Том 11. Глава 15

Когда Тацуя ел завтрак, пока смотрел утренние новости, заметил, что неосознанно кивает и поспешно остановился. К счастью, глаза Миюки были прикованы к телевизору, так что она не заметила странное поведение брата.

— Механическая поломка? Но я не видела никакого прогноза об ураганах или густом тумане, — поднялся у Миюки скептицизм из-за новостей, что небольшой американский военный корабль дрейфовал в японских территориальных водах.

— Трудно представить, чтобы из-за машин произошло кораблекрушение, так что, наверное, что-то произошло с мотором. В эту эпоху автоматизации возможность ошибки из-за движения в неправильном направлении низка.

Видя, в какую позу сестра села, когда просто приняла его слова за истину, тоже кивнув, он невольно почувствовал, что она его «портит». Конечно, Тацуя понимал, что это не более чем заблуждение.

С другой стороны…

«Даже если это прямой приказ Оба-уэ, скорость выполнения уж слишком быстрая»

Ко времени, когда дрейфующий корабль взяли под «защиту» со времени, когда Тацуя связался с Хаямой, даже полдня не прошло, нападение и зачистка была полностью завершена едва ли за четверть дня.

Другими словами Йоцуба вовлеклись в тайную войну, в которой у противников хоть и была сильно ограничена боевая сила, но они всё равно были профессиональной армией другой страны. И не ополчением из развивающихся стран, а, скорее, элитой из элит крупной сверхдержавы.

Какими бы способными агенты Йоцуба ни были, это невероятный темп операции.

Одним словом…

«К тому времени как я с ними связался, они уже распределили своих агентов»

И он не знал, что именно они планировали. Может, просто так совпало, а может, они и вовсе не планировали вмешиваться. И не невозможно, что они просто хотели посмотреть, как Тацуя кланяется и просит о помощи.

«Что бы это ни было, я не считаю, что что-то им должен»

Какой бы ни была предпосылка, Тацуя был удовлетворен, пока конечный итог движется в позитивном русле.

Миюки намеренно изобразила согласие с объяснением, что неисправность была в двигателе, когда украдкой посмотрела на лицо брата. Похоже, брат в ней не заметил ничего из ряда вон выходящего. Хотя небольшие движения, которыми она ввела его в заблуждение, немного напрягли, она тоже хотела порой нечто утаивать.

Миюки отнесла всю посуду на кухню и оставила её мытьё HAR (Home Automation Robot — Домашнему Автоматическому Роботу), затем пошла наверх в свою комнату, переодеться.

Стоя перед зеркалом, Миюки чуть вздохнула.

Ей даже новости смотреть не требовалось, чтобы понять, что что-то происходит.

После того как Тацуя, как всегда, после завтрака ушёл на утреннюю тренировку, Миюки получила телефонный звонок от Майи.

Мая сообщила, что: «с отрядами USNA, угрожающими Тацуе, разобрались»

Тем не менее, Миюки так и не узнала, какие члены Семьи Йоцуба провели операцию. Поэтому могла поблагодарить лишь Маю. Миюки знала, что это один из способов за ней следить, но всё равно была искренне благодарна.

Кроме того, Миюки попросила Маю, которая, как правило, не смотрела благосклонно на её или на брата, не говорить всё это Тацуе.

«Как коварно с моей стороны… Если Онии-сама узнает правду, то подумает, что я ужасная девушка…»

С одной стороны, Миюки желала, чтобы Тацуя не думал о ней как о кукле.

С другой стороны, она, вместе с тем, изо всех сил старалась, чтобы Тацуя не считал её умным ребенком.

От всего сердца Миюки не хотела отягощать брата.

Но, вместе с тем, она абсолютно противилась мысли, что брат может посчитать, что: «сестренка больше во мне не нуждается».

Как только она станет главой Семьи Йоцуба и полностью независимой… как только брат придет к такому выводу, он может покинуть её.

Но даже если не уйдет, будет держаться на расстоянии.

Этот кошмар постоянно мучил Миюки.

Миюки и Тацуя — кровные брат и сестра.

Когда она повзрослеет, то, само собой разумеется, оставит брата, как и он естественно повзрослеет вдали от сестры.

Миюки также понимала, что однажды выйдет замуж.

Будет вынуждена принять мужем кого-то другого, нежели брата.

Хотя это было против желаний Миюки, общество и эта страна, называемая Японией, никогда не позволят ей остаться незамужней, пока она — талантливый волшебник с наследственными генами, пока она хвастается могущественными магическими способностями.

К тому же женитьба — не далекое будущее, а нечто совсем близкое.

В современную эпоху волшебники были обязаны жениться рано. Особенно волшебницы, они должны быстро вступить в брак и родить детей. Потому что чем быстрее родится новое поколение волшебников, тем большая у него будет склонность владеть могущественной врожденной магией. Ученые называли это «магией, которая просачивается в наследственные гены». Разница между величайшими волшебниками каждого поколения не была столь очевидной, но средний уровень силы возрастал. Поколение их родителей было сильнее поколения дедушек и бабушек, как и они тоже сильнее своих родителей. Хотя такая тенденция рано или поздно выровняется, всех по-прежнему связывало подавляющее желание как можно скорее родить следующее поколение.

Не так уж и странно для студенток внезапно бросать магические университеты, чтобы растить детей.

Мутации, связанные с нестабильными показателями ожидаемой продолжительности жизни уже не были ограничением, но даже сейчас, во втором или третьем поколении, по-прежнему в глазах общественности был долг рожать детей в юном возрасте. Их мать, которая вышла замуж поздно, и тётя, которая твёрдо решила оставаться незамужней, обе были исключениями, допущенными лишь по причинам неотвратимого физического состояния.

Миюки была примером идеального здоровья, так что ни одна из тех причин к ней не относилась.

Не говоря уже о том, что её видели следующей главой Семьи Йоцуба, носителя исключительных генов.

На самом деле она не хотела делать ничего такого с каким-либо парнем, кроме брата. Это были настоящие чувства Миюки. Нет, настоящая правда была в том, что она терпеть не могла других парней, кроме Тацуи.

Это не была биологическая причина, поэтому что-то вроде танца всё же было приемлемо. Однако в сердце Миюки лишь одному позволено её касаться — Тацуе. Единственный, кто мог сделать с ней, что пожелает — Тацуя.

В зеркале отражалась она в нижнем белье. Посмотрев на себя, Миюки невольно подумала. Те пальцы и волосы, губы, грудь, тайные места, которые никому не позволено видеть, ко всему этому позволено прикоснуться Тацуе, если тот пожелает. Если это Тацуя, она была готова на всё.

Не имеет значения тело это, или сердце, всё, что у неё есть, принадлежит Онии-саме.

Это была истина Миюки, желание, которое пришло с глубин сердца, будто молитва.

Однако Миюки также знала, что те чувства никогда не сбудутся.

Она подумала: «Даже если я стыдливая младшая сестренка… нет, будет даже лучше, если в его глазах я буду ненадежной, стыдливой сестренкой. Если это желание позволит мне остаться возле Онии-самы навсегда…» — И когда подумала, также постаралась убедиться, что не возмутила Тацую.

Всё это подытожило противоречивую головоломку, с которой столкнулась Миюки.

◊ ◊ ◊

Шагнув в классную комнату первого года класса E, Тацуя заметил необычное волнение и провёл по классу взглядом.

И сразу же обнаружил причину.

25 мест класса обычно были распределены в гармонии между парнями и девушками, смешанными вместе.

Тацуя сидел за Лео, Мизуки слева от Тацуи, и источник суматохи пришел через один ряд, от сидения у окна.

Дымя, Эрика сидела и смотрела в окно. Казалось, что недовольство сочится из неё самой, когда она сидела в этой позе.

«Ну… думаю, с этим ничего не поделаешь»

Тацуя ясно понимал, почему она недовольна. По тому обожающему взгляду из прошлого лета, ей было очень трудно принять то, что произошло прошлой ночью.

— Тацуя… Эрика-тян, что происходит? — прозвучал вопрос Тацуе, после того как тот мельком взглянул на Эрику и сел.

Мизуки, смотря Тацуе в лицо, одним глазом следила и за Эрикой. Но даже если бы на Эрике было не 80% или 90% её внимания, она остро почувствовала бы лишь то, что Тацуя что-то знает. По взглядам Микихико и Лео, которые были как и у Мизуки, они тоже заметили. Однако в этом мире было то, на что Тацуя не мог ответить, даже если бы его спросили. По крайней мере, он не мог сказать «прошлой ночью Лина победила второго брата Эрики».

— Что происходит?

В конце концов, у Тацуи не осталось выбора кроме как играть дурака.

Одна из позитивных черт его друзей была в том, что они не будут суетиться слишком долго. Конечно, по разным причинам: Мизуки просто была такой по характеру, а Микихико и Лео лично испытали «то, что не хотят, чтобы другие люди знали».

Тем не менее, на них это необычное волнение отчасти повлияло.

Некомфортное настроение продолжилось даже до тех редких случаев, когда пять одноклассников не обедали вместе. Само собой разумеется, в «одноклассники» были обычно включены Миюки и Хонока.

И ничего не изменилось после школы.

Как Тацуя и сказал сестре прошлой ночью, он быстро переговорил (тайно) с владельцем и в частном порядке позаимствовал Пикси.

И не для развлечений, а для допроса, но только гараж клуба робототехники для этого не подходил.

Тем не менее, её одежда слишком привлекала внимание, чтобы ходить в ней по школе. К тому же он желал избежать каких-либо слухов или подозрений (о его интересах), а с такими целями быть подозрительным просто неудобно.

Поэтому Тацуя прежде всего приказал Пикси переодеться в женскую форму. Форма была на самом деле костюмом для человекоподобных моделей, который Маюми позаимствовала из художественного клуба. Было некоторое беспокойство, что разница в человеческой структуре скелета и конструкцией машины может мешать двигаться, но тело 3H доказало, что более гибкое, чем можно представить, так что можно было и снимать одежду и одевать. Хотя изгибы нижней части тела были несколько неестественными, но Тацуя уже заранее подготовил форму на размер выше, так что эта тонкость не была столь очевидна. Любой, кто в коридоре пройдет мимо, посчитает её ученицей. Просто на всякий случай следует отметить, что у Тацуи не было каких-либо особых чувств, пока он наблюдал, как гуманоидный робот переодевается.

После всего этого Тацуя повел Пикси в пустую комнату в лабораториях и начал допрос.

Уняв неловкость от того, что слышит голос, который отражается в голове, и чувствует из оптики робота загадочный сжигающий взгляд, который не имеет ничего общего с оптикой, Тацуя начал задавать вопросы.

Он спрашивал о «вампирском инциденте», в частности о том, что у жертв явно не было никаких следов травм, но из тел исчезло невероятно огромное количество крови. Спрашивал, как они это делали и зачем. Эти темы привлекли внимание Тацуи ещё с того времени, как он услышал об этом инциденте.

— Паразиты ответственны за удаление крови из жертв?

««ДА»»

— Почему вам требовалась кровь живых людей?

««Потеря крови — не наше намерение. Это побочный эффект неудавшейся репродукции»»

— Пожалуйста, более подробно.

««Наш репродуктивный процесс начинается с отделения части от нас и пересадки этой части в тело потенциального хозяина. Отделенная часть из крови поглощает Псионы и Пушионы, чтобы расти, тем самым заменяя утраченную кровь в сосуде»»

— Подожди… Заменяя кровь собой? Как у информационных тел, у вас не должно быть энергии. Куда уходит энергия от замененной крови?»»

««Поглощается телом во время процесса ассимиляции. Если ассимиляция провалится, тогда кровь преобразуется в газ и выйдет из тела вместе с отделенной частью»»

— Понятно, вот как оно работает… Продолжай.

««Если вход в плоть успешен, тогда мы сможем подключиться к астральной форме информационного тела»»

— Совместное использование тела, информационное тело и материальная форма, очень похоже на теорию за магией.

««Астральная форма — путь, который ведет к душе. Как только установится связь между астральной формой и душой сосуда, тогда репродукция через ассимиляцию увенчается успехом. К сожалению, пока нет примеров такого успеха»»

— Почему?

««Неизвестно. Я тоже хотела бы знать. Знать причину — лишь это чувство осталось в моём сердце»»

— …Как много твоих товарищей в этой стране?

««Когда я поселилась в этом сосуде, их было шесть»»

— Паразиты могут общаться между собой?

««ДА»»

— На каком расстоянии?

««Где угодно в границах этой страны будет возможно»»

— Где сейчас расположены другие Паразиты?

««Расположение неизвестно. С того времени, как я в этом теле, связь с товарищами разорвалась»»

Отвечая на вопросы Тацуи, Пикси никогда не колебалась.

Выражения на этом лице было невозможно различить, но по её «речи» он понял, что она, похоже, в приподнятом настроении. По крайней мере, это не выглядело заблуждением с его стороны. Он не знал, насколько точно эмоции могут передаваться через телепатию, и до какой степени чувства можно скрыть, но посылаемые чувства казались истинным счастьем того, что она могла помочь Тацуе.

Несмотря на бессердечность такого заявления, холодок по спине прошёл, когда на него в положительном свете смотрел монстр. Тем не менее, всё это слабло, когда он вспоминал, что хозяин — «объект», а не человек. Он проводил четкое различие между этими двумя, так что это было не более чем использование двумя сторонами друг друга, тем самым у него не было чувства вины.

В классной комнате они двое сидели наедине (точнее, один человек и одна машина), а когда в допросе настал недолгий перерыв — вошла Эрика.

— Тацуя-кун, могу я войти на минутку?

Невозможно было сказать, она рассчитала, подслушивая, что это прекрасное время, чтобы войти, или это была чистая случайность.

Учитывая, что это Эрика, ничего не было бы странным, даже если бы она что-то услышала. Но, опять же, поскольку вопросы и ответы были через телепатию, никто не смог бы подслушать, сколько бы ни пытался.

Он не жаловался на внезапную просьбу войти.

Поскольку это была не его комната, и он не переодевался, не было никакой нужды требовать у людей, чтобы те стучали. Однако…

— Я не возражаю, если ты хочешь что-то спросить, но, пожалуйста, умерь своё намерение убийства хоть немножко. Я не слепой, знаешь, — искренне пожелал он, чтобы она немого успокоилась.

— Ах, прости.

Эрика сама, похоже, этого не замечала. Она покраснела от смущения, после того как Тацуя на это указал.

— Всё в порядке, пока ты понимаешь.

Похоже, Эрика и вправду не знала, поскольку колючая аура, которая цеплялась за её тело, постепенно исчезла.

Другими словами, она добавляла те эмоции в кучу. Он невольно ощутил, что у неё несколько схожих черт с сестрой, поэтому ему пришлось серьезно подавить кривую ухмылку.

— Пикси, запри дверь.

— Поняла.

Поменявшись местами с Пикси, перед Тацуей теперь стала Эрика.

Несмотря на то, что он указал ей сесть, она отказалась. Эрика продолжала стоять и посмотрела вниз на Тацую, когда тот сел.

Поскольку Тацуя понимал, какие у неё сейчас чувства, он её не подгонял.

— И, о чем ты хотела поговорить?

— Ты уже знаешь.

— Просто ожидаемый разговор?

— Именно… Прошлой ночью мой брат выступил с позором.

Ответ Эрики был в пределах ожидания, но у Тацуи было заготовлено больше одного ответа.

— И всё?

— Во всяком случае, это главное.

Понятно, значит, это — только главное. Как только Тацуя собирался это сказать, Эрика продолжила:

— Кто был тот другой тип?

Она не ходила вокруг да около, она задала вопрос прямо. Кстати, поскольку она даже не подождала, пока Тацуя всё объяснит, она, должно быть, очень взволновалась.

— Военные USNA, Главнокомандующий Звезд, Энджи Сириус.

Тацуя тоже ответил кратко и прямо.

Наверное потому, что Эрика не ожидала от него прямого ответа, вокруг неё образовалось облако путаницы.

— И, что собираешься делать, после того как это услышала? — воспользовавшись секундным потрясением Эрики, на этот раз вопрос поднял Тацуя.

— Такое… тебе хоть спрашивать то необходимо? — Похоже, её немного потряс внезапный прямой вопрос, но она тотчас же ответила свирепым взглядом.

— Могу предположить, что именно ты намерена делать, но… Эрика, советую отказаться.

— Хочешь сказать, я не смогу?

Это не было прежнее ненамеренное выражение ярости. Но Тацуя даже глазом не моргнул, когда поглотил это умышленное проявление гнева.

— Не сможешь. Но не из-за таланта, а из-за последствий.

— Что ты… имеешь в виду?

Первую половину фразы она по-прежнему проговорила с яростью, но вторую половину — с удивлением.

— Ты видела новости этим утром, да? Не имеет значения, текст или видео.

— Видела. О какой именно новости ты говоришь?

— Новость о небольшом корабле USNA, оставленном дрейфовать.

— Этот… Не может же?

— Как проницательно. — Тацуя, когда увидел изменения в выражении лица Эрики, своими словами был не просто вежлив, но честно её похвалил. — Хотя это остается лишь возможностью… Но «Сириус», скорее всего, не появится снова. Даже если обе стороны остаются в тупике, выгоды нет для обеих сторон.

Эрика не могла ни ответить, ни отклонить предположение Тацуи.

— Тацуя-кун… — Для сравнения: она уставилась со всей серьезностью на Тацую, будто бы увидела полного незнакомца. — Кто… Кто ты такой?.. — Нет, не «будто бы». Она и вправду увидела в нем загадку. — Это, по крайней мере для моей семьи… Это за пределами Семьи Тиба.

— Неужели?

Тацуя не прикидывался дураком, но сейчас у него не было никаких других вариантов.

— Не только нашей семье. Такое точно невозможно для таких семей, как Исори, Тиёда, и Томицука. Я не знаю точно, как это произошло, но единственные, способные на такой итог — Десять Главных Кланов. И даже среди них лишь…

— Думаю, этого достаточно, не так ли?

— Род невероятной силы. Семья, чья базовая сила окружает столицу, или семья, у которой полная свобода действий не зависимо от территории или юрисдикции.

Она не могла прекратить говорить.

— Эрика, достаточно.

— Исключая Семью Итидзё с севера… Остается лишь Саэгуса, Дзюмондзи, или… Йоцуба. Тацуя-кун, не можешь же ты…

— Молчать!

— Ах!

Эрика закрыла рот не из-за грубости голоса Тацуи и не из-за того, что он повысил голос, но от вмешанного в голос намерения.

— Любое дальнейшее слово принесет всем лишь неудобства, — спокойно заявил Тацуя.

У Эрики вполне хватало опыта, когда дело доходит до хождения по долине смерти.

Она замолчала не потому, что спасовала перед его манерой.

Скорее даже её богатый опыт сказал ей сделать это.

Особенно потому, что она собиралась опрометчиво перейти черту.

— …Прости.

— Всё в порядке, пока ты понимаешь.

Фраза была такой же, как одна до этого. Как обычно, его тон был светлым.

Однако спина у Эрики покрылась холодным потом.

— Эрика, даже если ты хочешь узнать, кто Сириус, сейчас ты ничего не можешь сделать. Поэтому давай просто закончим на этом.

— …Ты прав.

Эрика понимала, что половина причины того, почему Тацуя сменил тему разговора, была для её же пользы, поэтому она приняла предложение Тацуи.

— Тогда давай послушаем, что ещё ты хочешь знать. Предположу, что это имеет какое-то отношение к оставшимся Паразитам?

— Именно, хотя на самом деле ты не заслуживаешь похвалы из-за того, что догадался. Ты не был бы Тацуей, если не смог бы понять хотя бы это.

Наконец она стала обычной собой, по крайней мере внешне, по-видимому она уже поняла, какой была.

— Где именно твои слова были похвалой?

— По крайней мере я не унижаю тебя, так ведь?

Во время этой перепалки Эрика постепенно восстановила своё нормальное состояние. Такая высокая степень стойкости была вполне достойна восхищения.

— Я не собираюсь оставлять паразитов в покое. Положись на меня, я дам тебе знать, если что-то услышу, — сказав это, Тацуя направил взгляд на Пикси, которая была полна загадок.

Эрика тоже украдкой глянула на Пикси, затем уголки её рта довольно дернулись вверх.

— Обещаешь? Взамен я тоже буду открыта и ничего не скрою, — добавила Эрика в эту часть их соглашения, такой уж у неё был характер.

— Хорошо.

Как раз такое расстояние и было оптимальным в их отношениях.

— Тогда, Тацуя-кун, извини, что потревожила.

— Ах да, передай мою признательность своему старшему брату.

Рука, которую Эрика протянула к двери, чуть задрожала, но Эрика быстро покинула комнату, будто ничего и не случилось.

И Тацуе больше не было что сказать.

◊ ◊ ◊

Покинув классную комнату, в которой у неё был тайный разговор с Тацуей, Эрика быстро пошла по коридору. Вернувшись из экспериментального здания, где встречалось мало учеников, к главному этажу, Эрика прислонилась к стене коридора.

И тяжело вздохнула с облегчением.

И будто, наконец, осознавая, в какой глубокой дыре была, у неё на лбу выступил холодный пот.

Вспоминая, что случилось, она невольно подумала, что сегодня ведет себя странно.

Обычно она никогда не сделала бы ничего столь глупого и не наступила бы тигру на хвост.

Тигриный хвост… да это была настоящая чешуя дракона!

Благодаря этому она четко поняла.

Поняла даже то, что ей не нужно знать.

«…Как ужасно»

Губы Эрики изогнулись в обесценивающую улыбку.

Как только она отдернула занавес и увидела, что происходит, много чего вдруг стало понятно.

Эрика с самого начала была не согласна с тем лицом, попросившим о помощи даже её второго брата, чтобы разузнать о Тацуе. Она подумала, что ей, как одной из товарищей Тацуи, нужно этому помешать.

Она хотела защитить секрет Тацуи.

Но сейчас по некоторым причинам она не просто «хотела защитить», но была «вынуждена защитить».

Не то чтобы если Эрика проболтается, Тацуя придёт мстить.

«У меня такое чувство, что даже если я проболтаюсь, Тацуя просто посмеется и простит»

Тем не менее, всё это было с «что если», вынудившее Эрику серьезно задуматься.

Она, конечно же, не собиралась это проверить.

Сами способности Тацуи были бы невероятно трудными, и, ко всему прочему, пока всё это лишь вероятность.

«Эх~~~~… я запуталась. Серьезно, мне не следовало «будить лихо»»

Почему тогда я это сказала, Эрика молча пожаловалась себе.

Сейчас, когда она об этом подумала, появилось такое чувство, будто её обвели вокруг пальца.

«Это смешно… это заходит слишком далеко, каким бы злым характер Тацуи-куна ни был»

Эрика решительно улыбнулась, чтобы развеять всё это нависшее беспокойство.

Она яростно попыталась забыть, что именно на такое он был способен.

◊ ◊ ◊

«…Я этим навредил лишь самому себе?» — Подумал Тацуя, продолжая смотреть на дверь, через которую только что вышла Эрика.

Он рассматривал возможность, что вчерашнее вмешательство Тибы Наоцугу было итогом союза Семьи Тиба и Семьи Саэгуса, или, более точно, итогом разведывательного отряда, высланного разведывательным управлением JSDF, подстрекаемым Семей Саэгуса, но Эрика тут ни при чем.

Однако Эрику могли просто не проинформировать.

«Забудь это. Они всё равно рано или поздно узнают»

В конце концов, Эрика уже всё видела. И не только его силу, но и «Коцит» Миюки. У неё невероятные инстинкты, поэтому всё это и так лишь вопрос времени.

«В конце концов, мы так или иначе её втянули»

Тацуя в своём сценарии не планировал такое развитие событий, но всё прекрасно, пока итог хороший, подумал он.

Как правило, невозможно хранить секрет без нескольких заговорщиков.

Есть времена, когда просто невозможно всё скрыть одному. Строго говоря, это потому, что те, кто выискивают секреты, действуют за спиной того, кто их хранит. В такие времена идеальным сценарием для ищущего будет натолкнуться на третью сторону, которая случайно оказалась заговорщиком.

Тацуя в одностороннем порядке опустил занавес на этот невероятно эгоистичный монолог.

— Пикси.

««Да, Мастер»»

Тацуя более или менее понял, что когда говоришь с Пикси, используя телепатию, используются концепты, а не слова. И принимающая сторона уже преобразует посылаемый образ в слова.

Когда она была в форме служанки и называла его «Мастер» ему и так было не по себе, а теперь она ещё и в школьной форме была. Тем не менее, так себя чувствовала другая сущность и, как только это стало привычкой во время их телепатического разговора, он уже ничего не мог поделать.

Тем не менее, Тацуя был рад, что термин по крайней мере не преобразился в что-то типа «Мой Лорд» или «Милорд». В конце концов, это было его личное предпочтение, когда дело касалось языка.

Поскольку она использует мобильную форму телепатии, Тацуя считал, что она об этом не знает. Она, наверное, начала это делать после того, как прочитала поведенческие модели на основе имен, записанных в электронном мозге, подумал Тацуя, став впереди неё.

— Прежде чем ты заняла это тело, вы действовали как группа с общей целью. В вашей группе была сущность, служившая лидером?

««Среди нас нет ни одного, который действует в качестве лидера»»

— Тогда как вы поддерживаете сплоченность группы?

««Строго говоря, все мы не независимые тела. Мы как отдельные личности, так и общее тело. Мы обладаем способностью мыслить критично, но также разделяем наше сознание»»

— Другими словами, один разум существует в состоянии с множеством процессов познания?

««Не множеством. Думаю, лучше это описать как не полностью независимый процесс познания в подсознаниях, собранный процессом познания более высокого уровня»»

— Я понял. Однако, в таком случае, если у подсознаний разные намерения, разве более высокий уровень не потеряет сплоченность?

««В состоянии, когда хозяин — жизненная форма, нельзя полностью избежать влияния самых фундаментальных желаний хозяина. Наши действия определяются, когда инстинкты к выживанию и порывы к размножению достигают согласия в сознании»»

— Продление жизни и производство новых товарищей. Довольно простая реальность для форм жизни, которые стремятся выжить.

««Верно. Мы остаемся верными самому большому желанию жизненной формы, а также стремимся выжить и создать потомство»»

— Если в группе есть единый консенсус, помогает ли группа задачам, которые лежат вне выживания и репродукции?

««Несмотря на достижение общего консенсуса, мы всё же обладаем индивидуальным чувством себя, которое отвечает взаимностью на личные желания хозяина. Однако это при условии, когда у общей цели приоритет, поэтому я думаю, что это так, как Мастер и считает.

— Понятно… — проговорил Тацуя, задумавшись.

Она не смогла его прервать потому, что прежде всего не человек, или даже потому, что её хозяин — чистая машина.

— Тогда текущая ты — нечто, существующее вне общего консенсуса, почти еретическая сущность. Если в вашей группе появится несогласие, не уничтожат ли тебя?

««У нас нет желания искоренить несогласных. Однако как только они решат, что я — препятствие их целям, они могут решить сделать превентивный удар»»

— Ясно… у меня ещё один вопрос. Ты сказала, что сейчас отрезана от остальных своих товарищей, но ты можешь обнаружить их присутствие?

««Это возможно, если цель покажет высокую активность. С другой стороны, сейчас у меня такое состояние, что они тоже смогут обнаружить моё присутствие, если будут находиться в той же области»»

— Неужели? — Тацуя упал в позу задумчивости, затем тут же дал новые указания: — Пикси, вернись в гараж, переоденься в свою изначальную форму и перейди в спящий режим. Я зайду к тебе позже.

««Вас поняла. Выполняю приказания»»

Пикси чопорно, или скорее жестко, поклонилась, прежде чем пойти к гаражу.

Тацуя сначала в уме решил, какое необходимо оборудование, что нужно сначала вернуться домой, затем пошел в школьный совет, чтобы подобрать Миюки.

В 2095 году мир уменьшился. Однако разрыв между волшебниками и обычными людьми, как раз наоборот, увеличился.

Волшебники получили официальное признание после раннего развертывания и действий в территориальных спорах разрозненных стран и были сильно ограничены в выезде из страны, за исключением правительственных дел. Для волшебников мир ограничился пределами страны.

С другой стороны, обычные люди моги в полной мере воспользоваться достижениями в области транспортных технологий. Земной, водный, и воздушный транспорт стал более гибким и эффективным, поэтому люди могли свободно путешествовать между странами. Сейчас полететь на другой конец света — просто дело одного быстрого полёта в несколько часов, исключая надобность пересадки на другие самолёты. По сравнению с тем, что было сто лет назад, мир и вправду стал меньше.

После серий конфликтов по всему миру, каждая страна вела тщательную проверку потенциальных нелегальных иммигрантов — людей, которые остались в границах страны слишком уж надолго. Для сравнения: количество путешественников из других стран, которые в стране делали короткую остановку, росло. Такое стало совершенно очевидным при виде иностранцев, идущих по улицам Токио.

На восточном берегу «реки» никто из японцев не посчитал бы странным, чтобы молодой испанец или латиноамериканец шли в сумерках с молодой женщиной равной степени смешанной национальности. Никто из жителей не нашел бы странным, чтобы трое таких иностранцев вошли в несколько вышедшую из моды больницу.

В подвале больницы были расставлены койки.

Койки в больницах — обычное дело, но не такие койки.

Матрацы, завернутые в черную кожу, были практически бесполезны, они были больше похожи на длинные, прямоугольные коробки, а не на больничные койки.

Различные койки не были поставлены в один ряд или разделены на два ряда по четыре или пять — все девять коек располагались бессистемно. На каждой койке лежал молодой мужчина с восточноазиатским лицом. У всех девяти были бледные лица, они спали на койках без подушек, и ни одна грудь не подымалась или опускалась. Они походили на трупы или людей в почти мёртвом состоянии. В подвале были лишь эти девять безмолвных молодых мужчин, а также двое мужчин и женщина смешанной национальности, которые только что вошли.

Белый человек стал в брешь между койками и посмотрел внутрь. Стоя в темноте, он почти казался некромантом.

Латиноамериканец посмотрел на часы и поднял руку, будто чего-то ожидая. После приблизительно десяти минут мужчина посмотрел на молодую женщину, стоящую в стороне от кольца коек. Это, похоже, было своего рода сигналом, поскольку женщина кивнула и подняла перед лицом обе руки.

Мужчина повторил её движение. Между мужчиной и женщиной, которые стояли лицом друг к другу, белый человек хлопнул ладонями и зашумел шагами.

Он продолжил хлопать.

Шагать тоже.

Молодой мужчина и женщина присоединились к белому человеку и тоже начали хлопать, а звук их шагов вокруг кольца продолжился. Когда молодой мужчина поменялся местами с женщиной, белый человек захлопал громче.

Прежде чем звук утих, безмолвные тела начали подниматься с коек.

Одно тело, потом ещё одно.

Восемь из этих ранее в почти мёртвом состоянии, встали со своих черных коек.

Во тьме подвала послышался звук хлопанья крыльев насекомых, но только он существовал в голове, а не материальном мире или Идее.

Он преобразовывался в человеческий язык…

««Я/мы, наконец, снова пробудились»»

««Мои/наши ряды снова уменьшились»»

««Ещё одно/один погиб?»»

««Сосудов достаточно?»»

««Нет. Как вы видите, для нас их добыл посредник»»

««Китайские спиритуалисты довольно способны»»

««По крайней мере, они превзошли мой/наш уровень»»

««Стремление к жизни на пороге смерти. Сознание было приостановлено»»

««Но я/мы тоже кое-что поняли. Сейчас мы знаем, как переходить от хозяина к хозяину»»

««Даже если сосуд в следующий раз будет разрушен, после короткой задержки деятельность можно восстановить»»

««Должно быть легко заменить потерянного»»

««Вернем же моего/нашего потерянного товарища»»

««Найдем же моего/нашего товарища»»

…Так они говорили. Это был разговор между тремя, пришедшими из-за границы и восемью монстрами, которые снова пробудились от спячки.

◊ ◊ ◊

Вернувшись домой, Тацуя направился к телефону, даже не переоделся. Он не использовал телефон с большим экраном в гостиной, но использовал защищенную линию в своей комнате. Вся мощность, которая обычно резервировалась для внешних целей, вместо этого направлялась на шифрование телефона, которым Тацуя позвонил Хаяме, дворецкому Семьи Йоцуба. Сейчас он едва успел на встречу, на которую его заранее пригласили через текстовое сообщение.

— Вы как раз вовремя, Тацуя-доно.

— Хаяма-сан, примите мою благодарность за прошлый вечер.

Обе стороны пропустили приветствие. Тацуя последовал темпу Хаямы. Не то чтобы старый дворецкий спешил из-за расписания, но у Тацуи сложилось такое впечатление, что старик хочет как можно скорее что-то сообщить.

— Как я и говорил прошлой ночью, нет нужды меня благодарить. В конце концов, защита Миюки-сама — второе по важности для нас, Семьи Йоцуба.

— Хаяма-сан, вы с такой легкостью это сказали… я в небольшом затруднении.

— Наши проблемы исчезли, как только временные рамки и противники прояснились. Но более важно, что я отличаюсь от того человека, я не достаточно храбр, чтобы с вами конфликтовать, Тацуя-доно.

По-видимому, у него достаточно времени, чтобы немного просто так поговорить.

Тем не менее, со своей стороны у Тацуи не было достаточно времени. Хотя он специально запросил безопасную линию, он всё равно хотел получить важную информацию так быстро, как возможно. К тому же Тацуя не был уверен, что будет делать, если Хаяма поднимет разговор, который был у него несколько месяцев назад с Аоки.

— Так о чём вы хотели поговорить? В письме вы не указали, и у вас не было времени, чтобы встретиться лично, поэтому я могу сделать вывод, что информация жизненно важна.

— Ах да, верно. — Голос Хаямы прозвучал, будто он только что об этом вспомнил. Однако всего лишь по интонации голоса любой бы заметил, даже если бы не знал характер Хаямы, что это не более чем игра. — Тацуя-доно, в отношении вампирского инцидента будет задействована Третья Дивизия. Я просто хотел это вам передать.

— Третья Дивизия… Контрразведывательная Третья Дивизия Департамента Разведки JSDF? Полагаю, этот интересный отряд связан с лагерем Саэгусы, не так ли?

После того как Тацуя это сказал, из динамика послышалась усмешка.

— Не думаю, что они хотели бы чтобы такой как ты, из Отдельного Магически-оборудованного Батальона, называл их интересными, но это и вправду та Третья Дивизия.

— Мои интересы не лежат в стороне искоренения источника. Другими словами, Семья Саэгуса использует Третью Дивизию, чтобы расследовать Паразитов… нет, схватить их?

— Хотел бы сказать, что вы остры на ум, как и всегда, но их цели нам ещё не ясны. К сожалению, всё складывается так, как вы только что и сказали, Тацуя-доно.

Как хлопотно, от чистого сердца подумал Тацуя. Этот инцидент и так был сложен с уже вовлеченными несколькими фракциями, а сейчас присоединился к столкновению ещё один игрок. Более того, у лагеря Саэгусы был явно иной взгляд, нежели у Маюми.

— Спасибо огромное за ценную информацию.

Тем не менее, нельзя просто нажать кнопку перезапуска и попробовать снова. Как бы трудна она ни была, но реальность отличается от игр, в жизни нет нового дубля.

— Я посчитал, что передать вам информацию необходимо, учитывая безопасность Миюки-сама. Пожалуйста, не забывайте это, Тацуя-доно.

— Буду иметь в виду.

В самом деле, они не могут разрушить мир, в котором живет Миюки. Хотя не было нужды, чтобы Хаяма дополнительно это напоминал, Тацуя без возражений принял его замечание.

◊ ◊ ◊

Семь часов вечера.

Все ученики уже давно вернулись домой, и только одинокие души ещё были в школе — несколько преподавателей. Школьные врата уже закрыли, и до завтра доступ был строго запрещен всем, кроме небольшой группы исключений. Учебные принадлежности, товары для школьного магазина, и продукты для столовой — в основном всё до заката солнца заносились через задние ворота, ведущие к подземному переходу.

Единственным, кому был открыт доступ — горстке преподавателей, охране из нанятой по контракту охранной компании, инженерам, работающим над регулировкой, которую можно сделать лишь ночью, лицам с особым разрешением от школы, и избранным членам школьного совета.

Эту власть, которая казалась излишней даже для школьного самоуправления, приняли в прошлом году, когда Президентом школьного совета была Маюми. Такая власть была огромной помощью — больше не нужно было подавать в учительскую запрос с вескими причинами. И была особо полезна при обстоятельствах, когда причины указать нельзя.

Тацуя ещё по пути домой принял меры и сейчас у него был пакет, который прислали домой до того, как он пошел обратно в школу. От охранника у двери, когда был введен код подтверждения от школьного совета, он получил три идентификационных карточки посетителей с доступом на ночное время. Они были так разработаны, что любой без действительной карточки ночью вызовет тревогу безопасности, как подозрительный человек.

Так почему же он получил три карточки, ну, одна, очевидно, для самого Тацуи.

Вторая — для Миюки.

Миюки получила карточку с довольной улыбкой.

Сначала Тацуя не хотел брать её с собой. Изначальный план предполагал, что она останется, и будет присматривать за домом.

К сожалению, при оформлении ночного кода доступа Миюки добавила условие.

Она сказала, что хочет пойти вместе с ним.

Власть выдавать подтверждение доступа была в руках Азусы, Президента школьного совета. Однако, как и говорили слухи, настоящая власть в школьном совете была у Вице-президента, не Президента. Приблизительно три часа назад Тацуя как раз воочию в этом и убедился.

Тацуе не удалось убедить упрямую сестренку и пришлось уступить.

Уступить Миюки и ещё одной.

Третью карточку он передал Хоноке, которая встретила его на станции. Не нужно и говорить, но, как и Миюки, нет, даже больше чем Миюки, Тацуя не хотел брать Хоноку. Всё так обернулось потому, что Хонока тоже присутствовала, когда в комнате школьного совета поднялся вопрос о подтверждении доступа. И вправду, он мог винить лишь себя за небрежность. Ко всему прочему, даже если бы мог отказаться, он не мог сказать настоящую причину, когда в комнате находились Азуса и Исори. Хотя он ещё мог отклонить просьбу Хоноки, но в её поддержку вышла Миюки. Кроме того, в отличие от Миюки, идентификационную карточку от Тацуи Хонока получила с окаменелым выражением лица.

Причиной запроса карточки доступа он указал «расследование странного поведения модели 3H-P94». Тем не менее, на самом деле Тацуя хотел вывести Пикси наружу, чтобы выманить Паразитов.

Неоднократно расспрашивая Пикси, он кое-что узнал: «Паразиты не оставят её в покое». Хотя всё это было не более чем догадкой, Тацуя был уверен. Если «общее согласие» потеряет связь со своей частью, — оно попытается восстановить эту часть. Тацуя посудил, что для того, чтобы это сделать, они должны каким-то образом войти с ней в контакт.

Он не мог обнаружить местоположение Паразитов, хотя ему это и не нужно было… но только до вчера. Поскольку Пикси одержима Паразитом, он не мог полностью умыть руки. И ещё большая проблема была с покупкой Пикси в таком состоянии, и по сравнению со всем этим, он хотел уничтожить Паразитов ещё сильнее. Он с самого начала планировал снова драться с Паразитами, именно поэтому и попросил Якумо о тренировке. Пикси — не более чем толчок, изменивший защитную позицию в более активную.

Тацуя не планировал этой ночью истребить всех Паразитов. Тем не менее, он считал, что если они выманят одного или двух, тогда это приведет к подсказкам относительно остальных.

Приняв во внимание вовлеченный риск, Тацуе, наверное, следовало явно запретить Миюки и Хоноке идти вместе с ним. По всей вероятности он приглушил в себе «опасность» слишком многих вещей.

Разрабатывая стратегию сегодняшних ночных действий, он никогда не планировал идти в одиночку. По своему опыту и рассматривая необходимость такого шага, он запросил поддержку у Эрики и Микихико. Лишь благодаря их помощи он позволил Миюки, которая всё знала, и Хоноке, которая была в это несколько вмешана, прийти.

Правила Первой Школы требуют, чтобы ученики носили форму перед и после уроков, но это ограничение снимается, когда посещаешь школу ночью. С виду это потому, что в идентификационную карточку встроен передатчик, поэтому нет надобности носить форму, но на самом деле подлинное намерение было в том, чтобы не дать ученикам в поздний час бродить по улицам в школьной форме.

Для школы это был вопрос предотвращения риска — лучше, чтобы было меньше происшествий, чем больше. Понимая это, Тацуя исполнил это желание и надел свою обычную боевую куртку. Как и брат, Миюки не надела форму — она была в полупальто, спортивных штанах и высоких сапогах, для подвижности.

Однако Хонока всё равно под курткой была в своей форме. Тацуя и Миюки задумались: она в полной мере осознает, что они собираются делать этой ночью, но Тацуя не был бы Тацуей, если бы сделал что-то столь грубое, вроде высказывания такой мысли вслух.

— Хонока, ты сегодня не ходила домой? — Аккуратно Миюки задала вопрос, который был у брата на уме.

— Э? Нет, ходила.

Хонока жила одна в съемной квартире, которая была намного ближе к школе, чем дом Тацуи и Миюки. Явно невозможно, чтобы ей не хватило времени на то, чтобы переодеться.

— Это… носить форму будет проблемой?..

— Ну, проблемой это не будет… но тебе может быть немного неудобно.

Слов выговора удалось избежать, они, ведь, и так этой ночью собираются столкнуться с неприятностями. И, более того, у Хоноки, похоже, просто вылетело это из головы.

Если бы знал, что это случиться — объяснил бы более подробно, подумал Тацуя с оттенком сожаления.

— Онии-сама, может, будет лучше, если Хонока сначала заскочит домой? — Миюки попыталась развеять мрачное настроение. — Мы можем подождать внизу, пока Хонока переодевается.

По-видимому, Миюки делала это не для того, чтобы «помочь сопернице». Скорее всего, она предоставляла решение для Тацуи, который впал в задумчивость.

— Верно. Уже слишком поздно для визита… но, Хонока, если ты не против, тогда пошли.

— Конечно нет! Я, э, не была бы против, даже если бы ты зашел в гости. Если будет время, пожалуйста, заходи.

Впрочем, совершенно не зависимо от мыслей Миюки, это было нечто, что Хонока горячо желала.

И вот, пока разыгрывалась эта драма, они трое прибыли к гаражу Клуба Робототехники. Дверь, конечно, была заперта, но замки — это такая штука, которую легко открыть изнутри.

Тацуя достал портативный терминал, открыл связь малого радиуса действия и послал позывной сигнал, который приготовил заранее. Ответ последовал практически мгновенно:

««Звали, Мастер?»»

Простая толщина двери, даже сильно армированной двери, которая была совершенно не к месту на так непрочно выглядевших стенах, не мешала телепатии.

— Открой для меня дверь.

««Поняла»»

Сразу же после ответа дверь в гараж открылась.

Недалеко внутри силуэт куклы в униформе горничной упал в глубокий реверанс. Основные поведенческие модули были по-прежнему активны даже с монстром внутри.

Как только Пикси подняла голову, Тацуя первым делом достал кое-что из сумки.

— Пикси, надень это.

Даже поздно ночью, нет, на некотором уровне именно потому, что поздно ночью, они не могли взять её с собой в этом (в форме горничной). Каким бы дело ни было, но любая причина носить форму горничной — не хорошая. Для этой операции Тацуе сперва пришлось для Пикси подготовить наряд.

Оказалось, что приказы такого уровня не требовали голосового ответа.

Вдруг Пикси начала снимать одежду.

Тацуя отнесся ко всему этому процессу как к должному. Он уже второй раз видел, как она переодевается, и поскольку у него не было какого-либо интереса видеть людей и кукол в одном свете, для него переодевание Пикси было тем же, что и открыть капот автоматической машины.

— Онии-сама? Почему ты просто смотришь!?

Однако оказалось, что Миюки немного трудно согласиться с его мышлением.

И Хонока была с ней согласна, потому что неодобрительно посмотрела на Тацую.

— О чём ты говоришь, Миюки? Пикси — робот.

— Робот, которая, так случилось, — девушка!

— Нет, гуманоид, и не достаточно точный, чтобы подражать человеческому телу…

Как и сказал Тацуя, 3H был разработан, чтобы быть гуманоидным роботом, «в одежде неотличимым от человека», но части и изгибы, спрятанные под одежду, нельзя сравнивать с человеческой женщиной. Такие «части» на кукле для извращенных целей были бы немного больше выражены.

Торс давал впечатление «женщины в трико цвета кожи», но только до талии. Часть от талии к ногам показывала изгибы, которые явно принадлежали роботу, и даже колготки не скрыли бы то, что это не человек. Вот почему маскировка включала длинное платье.

Тем не менее, у молодых девушек субъективное мнение превысило объективное.

Миюки силой развернула Тацую, а Хонока стала между Пикси и остальными двумя.

Хотя он посчитал, что это как-то нелепо, не то чтобы он хотел подглядывать. До тех пор, пока они двое ему не позволили, Тацуя покорно стоял к ним спиной.

— Тацуя, можешь уже повернуться.

Несмотря на слова Хоноки, Тацуя, когда поворачивался, на всякий случай проверил выражение Миюки.

Одежда, которую Тацуя принес, состояла из обычной высокоэластичной ветровки, а также юбки до колен, которая скрывала изгибы.

Вокруг шеи был дважды обмотан шарф.

Но шляпу, скрывающую черты лица, он нарочно не принес.

На ногах были толстые чулки, а также сапоги, служившие тем, что скрывали мелкие детали, делая движения ног более плавными. Всё это ему предложила женщина-офицер из Отдельного Магически-оборудованного Батальона, ответственная за одежду.

Хонока из ниоткуда вынула расческу и начала поправлять волосы Пикси. Пикси это вообще не волновало, она просто стояла без движения. И это доказало, что неважно как она выглядит снаружи, она всего лишь кукла, не человек. К Пикси у Тацуи не было таких высоких требований.

Пока она без подозрений может ходить по улицам — этого более чем достаточно.

С этой точки зрения нынешний облик Пикси был проходимым.

— Пикси, следуй за мной, — заявил Тацуя, будто объявляя начало военных действий. Он высокомерно отдал приказ, будто командуя рабом. Полностью равнодушно.

◊ ◊ ◊

Эрика в оцепенении стояла перед комнатой второго брата.

Для неё это была неожиданность так неожиданность. Она не могла поверить, что всё ещё в некоторых областях так слаба.

Хотя она не нервничала, когда приходила в дом, в котором когда-то жила мать, она всё же изо всех сил пыталась не попасться на глаза отцу или старшей сестре. С этими двумя у неё не было конфликта, но она также хотела уклониться и от самого старшего брата. К счастью, в этот час он ещё не должен вернуться домой.

В любом случае, быстро закончить дело и отступить отсюда далеко в свою комнату — лучший выбор, поэтому застыть в прихожей — самый худший сценарий.

— Наоцугу, это я, Эрика.

Она приказала себе завязать разговор.

— Входи.

Перед ответом была крошечная задержка.

Голос не был ни недовольным, ни приветливым.

По-видимому, ауру недовольства он уже втянул.

Подавляя порыв развернуться и уйти, Эрика открыла дверь.

— Что случилось, приходишь в такой час?

Наоцугу сидел в кресле за письменным столом. Он повернулся в кресле и наклонился к Эрике. Однако на кровати, что за письменным столом, Эрика заметила признаки того, что там кто-то только что лежал.

Хотя это положение было противоположно прошлой ночи, Эрика не открыла рот, чтобы его отругать.

— Я хочу с тобой кое о чем поговорить, — нерешительно сказала Эрика, потому что на лице Наоцугу увидела натянутую улыбку.

— Продолжай, — вяло ответил Наоцугу, будто говоря: «я выслушаю лишь потому, что это ты». Однако это ни в малейшей степени не уменьшило груз Эрики, поскольку ей казалось, что его мысли в каком-то другом месте.

— Онии-сан, ты слышал об отряде под названием Отдельный магически оборудованный батальон бригады 1-0-1?

— Откуда ты о нём знаешь, Эрика?

Эрику немного ранило то беспечное отношение Наоцугу и вынудило произнести те слова, слова, которые тотчас же захватили всё его внимание.

— На самом деле… — Добравшись сюда, Эрика снова наполнилась сомнением, но выбора не было: — Онии-сан, человек, которого ты охранял, мой одноклассник, Шиба Тацуя. Он, так случилось, что один из солдат Отдельного Магически-оборудованного Батальона.

— Что ты сказала?..

Эрика, когда это сказала, задрожала от нерешительности, если не сказать от страха, на что Наоцугу был не в силах скрыть потрясение.

— Я ужасно извиняюсь. Мне следовало сказать это несколько дней назад, когда ты спросил, но из-за кое-кого по имени Майор Казама, я не могла, был дан приказ о неразглашении по причинам национальной безопасности.

— Майор Казама?.. «Дайтэнгу» Казама Харунобу!?

— Дайтэнгу?

На этот раз настала очередь Эрики удивленно склонить голову на слова брата.

Некоторым волшебникам, чтобы внушать благоговение во врагов, усиливали имена, иногда для этого использовали преувеличенный псевдоним, но «Дайтэнгу» слишком уникален даже для этого. Это имя столь непомерно раздуто, что казалось невозможным.

— Онии-сан, ты знаешь о Майоре Казаме?

— Ага… в лесах или горах он известен по всему миру как один из лучших пользователей древней магии. Среди десантников он по-прежнему известен как один из величайших командиров страны. — Выражение и голос Наоцугу переплелись с волнением и трепетом. — Ты знаешь о вьетнамском конфликте? В той войне южновьетнамская армия, которая пыталась завязать партизанский бой против Великого Азиатского Альянса, посягнувшего на Индийский полуостров, и корейская армия, посланная Великим Азиатским Альянсом, так его боялись, что считали его Смертью или самим Дьяволом.

Слушая слова брата, Эрика поняла, что он забыл всё, что было перед ним, и лишь вздохнула, как бы говоря: «Что мне с тобой делать».

Многие замучили себя до смерти на пути к славе, зайдя так далеко. Может быть, в один прекрасный день такое мышление приведет эту страну к гибели. Даже если это не то, о чём должна тревожиться такая молодая девушка, как она, Эрика не могла над этим не задуматься.

— По слухам Отдельный Магически-оборудованный Батальон под командованием Майора Казамы… в этом свете все те слухи, граничащие с городскими легендами, имеют смысл. Более того, если Шиба Тацуя-кун — член этого подразделения, тогда его силу не по годам тоже можно объяснить.

Как и Эрика, которая будто потерялась в своём собственном мире, Наоцугу тоже, по-видимому, говорил сам с собой.

Благодаря этому, внимание Эрики вернулось назад к её первоначальной цели.

— Онии-сан, я вступила в контакт с Майором Казамой во время инцидента Йокогамы. Если бы не то чрезвычайное положение, я могла бы и не наткнуться на секрет Шибы-куна. Но даже сейчас я считаю, что это огромная тайна.

— Хм~… У Отдельного Магически-оборудованного Батальона есть все характеристики войск тайных операций. Должно быть, к ним присоединился ученик старшей школы по какой-то очень особой причине.

— Онии-сан, я нарушила неразглашение, рассказав тебе о Шибе-куне, помни об этом.

— Другими словами, Эрика, ты говоришь мне прекратить вмешиватся в его дела, правильно?

— Да. Последствие от такого осиного гнезда будет чем-то, чего не только Онии-сан, но и вся Семья Тиба хотела бы избежать. К тому же в этом гнезде может быть гигантский рой ядовитых шершней.

— Хм… и то верно, здесь ты права, Эрика. Но хотя он и ученик, я принадлежу армии. Я не могу ослушаться прямого приказа.

— Тогда может притворишься, что подчиняешься приказам? Если притворишься его охранником, тогда если его атакуют, ты сможешь появиться и захватить контроль над положением.

— Ясно… Понял. Тогда давай так и сделаем.

…К счастью, она смогла убедить брата, не упоминая имени «Йоцуба». Скрывая беспокойное выражение, Эрика поклонилась и покинула комнату Наоцугу, не привлекая его внимание.

Вернувшись в свою комнату, Эрика прочла сообщение, которое мигало на информационном терминале на столе, затем пробормотала: «Кладбище Аояма, Э?». Она даже в кресло не села — тотчас же сняла одежду и бросила её в сторону. Молодая девушка не должна так делать, но она также воспользовалась этим случаем, чтобы стряхнуть упадок духа, который почувствовала, когда пыталась переубедить Наоцугу.

Надев композитную резину под броню с пуленепробиваемыми, анти колющими и другими свойствами, она накинула кожаную куртку и надела шорты. Затем на колена прицепила протекторы, которые не мешают двигаться, и на руки натянула перчатки из тонкой, композитной ткани. Проверив карманы куртки, Эрика подобрала оружие и пошла в прихожую. Шорты и длинные резиновые сапоги хорошо подошли её огненному внешнему виду, но она не собиралась выйти погулять ночью.

Недалеко ждала «личная охрана Эрики». В недавнем «вампирском инциденте» они были ключевыми компонентами персонала Семьи Тиба и служили руками и ногами Эрики в этой операции.

— Пошли, — холодно произнесла она.

Но на парнях не показалось и следа недовольства, они последовали за ней.

◊ ◊ ◊

Хонока жила в однокомнатной съемной квартире. Общая площадь должна была быть 1 LDK, то есть однокомнатной квартирой с кухней, столовой и гостиной, но поскольку небольшое обеденное место было отведено на кухне, общая площадь была меньше 1 LDK.

Гостиная и спальня были отделены друг от друга — абсолютная необходимость для молодых девушек. Даже если парень был Тацуей, она не была готова открыть перед кем-то дверь и сразу же показать спальню.

В гостиной Тацуя наслаждался чаем с Миюки. Чай Хонока приготовила самостоятельно, Пикси хотела было начать выполнять свою рутинную модель поведения, но Хонока отчаянно её остановила.

Хонока заварила крупнолистовой чай, скорее всего свой любимый.

Сама Хонока переодевалась в своей комнате. Звукоизоляция была превосходной, но почему-то с её стороны сочилась какая-то нервозная аура. Конечно, Миюки и Тацуя понимали, что приличия требуют этого не замечать.

Когда, наконец, показалась Хонока, они как раз допили чай.

— Простите, что заставила ждать!

Полная сил, Хонока оделась почти как Миюки.

Она была в большом полупальто, под которым виднелся свитер с высоким воротником. Спортивные штаны она не надела, но надела мини-юбку и обувь на толстой подошве. Юбка была с круговым подолом, а обувь вверх от каблуков обнажала лодыжки.

Юбка была такой длины, что её идеально покрывало большое полупальто, давая впечатление, будто у неё под пальто ничего нет.

Это был наряд, который должен с уверенностью привлекать внимание… или, вернее, наряд, который должен привлекать внимание парней.

Тем не менее, одежда была практичной. Чулки Хоноки очень хорошо сохраняли тепло, их ткань была соткана из волокон, улучшающих прочность. Тацуя знал, что такой тип волокон используют для курток, которые надевают при боевых операциях. Изучив её с головы до ног, он слегка кивнул:

— Тогда выдвигаемся.

Невозможно было сказать, как Хонока поняла кивок Тацуи, но у неё на лице растаяла улыбка и она пошла прямо за ним.

На волосы она прицепила пару украшений с кристаллами, которые ей купил Тацуя. Тацуя и Миюки, как и Хонока, упустили тот краткий миг, когда взгляд Пикси привлек этот блеск света.

— Онии-сама, куда мы теперь? — Купив билеты и став на эскалатор к станции, Миюки задала вопрос Тацуе, видя, что Хонока не собирается спросить, а Тацуя не собирается просто так сказать. Миюки последовала бы за ним, куда бы он ни пошёл, но это не значит, что ей всё равно, куда они идут.

— Кладбище Аояма.

Хоноку тоже это интересовало, но на ответ Тацуи у неё побледнело лицо. Учитывая, какой уже час, интерес и доверие — две разные вещи, но с этим ничего нельзя было поделать. Лишь явное меньшинство среди молодых девушек могли бы и глазом не моргнуть, как Миюки только что.

— Испытание мужества в неподходящий сезон… просто невозможно. Там появится что-то вроде призраков или демонов?

— Как проницательно. — Хотя и почти этого не выказав, но Тацуя, похоже, немного обрадовался, подтвердив догадку сестры.

— Конечно. Потому что это то, Онии-сама, о чём ты думаешь, — с улыбкой и в прекрасном настроении ответила Миюки.

Глубоко в сердце Хоноки что-то закололо:

— Эм, Тацуя, разве это место не закрыто в такое время?..

Два дня назад она могла бы вытерпеть боль и сникнуть. Однако от того вечера два дня назад сильное ободрение близкой подруги отразилось в сознании Хоноки, нет, в её сердце. Стоя на самой высшей ступени эскалатора, Хонока встряла в разговор.

Миюки чуть удивилась, но Тацуя казался невозмутимым.

— Мы должны суметь войти, хотя не то чтобы если мы не войдем, нам это помешает. Пока будем близко, они должны выйти нас встречать. Вот почему мы взяли с собой Пикси.

Итоги допроса Пикси сказали Тацуе, что остальные Паразиты вряд ли примут её текущее существование.

Для жизненных форм, которые входят в симбиоз другими созданиями, Пикси, которая потеряла стремление к репродукции, — то, что нужно устранить.

Поскольку их так мало, они должны попытаться освободить её из механической тюрьмы. Как только два основных порыва, самозащита и сохранение вида, активизировались, их действия должны стать весьма похожими на человеческие.

— Даже если нас вот-вот схватят, я уверен, Хонока, ты что-нибудь сделаешь, да?

Её способность «Оптический Камуфляж» не просто слухи, Тацуя видел её лично. Он также знал, что это могущественная, высокоуровневая техника, далеко за пределами достижений военного персонала поддержки USNA, их «Тёмного Занавеса». Хонока — волшебник, которая может полностью сокрыть своё присутствие.

Тем не менее Тацуя просто так выразился. На самом деле он даже не считал, что они будут вынуждены скрывать себя.

Однако…

Тацуя также не в полной мере понимал кое-что ещё.

Хонока приняла эту шутку на полном серьезе:

— Оставь это мне, — тепло ответила она, похлопав себя по груди, благодаря титаническому недопониманию, которое Тацуя создал, Хонока теперь полностью загорелась, её разрывала уверенность.

◊ ◊ ◊

В подземном помещении, под среднего размера зданием на окрайне района Итигая, Третья Дивизия разведки JSDF установила свой штаб. Главный офис разведки JSDF был расположен в Департаменте Обороны, но это был лишь фасад центральных штабов, тогда как этот «подвал», был, несомненно, одним из замаскированных центральных штабов. Хотя центральный штаб называть «одним из» немного странно, но так сделали, чтобы предотвратить риски «быть парализованными из-за падения штаба».

Конечно, в организации без определенного центра будет ряд серьезных побочных эффектов и больших недостатков.

Вполне понятно, что в разведывательной организации может быть сторона, в которой «правая рука понятия не имеет, что делает левая», но здесь это было особенно вопиюще. Недостаток инициативы был ещё простителен, но чтобы у каждого департамента был свой покровитель… ещё и каждый следовал своим особым интересам на грани разобщённости.

Так что у разведывательных дивизий JSDF было под вопросом общее единство.

— Цель наблюдения движется к центру города. Цель сопровождает сестра и двое других.

Спонсором этого подвала была одна из основных финансовых групп в области производства электроники и вместе с тем второй по величине военный поставщик страны. Более того, эта группа была глубоко переплетена с Семьей Саэгуса, вплоть до того, что можно заявить, что настоящий покровитель Третьей Дивизии на самом деле Семья Саэгуса. Сейчас они следовали желанию главы Семьи Саэгуса, они не действовали совместно с Альянсом Саэгусы и Дзюмондзи, возглавляемым Маюми и компанией.

— Если сравнить с нашими файлами изображений… Одна из них ученица первого года Первой Школы при Национальном Университете Магии, Мицуи Хонока.

— Одноклассница, эх. Какой странный интерес: на свидание брать с собой сестру, — насмешливо проговорил мужчина, который, по-видимому, сейчас был на дежурстве, хотя с другой стороны это прозвучало немного предвзято.

— Другая… нет, не человек. Похоже Гуманоидный Домашний Помощник серии P94.

— Модель HAR? Куда они хотят пойти с этим? Мы проникли в систему навигации их автомобиля?

— Сэр, защита очень сильна… мои глубочайшие извинения!

На практически плачущий ответ подчиненного командующий ничего не сказал. Он очень хорошо понимал: если систему общественного транспорта можно было бы так легко взломать, тогда терроризм процветал бы на улицах.

— Шеф, автомобиль с целью изменил направление.

— Акасака… нет, Аояма? — пробормотал шеф, посмотрев на монитор, на котором была отображена приблизительная оценка места назначения автомобиля, прежде чем дать новые приказы: — отправьте в Туннель Аояма агентов, замаскированных под полицейских. Обвините цель в незаконном использовании магии и арестуйте их.

Подчиненные подтвердили приказания и послали их разным получателям, шеф продолжил смотреть в монитор.

◊ ◊ ◊

Полковник Вирджиния потянулась от изнеможения в полностью укомплектованной оборудованием съемный квартире (не в апартаментах), которую посольство арендовало для длительного проживания.

Это был командный центр, хотя и временный, но всё равно настроение было плохим. К тому же, когда битва закончилась, их не похитили, но с позором оставили дрейфовать по течению, пока корабль другой страны их не спас. Она получила огромной удар по характеристике и будущей карьере.

Удивительно, но офицеры из родного посольства не могли её винить. Такой позор вышел далеко за пределы её одной: опозорились также и особые силы, высланные временным командным центром в качестве охраны и военно-морской флот, которому принадлежал корабль (гордость флота пострадала от ещё более тяжелого удара, чем она), поэтому она понимала, что они не могут её винить.

Тем не менее, даже со всем этим, у неё ещё осталась энергия для дальнейшего размышления.

Однако она не могла отрицать, что они потерпели большое поражение.

Лишь когда она подняла голову на неожиданный звонок громкой связи, то заметила, что уже поздняя ночь.

Она даже услышала, как женщина-офицер на страже ответила.

И даже обнаружила, как женщина-офицер резко вдохнула.

— Извините.

Шаги, которые приблизились к комнате, а также голос, который запросил разрешение войти, были искажены от потрясения.

— Входите.

Вирджиния выровнялась и в уме напомнила себе говорить ясно. Она не могла позволить подчиненным видеть её ослабевшей — её курс командования не включал дополнительных толкований и эмоций.

Дверь в комнату осторожно открылась. Ей отдала честь высокая молодая женщина в форме. Вирджиния выбрала себе охрану за боевое мастерство, а не внешность или характеристику, выбрала за превосходные способности и мужество. И вправду, Вирджиния оценивала её достаточно высоко, что считала, что исход прошлой ночи был бы иным, если бы она тогда присутствовала.

Тем не менее она сейчас стояла здесь — с чопорным и бледным лицом.

Чувствуя, что что-то не так, Вирджиния поднялась с дивана:

— Что случилось?

— Кто-то просит встретиться с вами лицом к лицу, Полковник.

— Что?..

Пребывание Вирджинии в этом месте было высоко засекречено. Если кто-то из военных (военных USNA) пришёл её увидеть, охранник не была бы так взволнована. Как и с любым из посольства. Другими словами посетитель прорвался через информационную блокировку военных USNA и был посторонним, который знал, что она здесь и попросил аудиенции.

Не желая отдать приказ своему сержанту, Вирджиния собственноручно нажала на кнопки пульта и вывела изображение из главной гостиной. Показалась несчастная молодая девушка в платье с элегантным кружевом и любопытным выражением на лице.

Это совершенно поразительное зрелище заставило Вирджинию замереть на твердые пять секунд.

— …Кто же, черт возьми, она такая?

Наконец, Вирджиния пришла в себя и увидела двух крепких мужчин, стоявших позади молодой девушки. Один из них бережно нес по-видимому пальто молодой девушки. Похоже, они или её служащие или охранники. Лицом, которое эти люди, явно не рядовые плебеи, охраняли, скорее всего была та молодая девушка юных лет.

Хотя Вирджиния знала, что должна быть начеку, всё равно стала постепенно терять реальность.

— Её имя Аяко Куроба, — заговорила сержант. Даже Вирджинии не удалось подавить порыв сглотнуть, когда услышала она те несколько слов. — Она называет себя посланником Семьи Йоцуба.

— Как замечательно встретить вас, госпожа Вирджиния. Меня зовут Аяко Куроба. Простите за вторжение, но сегодня я пришла от имени Семьи Йоцуба, — Молодая девушка поприветствовала Вирджинию на свободном английском.

Однако она упустила военное обращение к старшим офицерам. Учитывая её отличное владение английским, невозможно поверить, что она не знакома с теми терминами. Одним словом, она сделала это намерено. Сказала собственное имя и фамилию, наверное, тоже намеренно.

— Я Полковник Вирджиния Баранс из Объединенного Комитета Начальников Штабов USNA. Извините за грубость, но я бы хотела кое-что спросить до нашего разговора.

— Ара, что же это? Отвечу, если смогу.

По-видимому она младше Майора Сириус, но эта молодая девушка намного опередила её за столом переговоров.

Всё ещё незрелая, но она превосходит Главнокомандующего военных USNA со всем своим опытом.

Это не простая молодая девушка. Вирджиния тщательно вырезала себе это в сердце.

— Вы сказали Семья Йоцуба… Вы имеете в виду ту Йоцубу? — абстрактно проговорила она, просто на всякий случай, вдруг произошла ошибка.

Однако на этот расплывчатый вопрос молодая девушка весело рассмеялась:

— И вправду, та Йоцуба. Сегодня я пришла от имени Йоцубы Майи, главы Йоцуба из Десяти Главных Кланов, с просьбой.

Хотя она умственно приготовилась, что это не ошибка, просто принять так смело заявленную правду было нелегко.

Йоцуба из Японии.

Для тех, кто шагает с магией, это была неприкасаемая земля. Особенно для тех, кто владеет магией в военных целях.

Они не были похожи на Майора Сириус, одного человека, который обладает абсолютной разрушительной силой и может бросить вызов армии.

Сущность Семьи Йоцуба лежала в совершенно ином направлении.

Сейчас (по крайней мере пока) они были подчинены японскому правительству, но если внезапно превратятся в террористов, то у них есть члены, которые могут стать началом IV Мировой Войны.

В глазах волшебников, такая фанатичная структура, как они, вознеслась не как нечто, достойное уважения, но как полный, абсолютный страх.

— Просьба?

— Верно. Я искренне надеюсь, что вы меня выслушаете.

— Какая?

Лишь сейчас Вирджиния заметила, что они не подали чай.

Однако предложить прохладительные напитки уже было слишком поздно.

Вирджиния сосредоточила всё внимание на том, что молодая девушка собирается сказать.

— Тогда, пожалуйста, простите. Мы хотели бы, чтобы госпожа Вирджиния своим влиянием прекратила все попытки мешать волшебникам нашей страны.

— …

Не нужно и говорить, но вмешательство подразумевало тайную операцию, которой она командовала. Расследование и защита (одним словом, похищение) скрытого Волшебника Стратегического класса Японии, а также его или её выведение из строя (убийство). Конечно, она ожидала, что «просьба» девушки — требование Йоцубы. В сущности, это было наиболее вероятным исходом.

Тем не менее услышать, как кто-то в просьбе произнес фразу гораздо грубее за «пожалуйста, остановите»… Вирджиния временно лишилась способности ответить.

— Госпожа Вирджиния, вы ведь понимаете, что собой представляет система «Десяти Главных Кланов» нашей страны.

Проще говоря, если вы не знаете, тогда я вам расскажу. Раздраженная таким тоном, Вирджиния кивнула головой. Не было никакого смысла прикидываться дурой.

— Нашей главе, Йоцубе Майе, не нравится, что вы суетесь, куда не следует. Ваша страна и наша — союзники, никто не желает посеять семена войны.

— …Это угроза? Вы откроете огонь, если мы не остановимся?

Аяко пренебрегла вопросом Вирджинии и снова весело рассмеялась:

— Госпожа Вирджиния, вы спокойно спали прошлой ночью?

— Так это сделали вы!? — К тому времени, как спохватилась, Вирджиния уже поднялась с дивана и наклонилась вперед. Если бы стол был чуть поменьше, она, скорее всего, уже схватила бы молодую девушку за воротник.

— О чем вы говорите? Я спросила лишь потому, что подумала, что у вас немного нездоровый цвет лица, и всё, — будто бы из опасения проговорила она, но на её лице небыло ни следа такой эмоции. Молодая девушка продолжала улыбаться. Она даже не пыталась скрыть лицо, означающее, что она совершенно уверена в том, что знает всё. — Госпожа Вирджиния, пожалуйста, успокойтесь. Если возможно, мы хотели бы завязать с вами дружеские отношения.

— Ты посмела сказать дружеские отношения?..

Наверное лишь потому, что молодая девушка проговорила это вслух, но Вирджиния осознала, что схватить её сейчас не принесет вообще никакой пользы. Это лишь ещё больше разъярило Вирджинию, когда она обратно села.

— Госпожа Вирджиния, вы ведь хорошо знаете могущество Йоцубы. И мы тоже хорошо понимаем ваше могущество.

Её эмоции настолько потемнели, насколько возможно, но логика говорила Вирджинии слушать слова молодой девушки.

Молодая девушка, которая заявила, что говорит от имени главы Йоцубы, говорила не о силе военных USNA или мощи Звезд, но сказала, что знает о силе Вирджинии.

Значит…

— Наша глава сказала, что если госпожа Вирджиния сделает так, чтобы инцидент закончился на этом, мы никогда не забудем личную услугу, которую вы нам оказали. Также наша глава сказала, что если будет такая возможность в будущем, мы тоже дадим руку помощи Вирджинии.

Это предложение определенно было заманчивым.

Если у неё будут личные отношения с «Йоцубой», тогда у неё будет более чем достаточно, чтобы восстановить свою потерянную позицию в армии. Прошлой ночью она лично испытала их мастерство.

Как и до этого, молодая девушка продолжала улыбаться.

Взвесив обе чаши весов, логика выиграла… логика по имени амбиции.

Полковник Вирджиния, столкнувшись с договором дьявола в форме прекрасной молодой девушки, решила его подписать.

◊ ◊ ◊

По пути из Станции Аояма к улице Тацуя почувствовал, как за ним всё время скрупулезно наблюдают. Более того, не одна пара глаз или две. Исходя из его разговора с Хаямой перед тем, как вышел из дома, Тацуя уже предсказал, что будет под наблюдением. Тем не менее количество задействованного персонала превзошло его ожидания.

Должно быть, они знают о связи Тацуи и Миюки с Семьей Йоцуба, или по крайней мере догадываются, но также возможно, что столь крупные силы были задействованы, чтобы не дать вмешаться Семье Йоцуба.

Впрочем, Тацуя не верил, что даже с поддержкой Семьи Саэгуса эта национальная разведывательная группа осмелится прямо навлечь на себя гнев Семьи Йоцуба.

Значит, их не волнует Семья Йоцуба… Внутренние Дела, Общественная Безопасность, и Департамент Разведки должны знать о том, что случилось с матерью и тётей Тацуи и Миюки в их молодости. Они совершенно не обращают внимания на то, что их могут втянуть в ярость мести… невероятно, они за каких-то двадцать-тридцать лет забыли такое суровое напоминание. Не говоря уже о том, что могущество Семьи Йоцуба — и «могущество» хоть и с намеком на влияние, но больше от насилия — сейчас намного больше, чем было в прошлом.

На этом Тацуя ограничил такие мысли. К наблюдателям добавились новые глаза.

Новые, чуждые глаза.

Нечеловеческие взгляды, взгляды монстров.

Профессионалы разведки недоумевали, почему получили приказ следить за тремя учениками старшей школы и одной моделью HAR, но всё же делали своё дело, потому что ничего другого им не оставалось.

С таким опытом за поясом у них также была сторона, где они легкомысленно относились к цели наблюдения. Среди них несколько всегда делали всё возможное при любых обстоятельствах и никогда не снижали бдительность, добросовестно выполняя свою задачу, но, несмотря на сходством между фразами «относиться легкомысленно» и «лениться», они в корне отличаются.

Хотя легкомысленность несет несколько негативное впечатление, это также средство задать себе темп. Нет нужды задействовать все сто процентов силы, когда для выполнения работы достаточно и пятидесяти. И эта миссия, по сравнению с теми ста процентами, требовала лишь пятидесяти, так что они эти пятьдесят и использовали. Может, они и были вначале немного медленными, но в конце концов им всё же удалось сделать больше. «Привычка» — тоже способность.

Однако также верно и то, что в этом есть как преимущества, так и недостатки.

Для элитных агентов разведки, замаскированных под полицейских, слежка и наблюдение — самые типовые задачи. Они положились на свой обильный опыт и выборочно сосредоточили внимание, но тем самым они создали брешь в обороне.

Они получили миссию: сразу же, как только цель наблюдения использует магию, подделать задержание и тем самым усмирить и захватить их.

Поэтому они задействовали измерительные приборы для обнаружения магии.

Однако прибор отреагировал уже после того, как крик тревоги поставил всех на уши.

Зрение агентов заполнили волны мигающего света.

Совершенно неожиданный упреждающий удар.

Враждебный акт, который ничего не предвещало.

Их воля принять ответные меры утонула под накатившими волнами мигающего света.

— Тацуя-кун, я заставила наблюдателей уснуть.

— Хорошая работа.

Видя, как в приподнятом настроении Хонока сообщила о своём достижении, даже Тацуя с трудом не дал лицу стать чрезмерно жестким.

Чуждые взгляды становились всё ближе. Нечеловеческие… нет сомнений — это Паразиты. С такими противниками человеческие наблюдатели принесли бы слишком много хлопот.

Применять магию на улицах нелегально. Любой, кто так упорно за кем-то следил, не мог быть обычным гражданским или настоящим государственным служащим, что лишь усугубило трудности, поскольку они использовали магию без полномочий. Тацуя сообщил своим спутницам местоположение наблюдателей лишь потому, что хотел предупредить их не использовать магию наудачу, пока они не стряхнут преследователей.

По правде, Тацуя хотел было сказать это вслух. Однако Хонока своими действиями опередила его.

«Даже если нас вот-вот схватят, я уверен, Хонока, ты что-нибудь сделаешь, да?»

Хонока довольно широко истолковала фразу Тацуи. На самом деле её сердце пело: «Тацуя впервые попросил меня о помощи!»

Поскольку у неё всегда была сторона, склонная грезить наяву, ни Тацуя, ни Миюки не возражали ей, но сейчас это в ней проявлялось даже больше, чем всегда.

Магия, основанная на свете, была специальностью Хоноки. Светом она манипулировала особенно искусно.

Услышав от Тацуи местоположение наблюдателей, она, увеличив преломление света, в этом убедилась, прежде чем вдруг не выпустить яркую вспышку света прямо перед глазами противников.

Магия промывания мозгов, свет «Злого Глаза».

Когда Тацуя это заметил, то серьезно забеспокоился.

Поскольку Тацуя намекнул ей просто «дать им уснуть», он позволил ей активировать магию, но, честно говоря, не был уверен, что это правильный выбор. Магия с гипнотическими эффектами оценивается тем же уровнем магии, что и магия, которая наносит прямой вред телу и считается изначально запрещенной магией.

Если их поймают настоящие полицейские, то не отпустят лишь с предупреждением. Подростковый возраст не спасет от настоящего наказания, например их могут наказать «общественными работами с использованием магии».

Она применила ту же магию, что и лидер террористов «Бланш», но и скорость, и точность намного превзошли его, хотя она и применила магию на четырех людях.

Похвально, что она способна использовать «Злой Глаз», но Тацуя тотчас же понял, что нужно быстро уходить.

— Давайте убираться отсюда, пока не пришли их товарищи.

Как и ожидалось, брать с собой Хоноку оказалось полной катастрофой… наконец-то это осознав, Тацуя молча передал сообщение другому своему товарищу.

◊ ◊ ◊

— Какая хлопотная молодая девушка…

Смотря на монитор — уличную систему наблюдения, в основном состоящую из камер видеонаблюдения, но также и из устройств для обнаружения ядовитых газов, нелегальных высокоэффективных электронных волн и из псионовых детекторов для обнаружения несанкционированного использования магии — Фудзибаяси невольно вздохнула.

— Всё равно её техника чудесна. Если я правильно помню, ту девушку зовут «Мицуи Хонока», я прав? — послышался сзади исключительно похвальный голос.

На слова дедушки, в которых не было скрытого смысла, Фудзибаяси снова вздохнула:

— Да, Софу-сама.* Она ученица первого года Первой Школы, Мицуи Хонока.

— Она превосходна в системе магии света и её фамилия Мицуи, неужели она принадлежит роду Элемента Света?

— Неизвестно. Провести расследование?

— Ох, нет, ненужно, ведь это такой пустяк, — счастливо усмехнулся и покачал головой старейшина Кудо, когда его спросила внучка. — Кстати… хотя выдающихся людей называют выдающимися и уникальных уникальными, вокруг него определенно собралась группа способных людей.

— Не только способных. У многих из них также интересный характер, — обыденно бросив эти оскорбительные слова, Фудзибаяси натянула тонкие перчатки для ввода, затем её пальцы дотронулись до сенсорного экрана и затанцевали над элементами управления.

Система наблюдения была упряма как в программном, так и в аппаратном обеспечении, зато управление было простым. Хотя неограниченными записями наблюдения могли легко воспользоваться вредоносные лица из тех, кто скрывается в глубинах правительства. Но если ограничить ручным управлением, такой тяжелой системой управлять было бы слишком трудно.

Вот поэтому, чтобы никого не обвинили в незаконном использовании магии, включая вампирский инцидент, были обязательны несколько действий для того, чтобы убедиться, что выбранные части данных не покинули Семьи Саэгуса и Тиба.

Информационным контролем руководила Маюми, но с приближением экзаменов её задачу передали Фудзибаяси.

Однако подход Фудзибаяси заключался в том, чтобы убрать всех остальных и управлять системой в одиночку. В отличие от Маюми, Фудзибаяси также работала, чтобы скрыть то, что дочь главы Семьи Саэгуса была использована как орудие, потому что узнала, что глава тайно следит за всем за спиной дочери. Зная причину этого, она никак не могла передать эту задачу другим.

Поскольку она действовала не как хакер, а как законный оператор системы, для неё это было легче обычного, но вместе с тем она почувствовала себя немного вне контроля.

Тем не менее, с этим она ничего не могла поделать.

Поскольку положились фактически на неё одну и она реально выполняла свой долг, она могла выполнять его, как ей заблагорассудится, как и всегда.

Не говоря уже о том, что прямо за спиной стоял её дедушка.

И она, и тот, кто её послал (другими словами тот, кто планировал заменить ею весь контроль потока информации) не ожидали, что придет старейшина Кудо.

Ну а что до того, почему он здесь, Фудзибаяси не спросила.

Хотя он был её дедушкой, они не были так близки. Как член Семьи Фудзибаяси, ей нужно было проявлять осторожность и не выражать какие-либо близкие отношения со старейшиной Кудо.

К тому же если между Семьей Саэгуса и Семьей Йоцуба полетят искры, будет неудивительно, если Кудо Рэцу начнет действовать и потушит пламя.

Дедушка Фудзибаяси Кёко был одним из нескольких, кто знал, кто Шиба Тацуя на самом деле.

— Птицы собираются по окрасу… или одного поля ягоды. Чтобы это ни было, но он определенно звезда, очень далекая от нормальной.

— Верно. Похоже, что тот, кем манипулируют, на самом деле может оказаться манипулятором, — присоединилась Фудзибаяси, продолжая смотреть на монитор. Если бы она повернулась, чтобы посмотреть дедушке в лицо, то, возможно, заметила бы глубокий смысл за его словами. Однако она не повернулась.

Птицы собираются по окрасу. Сосредоточившись вокруг Отдельного Магически-оборудованного Батальона, возглавляемого Казамой, она тоже была включена в это число. Впрочем, к счастью это или нет, но сообщение дедушки не передалось внучке.

◊ ◊ ◊

Как и ожидали, на Кладбище Аояма они войти не смогли.

Тем не менее, для этого не было необходимости.

Вдоль построенной после войны высокой стены (мера против непочтительных людей, делающих снимки мертвых) шли ночью две модные девушки, молодой парень и одна машина, вдруг они обнаружили, как спереди и сзади приближаются ауры.

««Мастер, приближаются три «Паразита»»»

Тацуя остановился, услышав телепатию Пикси.

Они использовали телепатию, вместо динамиков, чтобы привлечь Паразитов.

Он также приказал Пикси телепатически разговаривать с Миюки и Хонокой.

Почти в то же время, как остановился Тацуя, две девушки тоже остановились, став возле Тацуи.

Хотя они обе не боялись, их лица выдавали волнение.

Сам Тацуя тоже не был застрахован от беспокойства, так что их отношение его не разочаровало.

Как и было договорено, Тацуя нажал на кнопку в терминале, которая активировала радиомаяк. Он передал своё местоположение на GPS Эрике и Микихико. Они немедленно сюда поспешат вместе с членами Семьи Тиба. Как только они подготовят засаду, как планировали, начнут захват Паразитов.

Тем не менее, основываясь на положении противника, Тацуя решил дождаться подкрепления.

Тацуя достал с левого кармана своё любимое серебряное устройство. В правой руке, опустив её вниз, он держал Специализированный CAD в форме пистолета — «Трайдент», ожидая одержимых демонами людей.

Защищая спину Тацуи, Миюки стояла к нему спиной с CAD в форме терминала в руке. Прижимая правую руку к CAD в форме браслета, надетому на левое запястье, Хонока стояла возле Тацуи, глядя то вперед, то назад.

Видя краем глаза эти надежные силуэты, Тацуя неосознанно улыбнулся.

С совершенно неожиданной стороны его тревога ослабла.

Он тревожился, потому что боялся подвергать опасности двух девушек.

И как только осознал, что не о чем волноваться, тревога пропала.

Успокаивая себя, он направил взгляд на область, освещенную уличными огнями.

К ним шло три фигуры. И шагали они без колебаний. Как и сказала Пикси, Паразиты её обнаружили.

Ни одна из сторон не атаковала первой, сокращая между собой расстояние и дальше.

Когда дошли до места, где можно было различить их одежду, два Паразита остановились.

Оставшийся продолжил брести к Тацуе.

Пока его черты лица становились всё менее и менее размытыми, неуклонно росла какая-то странность.

И Тацуя тут же понял, что именно было странным.

То, что он видел глазами, отличалось от того, что чувствовал.

Паразит был одет в простую ветровку и полосатые брюки. Ветровка не скрывала телосложение, лицо тоже не было закрытым. Глаза, рот, уши, руки, и ноги — всё не превышало нормальные параметры. По внешнему виду он явно был человеком, но аура у него была нечеловеческая. Вот значит что такое демоническая аура.

Пока Тацуя внимательно изучал цель, разрыв между ним и Паразитом продолжал уменьшаться, пока они не оказались достаточно близко, чтобы видеть выражение слышать голос друг друга.

— Шиба Тацуя, нам нужно с тобой поговорить.

Поскольку Тацуя не планировал говорить, то, что другая сторона начнет разговор входило в его сценарий. Начало беседы было стабильным (хотя выбор слов — совсем другая проблема), поэтому всё пока что шло в пределах ожидаемых границ.

Тем не менее то, что другая сторона обратилась к нему по имени, удивило Тацую.

— Как мне вас называть? — ответил он.

Мужчина, которым овладел Паразит, открыл было рот, но ничего не сказал. Такой пустой взгляд довольно похож на человеческий, подумал Тацуя. Должно быть, личность была захвачена, но эмоциональная составляющая осталась неизмененной.

Нет, наверное не захвачена. По информации от Пикси у Паразитов лишь есть оригинальное сознание. Другими словами, у них эмоции могут развиваться лишь до такой степени. Возможно, чувство себя Паразита не захватило человеческого хозяина, но слилось с человеком, создав новую личность, по-новому посмотрел Тацуя.

— Марте, — коротко ответил Паразит задумавшемуся Тацуе. На вопрос как его называть он назвал собственное имя. Тацуя знал достаточно, чтобы понять, что это или испанское или итальянское слово, означающее «Марс».

В этом есть смысл. Хотя он свободно понимал японский, это могло ввести в заблуждение, рассмотрев его поближе, Тацуя увидел европейские черты лица. Никогда не выезжав из страны, Тацуя мог лишь догадываться, но у мужчины перед его глазами по-видимому были отличительные черты латиноамериканцев. Его имя было позывным, нет, шанс, что это позывной, был от 80% до 90%, так что ничего не было удивительного в том, что он называл себя Марте.

Однако Тацуя не знал, что в организации, называемой Звезды, есть Классы Планет и Спутников. Он предполагал, что названия Звезд были буквальными определениями «неподвижных звезд», то есть любыми неподвижными объектами на небе. Поэтому он лишь понимал, что «Марс» означает Волшебника Планетарного Класса «Марте» Звезд, он не догадывался о ревности, одержимости и зависти хозяина, пришедшие от Класса Планеты — того, кто был обучен быть заменой, но не смог стать одним из Звезд.

— И так, мистер Марте, или называть вас сеньор Марте? О чем вы хотите поговорить?

За его вопросом не было никакого скрытого смысла. Для Тацуи «Марте» было не более чем простым словом. Вот почему когда он увидел, что противник пришел в ярость от таких простых слов, он лишь подумал, что это оттого, что он прервал мужчину.

— Мистера достаточно, мальчик.

Когда Паразит по имени Марте обратился к нему «мальчик», Тацуя почувствовал, что попытка мужчины высмеять его была явным знаком потери самообладания.

— И, что вы хотите?

Чтобы продолжать тянуть время, Тацуя мог бы продолжить провокацию, его это не волновало, но поскольку его спутницы засуетились, он решил подтолкнуть разговор вперед.

— …Шиба Тацуя. У нас нет к вам всем злых намерений.

Похоже, «мистер Марте» больше предпочитал называть его полным именем, а не «мальчиком».

Впрочем, для Тацуи эта тонкость была не важна (он никогда не любил наигранную вежливость).

— Я не понимаю, для меня это слишком расплывчато. О ком вы говорите? И что вы имеете в виду под злыми намерениями?

Но по сравнению с мыслями Тацуи то, что другая сторона пыталась передать, было значительно важнее.

— …С этого времени мы, Демоны, не планируем враждебных действий по отношению к вам, японским волшебникам.

«Значит, они называют себя демонами…»

Не дьяволами, призраками, или привидениями, но демонами. Вот как они видели своё существование. Поскольку он никогда не слышал этот термин от Пикси, они, должно быть, обсудили заранее и выбрали термин, которым люди могут их называть.

Тацуе захотелось криво ухмыльнуться, поскольку он знал, что некоторые люди называют его Магию Разложения «Демонической Правой». Главная причина этого была в том, что он обычно активировал Магию Разложения там, куда указывал правой рукой, но к Паразитам из-за этого он не стал быть более расположенным.

— И? Что-то ещё?

На краткое заявление Паразита, известного как Марте (самопровозглашенного Демона), Тацуя тоже хотел кое-что сказать. Но для начала лучше дать другой стороне закончить говорить.

— Как цену за то, что мы не будем считать вас врагами, мы надеемся, что вы отдадите нам того робота.

Тело Пикси задрожало… должно быть, воображение, подумал Тацуя. В конце концов, у робота нет ничего общего с биологическими реакциями.

— …Мистер Марте. Пожалуйста, немного уточните. Даже если я отдам её вам, зачем вам она? Я не смогу вам ответить, пока вы ясно это не объясните.

— Зачем мне объяснять? Это у вас не должно быть никаких оснований защищать робота.

— Есть основания или нет, решим мы.

Марте нахмурился, услышав ответ Тацуи. Поняв, что у Паразита внешность и возраст разнятся, это его недовольное выражение больше не казалось Тацуе странным.

— …Чтобы освободить нашего товарища, попавшего в ловушку в роботе.

Услышав это, Тацуя намеренно склонил голову:

— Так робот не может быть хозяином? — Выражение Марте помрачнело. — Не знаю, что вы о нас думаете, но мы — жизненные формы. Более того, наша связь друг с другом намного превосходит вашу, людскую. Спасти товарища, жизненную форму, попавшую в ловушку в безжизненном сосуде… вы, люди, не можете понять даже этого? — Однако и его голос, и тон были спокойными.

— Нет, я могу понять, — столь же решительно ответил Тацуя. Впрочем, пока ответ Марте был в пределах того, что он ранее узнал от Пикси, ответ не поднял его интерес. С другой стороны, это также значит, что словам Пикси можно доверять. На этом вопросы и ответы можно закончить, подумал Тацуя, продолжив говорить, чтобы выиграть время для подготовки ловушки.

— Но как вы это сделаете?

— Уничтожим тело. Как только хозяин будет потерян, можно будет найти другого.

— Понятно… вот значит как. Пикси, ты желаешь освободиться?

««Нет, Мастер!»»

Тацуя спросил не серьезно. Даже обладая безжизненным телом, пока оно выражает желание самосохранения, Тацуя не согласился бы его уничтожить. С тремя фундаментальными законами робототехники, — не причиняй вреда человеку, слушайся человека, защищай себя, пока не нарушены первые два закона, — 3H полезный инструмент.

Вот только телепатически выраженный отказ был ожесточеннее, чем он предполагал.

««Я — это я. Моё единственное желание быть чем-то, чем обладает Мастер. Это и есть я»»

Мало того, что она обладала оригинальным инстинктом самосохранения, она ещё обладала собственной волей «укорениться».

««Кем бы я ни была раньше, откуда бы мои основные желания ни пришли, всё это уже для меня неважно. Я ненавижу мысль, что больше никогда не буду собой»»

Пикси посылала телепатию не только Тацуе и троим Паразитам, но также Хоноке и Миюки.

Хонока прикусила губу.

А губы Миюки превратились в усмешку.

— Ты слышал, Онии-сама.

— Совершенно верно.

Ухмылка также появилась и на устах Тацуи.

Удивительно, но в этой неожиданно странной речи не было кривой ухмылки.

Почему-то Тацуя не планировал избегать мыслей, проецируемых от демона, засевшего в роботе.

— Тогда, думаю, вы уже догадались, как я отвечу… но до того, как дам окончательный ответ, я тоже хотел бы задать два-три вопроса.

— Ты глупее, чем мы представляли, Шиба Тацуя. Мы в тебе разочарованы… Что же, задавай свои вопросы.

— Вы ранее сказали, что у вас нет злых намерений к волшебникам, верно? Почему вы сказали к волшебникам, а не к людям?

Ответа не последовало.

Он задал этот вопрос с насмешливой ухмылкой на лице.

— Если мы согласимся на ваше условие, тогда вы, Демоны, больше не будете выступать против волшебников. Тогда что насчет людей, которые не волшебники, что насчет них?

— …

— Уничтожив тело Пикси, какого хозяина вы будете искать? Нет, можно не отвечать. Я уже знаю.

— …Значит, под твоим упрямством есть и небольшой ум, — пожал плечами Марте на стальной взгляд в глазах Тацуи и на двух девушек, которые приняли боевое положение. — Мы не понимаем. Мы уже сказали, что не будем с тобой драться, почему же ты до сих пор недоволен? Как и мы, демоны, не можем сосуществовать с людьми, вы, волшебники, также чужды людям.

— Э? — притворно удивился Тацуя внезапной речи Паразита.

Впрочем, эта речь была не более чем подстрекательством.

Тацуя никогда бы не поверил каким-либо словам, сказанным этим лживым тоном.

— Мой хозяин тоже волшебник, — сказав это, он преувеличенно похлопал себя по груди. Была возможность, что этот мужчина, до того как им овладел Паразит, работал подстрекателем. В таком случае позывной «Марте» ему не подходит. Имя «Меркурий» ему идет намного лучше. Совершенно не обращая внимания на холодный взгляд Тацуи, речь Паразита стала более пылкой: — Поэтому я тоже знаю, как люди относятся к волшебникам.

— И как же они относятся?

— Для людей волшебники — инструменты и подопытные для лабораторий. Людей никогда не заботят чувства волшебников. Они используют их как инструменты, потому что те обладают магией, и как лабораторных крыс, чтобы создать больше магической силы.

Хотя у Тацуи возникло такое чувство, что где-то уже эту речь слышал, он всё же решил позволить Паразиту закончить.

— Почему ты должен защищать людей, которые лишь стремятся тебя использовать? У тебя нет такого долга. У тебя есть своя воля и мечты, разве не так?

Тацуя посмотрел прямо в глаза Марте, когда тот закончил речь.

Как бы настойчиво Марте ни глядел на Тацую…

Тацуя ответил лишь вздохом.

— Вряд ли, потому что используют не только волшебников, — хозяину со злонамеренным Паразитом Тацуя ответил тоном, в который закрался глубокий смысл. — Как бы сказать?.. Такое чувство, что я эти слова читал в какой-то книжке. — Затем его губы обратились в насмешливую улыбку: — Видеть в людях ничего, кроме глупости… вы истинный глупец.

В глазах мужчины замерцала ярость.

Это эмоции Паразита или чувства хозяина?

Размышляя, что же Марте хотел сказать, Тацуя продолжил:

— Вы не навредите нам, волшебникам. Звучит хорошо, но вы уже навредили моим товарищам. Друзьям, которые являются волшебниками. Вы даже одно слово извинений не сказали, так почему же я должен верить вашим словам? Нет разницы между вашими словами и уважением человеческих прав волшебников. Не говоря уже о том, что вы этими пустыми словами хотите совершить с нами сделку, будто пытаясь нас развести. Даже у бесстыдства должен быть свой предел. — После этой тирады Тацуе как будто наскучило, и он снова усмехнулся: — Если подумать, я ещё не ответил. Тогда ответ — нет.

— Мальчик.

— Пожалуйста, не говорите, что будете сожалеть об этом, или какие-нибудь другие клише. Тогда мне будет совестно с вами драться.

Глаза Марте заполнило намерение убийства, он махнул правой рукой.

Из кармана он достал небольшой кинжал. На рукоятке кнопка — похоже, это не обычный кинжал, а какое-то хитроумное устройство.

Другие Паразиты держали в руках такие же кинжалы.

Видя это, Тацуя холодно усмехнулся:

— Ну, это легко понять. Тогда позвольте и нам всё упростить. — Тацуя театрально фыркнул: — Бросайте оружие и спокойно сдавайтесь. Тогда вы не пострадаете. Я гарантирую вам счастливую жизнь подопытных кроликов.

— Ты… жалкая гончая людей! — Паразитом овладело сильное «желание» хозяина-человека.

Овладело, снова и снова, и так до бесконечности.

Скорее всего, волшебник, известный как «Марте», отчаянно ненавидел людей, которые контролировали его до того, как им овладел Паразит.

Тацуя естественно пришел к такому выводу, как только услышал ярость в его реве.

Без какой-либо последовательности активации появился предвестник магии. Так значит Паразитам и вправду не нужны последовательности активации или заклинания, чтобы применить магию.

Однако в этом Тацуя был почти что таким же.

Быстрее, чем магия Паразита успела материализоваться, «Разложение» Тацуи разрушило информационные тела, которые пытались изменить реальность.

Способность, господствующая над всеми волшебниками, сила разлагать информационные тела.

Эта магия, «Рассеивание заклинаний», была столь же действенна и на заклинаниях нечеловеческих существ.

Беззвучная и не испускающая свет, тихое средство нападения и обороны.

Марте, который планировал использовать магию первым, был совершенно озадачен, когда магия вдруг исчезла.

Тацуя не собирался упускать эту возможность.

Он поразил суставы рук и ног Марте, и тот свалился на землю.

Паразит никак не мог изменить структурный состав человеческого тела. Даже если он не почувствовал боли, ноги и руки перестали двигаться, как только были разорваны суставы.

Тацуя направил пустую левую руку на Паразита, упавшего на дорогу.

Если человеческий сосуд будет уничтожен, Паразит улетит искать нового хозяина.

А если Миюки заморозит их своей магией — самоуничтожатся и тоже улетят.

Паразитам не нужна последовательность активации, поэтому даже недвижимое тело видимо может применять магию.

Чтобы полностью «стереть» Паразита, нужно атаковать прямо по ментальному информационному телу.

Тацуя плотно сжал ладонью блок Псионов.

К сожалению, не было гарантии, что ему удастся.

Но Тацуя не колебался. Если это не сработает, тогда они подождут прибытия специалиста в запечатывании, понимающего древнюю магию.

Сейчас колебание не принесет ничего хорошего.

Наполняя Псионы в руке концепцией «Отрицания», Тацуя левой рукой указал на Паразита и выпустил Псионы.

Сжатый блок Псионов полетел, как пушечное ядро к груди Паразита.

Не к мозгу, к груди.

Тацуя сделал такой вывод от информации, которую получил от Пикси и долгого обсуждения с Якумо. Они прикрепляли себя не к органам человеческого тела, но к человеческой душе. В таком случае нет разницы, в какое место на теле ударять. Поэтому он нашел глубочайшую связь и нацелился в сердце, которое снабжает топливом все клетки.

Итог оказался намного драматичнее, чем он воображал.

Будто креветка, оставившая безопасный океан, по всему телу Паразита начались яростные судороги.

Он прыгал, будто безумный.

Тело Паразита отвергало его.

Тацуя вложил свою волю в Паразита и отвергал Паразита, как и Паразит отвергал его волю.

— Онии-сама!

Увы, у него не было свободного времени, чтобы этим насладиться.

Загнанная в угол, с ним заговорила Миюки.

Однако «взгляд» Тацуи никогда не покидал Миюки.

Миг, когда к Миюки подошла опасность, Тацуя заметил бы даже без её слов.

Повернувшись, он увидел:

Миюки не только заморозила руки, ноги и одежду противника, но также вмешательством на площади обнуляла его магию, Хонока была в осаде от небольших ножей, соединенных с каким-то устройством. Служа её щитом, Пикси брала на себя все удары.

— Хонока!

— Я в порядке! — жестким тоном ответила Хонока, будто отклоняя руку помощи Тацуи.

Глаза Хоноки загорелись сильным светом.

Сжигающий свет, заявлявший, что она не собирается становиться препятствием.

Свет был в глазах Хоноки…

Как и в её украшении для волос.

Тацуя почувствовал резкий всплеск псионовых волн.

Это был предвестник огромного роста ментальной энергии.

Не магия. Что-то более прямое, вмешательство разума.

Тотчас же…

Пикси высвободила неистовый психический взрыв.

Ценой отсутствия контроля, выпущенная грубая форма несла в себе бешеную мощь, сбивающую все явления. Даже возведенное вмешательство на площади Миюки дрогнуло.

Среди сейчас живущих волшебников, даже вмешательство на площади одной из самых лучших, Миюки, дрогнуло.

Тацуя сформировал новую псионовую пулю и выстрелил в Паразита, который сражался с сестрой.

И снова произошел танец отторжения.

Однако внимание Тацуи и Миюки было уже не здесь.

В том месте, куда они смотрели, была выпущена чистая сила вмешательства изменения движения — так называемый «психокинез».

Хонока ещё была в оцепенении от внезапного высвобождения могущественных псионовых волн, Пикси стояла в защитной позиции.

А Паразита, который стоял напротив… уже давно снесло с поля зрения.

◊ ◊ ◊

Потеряв дар речи от потрясения от увиденного на мониторе, Фудзибаяси пришла в себя и обернулась, как только услышала сзади восхищенный смешок.

— …Хо, никогда бы не подумал, что увижу здесь что-то настолько увлекательное. За вращающимся стулом старейшина Кудо кашлянул, будто ища оправдание пристального взгляда внучки, что он ведет себя не по возрасту. — Последнюю вспышку психокинеза выпустил 3H? Никогда не слышал, что мы уже разработали роботов, способных использовать психические силы.

Фудзибаяси сидела перед контрольной панелью детектора псионовых волн. Показания на мониторе перед ней скрыть было невозможно.

— …Я тоже никогда такого не слышала. Я думала, это невозможно с технологической точки зрения.

— Верно. С текущей технологией ни магию, ни психические силы машина не может проявлять самостоятельно. Другими словами, в том 3H есть что-то другое помимо техники.

— … — Фудзибаяси выпустила тихий звук, который можно было понять и как вздох и как всхлип.

— В том роботе монстр?

— …

— Хотя я получал рапорты о Паразитах, я об этом не слышал.

— Мы тоже не получали об этом рапорт. Такое говорили лишь в частных беседах.

— Нет, нет, — старейшина Кудо помахал рукой, будто утешая внучку, которая жёстко ответила. — Кёко, я не ругаю тебя. Такой была моя позиция с самого начала. Я просто очень заинтересовался.

Бесстрастное лицо Фудзибаяси обрушилось.

Её эмоции дрогнули из-за того, что она видела перед глазами.

Уже много времени прошло с того дня, как она последний раз видела тень амбиций на лице дедушки.

— Никогда бы не подумал, что роботов можно так использовать…

◊ ◊ ◊

Обычная Фудзибаяси уже б заметила.

Однако прямо сейчас она действовала в качестве оператора, а не хакера, поэтому сегодня она могла лишь манипулировать системой согласно правилам. Под такими условиями даже «Электронной Волшебнице» будет трудно поймать наблюдателей, действующих за пределами оборонительных способностей системы.

Только что видевший сцену наблюдатель, Йоцуба Мая, сняла головной дисплей, откинулась глубоко в кресло и закрыла глаза.

Это продолжалось около десяти секунд.

Она положила дисплей обратно в ящик стола, затем подняла колокольчик и неторопливо его потрясла. В комнате, в которой она была одна, отразился звон.

— Вы меня звали, мадам? — Открыв дверь, появился дворецкий и доверенное лицо Майи, старый Хаяма.

— Позови Аоки.

— Вас понял, — почтительно поклонившись, дворецкий Хаяма снова покинул комнату.

На этот раз прошло немного времени.

Хотя звуков шагов не было, приближалось тревожное присутствие, пока не послышался стук в дверь.

— Входите.

— Простите, — серьезным голосом ответил Хаяма.

Возле него почувствовалось тревожное присутствие.

Это вошел дворецкий, который был намного младше Хаямы (хотя старше Майи) и который был в расцвете сил.

— Извини, что позвала так поздно, Аоки.

— Я вовсе не возражаю. Если мадам вызовет, я, Аоки, сразу же приду, даже если буду на другом конце света.

Аоки не научился выполнять Мгновенный Шаг — к тому же никто не достиг мгновенной телепортации — поэтому прийти «сразу же» было физически невозможно, но учитывая, что он всегда говорил так раздуто, ни Мая, ни Хаяма не обратили на это внимания.

— Хотя так внезапно, но я хочу кое-что немедленно приобрести.

— Как вам будет угодно.

Аоки был финансовым директором, он отвечал за надзор над всеми активами Семьи Йоцуба. Он считал, что возможность выполнить эти требования — сама цель его существования, так что хотя с его характером было несколько проблем, его способности как и в законных, так и в незаконных областях были, бесспорно, выдающимися.

— Быстро приобрети права на 3H-P94 Первой Школы при Университете Магии. Деньги не проблема. Сделай это любыми средствами.

В словах Майи «деньги не проблема» не было ничего удивительного, но она редко прямо говорила «любыми средствами».

— Если это слишком сложно, тогда найди способ, чтобы нынешний владелец не смог передать права собственности. В частности не позволь завладеть роботом другим семьям из Десяти Главных Кланов. О цене для решения этого вопроса не беспокойся.

На памяти Аоки она впервые давала особые указания на случай провала.

— Вас понял. — На миг Аоки заколебался, но голос его это не затронуло, он почтительно поклонился.

Когда Аоки отчаянно ушел, Мая повернулась к ожидавшему в стороне Хаяме и испытывающее на него посмотрела:

— …Вы хотите что-то сказать? — Однако в итоге Мая не смогла пробить бесстрастное лицо Хаямы и призвала его говорить.

— Я понимаю, это не моё дело… — Но он всё равно собирался спросить, даже зная это, поэтому Хаяма заговорил, поклонившись. Хотя это была просто обычная фраза, просто приличие, этот его особый тон сказал Майе, что разговор не будет приятным. — Но не должны ли вы более осторожно использовать «Хлидскьяльв»?

Тем не менее, она не велела ему забрать свои слова — или предположение — назад. Честное предположение было столь же горьким, как она и ожидала, но Мая не смогла нахмуриться или прийти в ярость.

Как оператор, Мая — вместе с другими шестью операторами, у которых тоже были права доступа — знала, что здесь есть больше, чем просто прибыль.

— …Это продукт чистой науки. Более того, по крайней мере по сравнению с магией, риск этих черных ящиков пониже.

— Мая-сама, я говорю не об этом, — решительно оборвал Хаяма витый встречный довод, который она сама знала, что звучит фальшиво. Мая надела выражение, показывающее, что желает сменить тему разговора. — Более того, когда дело касается черных ящиков, мы даже не знаем, где настоящий Хлидскьяльв расположен. Лишь то, что информация от него сейчас правдива, не гарантирует, что она будет правдивой и дальше.

Во мнении Хаямы определенно был смысл. Но Мая тоже знала об опасности, даже если бы он на неё не указал.

— Вы правы… Хаяма. В последнее время я слишком полагаюсь на эту способность собирать информацию.

— Был бы позор отказаться от такого полезного инструмента. Это лишь моя глупая мысль, но Тацуя-доно смог бы выяснить настоящее местоположение Хлидскьяльва. И подключившись к настоящему Хлидскьяльву, стало бы также возможно полное над ним доминирование.

Слова Хаямы застали Маю врасплох. Чтобы полностью понять их смысл, Мая некоторое время подумала, затем, наконец, покачала головой:

— Ещё слишком рано.

А что до того, почему слишком рано, ответ остался воображению.

Хаяма низко поклонился, прежде чем покинуть Маю и выйти из комнаты.

◊ ◊ ◊

— Что за беспорядок… — поневоле слова выскользнули с уст Тацуи.

На что Миюки подняла голову от Хоноки, которая была ошеломлена и в обмороке:

— Сейчас, когда ты это упомянул… это отчасти так. Онии-сама, пойдём отсюда?

Поскольку ответ был столь естественным, Тацуя почти что кивнул.

«…Нет, всё на самом деле в порядке»

Если он будет и дальше считать, что для кого-то совершенно естественно уловить положение так быстро, рано или поздно его настигнет возмездие. Однако сейчас нужно побеспокоиться о другом.

Только что произошел гигантский психический взрыв. Без сомнений, его заметили в регионах Аояма и Акасака. Скоро толпами прибудут незваные гости.

Паразиты, которые изо всех сил бились минуту назад, сейчас затихли в изнеможении. На всякий случай он связал им запястья, но для какой практической цели, даже сам Тацуя не знал. По крайней мере пока сосуд не уничтожен, они не могут сбежать из тела хозяина, но в крайнем случае могут «самоуничтожиться».

«Верно… если бы у нас только была какая-то техника древней магии»

— Тацуя-кун!

— Извини, мы опоздали!

Лёгок на помине, как только Тацуя о нём подумал, прозвучал его голос. Они как раз прибыли.

Тем не менее Тацуя не собирался их ругать за «медлительность», поскольку они искали Паразитов своими собственными методами. Они не ленились, поэтому жаловаться было не о чем.

И вправду… не о чем жаловаться, даже если они прибыли, когда всё насилие уже закончилось, мысленно подчеркнул для себя Тацуя.

— Эм… Тацуя? Почему у меня такое чувство, что у тебя выражение немного ужасает?

— Ну, я ведь только что дрался.

— Не знаю ничего о драке, но как-то не чувствуется, что причина в этом…

Тацуя обвел взглядом странно окаменевшего Микихико, затем заговорил с человеком, которого не ожидал здесь увидеть:

— Лео, ты тоже пришёл.

— А, поскольку я только оправился, мог бы и меня позвать.

— Не заставляй себя. Теперь Эрика…

— Хм? В чем дело?

Тацуя, когда заговорил к Эрике, которая мрачно смотрела на пленников, неожиданно говорил спокойным голосом.

— Хотя мы вынуждены как можно скорее покинуть это место, ты можешь подготовить способ, чтобы транспортировать этих троих?

Видя, что никто не предпринимает никаких напряженных действий, Тацуя немного расслабился и заговорил о том, что было у него на уме. Тацуя невзначай оглянулся, чтобы посмотреть на два мотоцикла, на которых Эрика, Микихико и Лео прибыли… А что до того, кто где сидел, Тацуя сказать не смог.

— Э, почему? — озадачено посмотрела Эрика на Тацую.

— Что значит почему, Эрика? — Сказал это не Тацуя. Не сумев скрыть свой взволнованный вид, Микихико быстро их перебил. — Ты не почувствовала ту волну? После высвобождения такого невероятного количества магии, сомневаюсь, что сюда прибудут нормальные полицейские.

— Хотя мне и вправду хочется сказать, что я с самого начала с этим смирилась… но это принесло бы неприятности группе Тацуи-куна.

Кроме нескольких мимолетно проскользнувших выражений, это была обычная Эрика. По крайней мере ни Лео, ни Микихико не заменили ничего необычного.

— Так нам можно перевести их в хранилище в доме Мики?

Очевидно, Эрика говорила не о буквальном хранилище. Это не одно из сооружений Семьи Тиба, но ограничительное поле, управляемое Семьей Йошида, специально созданное для запечатывания Паразитов.

— Ну так что, Микихико?

— Э? Конечно. Сейчас, когда ты об этом упомянула, это ведь наша работа.

Наша — пользователей древней магии.

Видимо он имел в виду, что запечатывание демонов — миссия онмёдзи, монахов-экзорцистов (хотя Семья Йошида из секты Синто, а не настоящие онмёдзи).

— Тогда Мики и я с Лео о них позаботимся. Тацуя-кун, вы, ребята, идите первыми.

— Почему? Я могу подождать и здесь.

— Я просто сопровождающий!?

Пропуская мимо ушей яростный рев Лео, Тацуя удивленно спросил.

Похоже, Эрике было трудно найти правильные слова.

— Тацуя, ну, это…

Тацуя последовал взгляду запнувшегося Микихико.

Впереди стояла Пикси со слегка порванным платьем, а также Хонока в полупальто, которое в нескольких местах было сильно разорвано.

— …Я вызову машину.

— Думаю, так будет лучше всего.

И таким образом Тацуя оставил сцену группе Эрики.

◊ ◊ ◊

Дом Тацуи и Миюки располагался в пределах автоматического автомобильного контроля, но апартаменты Хоноки были за его пределами. Вызвав через терминал автоматическую машину, невозможно было отвести Хоноку домой. В итоге четверо на станции сели в Кабинку.

Даже с такой ужасной одеждой они, к счастью, в городе не получали излишнего внимания. По крайней мере, получали внимания не больше, чем ожидали (когда идешь вместе с Миюки, полностью незаметным быть откровенно невозможно).

Группа Тацуи взяла четырехместную Кабинку.

— Эм, Тацуя-кун…

Они так обыденно сели в Кабинку, что Хонока задала вопрос уже после того, как они отъехали. Потому что хотя они и ехали в одном направлении, на полпути между остановками было выйти невозможно…

— Я провожу тебя домой.

Хонока искренне желала, чтобы он сказал такие слова, но не решалась у него спросить, поэтому не смогла скрыть сияющее выражение, сколько бы ни пыталась.

В Кабинке, в которую они сели, невозможно было изменить порядок мест. Миюки села возле Тацуи, Хонока прямо напротив него.

Тацуя взглянул на Пикси, которая сидела напротив по диагонали (почему-то её посчитали пассажиром, а не грузом), затем перевел взгляд обратно на Хоноку, поскольку та с самого начала поездки молчала.

— …Онии-сама, пора б уже что-то сказать, иначе я не уверена, что Хонока ещё продержится, — сбоку заговорила Миюки, увидев, как у Хоноки подскочила тревога, когда на неё посмотрел Тацуя.

— Ах, мои извинения. — Похоже, Тацуя не заметил. Побужденный сестрой, он, с извиняющимся видом на лице, понял свою ошибку. — Спасибо вам троим, что так потрудились этой ночью, — похвалил Тацуя, но лишь чтобы снять всеобщее напряжение, доказательством чего было то, что он похвалил и Пикси. Впрочем, похвалить её он мог и потому, что принял во внимание, что Пикси тоже немного помогла, но учитывая, что Тацуя не провёл различие между людьми и роботом, его словам явно не следовало уделять слишком много внимания. — Так вот, Хонока. Как бы сказать… Ты немного переутомилась?

Не нужно было и говорить, но он, очевидно, задал вопрос. Хотя немного смутившись внезапным вопросом, Хонока всё же покачала головой.

— Неужели… Пикси, а ты истощена… эта фраза, кажется, немного неуместна. Пикси, ты заметила, запасы Псионов или энергии, составляющие твоё тело, были израсходованы?

««Расход в пределах обычных восстановительных параметров, Мастер»»

— Понятно…

— Онии-сама, тебя что-то беспокоит?

— Не то чтобы беспокоит… — покачав головой, Тацуя снова посмотрел на Хоноку, — ранее, когда Пикси высвободила мощный всплеск психокинеза… Хонока, ты представляешь, что тогда произошло?

— …Нет, на что ты намекаешь? — глаза Хоноки наполнились тревогой.

Верно, вызывали тревогу умозаключения за всеми этими вопросами. Тем не менее, конечно же, у Тацуи не было намерений «подливать масла в огонь».

— Я хотел бы, чтобы ты успокоилась и внимательно меня выслушала. — То, что всё низошло до того, что намеренно нужно было снять напряжение, без конца беспокоило Тацую. — В то мгновение, когда Пикси высвободила вспышку психокинеза, Псионами её снабдила ты, Хонока.

— Э? — у Хоноки опустилась челюсть.

— …Так Хонока обеспечивала энергией Пикси?

— Нет, не совсем, — не очень уверенно ответил Тацуя на вопрос Миюки — редкостный случай. — Это чем-то похоже на процесс, когда Псионы вводят в CAD, чтобы развернуть последовательность активации. Может, что-то вроде зарядки… или резонанса.

Хонока со страхом бросила взгляд на Пикси.

Пикси — 3H-P94 с Паразитом внутри — не обратила внимания. Тем не менее, сказать, что было на самом деле, было сложно, поскольку в выражении изменений не было.

Волшебник передал Псионы машине.

Само это явление было довольно знакомо Тацуе, нет, всем пользователям современной магии. Однако такое явление происходило в машинах, построенных в соответствии с системами, созданными магической инженерией. В 3H такой функционал установлен не был. У роботов нет сил вне тех, которые ему дал человек. А новый функционал сами они выучить не могут. Это явление… Должно быть, вызвало не «механическое тело» Пикси, но её «настоящее тело». Любое другое объяснение слишком натянуто.

Вполне нормально, что Хонока почувствовала тревогу и страх.

— Мизуки уже говорила… между Хонокой и Пикси есть какая-то связь. Более того… — Вдруг Тацуя замолчал. Увидев нерешительность и горькое выражение на лице старшего брата, Миюки на него встревожено посмотрела. Будто бы побужденный невысказанным вопросом, Тацуя, похоже, прекратил борьбу и продолжил говорить: — …Более того, проводником послужило украшение для волос Хоноки.

— Э? — До этого Хонока металась между удивлением и страхом, но теперь поразилась полностью.

И не только она. Миюки тоже с большим вниманием изучала резиновые ленточки, удерживающие вместе волосы Хоноки.

— Точнее, это кристалл внутри. Ну а как это произошло, я понятия не имею…

Хонока обеими руками провела по кристаллам в украшениях для волос. Это было неосознанное действие без какого-либо скрытого смысла.

Однако гипотеза Тацуи сразу же была доказана: на Пикси, в области торса, возник духовный свет. Свет не слепил, он был не ярче фонаря. Тем не менее, учитывая подозрение об их связи, совпадение было уж слишком идеальным.

Взгляды Тацуи и Миюки упали на украшения для волос. Хонока закрыла украшения обеими руками. Будто бы в ужасе от того, что их отберут.

— Пока отложим в сторону вопрос о том, почему так случилось… Сначала нужно найти способ этим управлять, — заговорил Тацуя тоном, которым утешают пугливых зверушек. Испуг Хоноки превратился в удивление, когда она вернула его взгляд. Глаза Тацуи перешли от Хоноки к Пикси. — В любом случае сейчас нужно вернуть Пикси назад.

◊ ◊ ◊

Этой ночью были активны не только силы старшей школы во главе с Тацуей. Силы Саэгусы и Дзюмондзи были неактивны, поскольку Тацуя решил не сообщать Маюми и Катсуто, но многие люди из сил Тибы были задействованы по приказу Эрики. Но, несмотря на это, прибыла лишь группа Эрики, потому что они были сильнейшим отрядом из мобилизованных сегодня ночью. Эрика, Лео, Микихико. Хотя их индивидуальная оценка была не такой уж захватывающей, их боевые способности возвышались над сверстниками, и даже взрослыми. Даже без учета техник, связанных с оружием, по индивидуальному мастерству они по-прежнему считались одними из лучших.

Однако, поскольку их действия были независимыми, они попали в положение, когда должны охранять связанных Паразитов, ожидая эвакуации… вот только незваные гости нашли их прежде, чем прибыл транспорт.

— Эй, что вы делаете!? — Рядом с уличным фонарем припарковалась автоматическая машина (оборудованная двигателем), с неё вышли двое мужчин в полицейской форме и подбежали к ним, выкрикнув при этом вопрос.

Увидев их двоих, Микихико забеспокоился, а Лео это лишь раздражало, тогда как Эрика молчала, но посмотрела на тех воинственным взглядом.

— Что это!? Вы ученики старшей школы, так? Какого черта здесь происходит!? — Видя двух лежащих на земле мужчин, у которых были за спинами связаны запястья, тот, что выше, пронзительно крикнул. По правде, наверное, это была нормальная реакция полицейского, увидевшего ночью лежащих на земле связанных граждан.

— Нет, это просто… — Понимая, что это законный вопрос, Микихико отчаянно начал искать оправдания.

— Может, это вам сначала следует назваться? — Быстро парировала Эрика, что не успел Микихико даже слово вставить.

— Что ты сказала!?

— Эй, Эрика!

Столкнувшись с неожиданным сопротивлением, мужчины, похоже, разъярились ещё сильнее, а Микихико посмотрел на неё с неверием.

— Микихико.

Его за плечо схватила рука. Обернувшись, Микихико увидел, как стоит Лео с развеселой улыбкой на лице.

— Вы не слышали? Спрошу снова: кто вы? — фыркнула Эрика на запугивающие взгляды под полицейскими фуражками. — Вы не знали? По приказу в этой области не должно быть никаких полицейских. Этот идиот старший брат не оплошал бы.

Свидетельств в поддержку слов Эрики не было. С настоящими полицейскими это было бы уже не шуткой. Но, несмотря на это, молодые мужчины явно дрогнули.

— Что ты за ерунду говоришь?

За долю секунды они взяли себя в руки, но Эрика не упустила тот миг. Впрочем, неважно, даже если бы они никак не среагировали. Потому что её слова не были простой бравадой.

— Лучше бы замаскировались под детективов в штатском. В таком случае я выслушала б вас, не перебивая.

Слова «не перебивая» Эрика проговорила с особым ударением.

Молодой мужчина, который выше, почти что на неё накинулся, но коллега его остановил. Они поменялись местами, и мужчина, который был немного ниже ростом, шагнул вперед. Из двоих он был ниже, но гораздо массивнее, запугивание было намного сильнее.

— Бесполезно искать оправдание, чтобы бежать. Вы подозреваетесь в нападении. Пройдите с нами.

— Хе~. Значит, до конца играете. — Тем не менее, Эрику это не устрашило. Она продолжала пренебрежительно, вызывающе на них глядеть. — Увы, я схватила этих двоих при попытке изнасилования. Думаю, это считается гражданским арестом. Поэтому я жду, пока прибудет настоящая полиция. Поддельным полицейским здесь места нет, по-ня-ли?

Микихико мог лишь смотреть с восхищением на то, как непочтительно и логически ответила подруга детства. Она сбила бы с толку даже того, кто знал бы, что это ложь. Вот почему он чуть медленнее обнаружил вокруг себя скрытное присутствие.

— Мики!

— Микихико!

Беззвучно — без преувеличений, звука и вправду не было — над головой его атаковала черная тень. Атака пришла со стены вокруг кладбища, и к тому времени как Микихико это осознал, было уже слишком поздно.

Микихико почувствовал удар по плечу. Внезапная атака отбросила его в сторону, но затем он подсознательно принял меры, чтобы восстановиться.

Лео поднял руку к уровню головы и встретил взмах прута. По одному звуку удара можно было понять, насколько тот был сильным, у обычного человека сломалась бы уже кость, но Лео принял удар, будто это пустяк. И не только, едва противник коснулся земли, он тотчас же ответил железным кулаком, который явно разорвал воздух вокруг него.

— Тсч!

К сожалению, кулаком он едва прошелся по телу нападавшего, прежде чем убрать руку.

Под мерцающим уличным светом Микихико увидел дугу молнии.

Тот мужчина, похоже, носил пальто, которое при контакте ударяло противника высоким напряжением.

Стиснув кулак, Лео отпрыгнул.

Он увидел, как мужчина с прутом приготовился преследовать.

— Лео, убирайся оттуда!

Микихико воспользовался случаем и опустил левую руку. Затем основной рукой схватил CAD в форме веера, который выпал из рукава. Как только Микихико собрался поддержать Лео магией, сбоку полетел какой-то объект, чтобы выбить у него с рук CAD. Хотя CAD он не выпустил, заклинание всё же было прервано. Тот объект прошёл по петле и вернулся в исходное положение.

Он, наконец, понял, что это какой-то бумеранг, который автоматически возвращается в руки того, кто его бросил. Конечно, если бы это был простой бумеранг, он не вернулся бы после контакта с целью. По-видимому, это какое-то магическое вооружение.

Приняв на себя неожиданный удар электричества, Лео откатился по улице, чтобы уклониться от удара сверху вниз прутом, затем отошёл и восстановил позицию.

У Микихико не было свободного времени, чтобы волноваться о Лео. Врагов было больше одного. Он услышал, как был высвобожден сжатый воздух и два связанных пушечных ядра, схожих с банками содовой, полетели на него со стороны улицы.

Микихико встретил ядра печатью ветра.

Они остановились на полпути в воздухе. Однако в следующее мгновение с ядер прямо на Микихико вырвалась сеть. На восьми точках восьмиугольника были прицеплены миниатюрные ракеты, чтобы заменить связанный магией импульс.

«Что, чёрт возьми, это!?» — явно поразился Микихико. Скорость не так уж и впечатлила, но он понятия не имел, что это за трюк такой с сетью. Он применил «Прыжок» и уклонился от сети. К сожалению, в небе его ждали тени: человеческие силуэты кинули в него метательное оружие.

Будто в шахматах — расположение было идеальным. Для любого обычного волшебника здесь бы был «мат». Однако нынешний Микихико был далёк от обычного. Он уже восстановил силы, заработавшие ему репутацию гениального ребенка, и даже продвинулся дальше.

Микихико в воздухе, будто бы от трамплина, снова «Прыгнул» и уклонился от атак троих круглых снарядов и тех, кто их бросил.

Всё ещё в воздухе Микихико посмотрел вниз на голову мужчины, державшего в руках тонкий, длинный объект — скорее всего какой-то кнут.

Наконец, настала очередь Микихико. Он выпрямил согнутые ноги. Его ступня соприкоснулась со лбом мужчины. Само это действие стало «печатью» для активации магии. Через точку соприкосновения ступни и лба разошлась и охватила тело мужчины паутина молний. Ещё раз оттолкнувшись от ветра, Микихико приземлился на стену. С того места он посмотрел на Лео и Эрику.

Лео уже восстановился от предыдущего неожиданного нападения. Столкнувшись с противником, державшим в руках прут, он ожесточенно дрался голыми руками. Он не пострадал от атаки электричеством потому, что, наверное, чем-то себя укрыл. У противника тоже было некоторое мастерство, но по скорости и силе Лео его превосходил.

Трудности были у Эрики.

Двое, которые тогда завязали разговор, были не очень искусны в притворстве, но их боевые навыки были довольно хороши.

Как бы он на это ни смотрел, но Эрике пришлось только обороняться. Должно быть, под формой у них была какая-то особая броня, хотя сама форма тоже могла быть сделана под заказ.

Тем не менее, лишь прочности недостаточно, чтобы выстоять против ударов меча Эрики. Каждый раз, когда противники соприкасались с ударами меча Эрики, от их одежды что-то отлетало, какая-то пыль. Эрика осторожно, не спеша, продолжала наступать.

Было бы оружие чуть подлиннее — ей бы, скорее всего, не потребовалось бы так много времени. К сожалению, сегодня она взяла короткую дубинку, которая могла превращаться в вакидзаси — короткий меч. Эрика избегала той пыли, — скорее всего, какого-то яда, — поэтому не могла приблизиться слишком близко.

Микихико стоял на возвышенности, поэтому, наконец, кое-что заметил: их троих медленно уводили от связанных Паразитов. И, к тому же, ещё и расстояние между ними тремя увеличивалось. Если так продолжится, пленников заберут до того, как прибудет поддержка.

Даже если будет немного напряжённо, нужно закончить всё быстро.

И как раз в тот миг, когда он принял решение, враги тоже зашевелились, наверное посудили, что не могут продержаться ещё дольше.

Но враги оказались на шаг впереди.

Микихико, Лео и Эрика услышали, как что-то падает на землю.

Лео толкнул ногой своего противника, тогда как Эрика развязала цепочку острых ударов, чтобы оторваться от своего.

— Ложись!

И в ту же секунду вокруг Эрики и Лео обернулся кокон воздуха — Микихико возвёл защитный барьер.

Падающая взрывчатка детонировала ещё до того, как соприкоснулась с землей, и выпустила густой дым, окутавший уличные фонари.

Снова послышалось, как падает что-то тяжелое.

Микихико призвал ветер, чтобы сдуть дым.

И они тотчас же увидели, что случилось.

С неба опустились металлические руки, схватили тела Паразитов и быстро поднялись назад — в ночном небе скрывался совершенно чёрный летающий корабль.

Тишина всего этого действа потрясала, и не было даже следов применения магии. Беззвучно и без следов магических волн… никто и не заметил, как над головами появился неопознанный летательный аппарат.

Тела пленников исчезли в том аппарате.

Микихико увидел, как Эрика смотрит вверх и готовится нанести рубящий удар. Хотя её удар и не на уровне Магии Стратегического Класса, она могла бы попасть по топливному отсеку, вызвав тем самым крушение.

— Эрика, прекрати!

Однако, благодаря вмешательству Микихико, Эрика неохотно опустила оружие. Она очень хорошо понимала, что если здесь упадет корабль — будет катастрофа.

Пока их внимание было обращено на летающий корабль, тени нападавших тоже исчезли. Излишне говорить, что те фальшивые полицейские тоже были с летающего корабля.

— Что за головная боль…

Микихико кивнул в полном согласии, на что Эрика ответила особенно ослепительной улыбкой.

— Так что скажем Тацуе-куну? — Микихико обратился за помощью к Лео.

Лео пожал плечами.

— Уже так поздно, не думаю, что мы должны его беспокоить, так ведь?

Лео снова пожал плечами.

— Ха, ты прав. Лучше скажем ему завтра.

В ночи их пустой смех смешался с ветерком, дувшим к центру города.

◊ ◊ ◊

— Мы захватили образцы.

Штаб-квартира Третьей Дивизии Разведывательного Департамента JSDF, подвал одного из зданий в Итигае.

Услышав рапорт задействованного летательного аппарата с установленной стелс системой, помощник директора, отвечающий за всю операцию, — этот департамент использовал не систему рангов JSDF, а полностью сфальсифицированные ранги, — кивнул и, казалось, вздохнул с облегчением.

— Хотя было несколько неожиданностей, цели нашей мы достигли.

Когда агентов, замаскированных под полицейских, вырубили простые ученики старшей школы и HAR, первое, что пришло ему на ум — «понижение в звании». Сейчас, когда не испортил настроение начальнику, помощник директора мог расслабиться.

Он знал, что захваченные ими «образцы» были «вампирами», нарушающими мир, но он не подозревал, что вампиры были на самом деле волшебниками, одержимыми монстрами, называемыми Паразитами. Также он не знал, что один из схваченных вампиров был отставным солдатом USNA, родившимся в Мехико, и что ушёл тот в отставку потому, что потерял магическую силу из-за полученной на тренировке травмы. Помощнику директора было приказано просто захватить образец вампиров.

За Тацуей они наблюдали, потому что глава сказал о высокой возможности того, что они войдут в контакт с вампирами, если будут следить за группой Тацуи. Ну а что до того, почему ученик старшей школы, хотя и начинающий волшебник, как-то связан с вампирами, ему было неизвестно. Подчиненные тотчас же развеяли предубеждение, что они простые ученики старшей школы, но загадка, почему же ученики старшей школы столь сильны, лишь углубилась. Впрочем, похоже, им больше не нужно было волноваться о до смешного сильных учениках. Вот почему помощник директора вздохнул с облегчением.

Их задачей было лишь временно «взять под конвой» образцы. Всё остальное — задача их начальника, директора. Один из приёмов постоянного выживания организации — не задавать вопросов начальству. Запрос получить образец пришел не от правительства, но от спонсоров, и помощник директора догадывался, что их настоящий клиент — та конкретная семья за спиной спонсора, но знать не хотел.

— Как и было приказано, перевезите цели в «холодильник». На всякий случай увеличьте дозу, — приказав подчиненным применить анестезию низкой температуры для того, чтобы волшебники заснули и Паразиты были нейтрализованы, и доставить их на объект, помощник директора вернулся на своё место, чтобы сдать рапорт начальнику об исходе миссии.

◊ ◊ ◊

— Этот проклятый Коити по-прежнему так любит интриги. Интриги практически уже стали частью его характера.

По самим словам можно было бы подумать, что это жалоба, но слыша, как дедушка проговорил эту фразу довольно веселым голосом, Фудзибаяси прикинулась глухой.

Внезапное вторжение летательного аппарата со стелс системой Третьей Дивизии потрясло Фудзибаяси, но она разобралась с последствиями столь же быстро, как и всегда. Она сразу же по беспроводному сигналу аппарата установила, какой он организации принадлежит.

И таким же обычным делом было проникновение в сеть связи подвала в Итигае. Как и ожидалось от той, чьи таланты принесли ей имя «Электронная Волшебница».

— Сэр, какую цель преследует Саэгуса-сан?

Она говорила «сэр», не «дедушка», чтобы следовать протоколу на работе. Кудо Рэцу это понимал, поэтому не уделил внимание формальному обращению «сэр».

— Я не знаю, что думает Коити. Хотя могу предположить несколько худших сценариев, — тем не менее ответил ей старейшина Кудо, как внучке, у него не было намерений говорить так же официально, как она.

— Худших?..

— Хм. Коити знает, что Маю интересуют Паразиты, поэтому он, возможно, и хотел захватить над ними контроль.

— Леди Семьи Йоцуба проявила к ним интерес?

— В Семье Йоцуба боковая ветвь семьи, Семья Куроба, отвечает за сбор информации. Более того, по-видимому это Семья Куроба совершила недавнее убийство Паразитов и затем довольно много о них расследовала.

— Боковая ветвь, ответственная за сбор информации… Семья Йоцуба и впрямь уникальна.

— Ну, 28 семей изначально были просто боковыми ветвями для развития и исследований волшебников. Хотя систему боковых ветвей и вправду не приняла ни одна семья, кроме Йоцубы. — Старейшина Кудо надел обесценивающую улыбку, вспомнив своё происхождение. Фудзибаяси даже не попыталась третьесортно его утешить и просто ждала, пока дедушка продолжит. — Ладно, забудем… Зная, что Йоцуба интересуется Паразитами, Коити будет действовать. Этот тип хочет превзойти Йоцубу любыми возможными средствами. Как трагично, демон, который появился тридцать лет назад, до сих пор не изгнан…

По тому, как старейшина Кудо это сказал, Фудзибаяси показалось, будто бы он сам вспоминает прошлое. Зная, что воспоминание это не очень приятное, она вытянула дедушку из воспоминаний чуть более сильным тоном:

— Так что мы будем делать?

— Что значит будем?

— Полагаю, позволять Третьей Дивизии Разведывательного Департамента самоуправничать — не мудрое решение.

— И то верно… если бы они справились получше, оставить их в покое не было бы проблемой. — Как Фудзибаяси и ожидала, старейшина Кудо вернулся из мира воспоминаний, его разум полностью сосредоточился на настоящем. — Кёко, можешь анонимно сделать так, чтобы некоторая информация утекла к Йоцубе?

— Думаю, могу.

— Тогда этого должно быть достаточно. Мая сама решит, что будет делать.

Заговор Саэгусы Коити сорвёт Йоцуба. Зная предысторию, Фудзибаяси посчитала это жестоким наказанием. Тем не менее, у неё не было намерений не согласиться с предложением дедушки, она тотчас же обратно повернулась к элементам управления.

◊ ◊ ◊

Проводив Хоноку домой и вернув Пикси в гараж клуба робототехники, к тому времени как Тацуя и Миюки прибыли домой, уже была поздняя ночь, хотя дата ещё не сменилась.

Тем не менее, для их возраста это был особенно поздний час. Хотя они не участвовали в полномасштабном сражении, нервы всё равно были не в том состоянии, чтобы спать.

— Онии-сама, это Миюки, могу я тебя немного побеспокоить?..

И вправду случай был редкостным, после ужина и ванны Тацуя, вместо того чтобы пойти в подвальную лабораторию, сидел в своей комнате и занимался, и занимался не магией. Главным образом он позволил Миюки войти потому, что они оба не могли уснуть.

Похоже, чтобы уснуть, Тацуя пытался читать книгу. Хотя этот час не совсем подходил для визитов в спальню (скорее даже в личную комнату), Тацуя посчитал, что разговор с Миюки может улучшить немного настроение.

— Конечно, заходи.

— Хорошо.

Тацуя естественным образом наклонился над монитором, служившим поверхностью стола, когда услышал, как закрылась входная дверь.

— …Что случилось?

Он говорил не громко и не шептал, просто задал вопрос нормальным голосом.

Но, несмотря на это, появилось неестественное затишье.

Миюки ещё не ответила, пока послушно садилась на кровать.

Тем не менее… в уме Тацуи уже начал возникать ряд новых вопросов.

Не так давно сестра любила пижамы.

Неужели её нынешний облик — итог недавнего появления Шизуку.

Насущным вопросом оказался стиль пижамы Миюки. Объективно говоря, она была в ночной рубашке. Технически, сверху она накинула небольшой жакет, и рубашка была опрятно застегнута. Однако от груди к коленям через тонкий слой шелка, наполненный завораживающим искушением, виднелась снежно белая кожа.

«К счастью, я единственный это вижу… ей недостает застенчивости, которой обычно обладают молодые леди?»

Как её брат, Тацуя крайне обеспокоился отсутствием настороженности у сестры, впрочем, было ли это поистине верно или ошибочно, к сожалению, судьи здесь не было, чтобы решить.

С другой стороны, Миюки, похоже, была очень довольна пустым взглядом брата, её лицо украсила смущенная улыбка. Тем не менее, она быстро посерьезнела:

— Онии-сама, я тебя оторвала от учёбы?..

— Едва ли. Миюки, ты ведь знаешь, что это мне не нужно.

Любой другой почувствовал бы отвращение от таких слов, но на Миюки не было ни следа зависти, удивления или похвалы, она просто приняла слова как должное.

Тацуя встал из-за стола, подошел к кровати и сел возле Миюки. Конечно же, на приличном расстоянии. Однако взгляд его говорил: «Ты что-то хотела сказать?», что побудило Миюки нерешительно и с запинкой высказать вопрос:

— Онии-сама… кое-что Миюки не дает покоя.

— Не дает покоя? — Хотя он и знал, что у Миюки было что-то на уме, вопрос всё равно оказался внезапным. Тацуя повторил часть предложения Миюки, продолжая на неё смотреть, однако она не решалась поднять глаза.

— Сейчас я совершенно не понимаю, что магия… Что мы, волшебники, такое…

Лицо Тацуи покрылось изумлением. Он не ожидал такого глубокого вопроса. И этот вопрос был скорее не из области исследований магии, а из сферы психологии. Хотя Тацуя не считал, что вообще не сможет ответить, но ответа, который удовлетворит Миюки, у него не было.

— Почему ты так подумала? — Впрочем, Тацуя всё равно побудил её продолжить.

— С фундаментальной точки зрения магия и супер силы — одно и то же. Онии-сама, ты знаешь лучше кого бы то ни было, когда дело касается теории или применения на практике.

— Думаю, ты немного переборщила… но продолжай.

— Паразиты, демоны тоже знают, как пользоваться магией. И их магия ничем не отличается от нашей, кроме процедуры вызова.

— Верно.

Руки Миюки сильно сжали колени, но затем она вдруг обернулась к Тацуе. Положив руки между Тацуей и собой, она наклонилась вперед. Глаза её были заполнены тревогой.

— Я долго думала, что это… итог того, что демоны овладели волшебниками. Что демоны используют разум волшебника, чтобы применять магию… — и в глубине тревоги был ужас, — однако увидев силу Пикси и твоё последующее объяснение, Онии-сама, я поняла, что ошибалась.

— Имеешь в виду тот психокинез?

— Да. — Прежде чем разговор продолжился, снова настала тишина. Миюки боялась говорить остальное. Она страшилась мысли, что будет укреплена её теория, если она преобразует свои догадки в слова. Такое чувство получил от неё Тацуя. — Телепатия это способность общаться одного сознания с другим. Изначальный Паразит, схожий с духовной формой, на это способен, так что в этом нет ничего удивительного. Когда я услышала, что она психокинезом создавала выражения лица, я не подумала ни о чем таком. — Тацуя ощутил, что лицо Миюки приблизилось. Колебание в её глазах стало более очевидным. — Но тот взрыв психокинеза… Хотя и грубая, но это всё же была Магия Типа Движений. И магия была активирована после того, как резонировала с Хонокой, так ведь?

— …Да, — с некой нерешительностью ответил Тацуя. Хотя такой ответ был немного двусмысленным, он был практически уверен в том, что явление между Хонокой и Пикси было почти таким же, что случается между теми, у кого тесные кровные связи. Вроде «резонанса», редко наблюдаемого у идентичных близнецов-волшебников, явление, когда зона расчета магии одного из них стимулируется, зона расчета другого тоже становится более активной.

— У 3H… как у машины, нет силы владеть магией. Однако её психокинез был не силой хозяина, но силой монстра, Паразита, — Миюки опустила голову, закончив. И тотчас же снова посмотрела на брата, будто бы собиралась расплакаться. — Поскольку психокинез практически то же самое, что и магия, не значит ли это, что демоны обладают той же силой, что и мы, волшебники? — Тацуя, наконец, понял корень беспокойства сестры. — Почему магия называется магией?.. Может, наша сила происходит от них? — Миюки приблизила лицо ещё ближе. Достаточно близко, чтобы он ощутил её дыхание. На этот раз Тацуя поднялся с кровати. С виду он избегал Миюки, но реальность была совсем иной. Опустившись перед Миюки на колени, Тацуя посмотрел ей в глаза:

— Миюки… ты слишком много об этом думаешь.

Миюки повернула своё мягкое, гибкое тело, при этом она начала клониться вбок и уперлась руками в кровать. Она приняла взгляд Тацуи и запомнила его в своём сердце.

Нежно положив руки на плечи сестры, Тацуя постепенно, мало-помалу, вернул в надлежащее положение наклонившуюся Миюки.

— Хотя японское слово магия означает «закон демонов», слово магия в Англии ассоциируется со «способностью мудрецов».

— Э? — издала небольшой звук Миюки.

— И сейчас неизвестно, откуда пришла сила, называемая магией. Последовательности магии переписывают другие информационные тела, чтобы добиться изменения явления, и хотя мы понимаем эту систему, почему это изменение возможно и почему зона расчета магии в подсознании человека на это способна, это остается загадками. — Тацуя смутился, будто бы мастер ругает ученика за совершенную мысленную ошибку, несмотря на то, что тот более талантлив, чем он сам, и улыбнулся. — Мы даже не можем гарантировать, что магия — это нечто, созданное волшебниками. Слишком большой скачок в логике говорить, что поскольку демоны могут пользоваться магией, значит должна быть связь между волшебниками и демонами.

— Да…

— Более того, подлинные паразиты — это независимые информационные тела, возникшие из человеческой психики. А поскольку они пришли из человеческого сознания, тогда их сила должна идти от людей. Более уместно будет сказать, что сила демонов исходит от людей, а не сила волшебников от демонов.

— Поняла… Онии-сама, ты совершенно прав. — Тревога в глазах Миюки исчезла в ничто. У Тацуи сложилось впечатление, что Миюки уж слишком быстро поняла, но всё же это было разумнее, чем сомневаться, так что портить ей настроение причин не было.

— Ты думала, что в родстве с демонами, а не с людьми, поэтому и не спала?

Своими словами Тацуя не высмеивал сестру.

Однако, будто бы была нажата кнопка, Миюки покраснела намного сильнее обычно. Застыла так, что забыла даже прикрыть лицо; Миюки перезагрузилась и стремительно повернулась лицом к стене. В странном положении растянувшись на кровати, она уставилась в стену и не двигалась с места.

Нет необходимости так смущаться… подумал Тацуя, но признал, что текущее состояние сестры восхитительно.

— В таком случае… — Он украдкой пошевелил губами возле мочки уха Миюки и нежно шептал. — Пока ты не заснешь. — Она была столь восхитительна, что разбудила у Тацуи озорство. Как и ожидалось, Миюки содрогнулась, будто бы готовая взлететь до потолка. — Мне остаться с тобой?

Миюки медленно повернула голову, всё время краснея. Смотря на Тацую смущенными и нежными глазами, она заговорила, как будто окрыленная:

— …Подержишь меня за руку?

Перестарался, подумал Тацуя.

У Тацуи не было власти ей отказать. Пока Миюки не заснула, Тацуя сидел возле кровати, крепко сжимая жемчужно белую руку Миюки. К счастью, Миюки сразу же отправилась в мир снов.

Счастливое, дремлющее лицо сестры было для Тацуи величайшей наградой. Тем не менее, ему было трудно скрыть умственную усталость.

Осторожно отойдя и выключив свет, Тацуя вышел из комнаты Миюки. Тихо закрыв дверь, он пошёл в свою комнату.

На полпути он кое-что осознал. Даже Миюки, получившая более высокое образование как волшебник, подумала, что есть связь между волшебниками и демонами, а не одной только их магии. Она приняла волшебников за нечто нечеловеческое. Если кто-то, хорошо знакомый с магией, как Миюки, так думает, тогда что уж говорить о тех, кто незнаком с магией и не является волшебником… вряд ли можно их винить за то, что они видят в волшебниках что-то демоническое.

И вряд ли было бы удивительно, если бы они подумали, что волшебники не совсем люди, или откровенно вообще «что-то нечеловеческое»…

◊ ◊ ◊

Следующее утро. Когда Тацуя прибыл в школу, то сразу же вытащил из класса Эрику, Лео, и Микихико. Хотя он увидел, как Мизуки смотрит на них обеспокоенными глазами, он не дал ей возможности их спасти.

Шли они на крышу.

Утро — самое холодное время дня, а крыша была ещё и открытой ветру, поэтому там никого не было. И сам Тацуя не хотел там оставаться надолго.

— Вы хотите мне что-то сказать.

Трое собравшихся на крыше молчали не намеренно. Однако видя, что их друг специально позвал их сюда и избавил от вступления, никто не мог судить Тацую за поспешность, даже если его тон и был немного тревожным. Трое переглянулись, и на их лицах отразилось смирение. Когда их выражения ясно показали, что они сдались, они молча и очень быстро решили, кто будет переговорщиком.

— Тацуя, эм, на самом деле… — С трепетом, или, наверное, как-то обреченно, заговорил Микихико.

— Вы хотите сказать, что позволили Паразиту уйти? — Хотя Тацуя поторопился, потому что хотел покончить со всем быстро, он невольно вздохнул, когда увидел, как Микихико поднял голову от потрясения, будто услышал нечто невозможное. — Я не расстроюсь, если это всё. Хотя схватить снова будет немного трудно… Но ничего не поделаешь, если Паразиты уже сбежали.

Хотя он не скрывал своё разочарование, положение было не полностью неотвратимым. Как только Тацуя выразил свою позицию и собирался вернуться в тёплый класс…

— Нет, это не то, Тацуя! — Микихико отчаянно за него ухватился.

— Ага, не то чтобы они сбежали… Ну, технически они сбежали…

По этим взаимоисключающим словам было понятно, что до важной части друзья ещё не добрались, так что Тацуя перевел взгляд на Лео.

— Паразитов забрали.

— Они были настолько сильны? — ответил Тацуя немного взволнованнее, чем ожидалось, но слова его были ожидаемыми.

Они были в одном классе почти год. Тацуя считал, что они трое по силе равны боевым волшебникам передовой линии, или даже членам Отдельного Магически-оборудованного Батальона. Конечно, они не могли победить Казаму или Янаги (без «Трайдента» даже Тацуя не смог бы победить), но против рядовых они выстоять могли.

— Жаль, конечно, что мы проиграли, но по силе они были не такими уж способными.

— У них было особое снаряжение. Я впервые натолкнулся на кого-то в плаще, который мог при контакте ударять врага током.

— У них также были прочные доспехи, при ударе об которые разбрасывалась какая-то пыль. Если бы только у меня было оружие подлиннее.

— Неудивительно.

Такое оборудование было и впрямь уникальным, но с другой стороны так стало легче распознать врага.

— В конце концов, они даже сели на черный воздушный корабль и сбежали. Как это разочаровывает.

— Мы должны сказать спасибо, что не случилось ничего более серьезного.

Услышав слова Тацуи, Эрика невольно на него вопросительно посмотрела:

— Тацуя-кун, не говори мне, что уже знаешь, кто они?

— Типа того. Я никогда прежде не входил с ними в контакт, но у меня есть пара догадок.

— Так кто они?

Учитывая характер ответа, не было бы странно как говорить что-то, так и не говорить, в том и другом было своё достоинство.

— Разведывательный Департамент JSDF, Третья Дивизия Контрразведки. С таким интересным оборудованием и даже стелс-кораблем для транспортировки, это должна быть Третья Дивизия, — довольно прямо ответил Тацуя. Не было никаких признаков того, что он что-то скрывает. Похоже, не только Эрика, но и Лео с Микихико оказались втянутыми в его дела.

— Тацуя… ты это знаешь, потому что член Отдельного Магически-оборудованного Батальона?

— Э? — Тем не менее… — Эрика, я не помню, чтобы говорил название своего отряда…

Эрика кивнула.

— …Понятно, ты услышала от Миюки.

— Тогда, после увиденного, я не могла не спросить.

По-видимому Эрика имела в виду Мобильный Костюм. Но хоть Эрика и раскрыла личность Тацуи, она всё же не связала Тацую с «Выжженным Хэллоуином».

— Поскольку мы были втянуты в полномасштабный бой с силами вторжения, нельзя было избежать четко различимой цепи командования. Но всё же я надеюсь, ты будешь держать это в тайне.

— Конечно. Не хочу быть арестованной за шпионаж.

Нарушение национального закона о тайне — синоним шпионажа. Во второй половине прошлого века большинство граждан возражало, что это вторжение в частную жизнь, так что с того времени Япония стала нормальной страной.

— Эй, поскольку ты знаешь, кто наши противники, может, ты ещё и знаешь, куда они унесли Паразитов? — с надеждой спросила Эрика, её настроение быстро подскочило.

К сожалению…

— Не зная их цели, даже я не могу быть уверенным, — Тацуя искренне покачал головой. Такова реальность.

— И то верно… Наши противники правительственная организация, так что у них должна быть масса укрытий.

— Потому что у них есть бюджет, хотя и не неисчерпаемый. Они, наверное, как хитрый заяц, у которого три разных норы.

Как и сказал Микихико, на этот раз их противником выступает правительственная организация. По боевым активам они на кардинально ином уровне, нежели силы вторжения. Тацуя и остальные всегда пользовались преимуществом домашнего поля, но на этот раз всё было иначе.

— Не нужно слишком волноваться. Это не закончилось бы, даже если бы вы позаботились о незваных гостях. К тому же нам известно, что Паразитам нужна Пикси. Просто в следующий раз нужно расставить сети, которые нельзя украсть, — зло улыбнулся Тацуя, утешив троих. Но, несмотря на добрые слова, Эрика, Лео, и Микихико испугано отстранились от такого выражения, но Тацую, похоже, это не заботило. — Закончим на этом. Поспешим назад в класс, пока тут не замерзли.

Хотя никто из присутствующих не считал холод таким уж серьезным, но, в конце концов, холод есть холод. Никто не возразил, они молча последовали за Тацуей.

◊ ◊ ◊

По совпадению как раз в то время как Тацуя и группа Эрики говорили на крыше, Полковник Вирджиния отвечала на телефонный звонок.

— Я очень сожалею, что так рано вас побеспокоила, госпожа Вирджиния.

— Снова вы.

На экране появилось лицо, которое она видела вчера: пятнадцатилетняя молодая леди, которая заявила, что является представителем Йоцубы, Куроба Аяко. Этим утром она по-прежнему была в одежде из шелка и с кружевом.

— Школ… нет, извините. — Вот только когда выполняла свои обязанности, Полковник Баранс была высоконравственной. Вот почему она почти отругала молодую девушку, которая явно была в том возрасте, в котором сейчас должна быть в школе, но явно утром занимается нешкольными делами.

— Спасибо за заботу. — Прекрасно понимая, о чём Вирджиния думает, Аяко идеально вежливо улыбнулась. — Тем не менее, госпожа Вирджиния, вам не нужно волноваться. Я уже давно получила необходимые оценки для выпуска.

Поскольку Вирджинии не было известно о японской системе среднего образования, она не могла сказать, врёт ли Аяко.

— Нет, это я сказала что-то бессмысленное. У вас есть новости? — Полковник лишь соблюдала формальности, задавая вопрос. Она честно не ожидала в первый же день получить какую-либо достойную информацию.

— Да, есть. На самом деле прошлой ночью Третья Дивизия Контрразведки Разведывательного Департамента JSDF захватила Паразитов. Мы подтвердили, что один из них бывший волшебник военных USNA. Глава сказала, что я должна проинформировать об этом вас, госпожа Вирджиния, что я и сделала.

«Информировать» через телефон было немного проблемно. Тем не менее Баранс не планировала тратить время на возражения, поскольку предоставленная информация намного перевешивала безопасность.

— Паразиты снова задвигались?

— Члены семьи доложили, что Паразиты, потерявшие свои сосуды, нашли новых хозяев. Вот люди, которых возможно захватили, — сказала Аяко и передала зашифрованные документы в терминал Полковника Баранс. Просмотрев заголовки документов, которые автоматически расшифровались, Полковник убедилась, что один из них содержит личную информацию с фотографией. — Там три захваченных Паразита. Среди них пока мы лишь одного идентифицировали. Если желаете, я могу также сообщить вам, где их держат.

Простого просмотра заголовков было недостаточно, чтобы выяснить, почему тот отставной волшебник был так важен, но оставить его в покое — тоже не было вариантом для Полковника Баранс.

— Прошу вас, госпожа Куроба.

— Хорошо.

Молодая девушка на экране поклонилась и передала информацию. Не теряя приличия, Полковник Баранс поблагодарила её, прежде чем положить трубку, и тотчас же проверила содержимое документов.

Выражение у Полковника Баранс помрачнело. Она повернулась к специально подготовленной для неё зашифрованной линии и быстро передала сообщение.

Сообщение с приказами подготовиться к мобилизации этой ночью.

И его получателем была Майор Анджелина Сириус.

◊ ◊ ◊

Первой темой дня было общеобразовательное обучение. Ученикам позволялось читать и работать над вопросами, некоторые ученики в целях повышения мотивации даже слушали музыку.

Тацуя всегда позволял прокручиваться тексту самому по себе, поэтому сегодня он взял наушники. Он слушал синтезированную музыку, думая о вопросах, совершенно не связанных со школой. Он и вправду от Отдельного Магически-оборудованного Батальона слышал об имени и уникальных особенностях Контрразведывательной Третьей Дивизии.

Впрочем, не то чтобы он не понимал, что здесь забыл отдел Разведывательного Департамента.

В Разведывательном Департаменте они были дивизией, наиболее приближенной к семье Саэгуса. Они были руками и ногами Семьи Саэгуса. Точнее они должны были быть отрядом, мобилизованным с поддержкой Семьи Саэгуса за кулисами, вот кто эти противники, как предположил Тацуя.

Тем не менее, такой поворот событий казался Тацуе каким-то нереальным. Он работал под предположением, что этот инцидент случился по приказу Семьи Саэгуса.

Использовать летательный аппарат со стелс системой ключевым элементом принудительного захвата Паразитов… как-то слишком жестоко.

Тацуя не был знаком с методами работы главы Семьи Саэгуса, Саэгусы Коити, и поэтому не мог понять их мотивы. Однако если такая игра с высокими ставками — обычный стиль Саэгусы, то это уже давно бы привело к конфликту с Семьей Йоцуба.

Так кто же в итоге замыслил эту цепочку событий?

Также была возможность, что это было не по воле Семьи Саэгуса и просто Третья Дивизия Контрразведки всё сделала самовольно.

«Если армия ослушалась своих тайных покровителей и действовала самостоятельно… тогда их цель должна быть как-то связана с существованием армии»

Тогда какая цель армии?

Единственная цель армии, как насильственной организации, преданной защите страны,— прямо встречать угрозу другой страны. Это трудно объяснить одним или двумя предложениями. Однако, с виду, намерения у армии очевидны. Единственная цель армии — победа. Всё остальное — вторично.

К победе есть много путей, и неудача там, где они должны были потерпеть неудачу — также одна из форм победы. Что бы ни случилось, всё прекрасно, пока победа за ними. Всё, что после победы — дело политиков. Армия должна волноваться лишь о том, как захватить победу.

Поэтому армия будет искать силы.

Разведывательный отряд, который верит, что на голову выше нормы и начал самоуправничать, несомненно, преследует силу.

Когда Тацуя обо всём этом думал, по его спине прошёл холодок.

Неужели Третья Дивизия пытается обуздать Паразитов, этих демонов, для военных целей?

Это слишком опасно, невольно подумал Тацуя.

Одним из ключевых обвинений, окрасивших в Америке волшебников в негативном свете, было предположение, что волшебники вызвали в этот мир демонов. Хотя причиной вызова демонов агитаторы назвали амбиции военных, клевета здесь была очевидной. Однако использование Паразитов для боевых целей лишь даст антимагической фракции ещё больше оружия.

«Нет, если бы за кулисами плели заговор Десять Главных Кланов, конечный итог был бы тем же»

Была ли это самовольная операция Третьей Дивизии Контрразведки или приказы Семьи Саэгуса, Тацуя, повторно всё обдумав, причислил их к одной группе рисков.

Простому щенку, как он, нечего о таком даже думать, но Семье Саэгуса следует дать предупреждение.

Хотя это определенно создаст неудобства Маюми, поскольку она готовится к тесту в университет, ему и вправду было необходимо найти некоторое время, чтобы с ней поговорить. В тот миг, как эта мысль пришла ему на ум, он через личный терминал назначил встречу с Маюми.

Хотя Тацуя и подумал, что для неё это создаст неудобства, по правде его это не заботило.

Он послал сообщение Маюми посреди урока, но ответ получил в течение одной минуты. Хотя он и пометил сообщение как «срочно»…

«У неё ведь скоро тест?»

До начала теста оставалось не так много времени. Хотя не было опасности её провала, он всё же невольно подумал: «Это правда хорошая мысль для участника тестирования?». Ну да ладно… любые дальнейшие мысли — лезть в чужое дело. Поскольку она ответила на срочное сообщение сразу же, она не должна жаловаться.

Поразмыслив над всем этим, Тацуя открыл почту.

Сообщение, которое послал Тацуя, гласило: «могу я увидеться с тобой в следующие два дня, чтобы кое о чем поговорить?»

А в ответ Маюми прислала: «Приходи сейчас же в комнату школьного совета»

Хотя у неё было свободное посещение, в школу она по-прежнему ходила часто. Более того, сейчас она была не в классной комнате или библиотеке, но в комнате школьного совета.

«…Это правда хорошая мысль? У тебя ведь скоро тест?» — от всего сердца подумал Тацуя.

Поскольку это Тацуя организовал встречу, конечно же он хотел со всем разобраться как можно скорее, поэтому пошел прямо в комнату школьного совета. Хотя школа была добросовестной, обмануть систему мониторинга было трудно, но едва ли невозможно. Тацуя использовал настроенную на полный доступ идентификационную карточку кого-то ему незнакомого, и открыл дверь. Наверное, потому что до сих пор шли уроки, в комнате была лишь Маюми.

Обменявшись приветствиями — Маюми подумала, что этого было достаточно, тогда как Тацуя на секунду задумался о правильном отношении — Тацуя сел напротив Маюми и сразу же поведал о том, что случилось.

— …Вот так обстоят дела. Думаю, тот летательный аппарат принадлежит Третьей Дивизии Контрразведки Разведывательного Департамента JSDF, которая по слухам связана с Семьей Саэгуса. И я понятия не имею, почему им нужно было захватить Паразита. Однако будет очень опасно, если они планируют использовать Паразитов для военных целей. Хотя я не знаю, можно ли их полностью уничтожить, запечатать их будет, наверное, лучшим выходом.

— Третья Дивизия Контрразведки? Хотя я ещё не взрослая, но даже я, член Семьи Саэгуса, этого не знаю. Тацуя-кун, я поражена, что ты знаешь такое.

— Буду очень признателен, если ты не будешь меня спрашивать о моих источниках.

— …Ну, Тацуя-кун, похоже, ты и так занят по горло, так что спрашивать не буду. Но ты скажешь, почему пошёл на Паразитов в одиночку?

— Я посчитал, что если бы вы послали людей, они были бы слишком настороженными, чтобы прийти.

— И это всё? — С сильно недовольным выражением Маюми смотрела, как Тацуя прикидывается дураком. — Ладно, пока я тебе поверю… — Тем не менее, перед совершенно невозмутимым Тацуей, она собралась было пожать плечами, но замерла на полпути. — Тацуя-кун, ты хочешь, чтобы я переубедила моего отца, да? Чтобы захваченный Разведывательным Департаментом Паразит вернулся к Эрике-тян и её группе.

Хотя это не имело особого значения, но в какой-то миг Маюми начала обращаться к Эрике «Эрика-тян» — нечто, чему сама Эрика была бы очень недовольна, если бы присутствовала (Мизуки она позволяла так говорить, но никому другому). Но вот Микихико тоже никогда не привыкнет, чтобы его называли «Мики», как говорится «как аукнется, так и откликнется».

…Тацуя покачал головой, чтобы развеять эти случайные мысли и ответил Маюми: «я не прошу вас вернуть их».

— Буду честен. Если причина того, почему они держат Паразитов, окажется не экспериментами, а их использованием в военных целях, и это раскроется, тогда это негативно скажется на волшебниках, и я гарантирую, что ответственная организация дорого заплатит.

— Довольно страшное заявление.

Хотя в голосе было некоторое удивление, её взгляд, похоже, отражал невысказанную ненависть к такого рода разговорам.

— Учитывая, что случилось в USNA, такое устрашение необходимо.

Маюми тоже понимала, что дискриминация против волшебников день ото дня лишь ухудшается. Если похожее разгорится в намного меньшей Японии, в кровопролитие всё может превратиться гораздо быстрее.

— …Поняла. Я поговорю с отцом, но ничего не гарантирую, поэтому не слишком надейся. В конце концов, в отличие от Дзюмондзи-куна, я не наследница Семьи Саэгуса. — Последние слова Маюми привели Тацую в замешательство. — …Что?

— Нет… просто я удивлен, что Семья Саэгуса оказалась настолько патриархальной.

— Тацуя-кун, а какая у тебя семья?

Может, она застеснялась или просто надулась. Тацуе было немного непонятно, почему Маюми так отреагировала.

Тем не менее, оснований не отвечать не было. Немного подумав, Тацуя подошел к вопросу Маюми в состоянии ума, будто кто-то играет штрафной раунд.

— Наш отец не влияет на нашу жизнь, поскольку в настоящее время он переехал в квартиру своей второй жены.

Глаза Маюми туда-сюда забегали по комнате.

Видя такую невинную сторону Маюми, которая так легко покраснела, Тацуя невольно подумал: она не намного старше нас. Хотя и часто ведет себя, как взрослая, «взрослой женщиной» её определенно назвать нельзя.

— Разница лишь в том, что сейчас она не любовница, а вторая жена.

— Как взросло.

— Это просто смирение. А если быть взрослым означает «смирение»… тогда я даже думать об этом не хочу. — Полностью побежденным тоном ответил Тацуя Маюми.

Даже плохое предчувствие время от времени не сбывается. Теория Тацуи об использовании Паразитов Разведывательным Департаментом JSDF… печально, но теория не оправдалась. Тем не менее, трудно сказать, «везение» ли это.

Следующее утро.

— На центр заключения Контрразведывательной Третьей Дивизии было совершено нападение. Захваченные Паразиты были казнены.

Вот что было написано в сообщении, которое ему прислала Маюми.

  1. ↑ Софу-сама: уважительное отношение к дедушке.

Оставить комментарий