Глава 299: Прощание

Опция "Закладки" ()

Капля пота скатилась вниз сбоку лица, пока я тщательно отрывал заднюю ногу и медленно заносил ее вперед. Я учился и переучивался ходить на протяжении двух жизней но этот одиночный шаг занял больше концентрации, чем даже самое сложное, многоэлементное заклинание, которое я освоил с помощью маны.

Мое сердце скакнуло от удара волнения, как только эфирные пути продолжали стойко держаться и предоставлять мне обновленную информацию, основанную на моей новой позиции.

Я готов был сделать еще один шаг, когда хлопок по плечу отвлек меня. Переплетающиеся потоки фиолетового треснули и исказились, посылая мне шквал хаотичной информации в виде горячего ножа, прижатого внутри моего мозга.

«Гах!» Я отшатнулся от боли, но чувство потери стрика было еще более мучительным.

«Я был на двадцать третьем шагу» Я охнул от разочарования на Тройной Шаг.

Мой наставник фыркнула и говорила на ее языке, прежде чем протянула лапу.

Я прижал ладонь к ее теплым подушечкам в смирении, зайдя в ее воспоминания.

«Это ребячество злиться на меня за то, что ты не в состоянии быть сосредоточенным. Кроме того, день заканчивается, и члены моего племени должны вернуться с путешествия.”

Выпустив вздох, с которым образовалось облако тумана вокруг моей головы, я кивнул.

Тройной Шаг улыбнулась, показав острый клык, прежде чем она исчезла сделав теневой шаг. Я посмотрел вниз, чтобы увидеть ее на тонкой скале в форме носа, примерно в дюжине ярдов ниже от широкой горной вершины, на которой мы тренировались.

Я снова активировал Божественный Шаг. В момент концентрации, я почувствовал истощающее присутствие Реджи внутри меня. Он не отзывался, как бы я его ни звал. Когда я попытался вытащить его, я почувствовал, как мое эфирное ядро закрепляет его внутри, не оставляя мне иного выбора, кроме как оставаться терпеливым.

Сосредоточив свое восприятие на потоках эфира, которые зажглись вокруг меня, я появился рядом с Тройным Шагом с треском от эфирного электричества.

Без паузы, мой наставник исчез еще раз, ее тело стало темным пятном, прежде чем появилось еще в нескольких ярдах подо мной, недалеко от основания зигзагообразного ущелья.

Мы вдвоем проделали путь взобравшись на эту особую гору, используя только свои телепортационные способности. Тройной Шаг поделилась со мной тем, что многие горы, окружающие деревню, являются своего рода полосой препятствий, которой Теневые Когти пользуются для тренировок.

С каким трудом я Божественно Ступал по узким хребтам и зазубренным вершинам, ведущим к самой вершине этой горы, я отказывался верить в то, что это одно из самых простых курсов направления.

Я продолжал следовать за Тройным Шагом вниз по горе, мое дыхание образовывало туман передо мной и холодные следы пота оставались на лице и спине.

Все неизведанное в жизни всегда нагружало мой разум, сосредоточившись исключительно на тренировках, я ощущаю себя более… уверенным. И с наставником, помогающим мне развиваться, было не так обидно, как то что почти убиваешься снова и снова, чтобы увидеть какие-то реальные результаты.

Я не хотел признавать это, но я был удовлетворен собой впервые с тех пор, как я тренировался в летающем замке.

В моей голове мелькнули воспоминания об изучении элементарной магии Бунда, Кейтлин, Хестера и Камю в замке. Нам тогда было весело. Нам с Кейтлин было приятно слушать, как старейшины жалуются и сплетничают, и я не мог вспомнить, когда изучение магии было настолько приятным.

В то время мы были на войне, да, но все еще была надежда, что мы сможем победить. И у меня еще тогда был отец.

У меня все еще была Сильви…

Тройной Шаг ждала меня на плоском выступе, скрытом заснеженными деревьями, и смотрела на меня с немного нахмурившись.

Одна из вещей, которую я заметил ранее, это то, насколько гипер-эмпатийной была Тройной Шаг. Она рассказывала мне, что это связано с тем, как Теневые когти общаются, используя воспоминания, что позволяет глубже чувствовать не только разделенные сцены между членами их племени, но и эмоции с которыми они показываются.

Не сразу встретив ее лапы, она нахмурилась сильнее и вытянула руку еще ближе ко мне.

Я повертел головой, не желая делиться этими особенными воспоминаниями.

Тройной Шаг выглядела так, будто задалась вопросом, но крик птицы высоко над нами заставил ее вздрогнуть и упасть в положение полуприседа. Она смотрела вверх, пытаясь увидеть сквозь облака.

Я следил за ее взглядом, не ожидав ее неадекватной реакции. Это была всего лишь карканье птицы—

Черное тело птицы размером с человека, с клювом в форме копья, прорезало поверхность белых облаков. Единожды вильнув вокруг вершины горы, она поднялась обратно в белую массу и исчезла.

«Копьеклювый,» сказал я, больше для себя, чем для Тройного Шага. Отвернувшись от неба, я обнаружил ее практически распластавшись на земле, мех на шее и спине стоял дыбки, ее зубы скалились в тихом шипении.

Я легонько похлопал руку наставника и указал на неглубокую пещеру в горе.

Через мгновение мы добрались до пещеры, хотя Тройной Шаг так и не отвернула взгляд с неба.

Стоя спиной к неглубокой полости в боковой части горы, я не мог не удивиться визиту Копьеклювого. Что могло привести одиночку из их племени в деревню Теневого Когтя? Разведчик, возможно, ищет нас с Каэрой, а может, просто Свифтшура.

Увидев, как Копьеклювый вздымается вверх и вниз по облакам, мне пришла в голову идея. Я знал, что это может быть рискованная авантюра, но мне посчастливилось получить теплый прием от обоих их племен. Если бы я мог обеспечить хотя бы небольшое посредничество, то нам было бы легче получить куски портальной арки.

Все, либо ничего, я схватил лапу Тройного Шага и послал ей образ Свифтшура, спасающего нас и ведущего нас в их деревню, о приветствии нас там и о том, как нас кормили. Я предоставил только отрывки нашего разговора с ОлдБроукБиком, так как не хотел ее расстраивать.

Тройной Шаг отдернула ее лапу от удивления, смотря на меня с замешательством или, возможно, беспокойством. Кошачье лицо Теневых Когтей все еще было трудно считывать для меня.

«Все в порядке,» тихо сказал я, улыбаясь ей по дружески и протянул руки снова.

Я хотел поделиться большей частью воспоминаний, моментов, которые я провел со Свифтшуром во время нашего путешествия из деревни Копьеклювых, но прежде, чем я смог их отправить, я начал получать их вместо них.

—————————————————

В нем я снова был со СпирРайдером. Мы были немного старше, чем раньше, и это воспоминание произошло высоко в горах. Он бегал, спринтуя по заснеженным камням, и из эмоций, которые я чувствовал глазами Тройного Шага, пока смотрел за его спиной, я понимал, что их отношения зашли дальше былых времен простых друзей.

«Быстрее, СпирРайдер!» кричал я, в то же время СпирРайдер гнался за пухлым грызуном размером с туловище.

«Какая польза от твоего тройного шага, если ты так долго перезаряжаешься!» остроумно ответил он игривым рычанием прямо перед тем, как его тело сверкнуло.

СпирРайдер сделал теневой шаг появившись прямо на пути грызуна, потрясая его, но как только он занес свои эфирные когти на добычу, крот погрузился под снег и вылез на несколько ярдов позади него.

Я взвыл от смеха, как только мой спутник по жизни взревел от разочарования.

Целый час мы гонялись за этим снежным кротом, надеясь принести его в деревню и устроить пир. Редко можно было увидеть одно из этих уединенных зверей, а еще реже поймать, так как они могли зарываться в снег быстрее даже чем Теневой Коготь мог приблизиться к нему. В отличие от своих сородичей, этот крот продолжал вылазить, а не прятаться глубоко в снегу, что давало нам некоторые шансы.

«Эту бесстрашную крысу нужно разучить быть настолько бессовестной,» прошипел Спиррайдер, рванув за ним, а я следовала близко позади.

«Я слышала истории о том, как эти звери способны прокормить целую деревню вдвойне из-за их способности делать свои тела маленькими или большими» кричал я, волнение стучало в моем сердце. «Представь, как будет гордиться Слипс-ин-Сноу (Спящий в Снегу), если мы принесем его!»

СпирРайдер оглянулся назад с жаждущей улыбкой. «Возможно, нам наконец-то разрешат тренироваться в роли следопытов!»

Мысль о том, чтобы быть одним из завидных искателей ответов, путешествуя далеко за пределы безопасной деревни в надежде найти секреты, заставляла мое сердце колотиться еще сильнее.

Наполненный решимостью, я сделал теневой шаг, сократив расстояние в половину прямо за пухлым белым грызуном. Тогда я и заметил, что оно замышлял что-то, будто суетиться.

Отвлекшись на секунду, я позволил грызуну зарыться обратно в снег и вновь появиться на краю пропасти.

Вспыхнула тень, и я увидел, как СпирРайдер прыгнул с края пропасти, сделав теневой шаг в нее, исчезая из поля зрения.

«СпирРайдер! Подож—”

Мои уши дернулись от резкого мокрого глухого стука и болезненного брюзжания снизу, едва слышном в тишине снежного пейзажа. Затем по стенам оврага раздался нутряной душераздирающий вопль боевого клича Копьеклювого.

Мое зрение расплылось, кровь прилила к моей голове. Я сделал теневой шаг на край оврага, где обнаружил Копьеклювого на верхушке моего партнера.

Без сомнений я снова сделал теневой шаг поверх долговязой птицы, оседлавшую СпирРайдера, с моими вытянутыми когтями, но что-то вспыхнуло в уголке глаза.

Крутанувшись, я поднял свои когти вовремя, заблокировав второй острый клюв КопьеКлювого, направленный прямо в мое горло.

Мои лапы хватались за землю, я скользил чтобы остановиться до того, как слететь с края уступа скалы, которая была высоко сбоку пропасти.

Тогда я и заметил следы крови, которые я оставил. Две красные линии нарисовались на снегу моими собственными ногами, но это была не моя кровь. Несмотря на опасность, в которой я оказался, мой взгляд медленно шел по малиновому следу, пока я не обнаружил, что смотрю на СпирРайдера.

Бледная кожа моего партнера была красного цвета с кровью, которая все еще стекала из под него, его полые глаза были раскрыты от шока и агонии.

Стон вырвался из горла, страдания и горечь омыли меня, как метель, и, несмотря на магию Творца, иссушенную моим телом, я собрал то, что у меня осталось, чтобы заточить и удлинить когти.

Тогда я и заметил.

Копьеклювые, оба темные, как штормовая ночь, смешались с теменью, накрывающей нас, а под когтями второго Копьеклювого был грызун, которым они заманивали нас, тонкой белой нитью, прикрепленной к его шее.

Мои глаза слезились от ярости, рванув вперед, проклиная себя, что я не должен был тратить свой третий теневой шаг ранее, чтобы догнать грызуна.

Копьеклювый, который пытался меня убить, пошел вперед и с помощью клюва встретил мои когти шквалом колящих ударов, заставляя меня уйти в оборону. Я парировал и уклонялся, стараясь не поскользнуться на тающем снегу подо мной, но моя концентрация ослабла, когда другой Копьеклювый начал отрывать кусок плоти от моего партнера. Он не торопился глотать плоть, его глаза зациклились на мне, будто дразнили меня.

Гнусное существо, вечный враг моего народа, продолжало клевать и отрывать куски СпирРайдера, издавая ликующие гоготание в то время как я боролся, чтобы защитить себя.

Внезапно воспоминание испарилось, за которым последовала куча других воспоминаний, стычек с Копьеклювыми, экспрессия страха, ненависти и скорби племени Теневого Когтя.

Как быстро это желание помочь свести эти два племени вместе появилось… так же быстро исчезло.

Я не был уверен, что вражда между разными племенами была проявлением креативности джина или результат от нескончаемой конкуренции, войны и раздоров, но заживление таких старых ран стало бы делом всей жизни, а не послеобеденным квестиком для меня, который попался по дороге .

Впервые я споткнулся после того, как только вырвался из воспоминаний Тройного Шага, ее эмоции все еще мешкали и влияли на меня.

Мы вдвоем долго смотрели друг на друга, и даже не сказав ни слова, я знал по выражению Тройного Шага, что я засиделся со своим радушным приемом.

***

Когда мы вернулись в деревню, в воздухе повисло заметное напряжение, и было очевидно, что собрание Теневых Когтей у входа в деревню как-то связано с этим. Тройной Шаг сканировала толпу, явно обеспокоишись.

Только когда я заметил Каэру, я понял, что происходит. Ее клинок был вытянут, глаза спокойны и беспощадны, но она оставалась в нейтральной позе, не желая наносить удары.

Я шагнул вперед, чтобы помочь ей, но Тройной Шаг остановила меня. Она выпустила несколько низких мяуканий и высунула лапу.

Мой взгляд метался между моим наставником и Каэрой, прежде чем нетерпеливо принять ее приглашение.

«Я не хочу драться, но если вам нужна моя помощь, я должна знать всю правду.»

Сжав наши руки вместе, я отправил ей память о засаде Теневой Когтя, с того момента, как первый из них вырвался из снега и убил Свифтшура, до разрушения тел Каэрой и нашей разработки плана по проникновению в их деревню.

На протяжении всего видения я чувствовал, как Тройной Шаг отступала от меня, но она так и не разорвала контакт, что позволило мне завершить отправку. В конце я повторил наше открытие сломанного портала, старейшину Четырехруких давшего нам свой кусочек, и мой разговор с Каэрой о необходимости собрать все кусочки портала, чтобы покинуть эту зону.

Когда мы разорвали контакт, я попытался понять как себя чувствует Тройной Шаг, но ее кошачье лицо было нечитаемым.

Проклятье. У меня нет на это времени.

Я готов был смириться с тем, что Тройной Шаг не поможет нам, и был близок сделать Божественный Шаг в сторону Каэры, когда Тройной Шаг пронеслась мимо меня и появилась между собранием членов ее племени и Каэрой.

Проследовав за ней, я встал рядом с дворянкой из Алакрии, чье выражение, наконец, расслабилось, когда она увидела меня. «Ты здесь».

«Извини, опоздал,» сказал тихо я, мои глаза сосредоточились на двух знакомых Теневых Когтях, возглавляющих группу.

Я различил агрессивное рычание ЛефтТус (Левого Зуба), когда его взгляд метнулся от меня к Каэре, в то время как даже спокойный Слипс-ин-Сноу издавал увядший урчание. Гнев и страх ясно виднелись среди членов племени, но реакция группы изменилась по мере того, как заговорила Тройной Шаг.

«Трудно оценить текущую ситуацию, не зная, о чем они говорят,» мягко сказала Каэра. «Ты знаешь, что происходит?»

Я повертел головой. «Я не знаю наверняка, но думаю, что разведчики, которые ушли раньше, возможно, нашли следы нашей битвы с членами их племени.»

Хотя я не понимал ее слов, тон Тройного Шага был ровным и решительным. Однако, продолжая говорить, некоторые лица Теневых когтей скривились в выражении недоверия.

Особенно, ЛефтТус стал еще более разъяренным, раздувая грудь и как мне показалось с видом глумления, эфир пульсировал прерывисто вокруг него.

Беседа закончилась тем, Тройной Шаг взмахнула рукой в воздухе и с рыком указала назад. Затем она повернулась к нам и попросила следовать за ней.

Мы с Каерой обменялись осторожным взглядом и начали следовать за моей кошачьей наставницей к ее хижине, когда тень размылась к нам.

ЛефтТус и двое его прихвостней бросились мимо моего товарища, сделав выпад в мою сторону, его зазубренные эфирные когти зловеще жужжали.

Мою ногу отрезали при прямом ударе, в последний момент он сделал теневой шаг. Я был готов к этому, мое зрение кружило в водовороте эфирных путей, сообщая мне маршрут, которым прошел ЛефтТус. Я отодвинул локоть назад, поймав голову и ударив ее об землю.

Каэра сумела заблокировать режущие когти второго Теневого Когтя, и я схватил третьего в середине телепорта и уложил его в землю. Боль взорвалась в моей икре, и я свернул когти левого зуба, когда он выпустил их.

Реджи! Сейчас было бы отличное время, чтобы быть полезным, гневно сказал я, встретившись с одной лишь тишиной.

Раздражение переросло в гнев, пока Каэра пыталась удержать другого Теневого Когтя на расстоянии, не нанеся ему серьезных травм.

ЛефтТус издал рык, его когти удлинились и деформировались в воздухе, рассеявшись, прежде чем его форма исчезла в еще одном теневом шаге. Во время того как он появился передо мной, я тоже сделал Божественный Шаг. Голова высокомерного Теневого Когтя вертелась из стороны в сторону, пока я стоял позади него.

Сбив его с ног, я схватил его за голову и ударил ЛефтТуса сначала в снежную землю.

Руки Теневого Когтя бились, когти отчаянно царапали воздух, но я крепко держал его, пальцы были готовы раздавить его голову.

«Грэ!»

Моя голова повернулась, увидев, что это была Тройной Шаг, которая назвала меня по имени. Ее глаза, наполненные гневом и печалью, впились в меня, пока она вертела головой.

Именно тогда я заметил, что одеяло тишины накрыло всю деревню. Даже мягкий вой ветра был не слышен, так как все внимание сосредоточено исключительно на мне.

«Тц.» Я освободил хватку ЛефтТуса и встал, оглянувшись на членов племени.

Каждый, на кого я смотрел, вздрагивал от страха, пока мои глаза не сосредоточились на Тройном Шаге, которая шла ко мне.

Тройной Шаг протянула ее лапу в последний раз, и я увидел вид куска портала. Он был в пещерах чуть выше водопада, спрятанный в кровати из черного песка под сверкающим, покрытым кварцевой коркой валуном.

Я безмолвно стоял там, повторяя воспоминание еще раз, чтобы не забыть, когда легкий толчок вернул меня к моему наставнику. Тройной Шаг подняла вторую лапу, передающую мне полый шар, чуть меньше ладони, который цокал при малейшем движении.

Я видел, как маленькие дети играли похожими шарами, и Тройной Шаг показывала мне память, в которой она учила их пользоваться ими. Редко в деревне выносливые маленькие деревья обрастают плодом, достаточно большим, чтобы превратиться в эту игрушку. Когда плод высыхает, он становится невероятно твердым и семечко остается внутри. Взрослые вытягивают стебель, оставляя отверстие чуть меньшего размера, чем семя в верхней части шарика, и делают маленькую прорезь со стороны прямо перед завершением процесса затвердевания.

Это был один из способов, с помощью которого котята научились образовывать свои коготочки, так как только с помощью эфирного когтя они могли вытянуть семя через отверстие.

Оторвав взгляд от игрушки, которая, как я знал, будет иметь решающее значение для моего развития, я еще раз посмотрел на Тройной Шаг.

В груди сжалось, когда Тройной Шаг прошла мимо меня и взяла ЛефтТуса, не сказав больше ни слова. Мой взгляд следовал за ней, пока она шагала к своим членам племени, ни разу не оглянувшись.

«Пора уходить» наконец-то сказал я Каэре, повернувшись спиной к своему наставнику.

Возможно, ощущая мое настроение, дворянка с Алакрии молча пошла рядом со мной, пока мы вдвоем проделывали путь по деревне к водопаду.

Я изо всех сил старался не оглядываться назад. Сожаление и чувство вины раздирали мое нутро, потому что я не желал ничего большего, кроме как поблагодарить и попрощаться с наставником, который так много мне рассказал и научил за последние несколько дней.

Но я понимал у нее был долг перед деревней, и было бы неправильно с моей стороны пренебрегать доверием, которое она имела к членам своего племени, в роли близких. Из всех испытаний в Реликтомбах, эта зона была самой жестокой в том, как она испытывала восходящего.

И я был готов покончить с ним.

Оставить комментарий