Глава 498 — Владыка Дао опять за своё.

Цзю Шань в раздумьях ушел к себе. Когда он вернулся к себе во двор, тотчас один из учеников окликнул его. Ученик поприветствовал его и сообщил:

— Наставник, старейшина из секты Небесного нефрита искал вас. — он указал пальцем в сторону.

Цзю Шань оглянулся и увидел ждущего снаружи Чэн Тян Сю. Он подошел, сложил руки и поприветствовал того. После этого он подал знак ученику, чтобы тот ушел. Цзю Шань будто был раздосадован. Он нетерпеливо спросил:

— Снова какое-то дело ко мне, братец Чэн?

Чэн Тян Сю прекрасно понимал, что нельзя вот так постоянно беспокоить людей, но у него не было другого выхода. Ню Ю Дао прячется в секте Тысячи зверей, а он ничего не может сделать. К тому же тут, кроме братца Цзю, никто не знает его ситуацию. Поэтому отбросив стыд на задний план, он снова пришел к братцу Цзю.

Чэн Тян Сю больше не мог безучастно наблюдать за действиями Ню Ю Дао, которые вредят секте Небесного нефрита.

Чэн Тян Сю: Я очень искренне сожалею, братец Цзю. Никто кроме тебя не сможет мне помочь, поэтому я вынужден снова просить тебя о помощи.

Цзю Шань: Это связано с Ню Ю Дао?

— Братец Цзю очень проницателен и умен. Я хотел спросить, известно ли братцу – встретился Ню Ю Дао с Лун Сю или нет? И если встретился, о чем же они вели разговор?

— Братец Чэн, ты немного переходишь границы. Я ведь не доносчик секты Небесного нефрита и не могу вредить гостям секты Тысячи зверей, раскрывая информацию о них.

— Да, да. Я понимаю. — сказал он виновато, после чего сложил руки в качестве извинений и поклонился немного.

Увидев это, Цзю Шань все-таки сказал:

— Конечно они увиделись. Но я понятия не имею о чем они говорили. Секта Тысячи зверей не имеет привычки подслушивать разговоры гостей. Но разговаривали они долго, около получаса.

— Так долго?

— Братец Чэн, на этом все. Дальше разбирайся сам. Здесь тебе не секта Небесного нефрита, тут секта Тысячи зверей. Не нужно делать все, что заблагорассудится. Да и не нарвись на проблемы.

Чэн Тян Сю согласился:

— Да, ты прав. Доброту братца Цзю братец Чэн вовек не забудет.

Цзю Шань не стал задерживаться и ушел.

По пути Чэн Тян Сю очень переживал. Узнав, что Лун Сю долго разговаривал с Ню Ю Дао, он все никак не понимал. Обычно даже сами культиваторы при встрече с Лун Сю не задерживаются надолго. Что же он мог так долго обсуждать с Ню Ю Дао?

К тому же все, что ранее он наговорил И Шу про Ню Ю Дао, оказалось совсем бесполезным. И Шу оказалась не такой сговорчивой и простой, как он думал.

Однако он не знал, что на самом деле И Шу просто была сбита с толку сначала появлением Гуань Фан И, а потом тем, что эта самая Гуань Фан И знакома лично с ее учителем. Это не входило в планы И Шу.

………

На рассвете Чжоу Тие Цзы, убрав посуду после завтрака, покинул комнату. В это время Ню Ю Дао решил прогуляться на улице. Он подошел к тому самому дереву, что росло у подножья горы, и наблюдал за красотой природы.

Не прошло много времени, как тут же появился Чао Шэн Хуай.

Однако в этот раз они не столкнулись прямо друг напротив друга, в этот раз Чао Шэн Хуай летел между гор и словно пролетал мимо Ню Ю Дао.

Ню Ю Дао наблюдал за ним, пока он не скрылся среди гор. Ню Ю Дао заложил руку в рукав и нащупал там один лист бумаги, который уже скрутил в комочек.

Он открыл скрученную бумажку. На ней была выцарапана всего лишь одна фраза: *Напротив, там, где раскинулся плющ, у ручья, где рыбы резвятся в воде.*

Подняв глаза, Ню Ю Дао действительно увидел напротив горный ручей, где неподалеку рос китайский плющ. Он на самом деле не понял, к чему все это делал Чао Шэн Хуай. Но раз он так сделал — значит надо было. Значит, на это была своя причина.

Поглядев на скрученную бумажку, он своим указательным пальцем постарался измельчить ее в порошок. Немного подождав, он увидел Чжоу Тие Цзы, возвращающегося с помытой посудой. Тот сообщил:

— Братец Ню, я передал ваше сообщение. Теперь остается ждать оповещения от учителей.

Ню Ю Дао: Отлично, спасибо. – ответил он и сложил руки.

Чжоу Тие Цзы улыбнувшись: Всего-то ничего, не стоит благодарности.

В это время Юань Ган вышел наружу. Воспользовавшись этим, Ню Ю Дао спросил у Чжоу Тие Цзы:

— Я слышал от Юань Гана, что учитель братца Чжоу неожиданно погиб, когда выехал на службу секте? Поэтому сейчас братец Чжоу сам по себе?

Когда Чжоу Тие Цзы услышал это, на его лице на миг показалось выражение боли. Но он, натянув улыбку, сказал:

— На пути мира культивирования встречаются затяжные дожди и ветра. Невозможно избежать этих неожиданных случаев. Когда учитель хотел мне дать статус ученика, он неожиданно погиб. Так я и остался сам по себе. Но сказать честно, одному тоже хорошо.  В это неспокойное время, когда может произойти всякое, я один намного сильнее тех одиночных культиваторов. Этому я уже рад.

На самом деле таким образом Чжоу Тие Цзы только успокаивал и утешал себя. Все, что теперь ему оставалось делать — это быть разнорабочим на побегушках. Ведь теперь не осталось никого, кто бы мог замолвить за него словечко.

Он, можно сказать, был потомком прежнего главы секты Тысячи зверей Чжу Чи Чэна, а точнее происходил из одной линии семья Чжу. Только за столько лет из-за распрей внутри секты от людей линии Чжу почти никого не осталось. И на сегодняшний день из всех них остался наверное только он один.

Ню Ю Дао естественно понимал, что он просто успокаивал себя. Если смотреть на это глазами молодых людей, то никто бы не захотел оказаться на его месте. Каждый здесь распоряжался им, как захочет. Разве терпел бы такое отношение к себе юноша в свои молодые годы?

Ню Ю Дао вдруг выдал:

— Братец Чжоу, я все понимаю. У тебя доброе сердце. Однако я вижу, что твоя благородная наружность не подходит для того, чтобы быть человеком на побегушках.

Чжоу Тие Цзы, закрыв лицо руками, улыбнулся. От такой похвалы ему стало не по себе и даже стыдно. Ему казалось, что его перехвалили.

Внешние данные Чжоу Тие Цзы действительно были благородными: белокожий, молодой и красивый. Однако какой в этом смысл. В секте очень тяжело подняться, не имея никого в высоких кругах, кто бы тебе мог помочь. От того, что ты витаешь в облаках и осмеливаешься мечтать, нет никакой пользы. Главное для него — это не убиться от горя, потому-то он и ходит всегда таким спокойным и невозмутимым.

 Чжоу Тие Цзы был удивлен от слов Ню Ю Дао. Он, качая головой, улыбнулся и сказал:

— Братец Ню перехвалил меня.

Ню Ю Дао все также искренне продолжал:

— Нет, братец Чжоу. Не нужно так скромничать. Я встретился с вами всего раз, а такое чувство, что знаком уже давно. Я бы хотел стать вашим названным братом. Братец Чжоу окажет мне такую честь?

В это время Юань Ган, услышав это, сомнительно посмотрел на Ню Ю Дао.

Он подумал: «Владыка Дао опять за свое.»

«…..» — Чжоу Тие Цзы не понимал. Ему казалось, что он неправильно его понял:

— Стать названными братьями?

Ню Ю Дао: Именно! Никаких шуток!

Чжоу Тие Цзы все не верил ушам:

— Ну….., ну…. .- тянул он довольно таки долго. Он не находил слов.

С тех самых пор, как он пришел в секту Тысяч зверей, кроме города Вансян он не выходил во внешний мир и не контактировал ни с кем. Он не покидал свою привычную обитель и не выходил в другие места.

Во времена, когда еще его наставник был жив, он слышал от него какие-то отрывки историй мира культивирования. Но после смерти наставника все, что он мог делать — это только просматривать записи секты Тысячи зверей. На примере записей секты Высшей чистоты, что раньше читал сам Ню Ю Дао. Все познания Чжоу Тие Цзы, впрочем, заключаются только на этом.

О Ню Ю Дао Чжоу Тие Цзы не знал практически ничего. Все, что ему было известно от одного из местных работников, это только то, что он был изгнан из секты Высшей чистоты, однако сейчас его имя многим известно.

И гости, которых обслуживал Чжоу Тие Цзы, не могли быть гостями высокого ранга. Естественно, что гостей наивысочайшего ранга он тем более не обслуживал.

Закончив наконец заикаться, он пробурчал: Наверное, это неуместно.

Ню Ю Дао тотчас ответил: Неужели братец Чжоу меня недооценивает?

Чжоу Тие Цзы: Нет, нет. Я просто ранее никогда не слышал, чтобы происходило подобное. Не знаю, правильно ли человеку из секты Тысячи зверей называться братом с человеком из другой секты. Нужно ли для этого разрешение учителей. Необходимо ли мне спросить об этом у них и только потом дать согласие?

Ню Ю Дао: Вот как! — сказал он. Немного поразмыслив и покачав головой, он продолжил:

— Ладно, не стоит тебе идти спрашивать разрешения. Я думаю, люди могут не так нас понять. Ты подожди, пока я не покину это место, иначе это может вызвать подозрение других. Давай поступим вот как. Мы подождем, и я сам обращусь к высокопоставленным людям секты Тысячи зверей. Что думает насчет этого братец Чжоу?

Услышав это, Юань Ган наконец понял в чем дело. Владыка Дао снова прокладывает себе дорогу.

Проворачивать дела в секте Тысячи зверей неудобно. Эти гости были под пристальным взором Чжоу Тие Цзы, и конечно у него был приказ докладывать обо всем необычном. Только надо было привязать этого Чжоу Тие Цзы к себе и сделать так, чтобы он стал сговорчивее. Это дело тоже требует много внимания и забот, но нужно было расчистить свое окружение.

Чжоу Тие Цзы не знал, что сказать. Ему и не снилось, что такое может произойти с ним:

— Ну…. Это….

Ню Ю Дао: Братец Чжоу и на это не согласен?

Чжоу Тие Цзы: Не знаю, как отреагируют на это учителя.

Ню Ю Дао: Ты просто скажи — хочешь или нет?

Чжоу Тие Цзы смущенно ответил:

— Главное, чтобы согласны были учителя. Конечно я не против.

Ню Ю Дао: Что ж, хорошо. Оставь это дело мне. — сказал он, похлопал того по плечу и продолжил:

— Я не думаю, что секта Тысячи зверей после того, как мы станем братьями, будет тебе давать выполнять грязную работу. Как минимум, у тебя появится удобный шанс.

Услышав такую долгожданную новость, Чжоу Тие Цзы будто только очнулся. Он радостно посмотрел на своего собеседника, а в душе у него появилась маленькая надежда.

Ню Ю Дао повернулся и указал в сторону гор:

— Братец Чжоу, там в межгорье бьет чистый родник — это прекрасное зрелище. Я пойду- ка гляну, осмотрюсь вокруг, а? Как думаешь?

Чжоу Тие Цзы тотчас ответил:

— Только не уходите далеко. Там нет ничего необычного. Братец Ню, будьте осторожнее. Надеюсь, ничего не случится.

Дав обещание быть предельно осторожным, Ню Ю Дао улетел один. Он, приземлившись в межгорье у ручья, присел и намочил руку в холодной воде.

Не прошло много времени, как он вдруг услышал шепот. Его было слышно за тем самым плющом:

— Ты вчера ходил в дворец Блаженствия, чтобы встретиться с Лун Сю?

Ню Ю Дао было испугался на миг, но потом понял, что среди плюща есть небольшая щель. Там должно быть, не зная куда деваться, и стоял Чао Шэн Хуай. Не спеша расхаживая из сторону в сторону, Ню Ю Дао сказал:

— Займись своим делом. Не нужно любопытствовать над тем, что тебя не касается.

Чао Шэн Хуай: Я разве не говорил тебе не поступать опрометчиво? Ни в коем случае, иначе люди начнут подозревать.

Ню Ю Дао: Я знаю и не стану так делать. Я ведь дал тебе время разобраться с тем делом, так ты иди и разбирайся. И да, вчера я виделся с Лун Сю. Эта встреча итак откладывалась слишком долго. Раз уж ты так следишь за всем, в чем причина твоего беспокойства?

Чао Шэн Хуай:

— Как я могу уследить за всем? Я тоже узнал о вашей встрече понаслышке. Однако говорят, что вместе с тобой вчера сюда приехал еще один старейшина из секты Небесного нефрита Южной области. Он тоже просил о встрече с Лун Сю, однако тот ему отказал. Но тот в итоге смог встретиться с ученицей Лун Сю. Вот я и задаюсь вопросом — это имеет какое-либо отношение к нашему делу?

Оставить комментарий