Том 10. Глава 8

Опция "Закладки" ()

Встало солнце, и ночь бешеного шторма высокоэнергетических Псионов и обмена яростными атаками подошла к концу.

Было воскресенье, но Тацуя шел в школу. Миюки как ни в чем ни бывало шла рядом.

Школа, как и всегда, в воскресенье была открыта, с прошлого века это не изменилось. В основном пропускали учеников, которые участвовали в клубной деятельности, но пускали также имевших при себе разрешение на пользование библиотекой, лабораториями, или даже помещениями для практики.

Тем не менее, они направлялись не в клубные комнаты, спортзал, библиотеку, или лабораторию.

Тацуя и Миюки шли в комнату школьного совета.

— Похоже, ещё никого нет.

Как и сказала Миюки, в комнате школьного совета никого не было. Когда Тацуя услышал бормотание сестры, он почему-то тихо усмехнулся.

— Лишь в книжках посредник выходит на сцену последним. В реальности всё не так.

Возражение, которое насмешливым тоном сказал Тацуя, было, конечно же, третьесортным. Миюки улыбнулась и поддалась его шутке просто из вежливости.

Впрочем… Тацуя знал об абсурдности своей шутки. Он засмеялся потому, что обычно это его вызывают, но сегодня вызывал он. Эта маленькая деталь была единственной странностью, так что неважно, что он сослался на сюжет книжки.

С другой стороны, хотя он сам послал приглашения, ему нужно было не так уж и много готовиться. К тому же, ему не пришлось долго ждать.

— Доброе утро, Тацуя-кун, Миюки.

Как раз вовремя показалась одна из тех, кого они ждали.

— Ара, Эрика. Ты пришла с Йошидой-куном?

— Это просто совпадение!.. Это только мне кажется, или я и правда ощутила немного злобы?

— Только кажется.

С другой стороны от места, где девушки обменялись сердечными репликами,

— Вы долго ждали?

— Ничуть, мы только пришли. Прошу прощения, что позвал вас, ребята, сюда в воскресенье.

Парни обменялись обычными приветствиями.

— Почему-то у меня такое чувство, что к Мики отнеслись по-другому… впрочем, какая разница. Итак, что сегодня случилось? Довольно редкое зрелище, чтобы Тацуя позвал нас в выходной.

Это была действительно редкость. Едва ли странно, что ученики старшей школы действуют по возрасту и гуляют в выходной, но обычно приглашали именно Тацую.

Кстати, о странностях, глаза Эрики носились по всей комнате, наверное, многочисленные устройства сбора данных на стенах комнаты школьного совета показались ей весьма резкими. Увидев её такой, Тацуя вспомнил, что, по-видимому, она здесь впервые.

— Подождем ещё немного. Начнем, когда прибудут все.

— Придет ещё кто-то?

— Почти все здесь.

Тацуя утвердительно ответил на вопрос Микихико. Будто в подтверждение его слов, кто-то постучался в дверь. Среди всех учеников она, наверное, была наиболее знакома с этой комнатой, до такой степени, что была почти госпожой комнаты школьного совета, поэтому никто бы не заподозрил неладное, если бы она вошла, не постучав. Тем не менее, она оказалась удивительно хорошо воспитанной. Кто-то даже мог усомниться в «здравом смысле» использования стука, а не интеркома, но Тацуя тоже открыл дверь лично, а не с помощью удаленного управления, так что они оказались в одной лодке.

— Извините, что позвал вас сюда так быстро.

Как раз когда Микихико собирался спросить вслух: «почему ты встречаешь их лично?», — его вопрос сразу же был развеян, как только распахнулась дверь. Потому что в дверном проеме появились Маюми и Катсуто.

— Йошида-кун и Тиба-кун? Вас тоже позвал Шиба-кун? — Катсуто задал простой вопрос вместо Маюми, которая застыла от шока и заметно задрожала.

— Ах, да, — коротко ответил Микихико вместо Эрики, которая внезапно потеряла дар речи.

— Тогда, начнем, — сильными словами сказал Тацуя и призвал всех сесть.

— Можешь сначала начать с объяснения? Почему ты вместе с нами позвал Саэгусу-сэмпай?

— Согласна. Я тоже хочу сперва услышать объяснения.

Эмоции всегда откликаются в других. Хорошие намерения, злоба, и вражда всегда возвращаются с той же силой. По-взрослому нужно бы хорошо подумать и найти подходящий ответ, но когда не можешь различить намерения другой стороны, его найти довольно трудно.

Отношение Маюми оказалось идеальным примером эмоциональной ответной реакции. Персонально она не была недовольна Эрикой, точнее её в действительности даже не беспокоили действия Эрики. Тем не менее, она ответила на явную вражду, которую Эрика выставила напоказ. Когда Тацуя её такой увидел, он не мог в мыслях не добавить: «ты старше на два года, не могла бы ты, пожалуйста, принять более логичную позицию?»

— Я хочу сообщить всем присутствующим одну деталь о нашем вампире.

Впрочем, Тацую не заботила их вражда. Он не собирался становиться между ними посредником, он просто быстро перешел прямо к делу.

— Тогда давайте послушаем.

Первым среагировал Катсуто. Уместнее даже сказать, что никто, кроме Катсуто, не среагировал.

— Прошлой ночью я поместил в тело вампира синтетический молекулярный передатчик, который посылает электронные сигналы каждые три часа.

Передатчик был помещен в гранулы транквилизатора как запасной план на тот случай, если сам транквилизатор не подействует. Но действительность намного превзошла первоначальные ожидания, что заставило его положиться на эту страховку. Тем не менее, одному Тацуе было бы очень тяжело воспользоваться страховкой по максимуму.

— Передатчик будет работать по крайней мере три дня. Хотя сигнал очень слаб, мы должны суметь его поймать, если используем антенны уличных камер, которые применяют для обнаружения нелегальных электронных сигналов.

На этот раз среагировали все. На самом деле даже шанса не было, чтобы они усидели на месте.

— Подожди, Тацуя-кун. Прошлой ночью? Где?

Глаза Маюми выкатились наружу.

— Как тебе удалось его найти?

В отличие от своего обычного разочарованного тона, вопрос Эрики был больше похож на выговор.

— Ты сказал синтетический молекулярный передатчик… где же ты раздобыл нечто такое… — в изумлении пробормотал Микихико, когда все задали Тацуе свои собственные вопросы.

Хотя лично Тацуя считал вопросы вполне обоснованными, он не был готов разгласить весь процесс. В таком случае ему пришлось бы коснуться верхушки айсберга оборудования Отдельного Магически-Оборудованного Батальона, а также секретной личности Лины.

— Вот частота сигнала, — сказав это, Тацуя перед четырьмя положил карточку.

— Группа сэмпаев и группа Эрики ведь имеет доступ к антеннам наблюдения?

— …Значит, мы должны найти местоположение вампира?

Тацуя молча кивнул на вопрос Маюми.

— …Почему ты даешь это нам?

Тацуя не был достаточно глуп, чтобы упустить, что под «нами» Эрика подразумевала команду, сформированную из Семей Саэгуса и Дзюмондзи, а также группу, сформированную Семьей Тиба. Но даже если и так, у него не было намерений указывать на очевидное. Тем не менее, Тацуя собирался им передать также и данные, которые уже собрал, поэтому продолжил объяснение, несмотря на вопрос Эрики.

— Похоже, что вампиры, за которыми мы охотимся — это волшебники, дезертировавшие из армии USNA.

Четыре взгляда говорили: «как такое может быть», а также «это имеет смысл».

Неизвестная сила, которая препятствовала их расследованию. Столь нетипичный волшебник и организованная сила говорили Маюми и Эрике, что это не обычная преступная организация. Действительно имеет смысл, если вампир в самом деле волшебник, дезертировавший из армии USNA.

— К тому же, их больше, чем один. По меньшей мере, дезертиров двое, а может быть и больше десятка.

— Из Звезд дезертировало десять человек?

— Нет, Эрика. Они могут быть из армии USNA даже если не связаны со Звездами.

— Э, правда?

— Саэгуса… Звезды — это отряд, который состоит лишь из волшебников высочайшего боевого класса со всей армии USNA. Из этого следует, что в армии USNA также есть волшебники, которые не принадлежат Звездам.

Тацуя исправил недопонимание Эрики, тогда как Катсуто сделал то же самое для Маюми. Две прекрасные девушки оказались удивительно схожими, но если он скажет это вслух, то определенно вызовет гнев. Тацуя решил держать это при себе.

— …Даже если они не члены Звезд, они по-прежнему тренированные противники, ещё и с силой вампира. Они будут не простыми противниками.

— Верно. Даже если исключить силу вампира, они — противники, которых мы должны принимать всерьез, — тяжело сказал Катсуто.

— Но даже если они не из Звезд, это не меняет того факта, что они из армии USNA… я думал, что любая страна с военными волшебниками будет держать их на коротком поводке, или в армии USNA более свободная дисциплина?

Слова Микихико оказались слегка вне линии разговора. Тем не менее, наверное у Тацуи тоже имелось несколько слов по этому поводу. Он не был согласен с поднятием новой темы, но активно ответил на вопрос:

— Нет, наверное, ты неправильно понял.

— Неправильно?

— Влияние Паразита превосходит контроль военных. Может, Паразит даже полностью изменил человека? Если метаморфоза выходит за рамки плоти и крови и посягает на психический уровень, тогда едва ли удивительно, что после заражения сменятся ценности.

— Это… верно. Тогда почему Паразит сбежал?

— Наверное, почувствовал, что нет больше причин оставаться или не мог завершить свои цели в армии. Мы не узнаем, пока не поймаем Паразита и не допросим его.

— Цель, эх… Если не считать только паразитов, цель большинства созданий — утолить голод или увеличить своё количество, но об этом думать нет смысла. Это будут лишь догадки. Но если такое случилось не из-за расслабленной дисциплины, тогда ситуация куда серьезнее.

— Верно, какая же может быть дальше дисциплина в армии, если есть дезертиры?

— …Что мы, наконец, собираемся делать?

Как раз когда Тацуя и Микихико начали затягиваться в свой разговор, сердито вмешалась Эрика. Осмотревшись, они обнаружили, что Маюми тоже была сыта по горло их разговором.

— Я никогда не планировал это говорить.

Тацуя даже не покраснел, когда его обвинили в том, что он отошел от темы, и даже не кашлянул, когда начал говорить. Он тотчас же ответил совершенно естественным тоном.

Чему удивилась не только Эрика.

— В любом случае, я не планирую закрывать глаза на страдания друга, но я также не намерен лично за него мстить. Если Общественная Безопасность и силы полиции с этим справятся, тогда мне не нужно будет ничего делать, к тому же у меня нет никаких жалоб в отношении любого наказания, принятого на Встрече Кланов. Конечно, я также не возражаю, если Семья Тиба решит всё сделать в одиночку.

Уже поднявшись на ноги, Тацуя обронил эти слова и покинул стол.

Маюми ещё ничего не успела сказать, а Катсуто уже захватил инициативу, чтобы поздравить Тацую:

— Собрать всех вместе не так уж и легко. Давай поговорим ещё немного, прежде чем уходить.

— Неужели? Тогда не мог бы ты запереть двери и окна?

— Оставь это мне.

Тацуя поклонился Катсуто и многозначительно взглянул на Миюки, прежде чем уйти.

Что до отчаянной мольбы о помощи, которую Микихико посылал глазами… Тацуя счел, что неправильно понял и проигнорировал её.

◊ ◊ ◊

Некоторое время спустя, как раз когда Тацуя покинул территорию школы.

— Лина, пора вставать с постели!

Наказанная соседкой по комнате, Лина, наконец, вылезла с постели.

Десять минут назад она неохотно встала с постели после того, как соседка безжалостно конфисковала её одеяло. Сейчас Лина, по-прежнему одетая в пижаму, сидела перед столом.

— Серьезно… вы слишком расслаблены даже для воскресенья.

Крайне озадаченная, Сильвия поставила перед Линой чашку теплого молока с медом. Лина обессилившей рукой медленно поднесла чашку ко рту. Посмотрев на молоко с медом, Лина вздохнула, затем наконец-то проснулась.

— Спасибо за молоко… Сильви, есть известия из Штаба?

Её тон полностью преобразился в тон Главнокомандующего Звезд… но взъерошенные волосы и легкая пижама не добавили ей власти. Тем не менее, даже ленивый вид не принижал её красоту, такой была абсолютная власть «истинной красоты». Сильвия могла лишь криво усмехнуться, решив прикусить язык, потому что была слишком осведомлена о «реальности».

— Пока мы не получили ничего нового. Но не думаю, что мы отделаемся без выговора…

— Ты тоже так считаешь, Сильви…

Услышав ответ Сильвии, Лина мрачно опустила голову и прикрыла её обеими руками. Эта поза просто кричала «ненадежна», хотя это и подобало её возрасту. Сильвия знала, что это может ещё больше посыпать соль на рану, но всё равно заговорила:

— Лина, что именно случилось прошлой ночью? Даже если они были класса Спутник, они по-прежнему Звезды, но все четверо были мгновенно выведены из строя… в двоих нашли внутренние рваные раны, сотрясение мозга и переломы костей. Они были ранены до такой степени, что на эту миссию не смогут вернуться в строй.

— Эх…

— Ко всему прочему, мы потеряли с вами связь более чем на три часа, вы практически пропали без вести…

— Эх…

Наверное ненамеренно, но содержимое вопросов Сильвии давило всё больше на Лину.

— Не говорите мне что… вы проиграли?

Это был окончательный удар. Лина, которая только что прикрывала голову руками и издавала небольшие звуки, внезапно завалилась на стол. Что совершенно изумило Сильвию, которая ненароком нанесла критический удар.

— Я дальше так не могу. У меня нет уверенности, чтобы продолжать миссию. Я верну звание Сириус.

— Эм, Лина… Главнокомандующий!?

Перед полной слез и подавленной Линой даже Сильвия начала паниковать.

— Н-ничего подобного. Главнокомандующий, вы всегда с честью выполняете обязанности Сириуса.

Сильвия просто пыталась спросить у Лины рутинный ряд вопросов и лишь теперь осознала, что толкнула Лину в депрессивный цикл. Она отчаянно попыталась утешить Лину.

— Как мог Главнокомандующий проиграть школьнику!?

Сейчас Сильвии действительно захотелось громко вздохнуть. Похоже, Лина полностью погрузилась в черные топи негатива. Хоть она и сказала «проиграла школьнику», при нормальных обстоятельствах Лина сама была в возрасте, в котором ходила бы в старшую школу. Но даже без этого, её слезливый вид идеально подходил молодой девушке её возраста, которых можно было встретить повсеместно, Сильвия подумала об этом с особым пониманием.

— Ну, это так, но в этот раз вам просто не повезло.

Тем не менее, если это продолжится, Лина не сможет выполнять свою миссию. «Сириус» — сильнейшая боевая единица в их арсенале. В попытках её сплотить, Сильвия продолжила пытаться её утешить.

— Вы вспомнили Шибу, но кто именно победил Главнокомандующего, брат или сестра?

— …Оба. Как раз когда я схватила Тацую, вмешалась Миюки.

— Ох! Как и ожидалось, эти двое не обычные ученики старшей школы.

— …Да они даже в аду не будут «обычными учениками старшей школы»!

— Для класса Спутник, столкновение с нетипичными волшебниками действительно будет слишком тяжелым бременем.

Сильвия поменяла «ученики старшей школы» на «не нормальные ученики старшей школы», а «не нормальные ученики старшей школы» заменила «нетипичными волшебниками» чтобы убрать катализатор потрясения Лины и ускорить её восстановление.

— Они двое были не одни! — вдруг Лина преувеличенным образом подняла голову. Похоже, что план действий Сильвии дал некоторые неожиданные результаты. — Кроме Тацуи и Миюки, из ниоткуда вылезли три ниндзя!

— Ниндзя?..

Сильвия знала, что ниндзя — или «Пользователи Ниндзюцу» — ещё один термин для определенных пользователей древней магии. Она не посчитала слово «ниндзя» странным, но изумилась, потому что Лина внезапно показала такой пыл.

— Хотя я знала, что у Тацуи были связи с ниндзя, но я никогда не могла подумать, что вмешаются столь умелые ниндзя!

— Д-да. Верно…

— В файлах данных разведки лишь упоминается, что «ниндзя — тренер Шибы Тацуи»! Откуда мне было знать, что этот ниндзя — уровня Мастера!

— …Откуда вы получили такую информацию?

— Он сам это сказал. Если бы я знала, что может вмешаться такой хитрый противник, я выбрала бы для боя другое место. Это явная ошибка со стороны отряда разведки. У меня вообще нет никакого опыта в разведке, мне будет очень трудно, если я не буду получать точных сведений. Так ведь, Сильви!?

Как и планировала Сильвия, Лина успешно сбежала из порочного круга негатива. В качестве цены, Сильвия была вынуждена выслушать жалобы и раздражение Лины.

— Сильви, извини за прошлое…

Благодаря громким словам о своём недовольстве, Лина полностью восстановилась. И к тому времени, как овладела собой, первое, что подкралось — личная ненависть к своему поведению.

— Не волнуйтесь. Вы заболеете, если время от времени не будете выпускать пар.

Увидев, как Лина немножко опустила голову, Сильвия улыбнулась и покачала головой, затем вновь наполнила чашечку молоком с медом. Эти слова лишь ещё больше сравняли самооценку Лины, но Сильвия ничего ими не имела в виду. В своём молодом возрасте она уже выучила, что терпеть жалобы начальства — долг подчиненного.

— Хотя новых приказов из Штаба ещё не поступало, я хочу, чтобы вы послушали несколько рапортов. Ах, нет, можете не вставать.

Наверное, Лина хотела немного привести себя в порядок. Сильвия махнула рукой своей начальнице, которая всё ещё была в пижаме, прося её остаться на месте.

— Во-первых, четверо раненых прошлой ночью… Титан и Энцелада избежали больших ранений, они под наблюдением пробудут день и, если не возникнет проблем, смогут вернуться на службу. Мимас и Япет… как я и сказала ранее, сомневаюсь, что они смогут вернуться к миссии.

— …Если те двое, которые получили серьезные травмы, смогут восстановиться к подвижному состоянию, организуй для них возвращение домой.

— Тогда осталась только я. Из сообщения от Командующего Канопуса, не похоже, что мы сможем мобилизовать в Японию больше людей из Звезд.

— …Ясно.

— По-видимому, Объединенный комитет Начальников Штабов хочет послать в поддержку Звездную Пыль, по крайней мере, такие слухи.

— Они планируют добавить поисковые отряды?

По сравнению с практическими магическими системами, разработанными Четырьмя Великими Системами и Восемью Главными Типами, исследования по использованию в качестве магии особых умений Сенсорной Системы немного отставали. Даже в специализированной группе, вроде Звездной Пыли, волшебников, превосходных в поиске и преследовании, было трудно найти. Сложно сказать, достаточно ли было персонала даже во всей армии USNA. Объединенное Командование задействовало в Японии и так уже ограниченные ресурсы, поэтому у них просто больше не было дополнительных войск, которых можно добавить к преследованию.

— Нет, они выслали спец. войска.

Как и ожидалось, на вопрос Лины Сильвия ответила отрицательно.

— Хотя я согласна, что огневой мощи Звездной Пыли будет по-видимому недостаточно, чтобы справиться с ситуацией… Но с этим мы ничего не можем поделать.

Разница в способностях между классом Спутник и Звездной Пылью была не такой уж и большой. Различие было в том, что войска Звездной Пыли не смогли выдержать улучшения и могли в любой момент сломаться. После улучшения они показывали мастерство наравне с членами Звезд. Тем не менее, отряды класса Спутник, которые мобилизовали в Японию на эту миссию, были выбраны из тех, которые более искусны в боевых способностях, по сравнению с ними огневая мощь Звездной Пыли заметно уступала. Вот почему Лина тяжело вздохнула.

— Это рапорт от другой стороны, но мобильные отряды не имеют ничего достойного рапорта.

Сильвия тоже согласилась с оценкой Лины, но они ничего не могли поделать с ситуацией, сколько бы о ней не думали, поэтому она перешла к следующему рапорту.

— Поскольку мы столкнулись с ситуацией, когда должны сперва позаботиться о дезертирах, мы просто должны другую сторону оставить другим командам. Но почему мы ещё ничего не выудили?

Другой стороной они называли расследование «титанического взрыва», вызванного Магией Стратегического Класса, задачей которого была идентификация пользователя того, что дипломаты и военные USNA назвали «Великий Бум». Мобильные отряды были отрядами разведки, которые заранее проникли в Японию в университеты и старшие школы под обликом переведенных студентов, учеников или представителей крупной промышленности магических устройств, компании Устройства Максимилиана.

— Кстати, в последнее время нам не представилось шанса поговорить с Миа.

Имя, которое вспомнила и сказала Лина, принадлежало ещё одной женщине из мобильного отряда, которая жила по соседству под именем Михаэла Хонда. Она тоже, как и Лина, была японского происхождения, но в отличие от Лины её внешность была полностью японской. В данный момент она проникла в Устройства Максимилиана под видом продавца с псевдонимом Айа Хонда.

— Последние пару дней она приходит поздно вечером. Сегодня, наверное, тоже задерживается по работе.

— Мы такие же, когда дело касается позднего часа… Она явно прилежна даже в воскресенье.

Лина и Сильвия обменялись улыбками. Хотя её работа продавцом в Устройствах Максимилиана была лишь прикрытием, она, похоже, стала довольно популярной среди коллег, они двое вспомнили прошлый раз, когда Миа жаловалась на своё положение.

— По-видимому завтра она направится в Первую Школу. Кажись, её возьмут с собой, когда будут представлять оборудование обслуживания CAD.

— Э?

Однако улыбка Лины застыла, когда она услышала от Сильвии о завтрашнем маршруте Миа. Как Главнокомандующий Звезд, Лине не нравилось, когда кто-то видел её текущее прикрытие под обычную ученицу старшей школы, она напоминала ученицу начальных классов, которая умственно противится, когда родители идут в школу.

— Её визит назначен на обеденное время, не могли бы вы тогда к ней подойти?

У Лины не было настоящего школьного опыта, поэтому она не знала, почему так занервничала, но Сильвия знала это намного лучше самой Лины, вот поэтому и сделала данное предложение. Видя, как Лина в замешательстве отвела взгляд, Сильвия в тайне ухмыльнулась.

◊ ◊ ◊

— Тиа!

Среди шума обращение сзади заставило Шизуку повернуть голову. На Западном побережье Америки был субботний вечер 28 января. Сейчас Шизуку находилась на домашней вечеринке, проводимой в её общежитии.

— Рэй.

Узнав мужчину (скорее «парня»), который преувеличенным образом махал руками, Шизуку слегка подняла руку.

Его звали Рэймонд С. Кларк.

После того, как Шизуку перевелась из-за границы, он был первым среди парней, кто с ней заговорил. Он был белым (на Западном побережье редко можно было увидеть людей английской внешности) одноклассником, который с того времени почему-то к ней привязался.

Шизуку посчитала, что он должным образом помахал рукой, чтобы подойти. Так как он удивительно знал, как держать дистанцию и особо не раздражал, отношение Шизуку к нему не было таким уж отрицательным.

Да и её прозвище «Тиа» тоже началось с Рэймонда. Когда она представлялась, он спросил что значит «Шизуку», Шизуку объяснила, что её имя означает «капля» в значении «слезинка» или «росинка», поэтому к ней и прицепилось прозвище «Тиа», что на английском означает «слеза». Шизуку не особо то и любила это прозвище, но когда спросила одноклассниц: «неужели я похожа на плаксу?», а ей ответили: «тебе очень подходит описание жемчужина», больше не могла противиться… потому что была смущена. Так как она не ненавидела имя «Тиа», то решила оставить всё как есть. И где-то по пути прозвище Шизуку так и осталось «Тиа».

На этом её внутренний монолог окончился.

— Платье просто великолепно, Тиа. Ты даже более ослепительна, чем всегда.

— Неужели?

Перед невозмутимой улыбкой и комплиментом Рэя Шизуку придерживалась своего обычного непреклонного выражения. Хотя, если честно, она от удивления склонила голову.

Черные волосы, которым позволили вырасти длинными, чуть качнулись.

Игнорируя глаза Рэя, которые с каждой секундой становились всё теплее, Шизуку взглянула на свою одежду.

Платье было достаточно длинным, чтобы доставать до пола.

Спина, плечи, и руки были открытыми.

Она также носила длинные перчатки, которые казались немного устаревшими.

Когда Шизуку услышала о магазинах самой последней моды USNA, то с удивлением обнаружила, что они ещё старомоднее, чем она себе представляла. Сегодня на вечеринке также было множество платьев с корсетами, но, к счастью, платье Шизуку было не таким.

— Твой костюм тоже тебе хорошо идет, Рэй.

Хотя она послушалась совета продавца и купила это платье, Шизуку всё ещё не понимала, какая часть платья выделяется, поэтому отвечала обычными фразами. Она считала смокинг Рэймонда немного вышедшим из моды (он был бы возмутительным на ком-то из её страны), но он идеально подходил внешности Рэймонда, он не был бы неуместным даже на молодом дворянине, поэтому её слова этикета не были натянутыми.

— Благодарю! Для меня большая честь удостоиться похвалы Тиа.

К тому же Шизуку не собиралась возражать против его очевидной радости от этих простых слов. Почему-то то, как Рэймонд честно выражает эмоции, напомнило ей младшего брата. Подростки европейцы должны выглядеть взрослее чем азиаты того же возраста, но хотя Рэймонд был того же возраста, в глазах Шизуку он казался немного незрелым.

«…Нет, не то чтобы Рэй незрелый, просто Тацуя мудрый не по годам»

Поразмыслив над этим, Шизуку снова посмотрела на Рэймонда.

— Ты один?

— Кроме Тиа, я не собираюсь сопровождать другую женщину.

Кстати, вечеринка не запрещала приходить тем, кто без пары.

— Я не о девушках.

Шизуку последовала своему любопытству и пояснила недопонимание Рэймонда.

На что Рэймонд как-то очень интересно заволновался.

— Э? Эм, да, если ты спрашиваешь, один ли я… тогда да, наверное?

Шизуке действительно захотелось ему сказать «не отвечай вопросом на вопрос», но она сумела остановиться.

За Рэймондом парни показывали всевозможные жесты (Шизуку не знала об этом, но они подталкивали Рэймонда), не было необходимости заявлять, что он нагло лжет. Но, несмотря на это, Шизуку не могла решиться его отчитать.

— Эм… Тиа, о том, что ты спрашивала ранее.

Наверное обнаружив, что атмосфера начала стремительно ухудшаться, Рэймонд очевидно попытался изменить тему разговора.

— Рэй.

Шизуку именно этого и хотела, но посчитала, что здесь не место для такого разговора.

— Давай куда-нибудь выйдем.

Услышав, как решительно Шизуку назвала его имя, Рэймонд мог лишь закрыть рот и несколько раз кивнуть на её предложение.

Хотя это была домашняя вечеринка, она проводилась на месте, выбранном жильем для молодой леди из Семьи Китаяма. По сравнению с обычными домашними вечеринками, эта была более роскошной. Вечеринка раскинулась за пределы помещения — во двор, но учитывая поздний час, большинство посетителей уже ушли.

Поверх платья Шизуку надела вязаное пальто, когда вышла под зимнее небо, заполненное звездами. Для японки она не была особо низкой, но по американским стандартам её с уверенностью можно было считать «маленькой». Её американское пальто закрывало всё от плеч к талии, но небольшое подозрение всё же прокралось: может ли такое пальто защищать от холода?

Она достала из сумочки CAD и создала вокруг область теплого воздуха, в которую также включила и Рэя. Область теплого воздуха также могла помочь сдержать звук их голосов.

— Спасибо, Тиа… Магия — удобная вещь.

— Такой уровень магии не так уж и редок.

Шизуку посчитала его комплимент немного преувеличенным, но Рэймонд настойчиво покачал головой:

— Тиа, ты в этой стране недавно, поэтому ещё не заметила, но для нас магия не то, что можно так использовать. В этой стране практически невозможно увидеть магию, используемую в повседневных делах. Магия используется для того, чтобы служить примером силы волшебника, чтобы демонстрировать его знания, и даже возвышать его статус.

— Значит, ты считаешь это напрасной тратой сил, да?

— Ха-ха-ха… Ну, почти.

На прямую оценку Шизуку, Рэймонд засмеялся так сильно, что согнулся. Тем не менее, этот буйный смех выглядел слегка неестественным.

— Кроме военных целей, исследования магии этой страны в большинстве своём направлены на фундаментальные исследования. Социальные сервисы и ежедневные дела считают недостойными. Если бы была вовлечена крупная прибыль, такого бы не было. Поэтому… нет, извини. Мы пришли сюда говорить не об этом.

Хотя обычно он выглядел беспечным, у него тоже есть свои заботы.

Шизуку молча ждала, пока он продолжит.

— Тогда, вернемся к теме, — Рэймонд поднял голову, его выражение было столь острым, что он казался совершенно другим человеком. — Во-первых, «вампирский инцидент» действительно существует.

Он, Рэймонд, был «осведомленным учеником», о котором она сказала Хоноке, а также источником той информации, которую обещала Тацуе.

— Хотя причина остается неясной, я раскрыл всю связанную информацию.

— Продолжай.

— Конечно. Это высоко секретная информация, но прошлым ноябрем в Далласе провели эксперимент на основе теории струн, чтобы создать и испарить миниатюрную черную дыру.

— Теории струн?

— Извини, я не знаю всех деталей.

— Не волнуйся. И что тогда?

«Если я спрошу Тацую об этих деталях, он ведь точно ответит, да?», — подумала Шизуку, когда призвала Рэймонда продолжать.

— Особенности эксперимента остаются неизвестными, но одно известно точно: эти «вампиры» материализовались после того, как провели эксперимент.

Шизуку поразмыслила над этим пять секунд, прежде чем открыть рот:

— Значит, Рэй, ты считаешь, что есть связь между этим экспериментом и появлением вампиров, да?

— Ранее я сказал, что причина неизвестна. — На этом Рэй на мгновение остановился, чтобы организовать мысли. — Я считаю, что вампиров вызвал эксперимент черной дыры.

Шизуку не могла сказать, где именно Рэймонд добыл информацию, и что стало основой его уверенности. Тем не менее, из этого краткого разговора она ясно поняла, что у него есть особая сила выявлять погребенную правду. И сейчас для Шизуку было несущественно, была это его личная способность или полученная от какой-то организации.

— …Понятно. Спасибо.

Важно лишь то, что его информация заслуживает доверия.

— Всегда пожалуйста. В конце концов, это ведь просьба Тиа. Если я могу сделать для тебя ещё что-нибудь, ты всегда можешь ко мне обратиться.

В глазах постороннего было очевидно, что именно Рэймонд пытался сделать. Что до самой Шизуку, она считала, что «пока ему просто любопытно». И можно было только гадать, была ли эта медлительность её естественной чертой или чем-то, что она приобрела от последних друзей.

◊ ◊ ◊

Для Тацуи это было редкое воскресенье, которое он мог провести в своё удовольствие, хотя не то чтобы он мог пойти веселиться в своей форме. Тацуя и Миюки решили сначала заскочить домой, а уже потом пойти по магазинам.

Сегодня они использовали не мотоцикл, а пассажирский автомобиль. Они, как обычно, сидели в автомобиле плечом к плечу, Миюки угрюмо взглянула сбоку на лицо брата, он в это время смотрел на проходящий пейзаж.

Из-за того инцидента Тацую тоже мучила головная боль. Или скорее не головная боль, он просто ругал себя, что нужно было быть более осторожным. Тацуя был не похож на себя, он очень редко думал об упущенных возможностях.

«Я хочу, чтобы он поговорил об этом со мной», — подумала Миюки.

Она не считала, что сильно поможет, и не считала, что имеет силу, чтобы облегчить несчастья брата.

Но она всё равно хотела услышать, что его беспокоит. Даже если не сможет забрать его бремя, по крайней мере сможет уменьшить его головную боль, полагала она.

«Я хочу, чтобы он рассказал мне», — взмолилась Миюки, продолжая смотреть на лицо брата.

— Я слишком наивен… — тихо пробормотал Тацуя.

Неужели её желание ему передалось?

— Онии-сама? — хватаясь за волнение и надежду, Миюки притворилась непонимающей, и естественным образом задала вопрос Тацуе. Слова «о чем ты так обеспокоен» никогда не были заданы.

— Я думал, что результат меня не касается, поэтому теперь застрял в таком жалком положении. Теперь всё дало обратную реакцию. На руках есть лишь эти подсказки, но основные части неизвестны.

Хотя речь Тацуи была довольно расплывчата, Миюки инстинктивно поняла, что под «подсказками» он имел в виду.

— Ты имеешь в виду… ситуацию с Линой?

Тацуя мог лишь широко открыть глаза, когда прямо указали на его мысли.

— Какая досада… Я действительно не могу ничего скрыть от Миюки.

Это не так! Миюки отчаянно подавила в горле порыв закричать.

Она часто совершенно не догадывалась, о чем думает Тацуя. Тем не менее она себя убедила не изливать на брата тревогу и вместо этого стремилась его понять.

— Я с самого начала знал, какая у Лины цель. Я даже имел возможность допросить её, ну или насильно создал возможность. Но я оставил это на второй план, потому что не хотел вызывать потрясения в нашей жизни, и теперь вот упустил шанс.

Тацуя изобразил обесценивающую улыбку.

Миюки терпела боль в сердце и молча ждала, пока брат продолжит.

— Нет… я знал. Даже если бы действовал мгновенно, нет гарантии, что страданий можно было бы избежать. Возможно, положение даже ухудшилось бы. Но… когда друг ранен, я не могу не думать «а что если»…

Услышав признание Тацуи, Миюки не могла не улыбнуться. Не потому что брат открыл её своё сердце, но из-за содержания его слов.

— Онии-сама… Ты стал добрее.

— Миюки? Почему так внезапно?

— Нет… Онии-сама с самого начала был добрым. Просто иногда это немного трудно заметить.

— Извини, но можешь объяснить мне это более просто?

Видя смущенное выражение Тацуи, Миюки решила больше не скрывать улыбку.

— Значит, есть то, что даже Онии-сама не понимает. Даже Онии-сама не понимает себя?

— Конечно, думаю, ты слишком высоко меня оцениваешь. Есть мириады вещей, которых я не знаю, к тому же своё лицо я могу увидеть лишь в зеркале: созданный образ с перевернутой левой и правой стороной.

— Как и ожидалось от Онии-самы, ты не попытался храбриться. Другими словами,

Миюки драматически понизила голос.

Тацуя знал, что идет прямо в уловку сестры, но всё равно прислушался, чтобы услышать.

— Онии-сама не может себя простить за то, что позволил Сайдзё-куну пострадать. И Онии-сама не хочет делать ничего жестокого Лине, которая стала нашим другом, хотя вместе мы были не долго. Онии-сама, Миюки очень счастлива. Счастлива, потому что у Онии-самы есть такие искренние чувства не только ко мне. Ты обладаешь более человечными эмоциями, чем ты сам считал.

Тацуя сел ровно и закрыл глаза.

Миюки нашла забавным, что брат принял такой легко читаемый способ скрыть смущение.

Миюки действительно была вне себя от радости, потому что он пожелал показать ей эту частичку себя.

◊ ◊ ◊

— Йошида-кун, есть реакция возле парка Токийской башни. Сейчас оно движется к перекрестку Иигура.

— Понял. Я нахожусь на станции Тораномон возле Сакурады. Немедленно направляюсь к перекрестку Иигура.

— Попытайся успеть за десять минут.

— Понял. Расчетное время прибытия через две минуты.

Передача быстро прекратилась. Похоже, на сей раз им удастся. Понимая это, Маюми вздохнула с облегчением.

Результатом дискуссии, произошедшей до полудня, стало то, что Маюми стала ответственной за информационный контроль, тогда как Катсуто и Эрика вели мобильные группы. Всем было ясно, что внутренняя борьба не принесет никому пользы.

Тем не менее, никакая из сторон не хотела делать этот первый шаг, поэтому всеобщие самостоятельные действия только привели к положению, когда они препятствовали собственным товарищам.

За эту возможность они действительно должны были сказать спасибо шпионской игре Тацуи, насильно создавшей сцену, на которой мог быть выработан компромисс. Что до самой Маюми — она сильно расстроилась, потому что Тацуя отнесся к ней как к ребенку.

«Ну, погоди. Я дам тебе самый горький шоколад, который только видел День святого Валентина»

Довольная, представив рассеянного Тацую, Маюми вернула внимание обратно на монитор.

К сожалению, предоставленный Тацуей передатчик был не очень сильный. Точнее, он был ужасен, хотя антенны наблюдения действительно могли уловить сигнал.

Однако в мегаполисе, хорошо связанном системой общественного транспорта, за три часа цель может охватить довольно много местности.

К тому же сигнал излучался лишь раз в десять минут. Одним словом, за это время они должны были поймать цель.

На сей раз лишь после того, как посмотрели записи уличных камер, они впервые узнали, что не могут преследовать вампира, пользуясь лишь их помощью. В легендах и фантастических романах камера не могла захватить их лицо. Так или иначе те старые сказки были не так делаеки от истины. Как бы долго они не регулировали резкость, получали лишь размытую картинку вампира.

Особенно выше шеи. Было невозможно различить черты лица. Система уличных камер была разработана, чтобы быть инструментом слежения, основанным на базе распознавания лиц, поэтому она стала практически бесполезной, когда не смогла различить черты лица.

Оперативная группа Семьи Саэгуса сделала вывод, что так как нет следов механической поломки, цель, скорее всего, использует магию, чтобы нарушить оптику.

Вот почему цель от них ускользнула три часа назад и шесть часов назад. Таким образом, охота продолжилась до глубокой ночи.

К счастью, на этот раз они, похоже, были на правильном пути.

Маюми скоординировала рушащееся кольцо преследователей и связалась с Катсуто, который всё ещё вел расследование в округе Сиодомэ.

◊ ◊ ◊

В начале недели в классной комнате Тацуя обнаружил перед собой довольно привычное за последние пару дней зрелище.

Эрика развалилась на своей парте. Ей было бы лучше прийти в школу попозже, потому что она казалась полностью истощенной.

«К черту, неужели она не спала всю ночь?»

— …Эм, мы не должны её разбудить?

Мизуки, которая встретила их ранее на станции, тихо его спросила.

Но Эрика так крепко спала, что даже нормальная громкость голоса не разбудила бы её. Хотя Мизуки поняла это с первого взгляда, но такой уж она была, что даже в этом случае понизила голос.

— Просто дай ей поспать, — довольно просто ответил Тацуя. Точнее, удобно ответил.

Даже если бы они смогли её разбудить, очевидно, что до полудня она не получит доступ к основным умственным структурам, хотя на самом деле сейчас у Тацуи и впрямь не было запасной энергии, чтобы заботиться об умственном здоровье других людей.

◊ ◊ ◊

Так почему же у Тацуи не было свободной энергии? Ответ на это можно найти, вернувшись на пол дня назад.

По совпадению как раз когда Тацуя и Миюки закончили ужинать, зазвонил телефон.

Для звонка время не было особо странным. По крайней мере, для принимающей стороны.

Но на американском Западном побережье была поздняя ночь, почти время смены дня. Не удивительно, что Тацуя из-за этого чуть занервничал.

— Привет, Шизуку? Что-то случилось?

Как и ожидалось, на экране появилась она. Однако её внешность оказалась совершенно неожиданной.

Похоже, что Шизуку была одета в одну пижаму. Следуя последней моде, её одежда для сна не включала накидку.

Ответить на телефон в гостиной оказалось плохой идеей. Большое изображение высокой четкости отразило блистательную картину, ни в чем не уступающую реальности.

Наверное, из-за того, что это была пижама, но светоотражающий материал не слишком сильно прикрывал стройную фигуру Шизуку.

Летом Тацуя видел её в купальнике, но её теперешний вид был ещё более привлекателен.

Наверное, подействовали едва заметные намёки скрытых частей. Одно дело, когда ничего не видно, но совсем-совсем другое, когда видны намёки её изгибов.

На изображении было видно, что Шизуку была без нижнего белья. Хотя огромное количество кружева и отделки покрывали важные части, если предметы одежды будут чуть не на месте, тогда раскроется то, что под ними.

При нормальных обстоятельствах даже Тацуя поднял бы бровь. К счастью, прямо сейчас на него навалилось беспокойство, так что ему не стало неловко.

— Шизуку? Что ты делаешь!?

Даже Миюки, такая же девушка, как и сама Шизуку, мельком её увидев покраснела, настолько она смутилась.

— А, Миюки, добрый вечер.

— Оставь приветствия! По крайней мере накинь халат!

— …Так нормально?

На ней было скептическое выражение, но Шизуку послушно и медленно натянула халат.

— Извините за поздний час.

Затем она, склонив голову, по-новому начала разговор.

— Здесь не так уж и поздно… Подожди, ты выпила?

Тон Шизуку звучал уставшим, но в нём было что-то необычное, какие-то странные нотки в голосе.

— Выпила что?

Конечно, как бы сильно Тацуя не хотел закончить предложение, он решил проглотить свои слова. Потому что осознал, что высказав их вслух, ничего не добьется, кроме потери времени.

— Не обращай внимания, так о чем ты хотела поговорить?

Её когнитивные способности по-видимому тоже уменьшилась, но она не позвонила бы без причины. Тацуя решил, что лучше всего получить от неё информацию как можно скорее.

— Хм, думаю, я должна сказать как можно скорее.

Сказать что? Очевидно, чтобы она раскрыла тему, её следует похвалить, но при этом явно не задавая вопрос.

— Ты уже знаешь? Впечатляет.

— Пожалуйста, похвали меня ещё.

Услышав, как Шизуку явно флиртовала, на Тацую вдруг накатилось глубокое бессилие.

«…Кто позволил ей пить?»

Шизуку явно была пьяна. Поэтому, по-видимому, и начала вести себя как ребенок.

— Ты восхитительна, Шизуку. Так что ты нашла?

Он не намеревался давить на другую сторону, которая позвонила поздно ночью (со своей стороны), но наверное будет лучше для всех, если звонок закончится как можно скорее. Даже если она была пьяна, она не достаточно выпила, чтобы потерять память.

— Причину появления вампира.

Тем не менее, это был больший кусок головоломки, чем он ожидал. Тацуя и Миюки наклонились вперед.

— Струны… Точно, что-то о струнах и экспериментах черных дыр.

— Хм? Черные дыры? Шизуку, что ты имеешь в виду?

Над головой Миюки сразу же появилось множество знаков вопроса, потому что она услышала несколько неожиданных и расплывчатых терминов.

Именно над головой Миюки.

— Не знаю. Я хотела спросить Тацую.

— Использование теории струн как основы для создания миниатюрных черных дыр? Ты имеешь в виду эффект аннигиляции, правильно? — решил удостовериться Тацуя, его голос стал низким и жестким.

— Точно. Ты правильно понял.

Похоже, Шизуку упустила изменение в его тоне (она никак физически не выдала, что это заметила), но Миюки робко взглянула на выражение брата.

— Значит, они это сделали…

Его голос стал спокойным, как и всегда… нет, наверное, ещё более спокойным.

Однако это было потому, что Тацуя перенес серьезное потрясение, тонкость, которую никто кроме Миюки не мог понять.

— Что?

На этом Миюки действительно захотела повесить трубку. Используя «уже очень поздно» как оправдание, она планировала завершить звонок, потому что не хотела ухудшить настроение Тацуи ещё больше.

Но, к сожалению, прежде чем она успела, Шизуку уже задала краткий вопрос.

— Подробное объяснение будет слишком сложным, поэтому буду краток.

И Тацуя начал отвечать.

— Это эксперимент, разработанный, чтобы извлечь энергию из миниатюрной версии искусственной черной дыры. Ученые считают, что при процессе испарения во время создания черной дыры, материя будет преобразована в тепловую энергию. Их целью было убедиться в этом.

Её попытка завершить разговор провалилась, у Миюки не осталось выбора кроме как слушать объяснение брата, но её сердце сжалось, когда она услышала термин преобразование энергии. В голове Миюки снова раздалось предупреждение их Тёти.

— Это теория струн? Они так могут извлекать энергию из других измерений?

Конечно, Шизуку не замечала беспокойство Миюки и просто углублялась то вперед, то назад, как пьяный ученый.

— Нет, сам процесс извлечения энергии не относится к другим измерениям. Потому что они предсказали, что испарение миниатюрной черной дыры не имеет ничего общего с процессом её создания. Теория струн: это идея, что этот мир — внешний слой другого мира более высокого порядка. С точки зрения физической энергии лишь гравитация может проникать через барьер измерений, таким образом гравитация позволяет большинстве форм энергии просачиваться в другие измерения. Эта теория также подразумевает, что наше измерение способно лишь наблюдать энергию более высоких измерений в гораздо меньших масштабах. Однако при крохотных расстояниях атомарного уровня реакция с подобными свойствами просачивания в другое измерение сможет инициализироваться и будет иметь более высокое гравитационное притяжение, чем обычно. Поэтому на основе теории струн, создание миниатюрной черной дыры может быть достигнуто минимальной энергией. Это теоретические основы эксперимента по созданию искусственной черной дыры миниатюрного масштаба, используя теорию струн.

— …Миюки, ты это поняла?

— Увы, нет.

Увидев, как Шизуку покачала туда-сюда головой, Миюки криво улыбнулась и тоже покачала головой.

— Но Онии-сама, как эта тема связана с вампирами?..

Затем Миюки неуверенно отважилась задать следующий вопрос, при этом в непосредственной близости смотря вверх брату в лицо.

Тацуя взглянул вниз на сестру, затем перевел взгляд на изображение Шизуку, прежде чем заговорить о серии, казалось бы, не связанных между собой пунктов.

— Энергия не требуется, если изменение явления сделано магией. И нет никаких признаков подачи физической энергии. Все также полагают, что в этой физической реальности нет эфирной энергии, которую можно преобразовать в физическую энергию. Тем не менее, Магия Типа Движений и Магия Типа Ускорений явно изменяет значения энергии до и после вызова магии. Исходя из этого, магию не связывает сохранение энергии. Мы ясно видим, как магия обходит этот закон.

— Припоминаю, что это известно как один из величайших парадоксов современной магии.

— Так предположили ученые, однако они пришли к общему мнению, что предположение не совершенно.

Тацуя бегло взглянул на выражение Шизуку на мониторе. Её речь была весьма своеобразной, почти как если бы она заикалась. Впрочем, не было никаких признаков, что она в скором времени собирается уснуть. Учитывая, как в её глазах играл свет любопытства, мало шансов, что она примет оправдание, вроде «поговорим об этом в следующий раз». Пьяные всегда немного упрямы. Подумав об этом, Тацуя решил продолжить.

— Ты права, Шизуку. На первый взгляд это как бы подрывает закон сохранения энергии. Прежде всего, закон сохранения энергии — логически построенный закон, поэтому физическому явлению пойти против него невозможно. Пока магия приводит к физической реакции, по крайней мере когда ограничена такими условиями, закон сохранения энергии должен наблюдаться. Хотя кажется, что магия обходит закон во время короткого периода активации Псионов, сохранение энергии всё ещё наблюдается, если взять во внимание весь процесс. Поэтому когда магия приводит к физическому явлению, закон сохранения энергии должен всё ещё применяться. Конечно, закон сохранения энергии означает понятие, что энергия остается постоянной в закрытой системе. Если наблюдаются колебания уровня энергии, тогда это ошибка в наблюдениях или система не закрыта.

— Наблюдение за магией показало, что этот мир — не замкнутая система… это определенно напоминает теорию струн из нашего предыдущего разговора.

— Я поняла! Значит энергия, необходимая для магии, поставляется из альтернативного измерения?

— В последнее время наблюдается всё большее число поддерживающих эту теорию исследователей магии. И я тоже её поддерживаю. Работая под предположением, что теория струн верна, нам следует понять, что значит, если гравитация — единственная сила, способная пройти в другие измерения. То, что я сейчас скажу, не имеет теоретической основы и подходит под чистые домыслы…

Миюки и Шизуку молча смотрели на задумчивый взгляд Тацуи.

— Возможно, что гравитация, которая действует в другом измерении, — это то, что поддерживает барьер измерений. Если предположить, что магия прорывается через этот барьер, то энергия может быть взята из другого измерения. Хотя действительно верно, что магия — явление, которое не требует энергии, это не гарантирует, что энергия вообще не вовлечена. Даже в пределах наблюдаемых параметров, магия склонна к провалу, когда общий выход магии равен нулю.

Миюки и Шизуку, озадаченные, не сводили глаз с Тацуи, когда он посмотрел куда-то вдаль.

— Вероятно, последовательность магии поворачивает вспять недостающую энергию, необходимую для изменения явления, и берет её из другого измерения. Что касается невозможности наблюдения поставки физической энергии, если предположить, что энергия из другого измерения имеет эфирные свойства, а проще говоря — это магическая энергия, тогда закон сохранения физической энергии наблюдается после того, как последовательность магии завершиться.

Хотя они не полностью поняли, о чем говорил Тацуя, две молодые девушки навострили уши, поскольку поняли, что его слова жизненно важны для волшебников.

— Измерение по другую сторону барьера измерений наполнено магической энергией, и чтобы эта энергия не утекала в физическое измерение, гравитация поддерживает барьер измерений и предотвращает утечку. Однако магия может проходить через этот барьер и восполнять недостаток в энергии из магической энергии. Я считаю, что это система, которая решает главный парадокс современной магии. С другой стороны, на основе миниатюрной искусственной черной дыры, разработанной в рамках расчетов теории струн, гравитация, действующая в барьере измерений, будет потрачена впустую путем создания черной дыры. В таком случае барьер измерений заколеблется в тот миг, когда появится черная дыра.

— Барьер измерений заколеблется… что случится тогда?

— Может, просочится магическая энергия за пределами контроля последовательностей магии?..

Разделенные экраном, Миюки и Шизуку переглянулись. Камера высокой четкости и монитор показали ужас, отраженный в их глазах.

— Энергия спонтанно себя структурирует и формирует информационное тело. В противном случае вселенная уже превратилась бы в однородное ничто. Магическая энергия из другого измерения должна следовать подобной логике. Когда барьер измерений ослабнет, возможность, что магическая энергия из другого измерения вторгнется в этот мир в форме информационных тел, не нулевая. По крайней мере, это моя точка зрения.

По другую сторону монитора тело Шизуку чуть задрожало.

На этой стороне Миюки ухватилась за руку Тацуи, будто никогда не хотела его отпускать.

◊ ◊ ◊

Как только закончился второй урок, Микихико наконец-то показался в классе.

— Закончился?

Он опоздал.

Он был в лазарете и сегодня.

— Тацуя… я тебя ненавижу.

Изначально его тон был заботливым, но потом превратился в тяжелый тон жалобы.

— Эй, это не очень дружелюбно.

Хотя слова, наверное, были шутливыми, но эмоции были настоящими.

Нечаянно услышав эти слова, Мизуки отпрянула назад в испуге.

— Если всё, что я буду делать — лишь жаловаться, ты тоже должен позволить мне всё это высказать. После этого, ты знаешь, как больно мне это вспоминать?..

— Саэгуса-сэмпай просто сидела там и улыбалась, ничего не говоря, Эрика закрыла рот с совершенно недовольным видом на лице… Один я остался, кому пришлось говорить. Это чувство пустоты, будто я на иголках сидел.

— Неужели Дзюмондзи-сэмпай ничего не говорил?

— Думаешь, такой человек вмешается, сделает что-то столь тривиальное?

В таком случае, это действительно верно.

Маюми, Эрика, и Катсуто все действовали согласно своему «характеру».

— Ну… хотя я не могу объяснить почему, но я понимаю, что для тебя, должно быть, это было трудное время.

Похоже, что нескрываемые слова утешения Мизуки немного исцелили Микихико.

Возле Мизуки Эрика продолжала спать на парте.

В обед Эрика наконец восстановилась. И, наверное, потому что снова оживилась, схватилась за Мизуки и начала жаловаться.

— Ты слышала? До сих пор бежал лишь один из них, но теперь вдруг появилось трое. Не думаешь, что это коварно?

Наверное приняв во внимание, как ужасно будет, если кто-то случайно подслушает их в столовой, Эрика пропустила обед и потащила Мизуки в пустую классную комнату — лабораторию, в которую часто заходил Микихико.

— Эм, неужели?

Мизуки кивнула, но на самом деле не была полностью уверена, о чем говорит Эрика.

Она рискнула предположить, что это о «вампирском инциденте», но ей не было известно о деталях. «Мы считаем, что вампир один, или их несколько? — такая мысль пробежала у Мизуки в голове.

— …Перед этим тебе бы лучше поспешить в столовую. Обеденный перерыв почти закончился, так ведь?

— Я не очень голодна.

«Потому что ты всё время спала!» — Мизуки действительно захотелось всё это высказать, но она посчитала, что если так сделает, то Эрика безнадёжно рассердится, так что решила промолчать.

«Ха… Я сдаюсь»

Мизуки не голодала, — да и привычки у неё такой не было, — но пришлось ей забыть об обеде. «Сегодня не будет физкультуры или практики, поэтому пропустить обед не так уж и вредно», — сказала она себе. По сравнению с этим, кое-что волновало её гораздо больше.

— Эм, Эрика-тян. Почему ты подралась с Тацуей?

В это мгновение плечи Эрики задрожали.

— Ч-что ты говоришь, Мизуки. Мы не дрались. Точно не дрались, — она преувеличенно покачала головой и замахала обеими руками.

С весны её волосы подросли, поэтому её длинные хвостики — любимая прическа Эрики — тоже вместе с головой затанцевали влево и вправо.

— Не нужно так паниковать… Я не думаю, что Эрика-тян что-то сделала Тацуе. Даже если ты вызовешь суматоху, Тацуя просто улыбнется и примет это, так ведь? Поэтому если причиной была Эрика-тян, невозможно, чтобы между вами двумя разразился конфликт.

— Эм, я не уверена, это был комплимент или оскорбление?..

Как и её слова, Эрика надела нерешительное выражение и запротестовала. Наверное.

— Ни то, ни другое. Я просто заявила, как обстоят дела.

С другой стороны, Мизуки решительно наступала.

— Даже если ты так говоришь, я всё равно не могу с тобой согласиться!

— Да, да. В любом случае, не думаю, что причина — Эрика-тян.

Возмущенный ответный удар, которому недоставало пыла, был легко проигнорирован.

— Мизуки, ты стала сильнее…

— Если ты не хочешь об этом говорить, думаешь, я прекращу спрашивать?

Попытка Эрики перевести всё в шутку, чтобы выйти из положения, была встречена решительно.

Эрика бессильно рухнула.

— Мы действительно не сражались… просто мне со своей стороны немного неловко. Я не планирую быть такой и завтра, так что можешь полегче со мной сегодня?

Склонив голову, Эрика чуть выглянула из-за щелей между волосами и руками.

Хм~, Мизуки тоже немного склонила голову и постучала указательным пальцем по подбородку.

У её волос была небольшая тенденция закручиваться внутрь, и пряди, которые были длиной к плечу, качнулись вместе с головой.

Вскоре после того, как это сделала, она выпрямила голову.

— Поскольку ты смогла сказать, что завтра будешь в порядке, думаю, я могу тебе уступить.

Похоже, её настроение устремилось туда, куда Эрика и надеялась.

— Да, серьезно… Эх~, как раздражает.

Изначально даже Эрика не верила в этот вздор, что завтра будет в порядке.

Придя к некоему выводу, Эрика поднялась с вялым выражением лица.

— В конце концов, мы, наверное, лишь заигрывали с Тацуей. Мы толком никогда не просили у него «руку помощи», предполагая, что даже если ничего не скажем, он всё равно придет на помощь. Поэтому я пришла в ярость~, когда увидела, что он также помогает той женщине и держит ногу в обоих лагерях… Черт, мне снова становится неловко.

Между щелями рук, которыми она закрывала лицо, был виден румянец. Её смущение не ограничилось лишь словами.

Видя этот странно очаровательный вид, Мизуки глубоко вздохнула.

— …Что за вздох, ты будто говоришь «ты удивила меня от всего сердца».

— Не уверена насчет всего сердца, но ты меня действительно удивила.

Мизуки сделала большие глаза в ответ на острый взгляд, посылаемый Эрикой между пальцев.

Но острота из глаз Эрики постепенно исчезла.

Мизуки чуть передвинулась и оказалась прямо перед Эрикой (ей потребовалось лишь повернуть стул), затем схватила её руки и убрала их с лица Эрики.

— Значит, в конце концов, ты просто упрямо застряла в яме ненависти к самой себе… Думаю, такое мышление называется «внутренний монолог».

— Ауч! Мизуки безжалостно пронзила мне грудь своими словами~.

— Я говорю очень серьезно.

— …Извини.

Хотя за этими словами не было эмоций, тело Эрики, похоже, сжалось ещё больше.

— Откровенно говоря, Эрика-тян, ты не можешь полагаться на то, что Тацуя-кун сделает первый шаг навстречу.

— …Как я и думала?

— Я не уверена, действительно ли ты в поисках или нет, но если всё, что ты будешь делать — это прятаться, тогда он действительно оставит тебя в стороне, так ведь? Прежде всего, Миюки для Тацуи — это всё. Даже если ты не сделаешь никаких явных жестов, если ты по крайней мере не приложишь усилий, чтобы остаться в его поле зрения, вспомнит ли он тебя?

— …Такое… определенно возможно.

— Думаю, я с уверенностью могу сказать, что идея, что Тацуя активно будет уделять внимания Эрике — явно неверна. Я уверена, что ты уже проиграла, если начала с этого предположения.

— Да… ты права. У этого парня стальные нервы, и я буду слишком доброй, если скажу, что он медленно соображает. С таким противником неловкость никуда меня не приведет.

Эрика крепко сжала пальцы.

Увидев это, Мизуки показала теплую, заботливую улыбку.

Такая сцена встретила Микихико, когда он вошел.

— Эх, значит, вы действительно с собой ничего не взяли, — и как только вошел, Микихико произнес эти слова.

Прежде чем две девушки успели спросить «о чем ты говоришь?», Микихико достал два бутерброда с пластикового пакета, который нес в руках.

— Держи, Эрика, он с тунцом, картофелем и морковью. Шибата-сан любит бутерброды с яйцом, верно?

— Э, почему?

— С-спасибо.

— Всегда пожалуйста, — ответил он Мизуки. — Просто так. Если ты ничего не съешь, всё равно будешь голодна, даже если ничего не делала, только спала, да? — затем ответил на вопрос Эрики.

— Хо~… Мики, ты становишься наблюдательней.

— Хотел бы я сказать: рад это слышать, но это от Тацуи. Потому что ты по-видимому его избегаешь, он попросил меня принести их.

Услышав слова Микихико, Эрика и Мизуки переглянулись.

— Значит, он не забыл…

— Похоже, тебя не оставили в стороне…

Эрика вдруг решительно вскочила.

— Ч-что такое?

Перед удивленной Мизуки Эрика приняла победоносную позу.

— Если у тебя об это есть свои мысли, то у и меня тоже, Тацуя-кун! Я не смирюсь с тем, что со мной обращаются, как с пустым местом!

— Ты явно сбежала, когда он обратил на тебя внимание.

— Мики, ты что-то сказал?

— Нет. Я просто сказал, что лучше ешь побыстрей, — Микихико достал свой собственный бутерброд и ответил, не удосужившись на неё даже ещё раз посмотреть.

Как и ожидалось от друзей детства. Даже если случайно наступил на мину, он ловко выкрутился — у него большой опыт в обращении с Эрикой.

В любом случае, Эрика успокоилась и села. Сразу же после этого все трое начали есть свои бутерброды.

— Ауч!..

Внезапно лицо Мизуки напряглось, и она быстро закрыла глаза. Эрика ловко поймала выпавший с её рук бутерброд с яйцом. Но так как Эрика сделала это машинально, она и Микихико продолжали смотреть на Мизуки, на которую навалилась мучительная боль. Мизуки сняла очки и прижала руки к глазам.

С её уст выскользнули сломанные стоны:

— …Что… Это… Такая аура… я никогда не видела…

Заметив неладное, Микихико поспешно достал талисман и активировал барьер, блокирующий духов. Хотя это было против школьных правил о запрете ношения CAD, сейчас никого из присутствующих это не волновало.

— Это «демоническое» присутствие…

Это были не псионовые, но пушионовые волны. Вот почему Эрика не могла знать, а Микихико узнал лишь после того, как сосредоточился.

Чисто «демонические» волны пронзили и прошли сквозь барьер.

Учитывая их способность проникнуть сквозь линзы, неудивительно, что такая сила сумела повлиять на глаза Мизуки.

— Шибата-сан, надень свои очки.

Однако вместе с барьером защитные линзы должны суметь отразить волны.

Как и предположил Микихико, Мизуки сумела расслабиться, когда снова надела очки.

Поэтому у них, наконец, выдалось свободное время, чтобы осознать, что случилось…

Эрика и Микихико, оба с бледными лицами, переглянулись.

— Не говори мне, что вампир здесь, в школе?

— Как нагло! Мики, где он? — бойко вскочив на ноги, Эрика не обратила внимания на грохот упавшего стула. Она с ярким выражением двинулась к Микихико.

— Эрика, расслабься, — Микихико тоже поднялся и спокойным тоном серьезно ответил.

— Прежде нужно взять наши устройства. С одними талисманами я не чувствую себя в безопасности.

— …Верно. Мизуки, подожди здесь, в классе.

— Я тоже иду.

Эрика потребовала очевидного, но Мизуки покачала головой.

— Мизуки?

— Я чувствую, что мне лучше пойти с вами. Что до причины… я и сама не уверена.

Её тон остался мягким, но содержал храбрость, которую нельзя было разубедить.

— …Понял. Но, пожалуйста, не отходи от меня.

— Мики? — Эрика широко раскрыла глаза на неожиданные слова Микихико.

Тем не менее его слова были результатом тщательного размышления, а не сказанные чисто по обстоятельствам.

— Один человек будет легкой добычей, но группа сможет атаковать легче. К тому же, глаза Шибаты-сан станут одним из основных козырей.

— Ха… Мики, тогда ты должен взять ответственность за защиту Мизуки.

Любые другие слова будут лишь напрасной тратой времени, поэтому Эрика направилась к месту, где хранились CAD. Микихико был на шаг позади. И он, и Мизуки знали, что сейчас не время и не место для каких-либо подростковых романтических сцен. Тем не менее, чтобы убедиться, что Мизуки не останется позади, он ничего не мог сделать, кроме как взять её за руку… Микихико убедил себя в этом.

◊ ◊ ◊

Лейтенант Сильвия, позывной «Меркурий Первая», во время миссии в Японии служила поддержкой Майору Анджелине Сириус. Тем не менее, в её обязанности забота о Лине не была включена.

Члены Звезд подразделялись на Планеты Первого Класса, Планеты Второго Класса, Созвездия, Кометы, и Спутники. Среди них Планеты Первого и Второго Класса, а также Созвездия, считались передовой линией войск, тогда как Кометы и Спутники как правило выполняли роль поддержки или агентов под прикрытием. Конечно, так роли были распределены на бумаге, поскольку Лине была поручена миссия под прикрытием, несмотря на её статус Планеты Первого Класса.

Как члена «первого класса» Кометы «Меркурий», обязанности Сильвии как правило ограничивались поддержкой с тыла, например использование магии для сбора и анализа данных. Среди её соотечественников в этой миссии её способности сбора данных высоко ценились и, в отличие от посольства, она специально готовилась тайно анализировать сигнатуры псионовых волн.

Её текущая задача заключалась в идентификации человека в маске, сбежавшего от Лины после их боя. Чтобы проверить, есть ли у кого-то похожая сигнатура псионовых волн, она в одиночку проходила через всю актуальную информацию о людях, связанных с армией и правительством USNA.

Как ключевой компонент CAD, индукционный камень обладал функцией преобразования псионовых сигналов в электрические сигналы. Более того, независимо от того, был это волшебник, или простой человек, следы Псионов по-прежнему выпускались, даже если он ничего не делал. После того как индукционный камень завершит преобразовывать псионовый сигнал в электрический сигнал, шаблон может быть электрически записан и передан в проектор. Однако по сравнению с плоским изображением проектора, когда пытаешься преобразовать изображение обратно в сигнатуру псионовых волн, за короткий промежуток времени могут появиться несколько различий. Вот почему на эту задачу вместо обычных людей были отведены тренированные в идентификации сигнатуры псионовых волн волшебники.

В конце концов, практически невозможно собрать данные всех военных и правительственных чиновников USNA, но был включен почти каждый волшебник. Также были включены люди, которые не были волшебниками, но находились под юрисдикцией Звезд. Тихо молясь, что ничего не найдет, Сильвия продолжила проверку.

Сначала она проверила, что никто из Звезд не имеет этой сигнатуры. Остальные из других передовых сил, не связанных со Звездами, у которых было сходство, имели алиби. Вскоре после полудня Сильвия обнаружила нечто, заслуживающее внимания.

«Э? Не может быть…»

◊ ◊ ◊

Когда Лина обедала со своими одноклассниками из класса A, а не с группой Миюки, она билась над тем, что будет делать после. Обеденный перерыв длится всего один час, и осталось всего лишь 30 минут. Наверное, минут через пять она закончит есть. После этого она обычно искала другое место для чая или шла в школьный совет, как член на полставки, но сегодня…

«…Наверное, следует пойти встретиться с Миа»

Она была соседкой Лины, и на некотором уровне тоже товарищ. Сегодня Михаэла Хонда, или если коротко «Миа», посещает Первую Школу под прикрытием продавца из Устройств Максимилиана. Лина была занята преследованием дезертиров, поэтому последние пару дней её не видела.

Хотя она над всем этим размышляла, движения рук и выражение Лины не раскрыли, что было у неё в голове, она естественным образом продолжала разговаривать со сверстниками до тех пор, пока последняя пустая тарелка не была удалена.

«Это!?»

Лина машинально захотела встать, но сразу же поймала себя, когда подняла талию. К счастью, одноклассники предположили, что она поправляет осанку, и не обратили внимания. Лина надела вежливую улыбку и яростно пресекла волнение, пробежавшее в голове.

Именно тогда прошла чужеродная волна. Она увидела, что сверстники ничего не заметили, наверное это была не магическая аура, но волна Пушионов. Лина заметила лишь потому, что в последнее время множество раз вступала с ней в контакт во время боя. Это было присутствие человека в маске, «вампира». Она также грубо определила его направление. Оно исходило из-за двери, в которую входят рабочие.

«Точно, Миа!»

В то мгновение, когда она подумала о его местоположении, через голову Лины прошло всё, о чем она размышляла. Прямо сейчас было как раз то время, когда Миа посетит Первую Школу. Как член команды перевозки, она должна была получить доступ к этим дверям.

— …Извините, я только что вспомнила, что мне нужно кое-что сделать. Я догоню вас позже, ребята, — Лина вежливо извинилась перед сверстниками и поднялась из-за стола.

◊ ◊ ◊

«Это оказалось Образованием Иллюзорного Контакта… Похоже, было ошибкой отнестись к ним слишком легкомысленно, как к обычной старшей школе»

Из трейлера Устройств Максимилиана раздался бессловесный голос. Отраженная пушионовая волна была похожа на взмахи крыльев пчелы, шум, который нельзя услышать человеческим ухом. Это был «звук», сформированный коллективным сознанием вампиров. В этом «голосе» было 70% подтверждения и 30% отрицания. Перемешанные и разрозненные голоса не могли быть разделены так легко.

«Думаете, они заметили?»

Образование распространилось вдоль стены и двери. Между скрытой пушионовой волной и замаскированными псионовыми волнами произошло лишь сиюминутное волнение. Лишь горстка волшебников способна обнаружить пушионовые волны, а кроме этого их сигнатура псионовых волн была как у обычного человека.

В трейлере у вампира появился новый вопрос, на который ответили пушионовыми волнами изнутри. Если бы присутствовала третья сторона, способная обнаружить эти мысли, тогда наблюдатель увидел бы, как она говорит сама с собой. На этот раз ответ был на 90% отрицательный, они считали, что не были обнаружены.

«Я тоже так думаю… Тем не менее, не следовало сюда приходить»

Чтобы поддерживать видимость, её прикрытие, позволившее ей нагло получить доступ к Первой Школе, было поистине отличной возможностью. Однако если взять во внимание её истинные цели, вход в Первую Школу, напичканную сенсорами и контр магией, нес неоправданный риск. Её внешний облик не позволил отказаться от этого задания, но было бы лучше избегать этого места, даже если бы пришлось отказаться от внешней личности… Её начало охватывать беспокойство.

◊ ◊ ◊

После обеда Тацуя прибыл на крышу школы.

Из-за кислого настроения Эрики, вышло так, что Тацуя, Миюки и Хонока обедали сегодня вместе.

С определенной точки зрения он оказался в положении, когда у него по цветку в руке. К черту, он был именно в таком положении. В конце концов, ни Миюки, ни Хонока не потрудились скрыть своё влечение. Они не то что не пытались, они никогда даже не хотели его скрыть.

Он ничего с этим не мог поделать, но даже кто-то с сердцем Тацуи почувствует себя немного неловко из-за взглядов, бросаемых тайком в его направлении. Именно поэтому он и решил сбежать из столовой.

Крыша Первой Школы была подобна воздушному саду вкупе с модными скамейками, и была весьма популярным местом в школе.

Тем не менее, учитывая середину зимы, немногие приходили сюда из-за кусачего холода на улице.

Сегодня было довольно влажно, но с уменьшением температуры было чрезмерно холодно. Поэтому на крыше были лишь они трое. Можно предположить, что против холода можно использовать магию, но за исключением выбранного меньшинства, большинству учеников было запрещено носить CAD. К тому же никто не был достаточно глуп, чтобы «использовать магию без CAD» просто чтобы защитить место обеденного перерыва. Тем не менее, они трое принадлежали к этому меньшинству. В настоящее время Миюки применила магию, чтобы блокировать холод, и позволила всем троим насладиться уютным временем.

И ещё раз для акцента: магия Миюки покрывала всех троих. Её магия концентрировала кислород для создания холодного воздуха. Даже если она изменила направление, тривиальная задача удерживания снаружи холода, который не достиг даже точки замерзания, для неё была парой пустяков.

Другими словами, там никак не могло быть холодно.

Но Хонока плотно обхватила руку Тацуи, что даже ни одной щели не было видно.

В тот момент, когда Хонока сделала свой ход, Миюки пораженно посмотрела — хотя, взгляд был более похож на холодный — но теперь схватилась за другую руку Тацуи, будто чтобы оспорить требования Хоноки.

Благодаря этому Тацуя стал полностью неподвижным, как если бы ему связали обе руки.

Сейчас Тацуя был бы просто очаровательным, если бы немного покраснел, но даже когда он с обеих сторон был скован грудями значительной величины, на Тацуе по-прежнему была его обычная кривая улыбка, которая говорила «что я могу поделать». Многие из учеников верили, что в его положении никто не должен жаловаться, даже если тотчас же получил бы удар ножом в спину.

К тому же Миюки и Хонока по некой неизвестной причине погрузились в молчание. При более внимательном рассмотрении, они двое покраснели до кончиков ушей. Поскольку это не из-за температуры, то причина должна быть в этом. Не лучше ли им отпустить руки, подумал Тацуя. Хотя с такими мыслями его бы не назвали нечувствительным, но он не смог бы избежать обвинения в игнорировании женского сердца.

Тем не менее, даже когда положение стало таким, Тацуя не собирался вечно жаловаться. Так как они двое больше не говорили, Тацуя начал в голове организовывать данные относительно текущего инцидента.

Изначально он думал, что «вампиры» атакуют людей с некой целью. Исходя из текущего положения, он знал лишь то, что они атакуют людей с высокими магическими способностями и забирают кровь и духовную энергию.

Почему они атакуют волшебников?

И какой смысл забирать кровь?

В конце концов, почему они прибыли в Японию, сбежав от военных USNA? Они остаются в Японии, чтобы достигнуть некой цели, или третья сторона заставила их здесь что-то делать.

Не в состоянии найти ответы на эти вопросы, он как-то переключился на подлинную личность «вампиров».

«На основе системы идентификации практиков древней магии, мы должны быть правы в том, что «вампиры» действительно «Паразиты»»

«Согласно гипотезе сэнсэя, есть хороший шанс, что Паразиты сформировались из независимых информационных тел, отколовшихся от человеческой психики»

«Информация Шизуку, что эксперимент USNA по созданию миниатюрной черной дыры — катализатор, тоже заслуживает доверия»

«В таком случае инцидент был вызван информационными телами, которые вторглись из другого измерения… Моя теория верна?»

«Проблема заключается в связи, вернее в её отсутствии, между информационными телами, которые вторглись из другого измерения, и информационными телами, которые сформировались активностью человеческой психики»

«Суть в том, где истинная форма «психики»? В другом измерении? Высшем измерении? Или даже «нигде»?»

«В таком случае, где Идея? Эйдос?»

Заметив, что движется в когнитивный тупик, Тацуя слегка покачал головой и попытался реорганизовать мысли.

«Есть две возможности»

«Первая: Паразиты вторглись из другого измерения»

«Вторая: из другого измерения просочилась неконтролируемая энергия и стимулировала ранее спящих Паразитов, обитающих в этом мире»

«И наконец мы ничего не знаем о независимом информационном теле, полученном из активности человеческой психики, так что это предел того, куда мы можем зайти»

«Учтя эту предпосылку, я должен понять, как его обнаружить и разрушить»

«Если информационное тело пришло из психики, высока вероятность, что оно состоит из Пушионов»

«Поэтому учитывая мои способности, есть ещё враги, которых я не могу разложить, даже если могу их почувствовать, э…»

Его ход мыслей был сорван неожиданным движением Миюки.

— Миюки, что случилось?

Она шевельнулась не потому, что больше не могла этого выносить, но непроизвольно двинулась из-за беспокойства.

Услышав голос Тацуи, Хонока заметила, что это не потому, что он нянчится с Миюки и также отпустила его руку. Её тело сразу же задрожало, потому что магия, удерживающая холод, исчезла.

— Ах, мне ужасно жаль.

Миюки свободной рукой быстро активировала CAD.

Холодный воздух улетучился в мгновение.

Однако выражение Миюки осталось к этому равнодушным.

— Нет, не утруждай себя. Так что случилось?

Действия Тацуи не передали даже намека, что его затронул холод.

С его Магией Самовосстановления в сочетании с буквально адскими тренировками, у Тацуи не было причин храбриться перед лицом холода. Он был больше обеспокоен странным поведением сестры.

— …Такое чувство, что по телу прошлась своего рода волна дискомфорта… Нет, наверное, это моё воображение.

Миюки виновато покачала головой, будто чувствовала вину за беспокойство Тацуи во время его перерыва. Тем не менее, Тацуя обратил внимание не на её извинение.

— Волна дискомфорта? Псионовая или пушионовая?

По совпадению сопоставив это с предыдущими размышлениями, Тацуя не мог просто забыть это как неправильное истолкование. Тем не менее, его вопрос оказался бессмысленным.

— Я не знаю… но если Онии-сама не заметил… думаю, это Пушионы?

Невозможно, чтобы Тацуя не сумел обнаружить псионовые волны.

Совершенно неожиданно. Когда это пришло Тацуе на ум, он сразу же сделал вывод, что сейчас не время для таких неторопливых мыслей. В терминалах старшей школы магии, которая непосредственно связана с Национальным университетом магии, хранятся горы секретной информации, поэтому были обязательны и реализованы гарантии безопасности на уровне университетов магии. Были установлены не только контрмеры против подозрительных личностей или скрытых записывающих устройств, но и серьезные контрмеры против магии.

Внезапный всплеск пушионовых волн намекал, что кто-то проник сквозь контрмеры. Государственные учреждения определенно вмешались бы, если бы это место наводнили магические волны, вызывающие дискомфорт. Учитывая, что это чувство прошло в большинстве своём незамеченным, владелец волны обладал силой обуздать свои пушионовые волны.

Одного дискомфорта недостаточно, чтобы посчитать владельца опасным, но для оптимистического исхода объяснений было даже меньше. Ненужно даже говорить, что среди возможных противников, которые могут у Миюки вызвать замешательство, высокий шанс, что это «вампир».

Когда он размышлял над тем, как выявить источник этой пушионовой волны, и как лучше всего с ним справиться, его информационный терминал завибрировал. Это был звук входящего звонка. Тацуя поднес терминал к уху.

— Тацуя-кун, это ужасно!

Прежде чем он успел что-то сказать, из терминала вырвалась эта фраза. Даже если ничего критического не случилось, более робкий человек — если предположить, что не «упадет» после слова «ужасно» — запаникует. Под нормальными обстоятельствами можно было бы подумать, что сначала нужно назвать своё имя, но сейчас для этого было не время и не место. К тому же для Тацуи это была прекрасная возможность вступить в разговор.

— Саэгуса-сэмпай, знаешь точное местоположение?

Передатчик, которым в прошлый раз он выстрелил в тело вампира, всё ещё не был вынут. Пока существо, которое вторглось, — предыдущий вампир, они могут использовать школьную Локальную Систему Позиционирования (LSP), чтобы найти текущую позицию цели. Как предыдущий Президент школьного совета, Маюми должна знать пароль к контрольному механизму LSP (конечно, это вопиющее нарушение её обязанностей Президента школьного совета).

— Вампир уже в школе, ах, будет намного легче, если ты уже всё понял. Предыдущий сигнал шел от черного хода к погрузочному складу персонала для классов практики. Сегодня там запланирована демонстрация нового проверочного оборудования работниками Устройств Максимилиана.

«Другими словами, вампир проник в эту группу»

Несмотря на то, что это имело отношение к его предыдущим размышлениям, Тацуя отложил вопросы, вроде «почему вампир выбрал именно это время, чтобы появиться» или «какая его цель» и быстро поднялся.

И сразу же после этого активировал Устройство Полёта на талии и прыгнул через ограждение.

Миюки со своим Устройством Полёта быстро последовала его примеру.

Не имея личного Устройства Полёта, Хонока была оставлена позади, на крыше.

◊ ◊ ◊

Кроме членов школьного совета и выбранных членов дисциплинарного комитета, остальным ученикам было запрещено в школе носить CAD.

Ученики оставляли их в хранилище и забирали после школы.

Когда уроки ещё не закончились из хранилища взять CAD довольно трудно. Во время весеннего инцидента любой человек с глазами мог сказать, что было экстренное положение, поэтому для взятия CAD были сделаны специальные исключения. К сожалению, аномалию сегодня обнаружила лишь крошечная часть учеников и учителей. Прискорбно, но персонал в хранилище не был в их числе, поэтому запросы Эрики и Микихико были отклонены…

…Но только если бы здесь были лишь они.

— Йошида-кун, как… А, вы, ребята, тоже заметили.

Когда Эрика спорила с персоналом, прибыл Катсуто.

— Дзюмондзи-сэмпай.

Неважно, как сильно Эрика плясала под свою дудку, она никак не могла проигнорировать Катсуто. И не из-за их положения младшеклассницы или старшеклассника, а из-за разницы между их навыками и статусом.

Эрика чуть отошла, но оставила руки на стойке, когда Катсуто слегка наклонился вперед. Этого одного было достаточно, чтобы работница, которая была на дежурстве в хранилище, была перегружена присутствием ученика.

— Сейчас экстренное положение, мне нужно получить мой CAD.

На самом деле Группа Клубной Деятельности также неофициально имела право носить CAD, но Катсуто вежливо соблюдал правила, после того как уступил свою должность Хаттори.

— Н-но уроки ещё не закончились…

— Это экстренное положение.

Но, похоже, он оказался тем, кто не собирался быть связанным правилами. Столкнувшись с работницей, которая искренне пыталась отстаивать свой долг, Катсуто ещё раз надавил. Наконец, хорошая работница жалобно уступила и потеряла весь цвет лица.

— Если ничего не предпринять, будут серьезные последствия. Пожалуйста, верните мой CAD.

— …Хорошо, подождите немного.

Упрекнуть работницу в слабости было бы неуместно. Если только не быть со столь же свирепым характером, невозможно противостоять воле Катсуто.

— Эти двое мои ассистенты.

— …Поняла.

Тем не мене, её положение было действительно жалким.

◊ ◊ ◊

Лина бежала с комом в горле, и как только в поле зрения попал трейлер Михаэлы, она сразу же поспешила к нему. Изначально она крайне сопротивлялась идее, что товарищи увидят её в форме школьницы. Одно дело, когда кто-то просто увидит её в форме, но совсем другое и чрезвычайно смущающее, если кто-то увидит её в форме, когда она будет находиться в настоящей старшей школе. Миссия Лины заключалась в проникновении в качестве ученицы старшей школы. Но из-за другой миссии по выслеживанию нечеловеческих дезертиров, её разведывательная работа в настоящее время была приостановлена. К тому же её раскрыли её же цели расследования, Тацуя и Миюки. Лину кое-что без конца беспокоило: есть ли ещё необходимость маскировать себя под ученицу старшей школы?

Однако даже если Тацуя и Миюки о ней знали, сверстники и учителя, похоже, не знали. Видимо у Тацуи и Миюки не было намерений раскрывать истинное лицо «Сириуса». И Лина не имела понятия, что они планируют. В положении, когда она никак не может не дать им двоим раскрыть её секрет, держать детали в тайне — для неё лучший выбор.

Прямо сейчас было время, когда она должна была убедиться, что избегает любого подозрительного поведения, не соответствующего ученице старшей школы.

Поэтому Лина не могла решить, должна ли посетить Михаэлу в трейлере Устройств Максимилиана.

Тем не менее, просто поставить в известность Михаэлу даже не пришло Лине на ум. Хотя несколько наивно, но она не могла игнорировать свой долг по отношению к товарищам. Оказавшись между долгом по отношению к товарищам и своей миссией, Лина застряла между молотом и наковальней. Она приняла позицию, чтобы избежать обнаружения противником, но пренебрегла осторожностью к окружению.

Лина видела, как Михаэла вдали сходит с трейлера, но не смогла почувствовать ничего особого и вздохнула.

◊ ◊ ◊

Хотя Тацуя и Миюки знали место назначения, они едва ли спустились вниз с насильственным ревом. Без сомнений, вампир, вызвавший переполох в столице, проник в школу, но на самом деле большого хаоса видно не было. Со времени срабатывания тревоги цель должна быть под наблюдением, и к тому же работники Устройств Максимилиана вошли в школу на законных основаниях. Опрометчивые действия без уважительной на то причины запрещены.

Но непрерывное наблюдение для Тацуи тоже не вариант. К тому же он впервые столкнулся с волшебным созданием, а не с волшебником.

Если начать бой наудачу, тогда есть возможность раскрыть секретную магию и техники. Одного воображения о приказах неразглашения было для него достаточно, чтобы почувствовать себя угнетенным.

По крайней мере, было бы легче, если бы они знали, кто был «вампиром», зараженным Паразитом. Команда Устройств Максимилиана состояла из шести сотрудников. Если они будут передвигаться вместе как группа, невозможно будет различить, кто из них излучает сигнал. Тем не менее, о том, чтобы заставить их всех и других свидетелей исчезнуть — а в этом случае, наверное «ликвидировать» — также не может быть и речи. Спрятавшись в пустом классе научного крыла, Тацуя с сестрой пристально следили за мобильной лабораторией (модифицированным трейлером, используемым в качестве хранилища) возле зоны стыковки.

— Лина? — невольно вырвалось у Миюки. Прежде чем сестра заговорила, Тацуя уже знал о присутствии Лины, что та идет к трейлеру, но сейчас с новым интересом посмотрел на переведенную ученицу со светлыми волосами.

Их «дуэль» произошла лишь позавчера — хотя она произошла около полуночи, так что всё, что до рассвета считается вчера — но вот она пришла в школу как ни в чем не бывало. Конечно, ожидаемо, что спец. войска больших стран сделаны из прочного материала, но здесь она также делала неосторожные шаги, не подобающие её статусу.

Не было видно, что она делала это умышленно. Она слишком расслабила внимание, до такой степени, что даже не обнаружила их взгляд. От неё исходило впечатление, что она в муках нерешительности.

Тацуя следил за ней без каких-либо конкретных причин, как раз когда женщина в костюме направилась к Лине с предыдущей позиции возле трейлера.

По движениям губ он понял, что Лина сказала имя «Миа». Тацуя предположил, что эта женщина — агент USNA, посланный проникнуть в Устройства Максимилиана.

На вчерашнем допросе Лина сказала, что охотится на вампиров. И сказала не для галочки, она действительно на них охотилась. Однако вместе с тем она сказала, что они знали, что дезертиры сбежали в Японию, но не знали их настоящих личностей. Была высока вероятность того, что вампир замаскировался одним из их агентов, из-за чего вампиров стало гораздо труднее обнаружить.

«Трудно представить, что кто-то вроде Сириуса из Звезд не смог бы идентифицировать свою цель, даже после неоднократного с ней столкновения…»

Подумав об этом, Тацуя рискнул взглянуть на эту женщину своим «взглядом».

И сразу же после — почувствовал. Своими усиленными чувствами он нашел следы поиска другого наблюдателя.

Вокруг женщины затанцевало огромное количество «духов».

◊ ◊ ◊

В отношении неожиданного запроса на контакт от Анджелины Сириус на территории Первой Школы, Михаэла Хонда почувствовала волну замешательства и тревоги. Хотя у них была одна и та же миссия в обнаружении таинственного волшебника Стратегического Класса, Лина и Михаэла принадлежали разным командным структурам. В плане ранга Лина была выше, но трудно представить, как она отдает приказы Михаэле. Хотя в этом отношении Лина не придерживалась традиций. Мягко говоря, её не испортило общество, а если отрицательно говоря, она была просто упрямой. Тем не менее, Михаэла не имела понятия, в чем Лина попросит её помочь. Лина была Главнокомандующим Звезд, тогда как Михаэла простым техником.

Тем не менее, она не могла игнорировать непосредственную начальницу. Если так сделает — всё равно, что закричит, что подозрительна. Михаэла вышла из трейлера, усердно попыталась принять вид нормальности и направилась к Лине.

При этом она отмахнулась от продолжавших её преследовать духов, будто от мух.

◊ ◊ ◊

То, как женщина-техник пыталась избежать невидимых для обычных волшебников духов, укрепило веру Микихико в то, что это именно она.

— Это точно она. Здесь невозможно ошибиться.

Услышав приглушенный голос Микихико, Катсуто молча кивнул.

— Полагаю, что Лина. Значит… она лидер, — едва сдерживая ярость, прошептала Эрика, она уже держала в руке устройство в форме ваказаси.

Хотя Тацуя и Миюки знали, что это недопонимание, было совершенно естественно, что Эрика сделает такое предположение.

— Там барьер, который блокирует зрение и слух, но они не могут соврать машинам…

— В таком случае, позвольте мне кое-что сделать.

Микихико и Катсуто обменялись кивками. За Микихико была Мизуки, она совершенно не могла скрыть своё встревоженное выражение и содрогнулась.

— Эрика, ещё рано.

— Поняла.

Она и правда немного отвлеклась, но сохраняла спокойствие, когда ответила. Услышав это, Микихико бросил талисман, который держал в руке. Шесть полос бумаги выстроились в виде веера и на небольшой высоте заскользили вдоль земли. Талисман приземлился, сформировав вокруг трейлера идеальный шестиугольник.

— Начинаю.

В отличие от теорий современной магии, он вызвал магию широкой области, которая препятствует чувствам.

◊ ◊ ◊

— Миа… Что случилось?

Видя, как Михаэла взмахнула руками, будто отгоняя мух, Лина склонила голову в недоумении.

Не было бы замешательства, если бы всё ещё было лето. И это не было бы странным весной или осенью, но сейчас была середина зимы. Температура была абсолютно холодной, без всякого намека на тепло. Одно дело в помещении, но снаружи мухи летать никак не могут.

— Нет, ничего.

Если бы Лина лишь услышала её голос, то ничего бы не заметила. Однако её выражение явно дрогнуло и если учесть время и место, это была бы тяжелая ошибка. Так считала Лина.

Но Лина также считала, что ошибка, которую совершила Михаэла, в данную минуту не важна.

Тем не менее, сейчас она была вынуждена сказать Михаэле, что они должны покинуть это место. Хотя инстинкты Лины говорили ей проверить источник колебания Михаэлы, но логика требовала сначала убедиться, что Михаэла успешно сбежит от угрозы вампира.

Эта нерешительность отяготила действия Лины. К счастью, больше не было необходимости ломать голову.

— …Что это? Мы окружены!?

Тот факт, что их охватила магия широкой области, подавляющая чувства, сразу же привлек внимание Лины.

◊ ◊ ◊

— Это барьер!?

Даже Миюки была поражена, что большой трейлер, за которым она наблюдала, внезапно исчез. Увидев, как сестра вопросительно повернула к нему голову, Тацуя утвердительно кивнул:

— Должно быть, Микихико. Довольно впечатляющая техника.

— Йошида-кун?

Не вспоминая ни о первом, ни о втором потоке, Миюки не смогла скрыть своё удивление, что ученик первого года мог разработать такое сложное и мощное формирование, обманувшее чувства.

— Магия влияет на зрение и слух. Похоже, она не может повлиять на физические движения, хотя…

Он немного затревожился, оставляя Миюки в неведении относительно процесса, но он не мог позволить потратить зря кропотливые усилия, затраченные на создание этой сцены. Тацуя временно восстановил связь с линией, которая ранее оставалась в режиме ожидания.

— Саэгуса-сэмпай, это Шиба.

— Что такое?

Ответ пришел сразу же. Похоже, она всё это время оставалась на линии.

— Пожалуйста, выключи записывающие устройства недалеко от зоны стыковки к зданию практики.

На улицах это был бы возмутительный запрос даже для дочери Семьи Саэгуса, но в пределах школы на некотором уровне Маюми всё ещё могла манипулировать всем, что считает нужным.

— Зачем… Даже если спрошу, ты, скорее всего, не ответишь.

— Пожалуйста.

— Эх… Хорошо, они выключены.

Если немного подумать над этим, можно прийти к выводу, что Маюми слишком балует Тацую.

С другой стороны, Тацуя тоже балует Маюми, так что это было больше похоже на «взаимную вежливость» или «взаимную выгоду».

— Выдвигаемся, Миюки.

— Да, Онии-сама.

Обменявшись взглядами, Тацуя и Миюки вылетели из окна классной комнаты, в которой скрывались.

◊ ◊ ◊

Однако одним инстинктом ей удалось избежать белого клинка, мелькнувшего перед глазами.

Лина толкнула Миа в сторону и использовала этот толчок, чтобы самой перевернуться назад. Хотя покрытая пылью, она всё же достала из внутреннего кармана старый информационный терминал. Скользнув в бок, Лина открыла терминал. Внутри оказался плоский CAD общего типа. Но Эрика не замешкалась — совершенно естественно, что замаскированные злоумышленники будут оборудованы диковинным оборудованием для неожиданных нападений.

Даже не взглянув на Лину, Эрика бросилась к упавшей Миа и направила на неё острый конец ваказаси, держа его одной рукой.

— Что ты делаешь, Эрика!?

Лина активировала магию, сконструированную, чтобы откинуть Эрику.

Но столкнулась с барьером контр магии, возведенным против неё, и была заблокирована от изменения явления.

— Катсуто Дзюмондзи!?

Когда она резко повернула голову от потрясения, перед ней появился серьезный гигант. Хотя его телосложение для неё не было чрезмерно возмутительным, само его присутствие, казалось, возвышалось над ней.

Разведка идентифицировала его силу как нечто, чего заранее следует опасаться. Тем не менее, столкнувшись с ним лично, трудно было не пасть в благоговение перед тем фактом, что рядом находится кто-то его калибра. За то мгновение, когда внимание Лины было приковано к Катсуто, Эрика уже сделала последний шаг.

— Миа!?

Отчаянный крик, оплакивавший судьбу товарища, стремительно заменился изумлением, которое чувствуешь, когда наблюдаешь невероятное зрелище.

Миа схватила клинок ваказаси голыми руками. Не используя CAD, её ладони были завернуты в магию барьера.

Лина видела эту магию раньше. Это была та самая магия, что и у загадочного человека в белой маске.

— Что здесь происходит?..

— Лина, ты меня слышишь!?

— Сильви?

— Слава богу! Я наконец прорвалась.

Это не был разговор через устройство связи. Это была магия, в которой преуспела Сильвия. Не используя в качестве медиума физическое тело, она передала свой голос через воздушные колебания. Пока будет сосредоточена на цели, она будет игнорировать любые физические препятствия и общаться без передатчиков или записывающих устройств, и неважно, насколько большим будет расстояние.

Строго говоря, эта магия более эффективна в качестве метода прослушивания, но и в качестве передающего инструмента у неё есть собственные достоинства: сигналы передаются через воздушные вибрации в ушах, при этом не нужно беспокоиться, что кто-то подслушает. Да и практичность магии не может быть оспорена, так как не требует с принимающей стороны времени на активацию принимающего устройства.

— Я раскрыла личность человека в белой маске.

Даже когда Михаэла и Эрика держались друг от друга на расстоянии, зайдя в тупиковое положение, сознание Лины по-прежнему было приковано к голосу Сильвии.

— Это Михаэла! Настоящая личность человека в маске — Михаэла Хонда!

Сознание Лины опустело, но только на мгновение.

— …Миа, значит это ты человек в белой маске!

Для Лины, Михаэла была простым товарищем по команде. Просто так получилось, что их комнаты были рядом и иногда они говорили за чаем.

Тем не менее, тот факт, что Михаэла оказалась той, с кем Лина несколько раз столкнулась, нанес ей сильный удар.

Тем не менее, находясь в безвыходном положении с Эрикой, Михаэла взглянула на Лину, на которой было довольно человеческое выражение. Однако это не был взгляд сожаления или заявления о невиновности, это был холодный, жестокий взгляд того, кто с опаской смотрит на врага.

— Не трать слова понапрасну!

Эрика считала, что вампир и Лина в сговоре. Она полностью проигнорировала то, что посчитала притворным криком неверия Лины и взмахнула ваказаси по отверстию в обороне Михаэлы. Когда ей оставался до противника один шаг, горизонтальный удар, который Эрика направила к уровню шеи Михаэлы, магически изменил направление, чтобы избежать руки, которой та защищалась, и нанес колющий удар по груди.

Пораженная таким поворотом, Михаэла могла лишь с таким выражением посмотреть вниз к груди.

На некотором уровне это был отличный результат.

Несмотря на обучение ближнему бою, Эрика по-прежнему была волшебником.

Хотя Микихико прошел тренировку боевым искусствам, он по-прежнему был практиком магии.

В дополнение к магическому образованию, Эрика была до глубины души мечником. В области меча, когда владеешь лезвиями или кулаками в бою, навыки Эрики были на несколько уровней выше волшебников, с которыми Михаэла сталкивалась до этого.

Однако в следующее мгновение помрачневшей оказалась Эрика. Не обращая внимания на юбку, которую носила, Эрика подняла ногу, чтобы ударить Михаэлу в область талии. И воспользовалась этим толчком, чтобы извлечь ваказаси и отпрыгнуть назад на безопасное расстояние.

Михаэла полоснула правой рукой, чтобы развеять остаточное изображение Эрики. Её пальцы свернулись как когти с пирамидальным силовым полем вокруг них. Перед глазами Эрики и Лины отверстие в груди Михаэлы быстро затянулось.

— Исцеляющая Магия!? Она может исцелить такое повреждение мгновенно!?

— Похоже, мы сражаемся с настоящим монстром.

На встревоженный крик Лины, Эрика выкрикнула свой собственный ответ, при этом не сводя глаз с Михаэлы.

— Тогда, как насчет этого? — раздался голос с тени трейлера.

И в сопровождении голоса холод зимнего воздуха заострился. С безупречной точностью на Михаэлу налетел мороз.

Михаэла была полностью заморожена, не успев ответить ни физически, ни магически.

— Миюки?

Это поразительное зрелище побудило Эрику расслабить позицию и тон. Фигура, которая появилась перед ней, была несомненно Миюки, с Тацуей, появившемся позади неё.

— Что происходит!? Лина, с тобой всё в порядке!?

— Пока всё хорошо, но, пожалуйста, отправь весь спецназ, который сейчас в режиме ожидания. Возможно, к выходу нам придется прорываться.

— …Поняла, всё сделаю.

В ответ на встревоженные вопросы Сильвии о её безопасности, Лина спокойно ответила своими приказами.

Как раз когда Лина и Сильвия разговаривали, к Лине направился Тацуя.

— Отбой, — Лина быстро сказала одно слово и сразу же оборвала с Сильвией связь. Хотя это могло показаться бессмысленным, но всё же это была попытка скрыть свой козырь. Тацуя должен был слышать, что сказала Лина, но не удосужился поднять эту тему.

— Лина, похоже, вы знакомы, но я заберу её, — сказал Тацуя, направившись к её бывшей соседке, которая превратилась в ледяную статую.

— Ты… убил людей из Устройств Максимилиана?

Услышав вопрос Лины, Тацуя сформировал почти что гримасу:

— Не нужно предполагать самое худшее. Я лишь позволил им немного поспать.

Работники Устройств Максимилиана не были заговорщиками, учитывая, что они не знали истинную природу Михаэлы. Они были просто обычными людьми, оказавшимися не в том месте и не в то время. Хотя если бы они создали шум, это создало бы хорошую возможность для Лины, она честно обрадовалась, что они не подвергнутся дополнительной опасности.

— Секундочку. Я попаду в затруднительное положение, если ты просто заберешь её.

Вместо Лины, которая могла лишь неохотно отступить, учитывая её ограниченный выбор, Эрика пожелала оспорить трофей.

— Хотя в глазах Тацуи-куна это может показаться глупым, но у нас есть своя репутация. Если эта женщина действительно та, кто навредил Лео, тогда я не могу отдать её, даже тебе, Тацуя-кун.

Она не была слишком воинственной, но в том, как она держала ваказаси, не было даже грамма впустую потраченных усилий. Это был явный намек, что она может немедленно и с минимальными усилиями начать бой.

Не нужно было даже так тщательно её изучать, её глаза говорили всё.

Эрика была серьезной на 100%.

— Я не настаиваю над тем, что заберу её именно я.

Тем не менее, это было недопонимание эпических масштабов.

— Э?

Как и ожидалось, Эрика приняла озадаченное выражение, будто Тацуя своим ответом её одурачил.

— Разве вы не собирались изучить эту женщину и избавиться от неё?

Лина прикусила губу на слово «избавиться». У неё не было права здесь говорить и выражение её лица ясно показало, что она пытается себя в этом убедить.

— Всё, что нам нужно, — это результаты расследования.

Тацуя даже не посмотрел на выражение Лины. Он сосредоточился, чтобы держать в поле зрения Эрику и Катсуто.

— Я свяжусь для этого со своей стороной.

Тацуя кивнул на ответ Катсуто.

Тацуя смотрел на Катсуто и Эрику,

Миюки смотрела на Тацую и Эрику,

Катсуто не сводил глаз с Тацуи и Лины,

Эрика пристально глядела на Тацую и Миюки.

Лишь Микихико наблюдал за всей сценой, поэтому, конечно же, первым аномалию заметил он.

— Берегись!

Из-за чрезвычайного положения, предупреждение было поспешным и кратким. Но несмотря на это оно достигло желаемого результата. Катсуто возвел в воздухе барьер, чтобы блокировать электричество, сгенерированное Системой Рассеивания, тогда как Тацуя применил контр магию, чтобы развеять электричество.

Миюки и Эрика поспешно повернули головы в сторону заклинателя, который высвободил магию.

И застыли от потрясения — женщина, ответственная за высвобождение магии, оставалась замороженной. Человек из плоти и крови, нет, даже не человек, не смог бы цепляться за своё сознание, это было общеизвестно.

Тем не менее, здесь всё опрокинулось с ног на голову. Ледяная статуя покрылась электричеством.

— Самоуничтожение!? — со скорбью простонала Лина.

— Все, на землю! — одновременно закричали Катсуто и Тацуя. Тацуя прикрыл Миюки, тогда как Микихико обхватил руками Мизуки. Катсуто, Эрика, и Лина присели в оборонительных позициях.

Прорвавшись через лед Миюки, тело Михаэлы охватили языки пламени. И пожрали его, как огонь бумагу, затем сразу же погасли.

После этого танцующий пепел рассеялся… но затем магия выстрелила в Тацую, Миюки, Лину, Эрику, и Катсуто из ранее пустых мест.

Зимнее небо покрывали темные облака, возвещающее, что в любую секунду пойдет снег. Однако удары молнии не шли от облаков, но от, казалось бы, случайных мест. Это была не молния, потому что её скорости было далеко до десятков тысяч метров в секунду, она была в пределах видимого спектра. Самое большее, это была скорость выпущенной из лука стрелы.

Тем не менее даже электрического шара такого размера было достаточно, чтобы сделать все движения невозможными. А десять таких выстрелов одновременно приведут к смерти.

К тому же, даже если скорость была достаточно медленной для глаз, на расстоянии десять метров не было времени для возведения защитных барьеров. Они смогли блокировать первую атаку, потому что остались следы от барьера, созданного для блокировки того, что они ошибочно посчитали атакой смертника. Если бы эта атака началась внезапно, они не смогли бы уйти невредимыми. Кроме того, опасность по-прежнему присутствовала.

Прежде чем Миюки успела повернуть голову, Тацуя уже магией стер вспышку, которая внезапно появилась у неё за спиной.

Электрический шар, собравшийся над головой Эрики, был рассеян заряженными частицами льда, которые создала Миюки.

Катсуто заблокировал вспышку, тогда как плазма Лины нейтрализовала ток.

Не было следов применения последовательности активации. И электрический шар, и сила, применившая вращательное движение, были изменениями явления, произошедшими в результате последовательностей магии, сформированных Псионами.

Предчувствуя изменения явлений в воздухе, вызывающие схождение электронов, они едва сумели противостоять атакам, которые могли появиться из ниоткуда.

И снова не было следов волшебника. По крайней мере, в поле «зрения» Тацуи. Учитывая, что от «зрения» Тацуи враг ускользнул, он — не волшебник.

«Значит, это Паразит!»

Магия — что-то, освободившееся от Пушионов, плавающих в океане Идеи.

Микихико и Мизуки находились немного вдали от остальных пятерых, в тени трейлера.

Перед Тацуей и его товарищами вспышки в небе рассеялись. Это было то, что Мизуки увидела своими глазами, так как не могла увидеть предвестника магии и результата магии. Все магические ударные волны были отрезаны барьером. По предыдущему опыту Мизуки, Микихико пришел к выводу, что это для неё абсолютно необходимо. Благодаря этому они двое сумели избежать ударов молнией. Отказавшись от границ плоти, информационное тело по-видимому не могло чувствовать свет и звук, поэтому ему пришлось использовать магические волны, чтобы чувствовать мир.

Но положение друзей не было столь удачным. Атака Паразита была рассеяна из-за провала внезапности. Группа Тацуи не была подавлена, но они не могли ударить в ответ, так как понятия не имели, откуда придет следующая атака. Атаки монстра не могли сказаться на Тацуе и компании, но Тацуя и компания также не могли нанести решающий удар по противнику.

— Как странно… Почему оно ещё не сбежало?..

Уши Мизуки поймали ветер слов Микихико.

Услышав это, она внезапно начала обращать внимание на детали, которые до сих пор от неё уходили.

Почему вампир, или Паразит, многократно использует неэффективные атаки?

Хотя было невозможно выяснить, обладает ли Паразит волей или суждением, врожденная это его природа или механический рефлекс, но должна быть какая-то причина, заставляющая продолжать упорно нападать.

Что это за причина?

Этот вопрос возник у Мизуки в голове.

Прежде чем успевало произойти изменение явления, Тацуя уже разбивал последовательность магии, созданную Паразитом.

Он с самого начала не мог уловить ключевые компоненты развертывания последовательности активации, может, потому что её вообще и не было. Но магические атаки Паразита Тацуя мог предугадывать идеально.

Получив необходимую брешь, чтобы начать контратаку, его ум также нашел свободное время, чтобы вместе с тем начать анализировать головоломку.

— Шиба, что ты думаешь, почему оно это делает?

И то же самое было для Катсуто.

Прямо сейчас, с Миюки, Эрикой, и Линой на хвосте, Катсуто и Тацуя выстроились в формацию, где все стояли спиной друг к другу. Хотя они не могли видеть лица друг друга, это не помешало им понимать вопросы друг друга.

— Я не уверен, оно это делает с умыслом, или это врожденная способность, но должна быть какая-то причина, почему оно нас здесь сдерживает.

— Значит, оно может убежать, когда захочет.

— По крайней мере, у меня нет никаких способностей, чтобы его задержать.

— Как и у меня. В конце концов, мы даже не знаем, где оно.

Катсуто оказался в той же лодке, что и Тацуя. Хотя их восприятие через Идею говорило им, что цель прямо здесь, они не имели понятия, как с ней справиться в физическом мире. В материальном мире не было четко определенной цели. С физическим существованием связь была очень хрупкой, такое впечатление, что была лишь хрупкая нить, едва поддерживающая связь для вызова магии.

К тому же их противником было квантовое информационное тело. Тацуя не мог его разрушить, даже если бы обнаружил, что не оставило ему никаких жизнеспособных средств нападения.

— Лина, ты что-то знаешь? — сказав это, Тацуя повернулся и навел CAD на Эрику, прежде чем нажать на спусковой крючок. Возле неё предвестник магии рассеялся, как туман.

— …Истинная форма вампира — нефизическая сущность, известная как Паразит.

Даже если Тацуя будет её допрашивать, она планировала продолжать молчать, но быстро передумала, так как сейчас не время и не место. Лина ответила горьким тоном.

— Определение, придуманное на Лондонской Конференции. Я уже это знаю.

Однако возражение Тацуи так потрясло Лину, что она потеряла дар речи на твердые десять секунд.

— …Действительно, вы, ребята. Не говорите мне, что все ученики старшей школы в Японии сказали бы то же самое.

— Расслабься. По всем стандартам мы — исключения.

Поняла ли Лина скрытые нюансы, когда он назвал их исключениями, а не особенными, осталось неизвестным.

— Ну?

Поскольку даже сам Тацуя не осознавал это четко, вряд ли было бы удивительно, если бы Лина это упустила.

— Паразиты овладевают человеческим телом и вызывают в нем мутации. Хотя, кажется, там есть некая связь с совместимостью с хозяином, движения Паразита основаны на инстинктах самосохранения хозяина.

— Другими словами, оно хочет овладеть одним из нас?

— Скорее всего.

— Как.

— Не знаю, я и сама надеюсь, что кто-то мне это объяснит.

— …Как бесполезно.

— Ну уж простите!

Во время этого грубого обмена оскорблениями, Тацуя и Катсуто по-прежнему сотрудничали, чтобы полностью свести на нет атаки Паразита. Тем не менее, Тацуя не надеялся, он был убежден, что энергия Паразита конечна.

Система передачи энергии информационного тела оставалась для него загадкой, но Тацуя считал, что маловероятно, что противник будет бесконечно высвобождать магию. Как только оно придет к выводу, что не сможет овладеть одним из пяти человек в группе Тацуи — либо через сознание, либо инстинкт — оно может решить найти другого хозяина в другом месте. Конечно же, не может быть и речи, чтобы намеренно позволить ему овладеть собой. Тацуя не был достаточно высокомерен, чтобы поставить себя на такой пьедестал.

Стратегия, которая дала бы возможность прорваться, оставалась недостижимой.

— Выстрел… нацелилось на Эрику.

Держа Мизуки в безопасности за спиной, Микихико полностью сосредоточился на наблюдении за товарищами, когда эти слова невольно выскользнули с его уст.

— Неужели оно заметило, что лишь Эрика не может ему навредить…

Основы магических техник Эрики — бой ближней дистанции против физических врагов. Кроме ударных волн дальней дистанции, которыми можно ослабить врага, она не обладала никакими другими способностями против врагов, у которых нет физического тела.

Микихико не хотелось этого признавать, но у него росло беспокойство. Если бы он был чуть спокойнее, то возможно заметил бы, что Мизуки слушает каждое его слово, и осознал бы, что следует сразу же прекратить говорить неосторожные слова.

— Если бы мы по крайне мере знали, где оно, тогда могли бы как-то ответить…

На бормотание Микихико, Мизуки собралась с духом:

— Йошида-кун, пожалуйста, убери барьер.

— Э?

Микихико паникующее ответил не потому, что забыл о присутствии Мизуки, но скорее из-за неожиданного характера её просьбы.

— Шибата-сан, что ты задумала?

— Я могла бы сказать, где именно оно находится.

После этих слов Микихико наконец осознал, что говорил мысли в слух. На его лице появилось ужасно погрустневшее выражение.

Однако Мизуки, похоже, это не заботило. Поддерживаемая яростной волей, она приковала Микихико к месту своим взглядом.

— …Я не могу, это будет для тебя слишком. Даже если я подавлю демоническую ауру, останутся побочные эффекты. Я даже не знаю, что случится, как только барьер исчезнет, и ты посмотришь прямо на эту демоническую ауру. В худшем случае ты можешь даже ослепнуть.

— С того времени как я решила стать волшебником, я уже приготовилась к такому риску. Эрика-тян в серьезной опасности, нет? Если я сейчас не помогу, тогда сила, которой я обладаю, действительно станет бесполезной. Исчезнет сама моя цель быть здесь.

Он знал, что именно пыталась сказать Мизуки. Микихико воспитывался с такими же ценностями.

Однако Мизуки была молодой девушкой, родившейся в состоятельной, но мирской семье, — мирской в том смысле, что её семья не была магически одаренной, — и у неё случайно проявилась естественная способность предка видеть духов. Её кровная линии была столь тонкой, её семья столь периферийной, что если бы она не родилась, их связь с предком, практикующим магию, никогда бы не стала известной. Должно быть, её растили родители, которые ничего не знали об образе жизни волшебников.

Не было причин, что она была такой решительной. Она — молодая девушка, которой не нужно нести такую решимость.

«Ты не должна говорить такие слова», — хотел сказать Микихико. Такие слова больше подходили людям, как он, которые видят в себе не большее чем то, что сопровождает магию, кто использует магию, чтобы получать средства к существованию и вознаграждение от собрата, и не словами молодой девушки, которая просто так случилось, что родилась с магией. По крайней мере, так считал Микихико.

Если оставить в стороне, что он был всего лишь «молодым парнем», Микихико всё это обдумывал.

— …Хорошо, я понял.

В конце он мог лишь склониться перед просьбой Мизуки. Как иронично, что его сзади подтолкнули те же самыми ограничивающими ценностями, которые связали его как отпрыска известной магической семьи.

Микихико достал из кармана спортивной куртки сложенную ткань и передал её Мизуки. Увидев, что она без полного понимания приняла ткань, он указал ей: «попробуй её развернуть». Ткань была удивительно тонкой и по размерам едва доходила до шали. Это был артефакт для магической защиты, основанный на артефактах «Офуда» Синто.

— Обмотай её вокруг шеи. Если почувствуешь опасность, сразу же натяни её на глаза. У неё должен быть тот же эффект, что и у твоих очков, Шибата-сан.

Убежденная строгим тоном Микихико, Мизуки завязала вокруг шеи тонкую ткань.

Микихико потянулся рукой, развязал ткань, и переместил её так, чтобы обе стороны были симметричны на плечах и ткань упала у её груди.

Казалось, что Мизуки чрезмерно занервничала из-за небольших прикосновений к её голове и плечам, но Микихико, похоже, был настроен на что-то совсем другое.

— Пообещай, что не будешь себя заставлять. Эрика не хотела бы, чтобы кто-то ради неё жертвовал собой.

— …Обещаю.

Когда Микихико пристально на неё посмотрел, Мизуки забыла своё смущение и кивнула.

Услышав шепот Микихико «начинаем», Мизуки крепко схватила два свисающих вниз конца ткани.

Простое «да» — такой короткий ответ, но она сделала всё возможное, чтобы голос не задрожал.

Мизуки была так напугана, что даже не могла сказать себе не бояться.

Но, удивительно, она даже не подумала убегать.

По некой загадочной причине Мизуки искренне верила, что это должна быть её роль.

Микихико пробормотал что-то, что Мизуки не поняла.

В следующую секунду нахлынула волна хаоса.

У неё даже не было времени, чтобы почувствовать боль в глазах.

Мизуки почувствовала боль по всему телу.

Она даже не могла сказать, какая часть тела болит.

Вливая силу в дрожащие колени, она открыла глаза.

Как много она потеряла в повседневной жизни, закрывая глаза, у Мизуки, наконец, появилось такое чувство.

Перед её глазами, увидевшими другой мир, находился большой инородный объект.

Инстинкты Мизуки говорили ей: это Паразит.

Магия, которой выстрелил Паразит, исчезла, когда вступила в контакт с барьером Катсуто.

Мизуки смогла увидеть тонкие нити, которые, казалось, были спрятаны в этой электрической атаке.

Длинные, тонкие нити направлялись к Миюки, Лине, и Эрике, но были блокированы барьером Катсуто и разорваны в клочья выстрелами Тацуи.

Мизуки не могла это объяснить, но считала, что эти тонкие нити, скрытые в электрических атаках, могли проникнуть в человеческое тело через электрический ток организма.

Она могла лишь наблюдать.

— Там.

Она машинально открыла рот и указала рукой. Мизуки была как будто зритель по другую сторону экрана, когда смотрела на это зрелище.

— Приблизительно 20 метров над головой Эрики-тян, один метр вправо, 50 метров назад. Это точка контакта.

Мизуки указала на дыру в мире, которая позволяла проникать этим нитям.

Микихико даже не потрудился потратить время на разговор, когда его пальцы затанцевали на CAD. Это было устройство в виде веера. Он открыл талисман, на котором было записано пламя Ямасина, влил Псионы, и развернул последовательность активации.

Анти демоническую магию, Карура-Эн, специально разработанную для противостояния сущностям, которые не являются информационными телами. Независимое информационное тело, сформировавшее «пламя», выстрелило по координатам, на которые указала Мизуки.

Хотя Тацуя знал о концепции «воспламенения» без материализации «чего-то горящего», он действительно стал свидетелем того, как магия, активированная против отделенного информационного тела, навредила Паразиту.

Хотя перед его глазами противник попал в такое положение, Тацуя всё равно был застигнут врасплох.

Магия Духовных Существ, основы Маги Духов, были известны Тацуе. Использовать свободно плавающие в Идее независимые информационные тела, чтобы вмешаться в информационные тела, которые отделились от явления, затем материализовать физические эффекты независимого информационного тела — система, по которой работает Магия Духов.

Магия, которую использовал Микихико, работала по той же теории. Но разница была в том, что эффект не проявлялся в физическом измерении, он проявлялся в нефизическом измерении.

Для магии, разработанной воздействовать на информационное тело, это не было ни редко, ни поразительно. Магия, которой он владел, чтобы разрушить информационные тела, была такой же, эта магия на некотором уровне переписывала само информационное тело.

Однако магия Микихико использовала один из краеугольных принципов систем теории магии, используя тот факт, что «если явление сопровождается информационными телами, тогда информационное тело, сопровождающее явление, записано в Идее», тем самым используя прикрепленное информационное тело, чтобы прямо вмешиваться в Идею, и при этом не вмешиваться в физическое измерение. «Сгорание» никогда не произошло в физическом мире, но нечто в Идее было переписано как «сожженное».

Все системы магии при применении переворачивают эту концепцию с ног на голову. Тем не менее, поразило его даже больше то, что координаты Паразита, которые до сих пор от него ускользали, внезапно стали четко видимы. Было такое чувство, что мнимое значение вдруг приобрело реальную ценность.

В его сознании мелькнул термин Кот Шредингера.

Жив кот в коробке или нет, можно проверить, только открыв коробку. Вопреки намерению создателя, этот мысленный эксперимент был уникальным подходом использования наблюдений наблюдателя для определения достоверности истины. И неважно, считать это теорией множественных миров (теорией Эверетта) или Копенгагенской интерпретацией квантовой механики, факт остается фактом — наблюдатель не уверен в истине.

В случае Паразита, «монстра» информационного тела, как только он будет замечен наблюдателем, не заметит ли его и третья сторона?

Благодаря зрению Мизуки, не стала ли сущность, ранее обитающая в нефизическом измерении, сильнее?

Если это так…

«Мизуки в опасности!»

Паразит никак не мог остаться в неведении о том, кто обладает глазами с силой изменить саму его структуру.

Тацуя отчаянно сконцентрировался на своём «зрении».

Перед его мысленным взором развернулась сцена, о которой он больше всего волновался.

Он об этом задумался лишь на мгновение.

Тацуя поднял левую руку, которой не держал CAD, в сторону Мизуки.

Когда ты долго смотришь в бездну, бездна тоже в тебя всматривается.

Это было всем известно даже без слов Ницше. Чтобы увидеть, что за проходом, нужно в него заглянуть, но при этом у противника появится возможность тоже вас через него увидеть.

Как только Мизуки увидела Паразита, Паразит тоже увидел Мизуки.

— Приближается!

Услышав громкое, почти зловещее предупреждение Мизуки — или, возможно, это был просто трагический крик — Микихико быстро возвел барьер.

— Где оно!?

Микихико так быстро, как только возможно выжал из барьера максимум, при этом спросив Мизуки о текущем местоположении Паразита.

Защитная магия, которую он активировал почти на рефлексе, была тем же барьером, который он применил ранее.

Эта магия в первую очередь скрывала их от врага.

Прочность против вторжения была низкой, а после того, как их один раз обнаружили, снизилась ещё наполовину.

Микихико также хорошо знал, что с их стороны необходима атака.

Однако у Мизуки не было времени, чтобы ответить на вопрос.

Она прижала обе руки к глазам.

У Микихико не хватило духу, чтобы её ругать.

Мизуки никогда не сталкивалась лицом к лицу с «демонами», Микихико знал, что она не более чем неопытная молодая девушка. Вот почему Эрика попросила его защитить Мизуки, и Микихико планировал полностью так делать. Перед лицом «демона», совершенно естественно, что Мизуки ослабла до такого состояния, вот почему они изначально так отстранились.

Когда Паразит подошел к области, что даже он не был уверен, что сможет выжить, положение Мизуки, как и ожидалось, было намного хуже, он не собирался её ругать.

К тому же не было времени.

Паразит вытянул «нить». Хотя Микихико её не видел, он был уверен, что это «нечто», смешанное со светом, пытается захватить контроль над Мизуки.

Не то чтобы Микихико ничего не мог сделать. Даже если он не видел настоящее тело, он обладал техниками, которые могли повредить духовные эффекты. Изначально пользователи древней магии, как Микихико, были более привычны к борьбе с духовными, а не физическими явлениями.

Тем не менее, традиционные искусства древней магии требовали длительного времени на активацию. Решающий недостаток скорости во время критических ситуаций — одна из основных причин, почему современная магия широко распространилась, а древняя магия была оставлена на обочине.

Но, несмотря на это, Микихико сумел активировать в бреши барьера анти демоническую магию «Разрез Экзорциста». Хотя её сила блекла по сравнению с ритуальной магией, её скорость превосходила искусства, используемые волшебниками Запретной Секты.

Сформировавшись в лезвие, Псионы измельчили посланные Паразитом нити.

К сожалению, это была лишь временная мера.

Даже если можно разрушить нити, этим невозможно повредить источник.

К Мизуки сразу же ринулись несколько других нитей.

Микихико знал, что это проигрышное дело, но всё равно направил Разрез Экзорциста.

Однако прежде чем лезвие успело размахнуться…

Быстрее за Разрез Экзорциста Микихико, неистовый шторм невидимого света сдул тело вместе с его «нитями».

Ткань, которую она позаимствовала у Микихико, успешно сдерживала волны дискомфорта, которые просочились через очки.

Однако удивительным было то, что хотя она не чувствовала «дискомфорт», это не значит, что она не могла их видеть. Несколько мерцающих нитей темного света вздымались вниз из фигуры в небе, как краб, танцующий на ветру.

Тем не менее, ничто из этого не уменьшило ужас, который она чувствовала.

К тому же был ещё один недостаток.

Даже если она закроет глаза, всё равно будет это видеть. Даже если не хочет, всё равно будет видеть.

Тонкие щупальца, которые хотят к ней помчаться. Она видела их. Биологического и присущего ужаса было достаточно, чтобы мысли остановились.

Она чувствовала, что Микихико кричит, но что он кричит, для неё оставалось загадкой.

Если бы такое продолжилось, её разум бы ужасно пострадал.

Может быть, её разум бы погиб раньше тела.

Но спасла её волна ярких Псионов.

Похожая на сцену, свидетелем которой она стала полгода назад, но на этот раз сила была ещё более подавляющей.

Он едва успел в самый последний момент, но у него не были на исходе активные Псионы, хотя он сражался магией уже долгое время.

В магии Разложения его правая рука была сильнее, но в отличие от Рассеивания заклинаний, для Прерывания заклинания не имеет значения, какую руку он использует даже без CAD. В то мгновение Тацуя собрал в левой руке максимум Псионов.

Как он и ожидал, благодаря зрению Мизуки, существование Паразита в этом мире стабилизировалось. Когда Паразит к ней приблизился, колебания в его координатах стали намного меньше и разрозненные точки начали собираться.

Даже если информационное тело существовало, Паразит, местоположение которого и как его убить Тацуя до этого не мог найти, теперь был полностью проанализирован.

Тем не менее, у него не было времени, чтобы донести эту мысль. Щупальца, которые Микихико резал — в воображении Тацуи они были похожи на простейшие, протягивающие нитевидные ложноножки — сразу же восстанавливались и тянулись к Мизуки.

Увы, у него не осталось другого выбора.

Он чуть прищурился,

Прицелился в цель и представил выстрел.

Тацуя высвободил блок сжатых Псионов, который держал в левой руке.

С ладони, установленной огневой точкой для Прерывания заклинания, шторм Псионов помчался к Паразиту и сдул как его, так и его летающие щупальца.

— Шибата-сан, с тобой всё в порядке!?

Голос Микихико был настолько ошеломленным, будто он вот-вот вскочит на ноги. Услышав это, Тацуя опустил левую руку.

Он горько стиснул зубы на ожидаемый результат вызова его Несистемной магии.

Прерывание заклинания содержит слово «прерывание», но на практике эта магия больше использует давление псионовой волны, чтобы смыть информационное тело.

В тех случаях, когда цель — последовательность магии, техника может её лишить функций через Эйдос, тем самым создавая магический эффект уничтожения в качестве контр магии.

Большинство последовательностей магий разрушатся от уничтоженной в момент удара информационной матрицы, отсюда и название «Прерывание», но в действительности волна Псионов из Прерывания заклинания не обладает способностью уничтожать информационные тела. Столкнувшись с целью, у которой конструкция крепче, чем у последовательностей магии, появится высокая возможность того, что информационная матрица будет сдута, а не уничтожена.

Даже осознавая это, Тацуя всё равно решил использовать Прерывание заклинания.

Чтобы спасти Мизуки.

Потому что Тацуя действительно не мог придумать другое решение.

— Оно ушло…

Тацуя не ответил на бормотание Катсуто. Применив при таких обстоятельствах Прерывание заклинания и убрав с поля Паразита, выросла возможность того, что они потеряли шанс нанести завершающий удар. Тацуя уже прокручивал в голове такой сценарий, но результат всё равно оказался таким.

— Эх, ладно. Хотя оно и сбежало, оно не ушло невредимым. Так как никто не пострадал, думаю, такой результат удовлетворительный.

Слова Катсуто не были полностью утешительными. Столкнувшись с неожиданной атакой от Паразита, они всё равно сумели уйти без жертв. Просто это столкновение было ими разработанной ловушкой. Наверное, противник изначально не планировал драться.

Так как они решили принять бой, который не был необходим и не был неизбежным, главное, что не было жертв. Основной задачей был захват цели, второстепенной — уничтожение врага. Если вышесказанное недостижимо, тогда по крайней мере необходимо получить новые подсказки, которые помогут разгадать способности врага.

Другими словами, по мнению Тацуи, выгода оказалась фактически нулевой. Самое большее, что они могли сказать, так это то, что их очки не оказались отрицательными.

«Какая катастрофа…»

Тацуя убедился, что не сказал это вслух.

Если бы сказал,

Миюки бы волновалась.

Мизуки бы обвиняла себя.

Эрике было бы больно.

Для Тацуи это было не чем иным, как сыпать соль на рану. Тацуя не мог сказать слова, из-за которых останется на руках такой беспорядок.

Оставить комментарий