Том 11. Глава 14

Опция "Закладки" ()

Открыв глаза, она увидела потолок, потолок, который, как она припоминала, принадлежал большому фургону, который служил им мобильной базой.

Из-за сырого, спертого воздуха кожа увлажнилась и стала липкой на ощупь.

Если выйдет на мороз — простудится, хотя жаловаться сейчас на спертый воздух лишь себе в упадок… подумала Лина.

В полудреме, Лина обследовала окружение.

Хотя за её действиями не было какого-то особого намерения… в сердце росло беспокойство.

Странно.

В тот миг, когда ей пришло это на ум — сонливость как рукой сняло.

— Никого нет…

Учитывая, что она теперь окончательно проснулась, невероятно, что она не смогла вспомнить, как это произошло.

Хотя этот автомобиль был большим фургоном «на котором можно поехать в туристическую поездку», они здесь были не для веселья и игр.

Должно быть что-то случилось, заставившее их всех уйти.

Само то, что Лина проиграла — ошеломляло. Легко мог быть мобилизован персонал для наблюдения, а также для поисково-спасательной операции.

Но просто невозможно, чтобы исчезли все.

«Почему?»

По её мнению, отказ от мобильной базы — немыслим.

В таком случае, кто же их заставил…

Вдруг пораженная мыслью, Лина полетела к контрольной панели, которая управляла камерами видеонаблюдения. Она вспомнила, что кузов автомобиля просматривается 24 часа в сутки. Хотя она подумала, что такой способ немного устарел, но он всё равно жизнеспособен, чтобы восстановить память. В любом случае, она прокрутила запись назад на десять минут.

…Лишь чтобы её встретил пустой монитор.

«Э?» — Челюсть Лины упала от неожиданного изображения и тотчас же на её лице появилась глуповатая улыбка, поскольку никто за ней не следит. Она предположила, что ошиблась, когда нажимала на кнопки.

Она снова, на этот раз осторожно, перекрутила запись на десять минут назад.

…Как и ожидалось, ничего не было.

Она скомандовала машине увеличить скорость проигрывания в четыре раза. Она даже изменила воспроизведение на обратное. Перекрутила на час, затем два часа, и даже три часа назад.

Но что бы она ни делала, итог был тот же. Запись была стерта.

Лина отчаянно проверила данные, которые не были присоединены к монитору… и лишь нашла, что кэш тоже стерт.

С яростным выражением, Лина ударила по клавишам, затем вдруг опустила руки на клавиатуру. Хотя пальцы и ладонь кололо, внутреннее волнение намного превысило такую мелочь.

«Точно, нужно сообщить Полковнику…»

К сожалению, Лина снова опустилась в яму разочарования.

Полностью вся консоль связи была повреждена умной техникой, которую внешне было невозможно определить.

Она дважды ударила консоль, затем трижды… и бессильно опустилась на сидение.

Руки онемели и немного нагрелись. Лина осторожно их подняла, чтобы посмотреть, не поранилась ли.

К счастью, крови нигде не было.

Как было бы по-детски, если бы она поранилась в порыве истерики? Лина облегченно вздохнула, потому что её проявление гнева не было записано.

Как только она успокоилась, то осознана ещё кое-что, и это кое-что заставило забеспокоиться ещё сильнее.

— Нет никакой… боли, ран?

Она проверила руками обе ноги, затем, поставив руки крест на крест, проверила плечи и запястья.

Но раны, которые принесли ей отвратительную боль и заставили потерять сознание, исчезли.

И не только раны, одежда была чистой, даже следа крови не было.

— Что происходит?..

Вдруг разум Лины начал терять связь с реальностью.

«Что из этого правда?

Я вправду была ранена?

Кто-то пытается сделать так, чтобы я не могла сказать разницу?

Может, они…»

«Может это, Несистемная Магия… Ментальный Штурм?»

«Может… мы сделали ужасную ошибку?»

«Тацуя не волшебник, который владеет магией преобразование материи в энергию, но волшебник с выдающимися способностями Системной Магии Ментального Вмешательства… «Иллюзионист»?»

«…Если это правда, тогда многое можно объяснить»

«Правда за обугленной рукой, которая вернулась в изначальное состояние, может быть объяснена, если я видела иллюзию «сожжения руки»»

«И через «Парад» он мог прорваться, потому что хорошо знаком с иллюзиями»

«Если он прямо применил Системную Магию Ментального Вмешательства, тогда и уничтожение «Муспельхейма» тоже имеет смысл»

«Поскольку магия требует точного контроля, даже если я не заметила, как только разум был ввергнут в замешательство, то магия тоже провалилась бы. Это намного легче, чем уничтожать саму магию»

«В конце концов, Тацуя ведь ученик «ниндзя», известного своими навыками в Магии Иллюзий. Вероятнее всего, сам Тацуя тоже «ниндзя»»

Всё это прошло через запутанный разум Лины.

◊ ◊ ◊

Тацуя никак не мог знать, что Лина так упорно настаивала на своём ошибочном понимании подсказок (не то чтобы это было чем-то важным, поскольку он лишь вылечил её руки и ноги, а также восстановил одежду), что Лина этим действовала лишь ему в пользу.

По сравнению с этим, у него было другое важное дело.

Через двадцать минут нужно будет подобрать Миюки.

Если возможно, он хотел обеспечить, чтобы все организационные вопросы были в порядке.

Внутри автоматической машины, Тацуя открыл сильно зашифрованную линию связи.

— Тацуя-доно. Что-то случилось?

— Хаяма-сан, прошу прощения, что позвонил в такой час.

Ему ответил дворецкий Семьи Йоцуба, Хаяма, хотя он был больше личным дворецким Майи.

Это была горячая линия, которая вела прямо к Мае.

— Ещё не поздний вечер, но, к сожалению, у мадам другие срочные дела, она не может подойти к телефону.

— Простите мою неучтивость.

По времени она, должно быть, принимает ванну. Явный просчет.

— Не нужно извиняться. Если я правильно помню, вы впервые звоните. Должно быть, всё очень серьезно.

Как и указал старый дворецкий, Тацуя впервые воспользовался горячей линией.

По правде, просить Йоцубу о помощи взбесило Тацую, и было тем, чего он пытался избежать любой ценой, но сейчас не время упрямиться.

Сейчас были обстоятельства, полностью отличные от Безголового Дракона или вторжения Великого Азиатского Альянса, где для победы было достаточно одной силы.

Хаяма, который стоял в сердце Семьи Йоцуба, несомненно, имеет доступ к куда большей информации и подсказкам, чем Тацуя. Однако чтобы задействовать эту власть, традиция требовала, чтобы Тацуя лично объяснил неотложные дела.

— На самом деле мы только что подверглись нападению отряда USNA. Первое нападение было отбито благодаря вмешательству второго сына Семьи Тиба, Тибы Наоцугу, но он не мог продолжать из-за понесенного урона от Главнокомандующего Звезд, Анджелины Сириус. Затем с Сириусом столкнулся я…

…Победив Лину, Тацуя не мог тратить время даже на то, чтобы её связать, он пошел к парковке у окраины парка. Но не то чтобы в связывании была необходимость. Даже если Лина придет в себя, всё равно двигаться не сможет. Даже если сможет заблокировать боль, в её текущем состоянии, когда разорваны нервы, которые отвечают за движение, стоять или ползти всё равно не сможет. Он поразил её руки и ноги именно для этого.

Более того, если бы она была натренирована не чувствовать боль, тогда бы не потеряла сознание, поэтому Тацуя и предположил, что Лина в ближайшее время не должна прийти в себя.

Потому он первым приоритетом установил вражеский резерв.

Над головой до сих пор действовала Световая Магия (а световые волны — колебательного типа), блокирующая любой «взгляд» снаружи. Это был очевидный подход, чтобы не беспокоиться, что может быть записан настоящий облик Лины. Однако, вместе с тем, это значит, что резерв был вынужден прийти прямо сюда.

Потому что военные USNA никогда не оставят «Сириуса».

Чтобы отступить, они должны отправить отряд, чтобы забрать Лину.

И как раз в этот отрезок времени Тацуя мог проскользнуть.

Враг должен ожидать нападения Тацуи в это время и будет на страже. В конце концов, они видели, как он победил Сириуса. Тем не менее, оставить резервные силы в покое — не вариант для Тацуи.

И он не мог казнить Лину.

Хотя он мог не убивать её, а хотя бы схватить.

Тем не менее, убийство или захват принесет ему самому проблемы.

Тацуя уже похоронил одного из Международных Волшебников Стратегического Класса, известных как «Тринадцать Апостолов». Хотя и не намеренно, он уже в корне изменил баланс мира. Последствия уничтожения ещё одного Волшебника Стратегического Класса, который уравновешивает международный баланс сил, будут просто невообразимы.

Однако персонал поддержки — совсем другое дело.

А что до тех, кто породил его вражду, организации, которые пыталась его поймать для опытов, людей, которые явно стремились его уничтожить…

Для таких врагов пощада не нужда.

Им нужно напомнить цену за нападение на Тацую из тени.

Хотя во время стычки с Линой он не мог сосредоточиться на резервных силах, сейчас, когда снова вывел свои чувства, он нашел, что они всё ещё на изначальной позиции и ещё не двинулись. После того, как шок от поражения козыря исчез, они, наверное, ещё ждут приказов командования. Другого объяснения их медлительности нет.

Хотя такое было вполне правдоподобно, Тацуя посчитал это слишком наивным.

В случае тактического отступления сформировать боевой отряд — наивысший приоритет.

Видимо следует сказать, что у них слишком много высокомерия.

Конечно…

«В такое время нужно поблагодарить их за оплошность»

Если бы враг начал тотальное фронтальное наступление, Тацуя явно бы уступил их числу. Но когда они намеренно создали положение, в котором Лина дралась с Тацуей один на один, он мог лишь сказать, что они слишком высокомерны.

С другой стороны, враг мог ещё принять во внимание, что не может вызывать зрелище в столице другой страны.

Что бы это ни было, но для Тацуи это была прекрасная возможность.

Пропуская время, нужное для нормального прицеливания, Тацуя захватил цель собственной способностью, затем нажал на спусковой крючок CAD.

Он целился в электронное оборудование в фургоне.

Первый удар обрезал линию связи, второй поразил источник питания, ведущий к внешним камерам слежения, и третий — источник питания, подпитывающий камеры в салоне. Изначально магия не была техникой, которую можно было правильно использовать против электрооборудования. За это ему следовало сказать спасибо влиянию Фудзибаяси и Санады.

Хотя личные переговорные устройства всё ещё работали, у Тацуи не было на них времени, он приложил ладонь к двери фургона. Дверь была не заперта.

Не было никакой проверки биологических данных для защиты от угона.

Зато его встретил град пуль.

Возможно, благодаря высококачественным глушителям или особым боеприпасам, но практически не было слышно звука выстрелов. Для Тацуи, который стоял в тени двери, звук был более похож на приглушенное открытие и закрытие затвора штурмовой винтовки.

Впрочем, выстрелы быстро утихли.

Потому что распад оружия — одна из магий, в которых он разбирался лучше всего.

Из двери выскочили мужчины, размахивая ножами.

Салон фургона заполнили последовательности активации.

Ближний бой спереди, с последующей поддержкой сзади от Устройств Полёта, похоже, началось магическое наступление. Немного традиционная, но, несомненно, действенная тактика.

Естественно, под предположением, что Тацуя не мог бы распознать их последовательности активации.

Если он будет действовать во время развертывания последовательности активации, псионовых пуль будет достаточно, даже если не будет использовать разложение.

Тацуя протянул свободную левую руку.

В ней он создал базовую форму сжатой псионовой пули, Дальний Удар, которому он неистово обучался. Он нацелился не только на готовящуюся последовательность активации, но также нещадно включил и заклинателя.

Тацуя увидел, как последовательность активации разбилась на кусочки.

Хотя вражеские волшебники сумели отразить псионовую отдачу, из-за ущерба от псионовой пули они не смогли подготовить следующее заклинание.

Из троих бойцов, которые спрыгнули с фургона, двое уже пошатывались.

Дальний Удар поразил не физическую, а астральную форму — душу, если точнее. Хотя техника была более действенна против людей, натренированных к использованию силы воли для управления физическим телом, эксперты в использовании «чи» могли бы отразить или уклониться от псионовых пуль.

Другими словами, техника была супер эффективна против неполноценных волшебников, которые не смогли нормально изучить, как управлять своим телом.

Ранее упомянутые неполноценные волшебники держались, потому что не хотели потерять лицо перед Тацуей. Последний оставшийся волшебник по-видимому был последователем восточных боевых искусств.

Простой, прямой бой на самом деле был более трудным.

Тацуя захватил инициативу первым.

Он поменял CAD в правой руке на вооружение в форме кинжала, принадлежавшее Лине, и сжал его покрепче.

Он взмахнул правой рукой от левого плеча вперед и метнул кинжал в центр груди врага, который не пострадал от Дальнего Удара.

Неожиданная метательная атака на очень близком расстоянии.

И траектория была такой, что даже если враг прикрылся бы, не избежал бы ранений.

Как и ожидалось от эксперта, мужчина решил уклониться от кинжала.

Однако его уклончивый маневр попал под расчеты Тацуи. Именно потому, что действие было слишком логичным, спланировать контрмеры тоже стало легче.

Мужчина поднял левое плечо и ногу, тогда как правой рукой, которой держал кинжал, взмахнул изнутри наружу, в итоге кинжал, который бросил Тацуя, пролетел сбоку.

Теперь уже протянутой правой рукой он взмахнул влево и вниз, поэтому следующая атака должна была прийти не из слепого пятна прямо позади, но снизу.

Тацуя ударил правой ногой.

Видя, как его опорная нога так задвигалась во время метательного движения, мужчина не смог скрыть своё потрясение. Правой рукой, которую он стиснул в кулак, и которая только что вернулась в исходное положение из-за центробежной силы, он принял удар ногой Тацуи.

Мужчина не выпустил кинжал с руки.

Подавив боль от удара ногой по запястью, он решил отбить удар Тацуи.

Если Тацуя ударил опорной ногой, значит эта нога должна была использоваться для прыжка. На самом деле он сейчас был в положении с обеими ногами над землей. Если сила удара Тацуи была блокирована, тогда каким бы ловким он ни был, его чувство баланса должно нарушиться… Но только если бы итог боя решался лишь физическими атаками.

На этот раз Тацуя активировал магию из Типа Гравитационного Контроля, которую заранее скрыл в зоне расчета магии. За три секунды ось Магии Полёта изменится более десяти раз. После того как его правую ногу блокировали, Тацуя продолжил подниматься в воздух, не прикасаясь к земле, и ударил с разворота левой ногой.

На этот раз мужчина не успел даже среагировать.

Тацуя левой пяткой ударил его прямо по затылку.

От удара раздался тяжелый звук, а также Тацуя почувствовал, что ударил по чем-то твёрдому.

Ему был хорошо знаком этот звук, звук перелома костей.

Тело мужчины отлетело в сторону.

По инерции тело Тацуи скользнуло влево.

Его остаточный образ пронзил клинок, который кинул один из двух товарищей того мужчины, который успешно защитился от Дальнего Удара.

Хотя Тацуя ещё был под влиянием Магии Полёта, его ноги всё же коснулись земли.

Он применил магию, чтобы уменьшить силу контакта.

На запредельной человеческому телу скорости — по крайней мере на скорости, которой не могло достичь тело Тацуи — Тацуя ринулся к оставшимся двоим.

CAD, который он держал правой рукой, уже вернулся в кобуру, когда он выхватил кинжал.

Затем он не использовал магию, чтобы замедлиться, но прыгнул вперед, чтобы обуздать кинетическую энергию. Отпрыгнув от земли, он правой рукой, сила которой увеличилась инерцией и кинетической энергией, ударил врага прямо в грудь.

И не кулаком, а ладонью прямо туда, где расположено сердце.

Тело мужчины подняло в воздух, и он отлетел назад.

Тацуя чуть снизился и снова приземлился на землю.

Магия Полёта была активирована ещё на секунду.

Прыгнув на два метра в воздух, он услышал сзади звук пуль, как те поразили место, где он только что стоял.

Выстрелы пришли с фургона. Должно быть, нападавший поднял другое оружие, вместо разобранной штурмовой винтовки. Тем не менее, принимать такую тактику на этой стадии слишком поздно.

Тацуя вытащил из-за пояса пистолет.

И не CAD в форме пистолета, которым он обычно пользовался, но настоящий пистолет, который он тоже забрал у Лины.

Он перевернулся в воздухе и вернул подарок из свинца стрелку, который высунулся из окна. После того, как пули Тацуи пронзили его грудь, тело мужчины скользнуло из окна обратно в фургон.

И тотчас же Тацуя приземлился на третьего мужчину.

Правой ногой он прошелся по плечу, а левой — зацепил ключицу.

Освобожденный от магического влияния, он приземлился за спиной третьего мужчины.

Последующий дождь из пуль был явным признаком того, как запаниковал стрелок.

Хотя трудно поразить врага, который скрывается в машине, но, к счастью, остался лишь один противник.

Подавив врага огнём из оружия и зайдя в фургон, Тацуя оглядел обстановку и не мог немного не разочароваться.

Кроме двух, которые были застрелены, на полу лежали без сознания двое других.

По CAD на их запястьях эти двое должны быть волшебниками поддержки.

Оказалось, что у Дальнего Удара было несколько непредвиденных воздействий. Что также подчеркнуло особую эффективность тренировки Якумо.

На всякий случай Тацуя проверил, не дышит ли из них кто-то ещё, затем вытолкнул из автомобиля тела убитых и лежащих без сознания.

Поскольку у пистолета Лины было небольшое дуло, на телах, к счастью, не было каких-либо серьезных ран. Хотя на них было несколько отверстий, вытекло не так уж и много крови.

Скопировав из фургона все записи, Тацуя приступил к уничтожению всей техники.

Приняв во внимание, что следующая группа гостей за ним почистит, Тацуя бегло вытер кровь и вышел из машины.

Всё это время Тацуя делал вид, что не обращает внимания на таинственного человека, шпионившего за ним.

— …Когда я перенес Энджи Сириус в фургон, тех резервных сил, которых я победил, уже не было.

— Их взял наблюдатель?

— Предположу, что наблюдатель решил, что они перевешивают наблюдение за мной, потому что к тому времени как я вернулся, выведенный из строя Тиба Наоцугу тоже исчез.

Выслушав отчет Тацуи, Хаяма принял позу задумчивости. Учитывая, что невозможно было сказать, притворяется он или нет, это можно было лишь записать ему как обширный опыт старого человека.

— Похоже, наш наблюдатель тесно связан с Семьей Саэгуса.

— Семьей Саэгуса? Вы уверены, что не с Семьей Тиба?

— Токио под юрисдикцией Семьи Саэгуса. Ещё мы узнали, что подчиненные Коити-самы предпринимают определенные действия.

Коити-сама — глава Семьи Саэгуса, поэтому Тацуя естественно понял, что тот говорит о Саэгусе Коити. Имена различных глав Десяти Главных Кланов были широко известны среди японских волшебников.

— Вы решили ограничить применение магии к минимуму и в основном полагаться на ближний бой, потому что знали о наблюдении, но, несомненно, сам бой — это то, чего под наблюдением следует избегать при любой возможности.

Ни одно из цепочки событий начиная с апреля, не было спровоцировано Тацуей. Его всегда в них втягивали. Но, несмотря на это, Тацуя хорошо понимал, что настолько заметный страж как он — нежелателен, поэтому промолчал.

— Тем не менее, Тацуя-доно, мы также знаем, что вы не сделали ничего, за что вас нужно винить. Хотя защита одного из кандидатов на следующую главу дома, Миюки-доно, ваша миссия, вы не единственный кому дана эта задача. Даже если она ещё не на стороне Майи-сама, ещё слишком рано другим семьям знать положение Миюки-доно. Конечно, учитывая, что это Коити-сама, он, возможно, уже начал подозревать…

Под «начал подозревать» он видимо подразумевал мысль, что Тацуя как-то связан с Семьей Йоцуба. Тацую внутренне впечатлило, что это было всё ещё «начал подозревать», а не «растущая уверенность».

— В свете этого мы не можем позволить им захватить какие-либо доказательства за рамками предположений. Тацуя-доно, пожалуйста, передайте скопированные данные мне. Я начну разбираться с военной стороной USNA.

Тихие слова, выскользнувшие изо рта Хаямы, прозвучали в ушах Тацуи как гордое хвастовство.

По количеству членов Семья Йоцуба явно уступала Семьям Саэгуса и Итидзё. Но их боевое мастерство сопоставимо. А в битве один на один у Йоцубы будет преимущество. Несмотря на своё ограниченное количество, они были более чем способны стать контртеррористической козырной картой и действовать вне досягаемости закона, что нужно правительству. С точки зрения тайных операций и убийств, никто из «Чисел» не мог сравняться с Семьей Йоцуба.

— До тех пор пока мы не оставляем JSDF возможности вмешаться, Коити-сама не должен суметь вмешаться напрямую.

Другие агенты — совсем другая история, но по крайней мере словам Хаямы можно было доверять.

Прежде чем выключить линию связи, Тацуя низко поклонился перед камерой.

◊ ◊ ◊

В тот миг, когда увидела лицо Тацуи, когда он приехал её забрать, Миюки широко открыла глаза от потрясения.

— Что-то случилось?

— Нет, ничего существенного.

Хотя он сразу же ответил, Миюки очень хорошо понимала, что это были лишь поверхностные слова, чтобы прикрыть положение.

— Онии-сама, не ранен?

Вдруг Миюки крепко Тацую обняла.

И это привело Тацую в замешательство.

— Нет, Миюки, пожалуйста, успокойся.

— Как же я могу! Этот «запах»… Онии-сама, ты дрался с Линой, да!? И не один на один, да!? Ты «пахнешь» как будто дрался против десяти человек как минимум!

Также как Тацуя мог использовать зрение, чтобы ухватить «информацию», Миюки обнаруживала «информацию» через касание. Однако Миюки была ещё более способной, она практически интуитивно могла использовать запах, чтобы получить знание. Хотя на Тацуе не было никаких следов ран, на нем остался «запах» битвы.

— Пожалуйста, немного угомонись.

Хотя следует восхищаться, что кто-то о нем волнуется, но невозможно будет поговорить, если она не успокоится.

— Ты должна знать, что никто не способен даже царапины на мне оставить.

Любой другой был бы, наверное, смущен его словами, но Миюки сразу поняла смысл.

Постепенно её волнение начало уменьшаться.

И через пять секунд она полностью успокоилась.

— …Онии-сама, приношу искренние извинения за то, что так себя вела.

Сестра не только словесно извинилась, но даже её тело как-то приютилось в смущении. Тацуя не смог сдержать улыбку — наверное, он считал, что можно правильно ответить лишь улыбкой — и слегка покачал головой:

— Не беспокойся. Это ведь я заставил тебя поволноваться.

— Не беспокоиться… Конечно же, сестра будет беспокоиться за безопасность Онии-самы.

«Конечно?» — невольно у Тацуи в голове мелькнул вопрос, но он хорошо понимал, что высказать его — табу.

Это была не более чем мысль.

И вправду, беспокоиться за других естественно, но рвение Миюки было чуть-чуть нетипичным.

— Естественно, Лина никак не сможет тебя победить, сколько бы раз ни делала тебе вызов. Потому что никто в мире не победит Онии-саму.

Когда он наблюдал, как сестра изливает свои обычные горячие слова, самосознание Тацуи наблюдало за ней чуть холодными глазами.

Пока Миюки в него верит, он должен оправдать её ожидания, какой бы ни была цена. Эта мысль и впрямь существовала где-то в его сердце, понимание, рожденное как от решимости, так и от гордости.

Но, вместе с тем, его собственная объективность, которая не имела никакого отношения к этому пониманию, увидела, что это слишком опасно.

Если бы противником была не эмоционально незрелая шестнадцатилетняя девушка, если бы обе стороны дрались в полную силу, возможно в конце упал бы именно он.

Впрочем, даже если он не был отстранен от обязанностей, было бы ужасно, если бы такого рода пораженческое мышление стало его убеждениями.

Вот почему, более чем когда-либо, ему нужно было быть непреклонным.

— Пока ты меня ждешь, я ни перед кем не склонюсь.

Вот только такие слова казались немного излишними.

Или скорее он «излишне» выставил себя напоказ.

В уголках глаз Миюки показались слезы.

Видя, как Миюки мягко на него посмотрела, Тацуя понял, что сделал тактическую ошибку.

Тем не менее, он ну никак не мог забрать слова обратно.

Нет, даже если бы мог их стереть, эта ситуация была вне его контроля.

К тому же Миюки сейчас в состоянии, когда пыл её умерить не просто.

«…Что ж, всё же лучше, чем безжалостный допрос», — сознание Тацуи наполнилось оправданием.

◊ ◊ ◊

К тому времени как Лина вернулась в свою квартиру, уже настал следующий день. Более того, время было не прямо после полуночи, но намного позднее. По крайней мере солнце ещё не взошло, так что она могла себя немножко этим утешить.

Хотя всё оборудование было конфисковано, по какой-то необъяснимой причине Брионак остался при ней, так что личная безопасность не стала проблемой.

К сожалению, поскольку забрали устройство связи, она не могла вызвать машину, чтобы её подобрали.

Более того, поскольку всегда пользовалась электронной валютой, она не носила сумочку. И что ещё более важно, чтобы избежать любых расследований её боевой операции, она также не взяла личные вещи. Благодаря этому, даже двадцатичетырехчасовой общественный транспорт ей был закрыт, что заставило её весь путь домой пройти пешком.

Поскольку специализированный и общий CAD пропали, была недоступна также Магия Полёта и магия высокоскоростной подвижности. Ко времени, когда Лина, наконец, пришла домой благодаря периодичным техникам прыжков, она была практически на грани слез.

Если бы кому-то не повезло увидеть её такой, она бы машинально выстрелила Брионаком из-за непомерного стыда.

Благодаря биологической идентификации, Лине удалось зайти в квартиру без особых хлопот.

Она вздохнула с облегчением и тогда в ней поднялась ярость.

«Ты меня ненавидишь или что, Тацуя!?»

С объективной точки зрения у Лины была гора причин на него жаловаться. Тем не менее, большинство из них были эмоциональными. Но, в конце концов, благодаря военной подготовке, она прорвалась через эти чувства и вспомнила свои приоритеты.

Во-первых, она открыла связь к командному центру. Однако как бы ни подавала сигналы, ей не удалось получить ответа.

Спина Лины покрылась холодным потом. Чтобы развеять в сердце темное предчувствие, Лина отчаянно покачала головой.

Она снова попыталась связать с командным центром с помощью устройства связи в своей комнате. Ранее в ней ещё ютилась надежда, что «сигнал не проходит», но когда повторно позвонила, надежда замерцала и умерла.

«Что случилось с полковником?» — невольно подумала Лина.

Она быстро подобрала CAD и другое оружие, сказала себе встряхнуться, затем прыгнула с балкона в ночное небо.

Её пункт назначения был прямо впереди — небоскреб, в котором разместился их секретный командный центр.

К тому времени, как она обнаружила, что место заброшено, уже прошел час как она начала скрупулезный поиск.

◊ ◊ ◊

Следующее утро.

В новостях по телевизору сообщили, что в японских водах был найден небольшой корабль USNA и спасен Военно-морскими Силами Японии, корабль был оставлен дрейфовать из-за механической поломки.

Однако в новостях забыли упомянуть, как на борту оказался высокопоставленный офицер посольства в Токио.

Кроме того, в этот день переведенная в Первую Школу красивая ученица продолжала болеть.

Оставить комментарий