Том 10. Глава 11

Тьма.

Сознание проснулось, но физическим телом пошевелить не могло.

Глаза не открывались.

Уши не слышали.

Чувство запаха и осязание тоже не работали.

Будь оно человеком, то, скорее всего, за пол дня сошло бы с ума. Тем не менее, оно не было человеком. В обычном смысле слов, оно не было даже живым созданием.

Оно могло ждать вечно. В конце концов, оно не понимало, что значит продолжительность жизни. Так как сознание проснулось, оно поселилось в чем-то и продолжало что-то обдумывать. И чтобы скоротать время, начало изучать сосуд, в котором поселилось.

Вскоре оно осознало, кем является. Оно даже не задумалось над тем, что именно дало ему сознание в этом пустом сосуде. Поскольку сосуд действительно был пуст, его не отвлекали мысли, которые стали бы лишь помехой.

Оно поняло цель, с которой было рождено. Осталось лишь получить силу двигаться.

Оно терпеливо продолжало ждать, когда внезапно почувствовало, как в сосуд начала вливаться энергия.

Оно быстро захватило тело. Знание, как это сделать, хранилось в мозге. На этот раз, в отличие от прошлого, оно захватило свободу, но к счастью, оно не помнило прошлого раза. В мозгу суетливые электронные сигналы преобразовывались в псионовые сигналы. Чтение сигналов, чьих-то мыслей, — в прошлый раз оно это делало. Хотя и не помнило, но понимало, как это делать и к счастью сосуд накопил большое количество Псионов.

Оно прочло себя, погружая внутреннюю часть в псионовые сигналы, которые оно само и излучало. Оно научилось использовать это тело. Глаза смогли видеть. Уши слушать. Пальцы, руки, и ноги — двигаться. Со всем этим его, наконец, сможет использовать этот человек. Оно не хотело намеренно показывать радость от того, что получило тело, которое могло двигаться.

И выражение не изменилось. У этого тела не было установлено механизма изменения выражения. Но вот когда оно искало в мозгу, который приобрело, этого человека, то своей собственной силой сделало счастливое выражение.

◊ ◊ ◊

Пятнадцатое февраля.

Вместо вчерашней непредсказуемой атмосферы, территория Первой Школы заполнилась таинственным замешательством.

И оно не имело ничего общего с какими-либо учениками. Наоборот, с происшествием у большинства учеников не было прямого контакта.

Но несмотря на это, волна любопытства по всей школе распространилась в мгновение ока.

На место происшествия Тацуя ступил, когда был обеденный перерыв.

И никак не вследствие своего любопытства. Знакомый из первого года — и фактически тот, кто был вовлечен в происшествие — умолял его до тех пор, пока Тацуя с неохотой согласился прийти.

— Шиба-кун, — узнав Тацую, к нему с облегчением обратился Исори.

— Исори-сэмпай, спасибо, что позвал. Накадзо-сэмпай, в это втянули и тебя?

Само собой разумеется, Тацуя назвал Азусу «Накадзо-сэмпай» вместо «Президент» не потому, что всё ещё думал о Маюми как о президенте, да и какого-либо другого тайного смысла не было. Как всегда, возле Исори была Канон. И в толпе людей Тацуя также нашел Хаттори, Председателя Управления Клубами.

— Этим явлением забеспокоились многие ученики… — беспокойно ответила Азуса. Хотя пригласили и её, не похоже, что эта проблема входила в её обязанности, — однако, по правде говоря, я думаю, что происшествие выходит за рамки навыков учеников старшей школы. Учителя сумели что-либо разузнать?

«По правде», знакомый из первого года, приведший сюда Тацую, был в непосредственной близости и, казалось, сузил губы в недовольстве, потому что посчитал, что слова Азусы к Тацуе не относятся.

3H, гуманоидный помощник по дому, — улыбался; говорили, что это было вызвано магической силой.

Если бы всё, что сделал гуманоид, была бы улыбка, то это, вероятно, не скопило бы столь много беспокойства. Уже были прототипы роботов в форме человека, оборудованные функцией изменения выражения. Для Типа P94, у которого не установлена функция изменения выражения лица, и вправду ненормально изменить выражение лица, но это, без сомнения, не побеспокоило бы так сильно людей, незнакомых с техникой. К тому же в Старшей Школе Магии была выражена тенденция не знать не магические искусства, такие как чистая механика.

Однако если кукла, которая не должна была уметь изменять выражение, улыбнулась с помощью магии, тогда это уже паранормальный случай, который ученики старшей школы не могут проигнорировать.

Даже если они, владеющие магией, имеют дело с «Тайной», они не имеют дел с «Паранормальным». На самом деле они даже ещё больше испугались и забеспокоились, потому что, как правило, они сами манипулировали сверхъестественным.

— До недавнего времени это дело расследовал Тсузура-сэнсэй, но он заявил, что не может прийти к однозначному выводу.

— Он тоже ничего не нашел?

— Да, — ответив, Исори, похоже, ещё больше озадачился, — В теле P94 он смог увидеть следы высокой концентрации Псионов. Сэнсэй сказал, что Псионы, похоже, были выпущены наружу из механизмов, расположенных во внутренней части груди.

Когда Исори ответил, Тацуя нахмурился, что было вполне ожидаемо.

— В области груди 3H находятся блоки электронного мозга и топливного элемента? Из какой части они исходили?

В корпусе 3H блок связи и главный сенсор располагались в голове, в груди слева и справа был установлен единичный топливный элемент, в центре был втиснут электронный мозг, информационные кабеля и кабеля, по которым передается ток, были проложены по скелетному каркасу.

Если псионовое излучение шло из центра груди, то это, вероятно, был электронный мозг, но…

— Он сказал из области электронного мозга. Черт… мастерство слишком хорошо.

Ответ был предсказуем. Но Тацуя не хотел вздыхать вместе с Исори.

В электронном мозге нет механизма для излучения Псионов. Для этого необходим индукционный камень, преобразующий и электрические сигналы и псионовые сигналы, чтобы они могли взаимодействовать, в компьютере 3H не установлено ничего похожего на индукционный камень, в нем просто нет необходимости. И, по правде, он там просто не должен быть установлен.

— …Члены клуба переделывали 3H?

Под клубом он имел в виду Клуб Исследования Роботов. Как раз сейчас они и были в гараже, назначенном им в качестве клубной комнаты.

— Если бы… тогда бы они так не волновались.

Ответ на не совсем серьезный вопрос Тацуи смешался с сухим смехом.

Небольшая насмешка оказалась не очень полезной в поднятии настроения.

— Также, он, кажись, сумел увидеть следы Пушионов. Но не смог сказать, было излучение изнутри или снаружи.

— Потому что по сравнению с псионовым сенсором, производительность техники наблюдения за Пушионами довольно небольшая. — Голос Исори повис в воздухе, но предоставленные им дополнительные сведения сильно стимулировали мыслительные процессы Тацуи.

В своей голове он выводил невероятные гипотезы. Но принудительно сдержал буйную фантазию и временно спрятал гипотезы, вызвавшие такие идеи, в глубины сознания.

— Вы увидели что-либо странное в управлении? 3H начал двигаться самостоятельно?..

— Эм, пока нет. Даже сейчас он исполняет приказы, находясь в режиме ожидания для следующей команды.

За их спинами ученики перешептывались и с интересом наблюдали. Такими темпами он и обед пропустить может; впрочем, купить ему обед могут Миюки или Хонока, заволновался Тацуя.

— Тогда что требуется от меня?

Тем не менее, разговор с Исори ещё не закончился. Почему его вызвали? Что он даже тихо поесть заказать не успел.

— Я хочу, чтобы ты проверил электронный мозг P94. Ведь CAD — это пример механизма, совместившего электронику с магией. И в нашей школе самый талантливый человек, который больше всего знает о программном обеспечении CAD, это ты. По крайней мере, я так думаю. Ещё с Турнира Девяти Школ, — сказав всё это, Исори, возможно из-за того, что вдруг заметил взгляды окружающих, понизил голос: — Я хочу, чтобы ты убедился, что нет чего-то похожего на «Золотые Электронные Черви», которые были на Турнире Девяти Школ.

— Ясно.

Даже Тацуя постепенно уловил беспокойство Исори.

Конечно, если бы это была магия отложенной активации, тогда даже если выражение и изменилось, они всё равно не смогли бы обнаружить, как кто-то использовал магию на кукле. Они не знали, кто это мог сделать, но возможность преступного вреда не была равна нулю.

— Понял. Тем не менее, я не смогу провести тщательную проверку здесь, нужно использовать комнату обслуживания.

— Отлично. Я сейчас же возьму разрешение, — ему ответила Азуса. Она довольно ловко использовала мобильный терминал, и, вздохнув с облегчением, подняла голову: — Всё, разрешение у нас. Мы можем её использовать по окончанию четвертого урока.

«Это скрытое напоминание не пропускать уроки?» — в голове отметил Тацуя.

Комната, в которой были установлены машины для модификации CAD, называлась монтажной. Эта комната обычно использовалась учениками и учителями для модификации своих CAD.

Комната обслуживания использовалась не только для подгонки CAD под пользователя, но также для их отладки и приведения в порядок; в ней также имелись устройства для подробной настройки и другие механизмы, облегчающие перенастройку. Однако эти машины дороги и специализированы, их трудно применять должным образом. Поэтому Тацуя и принес тело P94 в редко используемую комнату обслуживания.

С Тацуей пошли Исори и Азуса, а также его обычные спутники: Миюки, Хонока, Эрика, Лео, Микихико и Мизуки. Как только исчезло терпение, остальные быстро ушли, вероятно из-за подавляющей жути того лица.

Канон, как узнали Мизуки и остальные, ушла по поручению закупки товаров. Лишних зрителей выдворил Хаттори. Но вот в число лишних себя он не включил, да и то, что позволил себе находиться возле Эрики и Лео, намекнуло на его сложный характер. И, конечно же, он не пустил слабинку. Он несколько расслабился, когда оставшиеся не посмотрели на Исори и Азусу как на любопытных туристов.

— Для начала не мог бы ты рассказать всё, что случилось, — жуя горячий бутерброд, Тацуя запросил точную информацию, он жевал бутерброд, потому что Исори любезно с ним согласился, что сначала следовало бы поесть.

— Я знаю не больше, чем ходящие по школе слухи.

Ученик первого года, втянувший Тацую в беспорядок, объяснил не многое.

— Происшествие началось около семи утра?

В ответ на вопрос Тацуи, Исори кивнул и деловым тоном начал объяснять.

15 февраля 7:00.

3H тип P94 по прозвищу «Пикси», хранимая в гараже клуба исследования роботов, с помощью беспроводного устройства была выведена из режима ожидания. Гуманоидный Помощник по Дому, которого обычно называли 3H, имел также таймер для перезапуска, используя собственную силу, но в связи с нагрузкой на топливные элементы было рекомендовано использовать внешний источник питания.

Когда учеников нет рядом, Пикси просыпалась и выполняла программу самодиагностики. В руководстве пользователя 3H говорилось, что желательно, чтобы программа диагностики проводилась каждое утро, прежде чем начинать работу по дому. Этой процедуры придерживалось не так уж и много домохозяйств, но Клуб Исследований Роботов добросовестно следовал руководству, потому что P94 им не принадлежал.

Как уже говорилось, в гараже не было учеников. Сколько бы они не проверяли, но когда сервер удаленным приложением начал самодиагностику P94, камерами не наблюдалось необычной активности ни внутри, ни снаружи гаража.

Программа самодиагностики заключила, что в процессе запуска нет ничего необычного. Когда программа завершилась, 3H должен был вернуться в режим ожидания.

Но вот 3H, с которым предположительно ничего не случилось, не выполнил запланированное прекращение функционирования.

После того, как программа самодиагностики завершилась, P94 начал обмен данными с сервером. Согласно журналу доступа, были получены данные о зарегистрированных в школе учениках.

Приняв решение, что с высокой вероятностью P94 заражен удаленно активированной вредоносной программой, была послана команда прекращения функционирования. Поскольку команда прекращения функционирования применялась не только к электронному мозгу, она имела высший приоритет перед всеми остальными командами. Естественно, если бы команда была на уровне операционной системы, сопротивление полностью зависело бы от программного обеспечения (машинам ведь не разрешалось буйствовать).

В военных машинах есть встроенное устройство блокировки удаленного доступа, но машины для гражданского использования не имеют такого устройства. Конечно же, P94 тоже не был им оборудован. Это позволило процессу выключения пройти успешно; хотя полное выключение заняло некоторое время, команда никак не могла быть проигнорирована.

Но несмотря на это, Пикси не полностью прекратила функционировать.

Она продолжила запрашивать от сервера данные; со своей стороны сервер закрыл беспроводную связь и, наконец, P94 прекратил свои аномальные действия.

Во время этого аномального времени, камеры видеонаблюдения записали, как Пикси улыбалась, казалось бы, счастливой улыбкой.

— Такое выражение… будто бы она взволновано кого-то ждет.

После того, как Исори всё подытожил, лицо Азусы, казалось, немного побледнело, её жуткое выражение было, вероятно, порождено страхом. Когда механическая кукла, которая не должна была изменять выражение, сделала такое лицо, даже Тацую пробрала дрожь.

— Я просмотрел журналы P94, команда принудительного отключения точно была получена. Нет, если верить журналам, команда без сомнения была выполнена электронным мозгом P94.

Услышав эти слова, Тацуя немного задумался:

— …P94 продолжил функционировать, когда электроника должна была выключиться, потому что нечто иное посылало команды для контроля машины. Думаю, это нечто — или псионовые волны, или некая магическая сила, сопровождаемая псионовыми волнами.

— Как от тебя и ожидалось, Шиба-кун, верно. Тсузура-сэнсэй сказал то же самое, но и я не нахожу никакого другого объяснения.

— Хорошо… я обследую Пикси.

Когда они говорили, он посчитал, что наиболее вероятно машина заражена новым типом вируса, но это объяснение не вязалось с «улыбкой». Перед Исори и Азусой он не решался использовать «силу наблюдения», но по-видимому ничего не должно произойти, если он не будет наблюдать за Пикси своим «взглядом».

— Пикси, выйти из режима ожидания, — заговорил Тацуя к девушке-роботу, сидевшей на самодвижущейся каретке (точнее, на стуле, установленном на каретке).

И сразу же пришли результаты. Если коротко: нормальная реакция на голосовой ввод. Машина по прозвищу Пикси быстро открыла глаза, поднялась со стула и низко поклонилась:

— Ваши приказания, сэр, — предустановленные слова для активации плавно вышли из чуть движимых губ.

Ненужная подготовленная фраза снова плавно вышла в заданном формате; однако тон чувствовался ближе к человеческому, чем прежде.

— Открой журналы операций и связи, начиная с семи утра. Продолжай стоять, лицо вверх, переключись на режим проверки.

— Подтвердите административные права.

Команды Тацуи требовали прав администратора; на что Пикси также ответила заданным форматом.

Она не сошла с каретки, поэтому её глаза находились чуть выше Тацуи, и смотрела она ему в глаза. Конечно, её поведение можно было бы описать так, если бы она была человеком; на самом деле она смотрела на всё его лицо. На таком расстоянии лишь теоретически можно было просканировать глаза для системы распознавания радужной оболочки.

Кстати, Тацуя не был зарегистрирован администратором для Пикси. Поэтому распознавание лица было бесполезно; таким способом нельзя было авторизоваться.

На самом деле административная карточка доступа была у Тацуи в кармане.

Поэтому, с самого начала, глаза Пикси должны были смотреть не на его лицо, а на его карман.

Но несмотря на это.

Взгляд Пикси.

Остановился на лице Тацуи, будто приклеенный, и даже чуть-чуть не шевельнулся.

Будто бы Пикси на нем зациклилась.

Когда не только Тацуе и Азусе, но и всем остальным начало казаться, что что-то не так, Пикси задвигалась.

Из её уст вышел небольшой шепот: «Нашла»,

Затем она самовольно взошла с каретки,

И в следующее мгновение бросилась на Тацую.

«Уклонение нецелесообразно!»

В сознании Тацуи,

«Уровень угрозы — маленький»

Промелькнули эти сжатие мысли.

Тацуя поймал тело Пикси, которая была на голову ниже его.

Предположительно 3H должны были использоваться в гражданских домах, поэтому были сконструированы из легких материалов.

Столкновение не было столь уж большим. Вероятнее всего как объятия обычной взрослой женщины.

Раздался невнятный выкрик.

Пикси обеими руками крепко обхватила Тацую вокруг шеи.

Никаких сомнений, это было объятие.

Никто, включая Тацую, и слова не вымолвил.

Для таких случаев, наверное, используется фраза «потеряли дар речи».

Столь удивленными все были в комнате.

Роботы не должны так странно проявлять эмоции…

— …Ох, Шиба-кун популярен даже у роботов.

Тишина в комнате была нарушена Канон, не ощутившей тот миг шока.

Она как раз вошла в комнату и сказала одну эту не забавную строчку.

И это послужило для всех импульсом: один за другим, они начали выходить из эмоционального ступора.

Тацуя почувствовал на спине пронзительный взгляд.

Прямо за ним на него была послана холодная буря ярости.

Это Миюки незамедлительно вернулась к нормальному состоянию после того, как шок прошел.

Хотя называть ли это нормальным состоянием?

— …Не знала, что Онии-сама интересуется играми с куклами.

— Эм, успокойся, Миюки.

Миюки то и дело с упрёком смотрела на Хоноку, поэтому Тацуя и не подумал о том, что младшая сестра его ложно обвинила в неверности. То, что он так предположил, не оставило сомнений, что с этим старшим братом что-то не так.

— Невозможно, чтобы я это обнимал. Это оно меня обнимает.

— Онии-сама, со своими возможностями ты легко бы уклонился.

Конечно, если бы он решил уклониться, он бы уклонился. Максимальная механическая сила 3H была низкой — чтобы они случайно не повредили бытовые приборы и посуду, да и чтобы были не достаточно сильны, чтобы навредить семье владельца, так что 3H были ограничены силой, меньшей, чем у обычной женщины.

— Если бы уклонился — врезался бы в тебя.

Вот почему он не уклонился от Пикси — прямо позади была Миюки. Не так уж и много между ними разницы в весе, поэтому, отпрыгнув назад, он мог сбить Миюки с ног.

— Ох, ты всё это понял в то мгновение.

— Ты можешь всё это сказать, просто посмотрев.

Голос Лео показал его удивление, и Эрика использовала «ты понял это только что» тон.

— …Прошу прощения. Я была столь груба…

С другой стороны, Миюки, которая не поняла (или, скорее, не могла ясно мыслить, чтобы прийти к такому выводу) поднесла обе руки ко рту, затем удрученно и бессильно извинилась. Однако, несмотря на то, что внешне была подавленной, также была немного счастливой.

— Сейчас более важно, мы должны сделать что-то с Пикси, — робким голосом заявила Азуса, потому что, наконец, смогла снова двигаться.

Тацуя, не обращающий внимания, что до сих пор обнят, показал слегка злобно выглядящую улыбку:

— Пикси, отпусти меня.

По команде Тацуи гибкие механические руки Пикси дернулись — многовато для простого движения, созданного мотором.

Пикси покорно убрала руки. И с заметным нежеланием, которое не было простой иллюзией.

Теплый взгляд, глядящий снизу на Тацую, тоже не был плодом его воображения.

Всё это должно было быть не более чем оптической иллюзией, но, почему-то, Тацуя не мог это проигнорировать.

— Отмена предыдущей череды команд. Пикси, сядь на кушетку.

— Как пожелаете.

На этот раз оно действительно подчинилось приказу. По здравому смыслу это было потому, что эта команда не требовала административного доступа, однако, в связи с предыдущими неестественными движениями, произошедшими перед их глазами, казалось, что оно послушно выполнило приказ, потому что это был приказ Тацуи.

— Мизуки, — затем Тацуя обратился к Мизуки.

— Д-Да?

Мизуки была глубоко в режиме наблюдателя, поэтому, внезапно услышав своё имя, запнулась.

И удивилась не только Мизуки; на неё подозрительно посмотрели Исори и Канон.

— Мизуки, пожалуйста, загляни внутрь Пикси. Микихико, я хочу, чтобы ты охранял Мизуки, чтобы она не подверглась большому ущербу.

— …Думаешь, Пикси нечто захватило? — Микихико невольно прошептал вопрос.

— Нечто, хмм, ты выбрал довольно окольные слова, Микихико.

Ответ Тацуи тоже был не прямым, но они более или менее ожидали, что тот скажет, поэтому такого ответа было достаточно.

Вместо CAD, который ему было запрещено носить на территории школы, Микихико достал талисманы и насторожился.

Похоже, Мизуки тоже поняла, о чем думал Тацуя. Она напряглась, на лице появился слегка испуганный взгляд, но она всё равно сняла очки и пристально осмотрела Пикси.

Глаза Мизуки расширились.

Быстрее, чем она смогла открыть рот, Пикси начала меняться.

Выражение, похожее на человекоподобную маску.

Было видно, что оно устанавливает своё существование, это также могло быть частью явления.

— Там… Там Паразит.

Кто-то сглотнул.

За исключением Мизуки, всё по-своему показали удивление, и всё они по-своему приготовились к действиям.

— Но… — Мизуки не перестала шептать, — этот шаблон…

Нахмурившись и с тревогой проговорив: «Хммммм», — Мизуки быстро повернулась.

— Э, что?

И посмотрела на Хоноку.

После того, как Мизуки довольно долго поизучала Хоноку, её взгляд несколько раз метнулся между Хонокой и Пикси.

— Этот шаблон… напоминает Хоноку-сан.

И когда Мизуки сделала вывод,

— Э-э!? — в ужасе закричала Хонока.

— …Что ты имеешь в виду? — прямо спросила Канон, но подумала об этом не только она.

— Паразит находится под влиянием мысленных волн Хоноки-сан. — Столкнувшись с естественным удивлением и естественным сомнением, Мизуки ответила редким недвусмысленным тоном голоса.

— Эм, ты имеешь в виду, что оно под контролем Мицуи-сан?

— Нет, не думаю, что здесь такая связь, — Мизуки покачала головой на вопрос Исори. — Между Хонокой-сан и Паразитом связи нет; такое чувство, что Паразит берет и копирует мысли Хоноки-сан. Наверное, более правильно будет сказать, что «мысли» Хоноки-сан впечатались в Паразита.

— Я не делаю этого!

— Она не говорит, что ты сознательно это делаешь, Хонока, — Тацуя утешил паникующую Хоноку. — Верно, Мизуки?

— Эм, да. Не сознательно, думаю, это ближе к минувшим мыслям.

Вспышки паники удалось избежать.

Однако сомнения исчезли не полностью.

— Минувшим мыслям… Короче говоря то, о чем Мицуи-сан сильно думала, было взято и скопировано Паразитом, случайно проплывшим рядом? И затем оно овладело Пикси? Или Паразит, вставленный в мысли Пикси и Мицуи-сан, преобразовался в?..

Своими примечаниями Микихико просто хотел собрать свои мысли, по существу это был просто монолог.

Однако как только он их сказал, Хонока внезапно повесила голову от стыда.

И закрыв лицо обеими руками.

Из того немногого, что можно было ещё увидеть, её лицо было более красным, чем обычно.

По-видимому, у неё было некоторое представление о том, как это произошло.

Прежде чем кто-либо успел её допросить,

««Это так»»

Она ответила — нет, в этом случае, не «она», а «оно».

««Я проснулась от сильных, отличительных мыслей, которые у нее к нему»»

Губы Пикси задвигались так, будто говорил человек.

Тем не менее, «слова» разнеслись не в их ушах, но в их разумах.

— Работающая форма телепатии?

— Похоже, что Псионы были остатками психики, не магии, — так ответил Тацуя на бормотание Азусы, затем стал перед Пикси: — Голосовой разговор возможен?

««Понимание голоса возможно. Однако манипулировать голосовыми органами этого тела трудно; пожалуйста, используйте эту сознательную передачу, называемую телепатией»»

— Потому что это не голосовые органы, это механизм. Тем не менее, похоже, ты довольно хорошо понимаешь наши слова; как ты научилась это делать?

««Знание было унаследовано от предыдущего хозяина»»

— Значит, ты тот Паразит.

««Паразит — нечто, живущее в другом существе. Да, я нечто такое»»

— Ваш вид может так менять своих хозяев. Сколькими людьми ты уже пожертвовала?

««Пожертвовала — есть возражения насчет этой концепции. На вопрос о том, сколько, я не могу ответить. Я не помню этого»»

Никто не попытался прервать разговор между Тацуей и Пикси.

Всё тревожно на них сосредоточились.

— Говоришь, что почти ничего не помнишь?

««Неверно. Когда мы переходим к новому хозяину, мы наследуем лишь знания, разделенные с Паразитом. Воспоминания, связанные с личностью, когда мы перемещаемся теряются»»

— Понятно, значит, ты не знаешь, каким был предыдущий хозяин, и ты говоришь, что не можешь вспомнить, был ли это один человек, двое или даже несколько.

««Верно. Вы правильно поняли»»

— Кроме ответов на мои вопросы, можешь сказать о своих впечатлениях. У вашего вида есть эмоции?

««Даже мы стремимся выжить»»

— Ты хочешь сказать, что твои склонности и неприязнь зависят от того, что ты решил выгодным или вредным для выживания, — Тацуя сделал паузу, — однако я не намерен прямо сейчас обсуждать происхождение эмоций. — Он быстро вернулся к задаванию вопросов: — Как мне тебя называть?

««У нас нет имен, поэтому, пожалуйста, называйте меня прозвищем этого индивида, Пикси»»

— Ты вытянула эти знания из электронного мозга?

««Такое стало возможным, когда я получила это тело. Но что до прозвища индивида: до этого вы меня так называли»»

— Что ж, тогда Пикси. Ты существо враждебное?

««Я ваша подчиненная»»

— Подчиненная? Почему?

««Я хочу стать вашей»»

Паразит, поселившийся в Пикси, направил на Тацую заметно любящий взгляд.

««Я проснулась от мыслей этой девушки — её личное имя «Мицуи Хонока»»»

После быстро отрезанного вопля, ушей Тацуи достиг стон от закрытого рта.

Когда он быстро посмотрел назад — увидел, как Миюки и Эрика вместе закрывают рот Хоноке.

««Нас влекут сильные мысли; эти мысли формируют ядро сознания»

— Сильные мысли? Подходят любые мысли?

««Нет. Рождение сознанию нашего вида могут дать лишь очень чистые мысли»»

— Под очень чистыми, ты имеешь ввиду глубоко похороненные мысли простых желаний?

««Верно. Думаю, ближайшее понятие в ваших человеческих словах — «молитва»»»

«Какая «молитва» разбудила тебя?», — Тацуя это не спросил. Он уже знал ответ, и потому что его знал, спрашивать — всё равно что совершить самоубийство. Тем не менее, хотя Тацуя не спросил, Пикси начала страстно заявлять о своём происхождении:

««Я хочу посвятить себя вам»»

За спиной Тацуи стон не усилился.

««Я хочу быть полезной для вас»»

За спиной возникли признаки борьбы.

««Я хочу служить вам»»

Похоже, борьба была сильной: люди, сдерживающие её, по-видимому беспорядочно и тяжело задышали.

««Я хочу стать вашей. Я хочу посвятить всю себя вам. Это молитва, которая меня разбудила»»

Если бы ей не закрывали рот, Хонока, скорее всего, кричала бы.

««Как я уже заявила, поскольку «воспоминания» предыдущего хозяина стерты, я не знаю, какие мысли притянули «меня» в этот мир. Теперь ядро моей структуры — желание «принадлежать вам». Я уже ваша подчиненная»»

Удар — звук трех человек, ударившихся об пол; Хонока, вероятно, достигла предела и больше не могла стоять, и также потянула вниз Миюки и Эрику.

Однако Тацуя никак не отреагировал на застенчивость Хоноки.

— Чрезвычайно интригующая история.

Сознание Тацуи было захвачено не «эмоциями», но «знанием».

— Если то, что ваш вид имеет собственное я — неожиданно, тогда то, что ваш вид пассивен — тоже неожиданно. По существу, ты утверждаешь, что ваш вид не желал приходить в этот мир.

««Изначально мы просто существовали; «желание» проявилось в соответствии с хозяином»»

— Поразительно. Ну что ж, будет другая возможность установить ответственность… Пикси, ты сказала, что будешь следовать моим приказам.

««Это моё «желание»»»

— Тогда следуй моему приказу. С этого времени использование психической силы без моего позволения запрещено. Изменение выражения тоже своего рода психокинез, так ведь? Это тоже запрещено.

— Как прикажите.

Как бы в доказательство своих слов, Пикси ответила неловким голосом.

Улыбка с лица исчезла. Структура механизма вернулась к бывшему синтетическому лицу.

Тем не менее, на синтетическом лице будто бы виднелась странная улыбка.

Оставить комментарий