Глава 482 – Чиста ты или нет, мне какое дело?

После слов Ню Ю Дао Гуань Фан И задумалась и в итоге согласилась с ним. Ведь секта Тысячи зверей настолько огромна. Будет ли она в обычной ситуации менять свое решение? Конечно нет, если только она не ощутит на себе сильное давление. 

Гуань Фан И посмотрела на уходящего дядю Чэна и поняла намек Ню Ю Дао…

Перед дверьми в горы секты Тысячи зверей толпились несколько сотен учеников секты Высшей чистоты. Тан Су Су тоже ходила здесь из стороны в сторону и злилась. 

Однако что она могла сделать? Перед ними у ворот на страже стояли два ученика секты Тысячи зверей, и они ничего не могли этим мелким стражам сделать. Люди секты Высшей чистоты не смели вести себя шумно, так как их глава находилась под стражей секты Тысячи зверей. 

Тан Су Су находилась в гневе, но ничего не могла сделать. В былые времена секта Высшей чистоты стояла на одном месте с дворцом Таинственности и с сектой Тысячи зверей, а сейчас? Насколько ей было больно и обидно от теперешнего их положения.

Несколько сотен их учеников и пикнуть не смели против секты Тысячи зверей. Все знали, что их будет ожидать за неправильные действия. 

Солнце клонилось к западу, и из горы вышла группа людей. 

Кто-то крикнул: Старейшина, глава и остальные выходят! 

Множество людей посмотрели в ту сторону. 

Тан И и остальные выходили из горы в целости и сохранности, а ученики секты Тысячи зверей провожали их. 

Провожающие улыбнулись и сложили руки:

— Глава Тан, это было недоразумение. Мы действительно просим прощения. Это наш глава преподнес вам в качестве извинений. – тот ученик достал стопку денег, в которой было миллион золотых. 

Эти деньги для секты Высшей чистоты сейчас были необходимы, только Тан И посмотрела на ученика холодным взглядом и сказала: 

— Не стоит!

Хоть они сейчас и бедны, но чувство собственного достоинства у них было при себе. 

Су По и Луо Юань Гун стянули щеки. В этот раз они действительно опозорились сильно. 

— Тогда мы не будем дальше вас провожать. – те ученики секты Тысячи зверей радостно улыбнулись, затем снова взглянув на стопку денег, хихикнули и пошли обратно. 

Как только Тан И отошла подальше, Тан Су Су, оглядывая ее, спросила: 

— Секта Тысячи зверей ничего не сделала главе?

Тан И: Ничего. Просто задавали вопросы. 

 

…..

Горные вершины – это прекрасное место, где рождаются прекрасные таланты. Непрерывные горные цепи и разнообразные пейзажи — недаром все это называлось поднебесной. 

В этой поднебесной, между павильонами не спеша шли два старца, одним из которых был Чао Цзин. Вторым был старец с гордой осанкой и величественными манерами. В списке Дань он занимал пятую строчку, это был мастер-заклинатель духов У Джао Син. 

Весь путь скорбное свое лицо Чао Цзин скрывал за улыбкой, настроение у него было не совсем уж хорошее. Он вдруг перешел на мат. Причиной такого его настроения была Тан И из секты Высшей чистоты. Он задержал Тан И с ее учениками в мире Иллюзорной бабочки, так как был тронут ее красотой. Но после задержания он не успел насладиться ее присутствием. От наплыва бабочек Ракшас погибло слишком много людей секты Тысячи зверей и ему нужно было объясняться перед сектой.

Более того, он не ожидал, что секта Высшей чистоты выступит в полном составе, и ко всему прочему прибудет сюда, чтобы принять участие на выставке зверей. Также ему было непонятно, от кого произошла утечка информации о том, что это он их задержал. Вследствие чего толпа учеников секты Высшей чистоты загородили врата секты Тысячи зверей и требовали своих людей. 

 

Руководитель Си Хай тогда набросился на него с вопросом — не он ли схватил человека?

 

Чао Цзин, пускающий слюну по Тан И, только и делал, что отрицал это. 

В результате, все вроде как решилось. Но на следующий день У Джао Син снова прибежал к главе Си Хайю и уже настоятельно просил его вернуть Чао Цзину репутацию. Следует отметить, что У Джао Син и Си Хай дружат еще с самых древних лет.

На что тот отвечал:

— Это не проблема, друг. Однако согласно неоспоримым словам одного друга, некоторые люди своими глазами видели, как Чао Цзин арестовывал людей секты Высшей чистоты и Тан И в мире Иллюзорной бабочки.

— Что за вздор! — У Чжао Син не мог признать свою вину.

Руководитель Си Хай вдруг как будто начал осознавать, что братец- наставник тайком за его спиной что- то проворачивает, и Чао Цзин снова был вызван на допрос.

-— В конце концов, ты арестовывал тех людей или нет?!

Столкнувшись лицом к лицу с таким давлением, Чао Цзин, скрепя сердцем, признался в совершенном. Однако он сразу же начал придумывать оправдания своему проступку. Мол, те представители секты Высшей чистоты вызывали подозрение заслуженно.

Чтобы самому разобраться с ситуацией, руководитель Си Хай встретился с арестованными людьми секты Высшей чистоты и понял, почему Чао Цзин так усердно опровергал все.

 Вернувшись, он спросил Чао Цзина:

— Ты трогал Тан И? Если все-таки тронул, то У Чжао Син не в состоянии вернуть тебе репутацию. Тогда эту проблему можно решить только, если уничтожить свидетеля. Нельзя, чтобы все узнали об этом.

— Не трогал. — ответил Чао Цзин.

Руководитель Си Хай ужасно разозлился и начал крыть Чао Цзина матами. Как можно искать удовольствия несмотря ни на что?! 

Секта Тысячи зверей проводит выставку зверей, на которую приехали культиваторы всей поднебесной. Если кто-то прибыл сюда, чтобы поддержать их, то другие наоборот прибыли с обратными помыслами. И если б об этом деле кто-то узнал, то в одночасье оно дало бы большую огласку. Имеет ли теперь секта Тысячи зверей лицо перед всеми? Есть ли необходимость теперь налаживать проблему?

Однако руководитель Си Хай не думал отпускать людей секты Высшей чистоты. Раз дело дало огласку, то нужно играть по-полной. Признание — теперь не выход.

Он сказал У Чжао Сину:

— В мире Иллюзорной бабочки случился наплыв Ракшас. Вследствие этого умерло больше ста учеников секты, как вдруг появились эти люди из секты Высшей чистоты. Нужно было провести допрос, чтобы разобраться в ситуации.

Раз была затронута тема смерти больше ста человек, У Чжао Син не мог не согласиться с этим.

После этого секта Тысячи зверей начала заниматься показухой и вести допрос прилюдно, но У Чжао Син будто не осмеливался вести себя бесцеремонно с представителями секты Высшей чистоты. В итоге, он просто отпустил их.

Проводив гостей, У Чжао Син стал прощаться с Чао Цзином. В этот момент Чао Цзин хохоча вдруг выдал:

— Не думал я, что между братцем У и сектой Высшей чистоты существует дружба.

— Ха- ха! О дружбе не может быть и речи, скорее — это просто симпатия людей одного поколения. Узнав новость, как сидеть, не принимая в этом участия? На сердце было бы неспокойно.

— Ох, вот в чем, оказывается, дело!

— Братец Чао, что ж, еще увидимся! А сейчас давай прощаться.

— Увидимся! — сказал Чао Цзин и на прощанье помахал рукой.

Проводив взглядом У Чжао Сина достаточно далеко, он помрачнел и вдруг выругался.

В это время подошел один из учеников и начал докладывать:

— Учитель, Чао Шэн Хуай вернулся. С ним все в порядке.

— Он что, еще живой? — резко повернулся Чао Цзин

— Так точно! Судя по его словам, он по экстренным причинам ушел слишком далеко в лес. Но несмотря на это, он легко отделался. И все же он боится встречи с вами.

— Немедленно передай ему, чтобы пришел ко мне.

 

…..

Повинуясь воле судьбы, Ню Ю Дао сидел на стуле перед окном. В руке он держал чашку чая.

Открылась дверь, и вошел Юань Ган, а вслед за ним вошли Тан И, Луо Юань Гун и Су По.

Тан Су Су по-прежнему избегала с ним встречи. Трое людей секты Высшей чистоты зашли и встали прямо перед Ню Ю Дао.

Ню Ю Дао не стал поднимать голову. Он, закрыв глаза, медленно попивал чай, у него было беззаботное выражение лица.

Рядом стояла Гуань Фан И. Она, как бы оценивая Тан И, осматривала ее с ног до головы. Похоже, таким образом она искала хоть какие-либо признаки насилия над ней.

Тан И же в это время пристально смотрела на Ню Ю Дао. Этим троим было жутко неудобно перед ним. Согласно словам секты Тысячи зверей, из-за нападения бабочек Ракшас погибло больше ста человек. Они были удивлены, что вопреки всему этому эти люди в комнате выжили, а все остальное было неважно. На самом деле они еще раз убедились, что этот человек, сидящий перед ними, действительно не прост.

Также сейчас притягивала к себе внимание стоящая позади Ню Ю Дао прекрасная особа. Ее ясный взор, сверкающие большие глаза и невинное личико были прекрасны.

Очень странным казалось им то, что эта девушка ухватилась руками за одежду Ню Ю Дао и как будто не думала его даже отпускать.

На самом деле спокойствие Ню Ю Дао было притворным. Проведя в мире Иллюзорной бабочки три дня, по возвращении он хотел бы искупаться, ведь это была его ежедневная привычка. Однако кто же мог подумать, что эта царица зверей не отстанет от него ни на шаг. Она постоянно так держалась за него, что Ню Ю Дао даже не мог искупаться.

Более того, Ню Ю Дао чуть ли не сошел с ума от бешенства. Что поделаешь, в этом не было никакого здравого смысла. Он потерпел поражение и повиновался ей.

— Ты смог увернуться от атак бабочек Ракшасы? – попробовала начать разговор Тан И.

— Ты рассказала секте Тысячи зверей о моей ситуации с бабочками Ракшасы? — нахмурил брови Ню Ю Дао.

— Не волнуйся. Ученик секты Тысячи зверей сказал, что те трое, которые были с вами — это враги. Они упоминали про тебя, но мы не сказали ни слова лишнего. Мы ничего не раскрыли.

 

Ню Ю Дао в ответ промолчал и продолжал медленно пить свой чай.

Гуань Фан И попробовала начать ту щепетильную тему и спросила: 

— Глава секты Тан, я надеюсь, этот Чао Цзин ничего дурного не сделал с вами?

— Нет, ничего такого. Он всего лишь допросил нас. Были одни лишь допросы.

— Всего лишь допросил? – нервно улыбнулся Ню Ю Дао: Ты наверное еще не совсем понимаешь, почему он решил задержать вас?

Тан И, вдруг сомневаясь в собственных словах, спросила:

— Разве не из-за атаки бабочек Ракшасы?

 Ню Ю Дао косо посмотрел на нее и потом равнодушно начал говорить:

— Пошевели своими мозгами. Секта Тысячи зверей устроила собрание зверей. Они очень доброжелательно относятся к каждому, так как все здесь — их гости. Но именно в то самое время, когда Чао Цзин схватил главу секты Высшей чистоты, не оказалось никаких тому улик и доказательств? Этот развратный Чао Цзин, увидев твою женскую красоту, прибрал тебя к рукам! И даже после этого ты думаешь, что все в порядке? У меня действительно есть ощущение, что тебе вообще без разницы!

После его слов Луо Юань Гун и Су По растерянно переглянулись. В этот момент они очевидно очень жалели о случившемся. Они также посмотрели на Тан И и не знали, что там было на самом деле. Ведь во время ареста их держали раздельно.

Тан И резко изменилась в лице и торопливо ответила:

— Да, я была задержана, и меня держали отдельно ото всех. Но у тебя нет никакого основания говорить мне так. Я чиста.

— Чиста ты или нет, мне какое дело? – ответил вдруг Ню Ю Дао.

— Разве тебе не важно — быть политым грязью или нет? Если уж не веришь, то я могу доказать тебе.

— Что ты хочешь мне продемонстрировать? Я всего лишь спрашиваю, почему они тебя отпустили? Там был кто-то, кто помог тебе просить пощады? — спросил Ню Ю Дао, повернувшись наконец к ней.

Тан И раскраснелась от злости и стыда, она сжала свои розовые кулачки. Ей казалось, что Ню Ю Дао оскорбляет ее подобными вопросами и поведением. Чем больше Ню Ю Дао не давал ей объясниться, тем больше ее слова казались неясными.

Тут Су По пришел ей на помощь:

— Мы не просили никакой пощады, не стоит тебе говорить так. Глава секты Тан всего лишь попросила одного брата из секты Высшей чистоты надавить на них.

Хохоча, Ню Ю Дао выдал:

— Вы действительно думаете, что некто из секты Высшей чистоты мог надавить на кого-то из секты Тысячи зверей?

Су По и Луо Юань Гун переглянувшись, ответили:

— На самом деле не было никого, кто умолял за нас.

Ню Ю Дао отложил свой чай. Он встал и начал медленно расхаживать туда-сюда. Он размышлял. Но стоило ему подняться со стула, как вдруг Ин Эр сразу схватила его за одежду и, не отпуская его ни на шаг, волочилась за ним.

Ню Ю Дао, который не мог продолжать думать, от безысходности как будто заплакал. Действительно, все это было невозможно.

— Я не могу больше это терпеть. Пожалуйста, вы можете не хвататься так за мою одежду? Я ведь подчинился вам. Не делайте так, хорошо?

Ин Эр демонстративно покачала головой. Она, очень жалко глядя на него, все еще не отпускала Ню Ю Дао.

В конце концов Ню Ю Дао, приобняв ее, вздохнул. Он взял свою чашку и продолжил пить чай.

Оставить комментарий