?

Она показывала настрой, что не даст мне просто так уйти от разговора.

Ливия была настроена так же.

— Именно так. Поэтому, пожалуйста, расскажи нам все о тех других грехах.

──Что делать.

Я мог назвать много вещей, которые можно назвать грехами. Не знаю даже, о каких именно начать говорить.

Несколько служанок наблюдали за чаепитием.

В особняке Герцога Рэдгрейва в столице было много людей, прислуживавших Анжи.

Многие из горничных происходили из рыцарских семей и получали образование в академии.

Среди них были даже настоящие дворянские дочери из графских, виконтских и баронских домов.

Из этих людей одна женщина прислуживала лично Анжи с самых ее ранних лет.

Ее имя было Корделия Фоу Истон.

Сейчас ей было двадцать четыре года. Она работала в герцогском доме с малых лет, когда она находилась в ученичестве и усваивала хорошие манеры.

Она была слишком далека по возрасту от Анжи, и не могла поступить вместе с ней в академию как последователь, но она была среди тех, кто служил ей дольше всего.

Эта самая Корделия подглядывала в комнату с каменным лицом, будто нарисованным на маске для театра Но.

— Этот мужчина──хотя у него есть госпожа Анжелика, он не только тянет лапу к женщинам из другой страны, но еще и к женщинам из этой.

Другие горничные были в беспокойстве.

— Госпожа Корделия, пожалуйста, успокойтесь.

Выражение на ее маске Но стало как у свирепого демона.

— Да как я могу быть спокойной?! Вы хоть знаете, как ужасно к госпоже Анжелики относились из-за той ведьмы Мари? Эта женщина увела того тупого принца, бывшего наследника престола и даже опозорила ее перед публикой!

— Г-говорить тупой принц это немного──н-ничего.

Горничные притихли перед яростью Корделии.

— Госпожа Анжелика так волновалась, что ее жених может ей изменять. И ведь он все понимает, чтобы после этого идти на измену…

— Н-но ведь они говорили, что он не изменял.

— Он творит вещи, которые дают повод в нем сомневаться, вот в чем проблема!

В прошлом году помолвка Анжи с Юлианом была отменена.

Причина отмены была в его совершенно непростительных действиях. Даже семья Рэдгрейв была рассержена на королевскую семью.

И Корделия чувствовала обиду, что даже последователи Анжи ее предали.

— Госпожа Анжелика была так расстроена, что люди вокруг нее предали ее. И ведь этот парень все знает, чтобы посметь изменять сразу после помолвки──непростительно!

Девушки вокруг нее думали, что она преувеличивает, но вспомнив о том, каким тяжелым был для Анжи прошлый год, они тоже разозлились на Леона.

Однако, после войны с бывшим княжеством Фаннос в прошлом году, большинство предавших герцогскую семью домов получили наказание.

То же относилось и к студентам академии, которые предали Анжи.

Из-за этого число хорошо обученных горничных было невелико.

Оставив в покое положение внутри герцогского дома, Корделия думала, что ей нужно придумать контрмеры против Леона.

— Кто-то должен отправиться с ним в республику и приглядеть за ним.

Примерно в это же время, вопрос с Леоном встал проблемой и в доме Бальтфолтов.

Баркус занимался подготовкой Никса, который закончил академию, чтобы тот стал феодальным лордом.

Никса не оставляло беспокойство.

— Отец, ты уверен, что это можно просто игнорировать? Этот Леон, неизвестно что он может натворить.

Баркус нервно потел.

Если история, которую он услышал от Леона про республику, была правдой, то он, похоже, ввязался в драку с великим дворянским домом.

И не только это──

— Как мне теперь смотреть в лицо Герцогу Рэдгрейву.

──Его даже подозревали в измене.

Сам Леон все отрицал, и Анжелика и Ливия ему верили.

Вот только его не оставляло беспокойство.

Как-никак, речь шла о Леона.

Никс был как на иголках.

— Не думаю, что Леон станет изменять. Это парень полный червяк, когда речь идет о женщинах.

Услышав его, Баркус холодно взглянул на Никса.

— Ты ничуть не лучше. Ты ведь до сих пор не нашел себе жену, хотя уже закончил академию, или нет?

— У меня особые обстоятельства! К тому же, я и представить не мог, что братец Лют──прости, я хотел сказать Лютарт, лишится наследства!

Никс имел свои обстоятельства.

— Ладно, вернемся к теме. Думаю, в случае Леона, изменять он не будет. Я в него верю, но──этот парень, как бы сказать, почему-то женщины его любят──среди определенных женщин он странно популярен.

Это были не только Анжи и Ливия.

Леон был близок также с аристократическими леди, такими как Кларис и Дэйдра.

Баркус закрыл лицо руками.

— Не говори об этом. Не хочу даже вспоминать. У меня живот выворачивало, как их отшили. Премьер-министр Бернард собственной персоной спрашивал меня: «Что вы думаете о моей дочери?». Сам премьер-министр, понимаешь?!

Даже Баркус будет в панике, если такой человек, который для него был так же высок как облака на небе, придет сватать свою дочь.

Дом Бальтфолтов был просто баронской семьей где-то в захолустье.

— Отец, а что мы будем делать, если подобное с Леоном случится в Альцере? Тебе не кажется, что если какая-то аристократка к нему прилипнет, это будет огромная проблема? К тому же, этот парень тоже мужчина──шанс минимальный, но даже он может изменить.

Случись такое, они не могли представить, что сделает Дом Рэдгрейв.

Единственное, что тогда смогут сделать Никс и Баркус, это извиниться за недостойное поведение члена их семьи.

Пока эти двое находились в упадке духа, к ним подошла Люси, мать Леона.

— Жалко смотреть, как двое мужчин так раскисают.

— Хоть ты и говоришь так, проблема серьезная.

— Раз так, нам стоит отправить с ним кого-то для сопровождения.

— Сопровождения?

Баркус недоуменно наклонил голову, а затем в комнату вошла горничная Юмерия.

На вид она была совсем юной девушкой, но на груди ее теснились два громадных объекта.

Она была эльфийкой, и по возрасту превосходила всех присутствующих.

Но из-за ее внешности и поведения, к ней относились как к молодой девушке.

— П-прошу прощения! Я хотела бы вызваться!

Никс посмотрел на нее с беспокойством.

— Нет, я знаю, что мисс Юмерия усердно старается, но быть сопровождающей означает присматривать за Леоном. Я не думаю, что мисс Юмерия подходит──ай!

Люси шлепнула Никса по голове. Она объяснила ему спокойным голосом:

— Идиот. Ребенок этой девочки сейчас в республике, так? Она всегда за него волнуется, так позволим ей с ним повидаться, а заодно пусть позаботиться и о Леона.

Услышав это, Никс понял.

У Юмерии был сын по имени Кайл.

Сейчас ее сын прислуживал Мари. Он жил вдали от сюда.

— Я-я понял. Так вот в чем дело. Тогда полагаю, нам стоит позволить мисс Юмерии лететь с Леоном.

Баркус тоже кивнул.

Итак, они втроем из добрых побуждений позволили Юмерии работать рядом с ее сыном.

──Да, разумеется из добрых побуждений, и ничего больше.

──────────────────────────────────────────

П.п. Думаю, лицо у горничной было примерно такое:

 

Оставить комментарий