Глава 477. Теперь мне понятно, почему Обезьяна так избивал тебя!

Хоть Юань Фан уже убежал достаточно далеко, но в этом мире царила абсолютная тишина, поэтому звуки ударов можно было легко услышать на дальнем расстоянии.

Юань Фан остановился на кроне деревьев и повернул голову. Он заметил, что звуки борьбы прекратились.

«Бой закончился? Владыка Дао победил или святая ракшаса?» — Юань Фан сомневался.

Очень скоро он принял решение, что владыка Дао не мог победить этого монстра.

Из глаз Юань Фана стали течь слезы. Он вытер их и пробормотал:

— Владыка Дао, не то, что я не верен дружбе, просто я бессилен. Я действительно не мог помочь тебе. Если бы я остался, то просто мешал бы тебе. Ты сам велел мне быстрее убегать, и я послушал тебя. Не нужно винить меня. Если я смогу вернуться, то я определенно перед Буддой Шакьямуни буду ставить свечи за тебя. Я буду молиться за тебя.

— Ммм… Медведь, ты что там бубнишь? — Гуань Фан И, лежащая у него за пазухой, очнулась.

— Э… — Юань Фан наклонил голову и увидел, что Гуань Фан И уже открыла глаза. Он невольно обрадовался:

— Сваха, ты очнулась?

Гуань Фан И приходила в себя и с горестным выражением лица сказала:

— Больно мне.

Юань Фан улыбнулся:

— Терпи, терпи. Я проверил твои раны, они не смертельны. Их можно вылечить.

Гуань Фан И посмотрела на него: Ты почему только что плакал?

— Нет. Я просто обрадовался, что ты проснулась. Вот и всплакнул.

Гуань Фан И закатила глаза и, оглянувшись по сторонам, тихо спросила:

— Мы сбежали?

Она помнила момент, когда только отлетела от святой ракшасы и упала в объятья Юань Фана. А что произошло потом — она не знала.

— Пока что оторвались.

Гуань Фан И была напугана. Она сама на себе испытала мощную силу святой ракшасы, но им все-таки удалось сбежать? В это сложно было поверить. Она посмотрела вниз на свою грудь и заметила там руку Юань Фана. Оказывается, он в том месте придерживал ее рану, отчего Гуань Фан И сразу недовольно проговорила:

— Монах, ты где там держишь? Веришь — нет, но я могу тебя на куски порвать!

— … — Юань Фан как увидел, за что он держал ее, так сразу вспотел.

Когда он ее спасал, то особо не смотрел за что держался. Вот и до этого момента он не обращал на это внимания, а сейчас он виновато убирал руку и оправдывался:

— Я не специально. Не беспокойся, монахи далеки от житейский помыслов.

— М… — Гуань Фан И нахмурила брови, однако сразу испытала сильную боль:

— У меня, кажется, ребра сломаны. Не двигайся, мне больно!

— Так? Или так? — Юань Фан медленно убирал руку.

Гуань Фан И махала головой, и от мучительной боли у нее выступил пот:

— Отпусти, положи меня и не двигай больше. Положи.

Юань Фан спустился с кроны дерева на большую толстую ветку и медленно положил туда Гуань Фан И.

В этих местах деревья были высокими, а ветки толстыми, поэтому положить туда одного человека вовсе не было проблемой.

Юань Фан по-прежнему оглядывался по сторонам. В этот момент он был нереально осторожным.

Гуань Фан И начала искать у себя что-то и нащупала одну маленькую флягу. Из нее она достала восковую пилюлю, раскрыла ее и из нее достала красную пилюлю, которая интересно пахла.

Юань Фан И, почувствовав запах, повернул голову и понял, что это было лекарство. Он напомнил ей:

— По дороге я уже давал тебе восстанавливающую пилюлю.

Гуань Фан И презрительно ответила:

— Что мне твоя пилюля?! Мне нужна самая лучшая и первоклассная. Я получила тяжелые ранения, поэтому и пилюли нужны соответствующие. — говоря это, она положила себе пилюлю в рот.

Это были не пустые слова. Сейчас она действительно использовала высококлассную пилюлю в мире культиваторов, а именно пилюлю Небесной помощи. Эта пилюля действительно помогает, если у тебя еще есть шансы на жизнь. Поэтому и эффект от нее не будет простым. Одна такая пилюля будет стоить один миллион золотых.

Когда они сбегали с царства Ци, тогда Ню Ю Дао выпросил у нее одну такую пилюлю для Черного пиона. Только тогда эта пилюля могла продлить жизнь Черному пиону ненадолго. Тогда все тело Черного пиона было изранено так, что у нее не было шанса на жизнь.

Юань Фан тогда не был с ними и не знал, что тогда произошло конкретно. Но он уже привык к Гуань Фан И. Он знал, что она была в царстве Ци женщиной высокого полета и тщательно ухаживала за собой. Он часто слышал, как Гуань Фан И называла их дом шалашом и относилась к ним, как к деревне. Но он привык к ее такому отношению, поэтому особо ей не отвечал и не воспринимал всерьез ее презрение. Ведь он понимал, что кругозор у нее широкий, и сама она не глупа.

Когда она проглотила пилюлю Небесной помощи, эффект от нее сразу начал проявляться. Все конечности и кости Гуань Фан И быстро начали заживать, а на ее лице стали исчезать следы болезненного выражения и ей становилось комфортно. Она вздохнула и сказала:

— Не помру. После сложностей всегда начинается что-то хорошее!

Она словно обещала себе что-то хорошее.

Юань Фан добавил:

— Ты везучая. Удар того монстра был очень сильным. Если бы я был на твоем месте, то неизвестно сколько бы раз я погиб от одного такого удара.

Гуань Фан И ответила вздыхая:

— Не я везучая, а печать небесного меча помогла мне. Большая часть силы святой ракшасы пришлась на печать Небесного меча. Если бы не печать, то я бы давно погибла и точно с тобой сейчас не разговаривала б. Однако эта святая ракшаса чудовищно сильна…

Сказав это, она что-то вспомнила и повернула голову. Глядя на Юань Фана, она спросила:

— А владыка Дао? Здоровяк? Они куда сбежали?

Юань Фан в этот момент опустил голову и грустно ответил:

— Владыка Дао и владыка Юань… Они… они, чтобы сбежали мы, столкнулись в схватке с тем звериным королем. — Юань Фан не сказал, что он трусливо сбежал.

— Что? — Гуань Фан И вытаращила глаза.

Она только сейчас вспомнила, что с реальной силой святой ракшасы они вдвоем просто не могли сбежать.

Она опустила руку и хотела подняться, но резкая боль сразу же повалила ее обратно. Она мгновенно спросила:

— Как они сейчас?

Юань Фан, наклонив голову, отвечал: Не знаю.

«Не Знаю?» — Гуань Фан И стало не по себе.

Слезы стали сами по себе течь с ее глаз. Она прикусила губы и медленно подняла голову, глядя на небо. Сверху листья деревьев прикрывали часть звездного неба. Она конечно понимала, что два человека, рискуя жизнью, сражались со святой ракшасой и вряд ли могли победить.

Слезы текли ручьем по ее щекам. Она вспомнила, как Ню Ю Дао гневно посмотрел на нее, чтобы она убежала. И также она помнила, как Юань Ган предоставил шанс Ню Ю Дао бежать, но Ню Ю Дао напротив направился к нему на подмогу!

И в итоге эти два парня бросились на святую ракшасу, чтобы защитить их!

Слез становилось все больше, и она уже не могла сдерживаться и рыдала.

— Сволочи! Вы что со мной сделали! Почему в своей жизни я встретилась с такими сволочами…

Она все сильнее и сильнее плакала. От плача у нее так дрожало тело, что причиняло ей боль.

Только в этот момент телесная боль не могла перекрыть ее боль душевную. Ей еще не было в жизни так больно.

До этого у нее конечно были отношения с мужчинами, и она немало раз испытывала боль отношений между женщиной и мужчиной. Только в этот раз все было иначе.

Она уже узнала много людей и знала, какие люди для нее были самыми важными!

— Ты разве не золотой король медведей? Золотой король медведей обладает непробиваемой шерстью. Почему не пошел спасать их! — Гуань Фан И плача начала ругать его.

Юань Фан горестно отвечал:

— Нож не сможет проткнуть мою шерсть, но это не значит, что меня не могут забить до смерти! Еще думаешь, от моей атаки была бы польза? Тем более в то время я тебя спасал.

— Я нуждаюсь в твоей защите? — Гуань Фан И продолжила ругаться:

— Как только я залечу раны, тогда мы сразу же вернемся. Может быть им нужна наша помощь!

— А! — Юань Фан испугался: Нет! Мы и так с трудом сбежали. И снова идти на смерть?

Гуань Фан И вытерла слезы:

— Бежать? Куда нам сейчас бежать? Мы уже без тех сволочей не жильцы. Без них мы вовсе никуда не сбежим. Мы в мире Иллюзорной бабочки. Куда без ним мы сбежим? Мы только благодаря им забрались так далеко и без них не выберемся отсюда. Походную резиденцию тоже активировали они. А ты хочешь, чтобы мы вдвоем бежали?

Юань Фан вздохнул:

— Сваха, я пока нес тебя сюда, еще не встречал бабочек. Они должно быть столпились около походной резиденции. Может у нас получится сбежать, а у святой ракшасы мы найдем только смерть.

Гуань Фан И напомнила ему:

— Наружу не выберешься. Мы разве сможем найти выход? Мы сейчас запечатаны в другом иллюзорном мире. Успеем ли мы сами добраться до закрытия ворот? И сможем ли мы сами продержаться здесь 10 лет?

— Сможем или нет — нужно попробовать. Все же это лучше, чем если нас убьет святая ракшаса!

— Ты следовал много лет за Ню Ю Дао и знаешь — какой человек Ню Ю Дао. Он хитер и знает, как проворачивать дела. Знаешь ли ты кого-нибудь, кто сможет убить его? Разве его легко убить? Забыл, что он сам велел нам бежать. Значит, у него был план договориться со святой ракшасой. Разве стал бы он просто так говорить?

Она просто пыталась убедить Юань Фана и сама немного еще надеялась, что Ню Ю Дао жив. Она не хотела, чтобы Ню Ю Дао погибал. В глубине души она все еще надеялась, что Ню Ю Дао жив.

Пока вокруг не было бабочек ракшаса она хотела вернуться и посмотреть. Может Ню Ю Дао еще жив и ему нужна помощь, а у нее как раз есть восстанавливающие пилюли.

Плохо будет, если Юань Фан не пойдет, ведь она сейчас ранена.

Юань Фан покачал головой:

— Куда ему договариваться? Они постоянно сражались. Я постоянно слышал звуки сражения. Нам нужно найти способ сбежать. Будда Шакьямуни поможет нам.

Гуань Фан И холодно улыбнулась:

— Я поняла, почему тебя Обезьяна постоянно избивает! Не пойдешь, зато я пойду. Те бабочки ракшаса не могут разговаривать, а святая может разговаривать на человеческом языке. Если так, то и есть шанс на жизнь. Кого выберешь, Будду Шакьямуни или святую ракшасу — тебе решать. Я не заставляю тебя.

— … — Юань Фан не находил слов.

Он почесал голову. Ведь слова Гуань Фан И казались ему логичными. Впервые ему показалось, что Будда Шакьямуни не надежнее, чем святая ракшаса.

Оставить комментарий