Том 11. Глава 16

Опция "Закладки" ()

Центр заключения Разведывательного Департамента был атакован, и захваченные Паразиты были убиты.

Тацуя подавил мысль сразу же связаться с Маюми за большими подробностями. Вместо этого он пока пошёл в ванную комнату. Смывая под душем пот от ежедневной тренировки, он обдумывал свой следующий шаг. Миюки он ещё не сказал. Он только что вернулся из храма Якумо. Вёл себя, как обычно, и лишь по тому, что он проверил свою почту, прежде чем войти в душ, она не должна была ничего выведать.

«Нет… бесполезно пытаться что-то скрыть»

Может, просто молчать, подумал Тацуя, но сразу же отказался от такой мысли. Очень долго утаивать это от острой интуиции сестры не получится. Одно дело, когда это к ней не имело бы отношения, но Миюки была столь же вовлечена, как и Тацуя. Решив не увиливать и открыто всё разъяснить сестре, он вышел из душа.

Пальцы Тацуи запорхали над консолью рабочей станции в подвале, если уж описывать это словами, то будет не «блестяще», но «аккуратно» и «быстро», как и его характер.

Была суббота, так что у них было лишь несколько утренних уроков. Но Тацуя мог их и пропустить, если расследование затянется.

Для него это было бы нормально (хотя «нормальным» это считал он сам). Нормальным это было и для Миюки (для неё, однако, это было бы больше из-за «необходимости»), и поскольку пропустить сегодняшний день она решила по своей воле, то колебалась до последней минуты.

К счастью, данные, которые они искали, он нашёл сразу же.

Доступ к серверу Сил Обороны он получил без авторизации: сопротивления локальной системы (локальной не в смысле автономной, а в смысле просто ограниченной от остальной системы) против хакерской программы, созданной «Электронной Волшебницей» Фудзибаяси Кёко, было недостаточно. Информация была так разделена по секциям, чтобы противостоять рискам: отдельная секция уязвимой быть могла, но утечка не поразила бы всю систему. В этом были как свои достоинства, так и недостатки.

Что ж, поскольку на сей раз Тацуе это было как раз на руку, он мог позволить себе быть грациозным.

Видео, которое он там нашёл, содержало нечто изумительное.

Изумила не столько беспощадность, сколько личность, которая все те беспорядки вызвала.

Под прикрытием темноты вторглась изящная фигура. Свет огней тревоги освещал девушку в маске с пламенными волосами. Солдаты в штатском отлетели от одного взгляда её золотистых глаз, затем она четыре раза вырезала сложный узор на двери. Когда она отошла в сторону, дверь рухнула.

По другую сторону находилась небольшая комната. Ширина была достаточной, чтобы вместить две койки, низкий потолок был под два метра. По ту сторону находилась трехъярусная койка.

Лишенный движения, в смирительной рубашке, ноги крепко связаны — на средней койке лежал мужчина. Хотя он выглядел совершенно иначе, потому что был полностью бледным, в нём безошибочно угадывалось лицо Паразита, который назвал себя Марте. Изо рта девушки выходил бледный туман. Похоже, комнату держали в холоде.

Вместо ножа, она взяла в руку автоматический пистолет. Одиночный выстрел поразил Марте прямо в грудь. Вдруг тело мужчины воспламенилось. Вероятно, источником огня послужила пуля. Наверное, это была магия, которая вспыхивает при условии, когда пуля остановится внутри тела цели. Огненноволосая девушка, Энджи Сириус, снова выстрелила, на этот раз в верхнюю и нижнюю койки. Это явно было убийство без намерений захватить «сосуд». И не просто «стереть» сосуд, но исполнить «казнь».

Наблюдая, как девушка спокойно вышла из камеры, Тацуя неосознанно вздохнул. Он знал, что задачи Сириуса включали нейтрализацию волшебников-предателей. Он также прекрасно понимал, что гуманное обращение с волшебниками — пустая болтовня, но не вздохнуть он не мог. Прискорбно: давать роль безжалостного убийцы 16-летней девушке… что же думают военные чины USNA? Они ничем не отличаются от религиозных фанатиков и фундаменталистов, которые ведут мальчиков и девочек к терроризму во имя священной войны. Даже Мафия тактичнее в выборе личного состава.

— Онии-сама, это была… ведь Лина?

От Тацуи Миюки узнала о секрете Сириуса, «Параде». По такому грубому изображению она поняла, что убийцей была Сириус, что убийцей была Лина.

— Наверное.

По-видимому, Миюки была поражена, но Тацуя не находил слов, чтобы её утешить. О самом убийстве он ничего не мог сказать. Он считал, что для этого не годится. Он был на миссиях, которые не может раскрыть, и среди грязной работы убийство, можно сказать, было одной из чистейших. Вместе с тем, однако, такая работа была одинокой и мрачной.

Если только не любить убивать, девушке-подростку будет слишком тяжело. Не выдерживая веса, у неё будет понемногу раскалываться сердце. И из того, что видел Тацуя, Лина не была убийцей. И по взгляду и голосу Миюки он понял, что она тоже так считает.

Такими темпами настанет время, когда Лина потеряется во тьме.

К счастью, то, что случилось дальше, поразило намного сильнее и достаточно сильно, чтобы смести всю их тоску. Вдруг в экран, на котором показывалось видео из сервера Третьей дивизии контрразведки, к которому подключился Тацуя, вошла другая фигура. Показался молодой человек английской внешности, у которого были светлые волосы и голубые глаза. Выглядел он как-то по-детски, но был, вероятно, возраста Тацуи.

Прикрыв рот руками, Миюки издала тревожный звук, но Тацуя оставался спокойным.

Эта рабочая станция предназначалась для взлома, и была полностью изолирована от других систем, а также работала на выделенной линии. В комнате не было ни микрофонов, ни камер. Звук и видео могли течь лишь в одну сторону, поэтому увидеть это место из другой стороны линии было попросту невозможно.

— Привет, меня слышно? Буду говорить, полагая, что слышно. — Молодой человек на мониторе явно заговорил, не пытаясь установить связь. — Для начала представлюсь. Меня зовут Рэймонд Сейдж* Кларк. Я один из «Семи Мудрецов».

Руки Миюки, которые как-то нашли путь к плечам Тацуи, напряглись. И Тацуя также понимал, что ощутил не только её напряжение, но и своё собственное.

— Я слышал о тебе от Тиа… Нет, Шизуку. Приятно познакомиться, Тацуя.

Похоже, этот парень был одноклассником Шизуку в школе, в которую она приехала по обмену. Более того, тем, кому она давала информацию. Если источник информации Шизуку был упомянутый Линой «Мудрец», тогда не удивительно, что даже конфиденциальная информация могла быть доступна.

Но какие у него намерения?

Почему он открылся Тацуе? Почему зашёл так далеко?

Всегда есть возможность, что это видео-кукла, но интуиция подсказывала Тацуе, что этот Рэймонд Сейдж Кларк настоящий.

— Пооткровенничаем… ах, какое хорошее слово. — Рэймонд говорил по-японски. Он сказал «пооткровенничаем» бегло, без малейшей ошибки. Впрочем, не было ничего, о чем можно было поговорить «откровенно». — Энджи Сириус об этом месте сказал я.

Тацуе машинально захотелось указать «ты сказал то слово совершенно неправильно», но, к сожалению, передать это было невозможно. Без сомнений, под местом он имел в виду Третью дивизию контрразведки.

— Впрочем, когда я о нём заговорил, она уже и так всё знала.

Что за черт, подумал Тацуя. Ты ничего ей не сказал, если она уже знала. Но, опять же, возможности возразить не было. Тацуя решил просмотреть видео до конца.

— А теперь у меня есть кое-что особое и для тебя. — Довольно неформальный японский. Будто бы он изучил его из каких-то газет. — Думаю, тебя это весьма заинтересует. Цена за просмотр… хотел бы я сказать, но поскольку мы уже заканчиваем, дам тебе это бесплатно.

Хотя Тацуя знал, что тот не услышит, всё же пробормотал себе под нос: «но я тебя и не просил». Впрочем, у него было свободное время лишь на это.

— Антимагическое движение, которое сейчас бушует в Штатах, и которое собирается перекинуться в Японию, было срежиссированно одним из Семи Мудрецов: Дзиэдо Сейдж Хэйгу.

Внезапно пораженный новостью, даже Тацуя не смог подавить удивление.

— Дзиэдо Хэйгу, или Гу Цзе. Лишенный гражданства китаец, а также лидер международной террористической организации «Бланш». Тот Цукаса, которого ты поймал, как раз и был боссом их японского филиала.

Имена выстраивались одно за другим…

— Он также был предыдущим лидером международного преступного синдиката «Безголовый Дракон», а его внук, Ричард, — старший в этой же группе. В организации его называют «Черным Мудрецом» Или «Лордом Хэйгу».

Тацуя застыл, точно прикованный к экрану.

— Ах да, знаешь, хотя мы оба Мудрецы, это не значит, что между нами есть какая-то связь. Семью Мудрецами называют не некую группу, а, скорее, семь операторов, у которых есть доступ к Хлидскьяльву.

Это не было похоже на разговор — ведь вопросы задавать было невозможно — но всё же, Тацуя пожелал, чтобы тот поторопился.

Хлидскьяльв… он только однажды об этом слышал. Слух, больше похожий на городскую легенду, но он оказался правдой, по-видимому. Хлидскьяльв такой же, как говориться в том слухе?

— Хлидскьяльв это… — безупречно выбрав время, словно бы читая мысли Тацуи, Рэймонд приступил к объяснению, — дополнительное расширение для глобальной системы наблюдения «Эшелон III». Это бэкдор к Эшелону III, думаю, его ведь можно считать хакерским инструментом, который позволяет скрытно подключиться к системе? Что скажешь, Тацуя?

«Что скажешь» он спросил, хотя даже малейшей вероятности ответа не было. Конечно, Рэймонд тоже прекрасно это понимал, поэтому, не дожидаясь ответа, продолжил:

— Ну а где Хлидскьяльв расположен… даже мы, операторы, не знаем. Возможно даже, что это простая программа без аппаратного обеспечения. — Рэймонд пожал плечами. Жест, будто бы прямо из какого-то аниме. — Ну да ладно, Хлидскьяльв собирает информацию со всего мира с эффективностью, превышающей главную систему Эшелона III, и приносит её операторам. Операторов, похоже, выбирает сама система, и заметных критериев отбора, кажется, тоже нет. Видимо, выбор совершенно случаен.

Рэймонд передразнил себя, покрутив завитушку волос. Похоже, он разочаровался, что забыл донести актуальную информацию.

— Если подумать, у операторов есть кое-что общее, полагаю, это финансовая безопасность, чтобы самолично иметь доступ к передовым информационным системам. Не то чтобы нужно быть миллионером или кем-то подобным, по меркам Японии или Штатов будет достаточно кого-то на уровне обычного среднего класса.

Совершенно невероятное объяснение, изумился Тацуя.

Что же думали создатели Хлидскьяльва? Немыслимо, чтобы они были простыми хакерами, делавшими это ради удовольствия.

— Ну, если честно, это скорее даже не система. По аппаратной части Хлидскьяльв полностью зависит от Эшелона III, это просто более эффективная обработка данных; он не может получить доступ к хранилищу данных, поскольку это просто система перехвата. Кстати, в системе установлена защита для запрета сохранения во внешнее хранилище. Получаемая информация ограничена мозгом оператора. В лучшем случае, это что-то, наделяющее способностями сбора информации и позволяющее операторам получить имя «Мудрец».

Даже одно это — серьезная угроза. Можно даже сказать, что все важные данные проходят через какую-то сеть. Какие же данные там не проходили хотя бы один раз.

— Не говоря уже о том, что использование Хлидскьяльва рискованно для операторов. Чтобы оптимизировать поиск, Хлидскьяльв использует два агента: Хугин и Мунин. В Мунин записывается история поисков оператора. Всё, что ищет оператор, будет известно другим операторам. Из-за Мунина я и знаю о Дзиэдо Хэйгу.

Тацуя сильно удивился. Теоретически это может значить, что личность Рэймонда Кларка тоже известна Дзиэдо Хэйгу.

— В связи с потерей японских филиалов Бланш и Безголового Дракона, Хэйгу утратил способность вмешиваться в дела Японии. Он послал Паразитов в Японию для роста беспорядков, под прикрытием которых мог возобновить работу в Японии. — Рэймонд заговорил медленнее, похоже, для него дело было серьезным. — Я пришёл к выводу, что его цель — искоренить магию в обществе. Если ему удастся вытеснить магическую технологию, магически слаборазвитые страны, вроде Великого Азиатского Альянса, могут пошатнуть баланс военной мощи. Они станут господствовать в не магическом мире, я думаю, что Хэйгу и те, кто стоят за ним, это и затевают.

Хотя всё это выглядело слишком драматизировано, Тацуя посчитал слова Рэймонда логичными. Просто Тацуя сам считал, что Великий Азиатский Альянс хочет стереть магическую технологию.

— Я не желаю такого мира… Можешь смеяться и называть меня романтиком, но я и вправду верю, что магия ведет к прогрессу человечества.

Тацуя поперхнулся. Он понимал, что другая сторона не может услышать, но почему-то ему казалось обратное.

— Так что я попытаюсь и дальше давать тебе информацию, которую ты можешь посчитать важной. Тацуя Шиба, Волшебник Стратегического Класса, Бог Разрушения.

Тацуя насупился на это преувеличенное прозвище, которое дал ему Рэймонд.

«Не давай мне имя, которое звучит как босс из какой-то дрянной видеоигры. Неужели он «отаку»?»

— Так, видимо я немного затянул. В общем, я помогу тебе уничтожить Паразитов.

«Это называется немного?» — подумал Тацуя, но монитор не выключился.

— Информации о Дзиэдо Хэйгу можешь верить, а можешь и нет. Поверишь ли ты в то, что я сейчас скажу, тоже решать тебе. Если поверишь, я хотел бы, чтобы ты мне отплатил, выполнив пару поручений. — На мгновение Рэймонд затих. Не из-за драматизма, но скорее из-за напряжения, по крайней мере, так Тацуя видел на экране. — Завтра, ночью 19 февраля по вашему времени, все активные Паразиты появятся на внешних тренировочных землях Первой школы. Я хотел бы, чтобы ты их всех уничтожил.

Рэймонд не предоставил никаких доказательств, но к этому времени Тацуя уже был готов принять его просьбу.

— Заметь, я уже предоставил эту информацию и Энджи Сириус. Сотрудничать с ней или нет, опять же, решать тебе.

Его не особо-то волновал этот жест «решать тебе», но, к сожалению, возразить было невозможно.

Рэймонд больше ничего не сказал, затем монитор вдруг погас.

Сзади он услышал выдох. Похоже, это Миюки задерживала дыхание. И Тацуя тоже.

— Кажется, нам лучше скоро уходить, если не хотим опоздать в школу, — поднявшись и посмотрев назад, Тацуя обратился к Миюки.

◊ ◊ ◊

Второй урок первого года класса E был практикой. Впрочем, хоть это и называлось уроком, как обычно, учителя не было. Ученики сами оперировали CAD, следуя указаниям, высвеченным на настенных мониторах. Ученики уже к этому привыкли, и теперь, без надзора учителя, вели себя свободно. Конечно же, были и те, кто просто сдался; сдаться или продолжать — ученики решали сами. Большинство парней продолжали.

Чтобы не привлекать внимание, Лео, чуть опоздавший в класс практики, осмотревшись, увидел фигуры Микихико, Эрики, и Мизуки, и зашел внутрь.

— …Ты опоздал, Лео.

— Тихо, ты. — Голос Микихико значительно смягчился, но его упрек содержал немного резкости, на что Лео ответил бесстрашной ухмылкой. Но ухмылка вскоре сменилась удивлением: — А где Тацуя?

На его вопрос Мизуки ответила: «похоже, у него посетитель?»

Ответила она нерешительно, поскольку тоже была неуверенна.

— Посетитель? В школе? — с поднятыми бровями вторил Лео, на что Мизуки могла лишь смутно улыбнуться.

— Сейчас более важно покончить с этим, — в стороне беззаботно заговорила Эрика. Под её равнодушным тоном скрывалось предупреждение не ступать в частные дела.

— Ты права. Сегодняшнее задание, кажется, будет довольно сложным, — сказал Микихико и начал устанавливать свой CAD. Эрика сочла, что дело то не её, Мизуки немного тревожилась, а Лео немного мучило угрызение совести; каждая их улыбка содержала свои особые чувства.

Тем временем Тацуя, с унылым бесстрастным лицом, сидел на диване в приёмной. Напротив сидел мужчина средних лет в дорогом костюме. И он явно был в дурном настроении. Они с недовольством смотрели на лица друг друга, никто не пытался завязать разговор. Первым утратил терпение, потому что его принудительно вызвали посреди урока, Тацуя:

— Аоки-сан, не могли бы вы сказать, зачем здесь?

Не сказать, что его тон был вежливым, какие бы слова он ни говорил; на лице Аоки чуточку отразился нрав.

Аоки тоже, поскольку это был Тацуя, невольно выказывал свои чувства. На маске Аоки, имевшего дело с теневой экономикой и более десяти лет охранявшего сокровищницу Йоцубы, не должно было быть ни трещинки, но речь его ухудшилась. Аоки должен был знать как никто иной, что если так выпускать эмоции, то его миссия может и провалиться. Но иерархия Йоцубы уж слишком глубоко в него въелась… Такое мышление превратило в идиотов не одного человека.

— …Сейчас у меня урок, так что если ничего важного, я пойду.

— Стой, — наконец, открыл рот Аоки на последнее слово Тацуи. Хотя и очень неохотно. — На днях ты купил 3H-P94, не так ли?

Деловитую речь, которую принял Аоки, Тацуя вполне мог понять, и нашёл её смешной, но не смеялся. По всей видимости, такая мелкая месть была лишь его способом обуздать себя.

— Позавчера, если точно, — так же, как и он, Тацуя ответил деловито. К сожалению, он почти сразу же потерял решимость.

— Госпожа хочет это. Мы дадим тебе сумму вдвое больше, поэтому передай это нам немедленно.

Тацуя быстро поднялся и острым взглядом убедился, что нет подслушивающих устройств. Поскольку в магических школах всегда было активно наблюдательное оборудование, он не использовал свои «Глаза», но его невооруженные глаза тоже для этого были натренированы достаточно. Как бы то ни было, но их никто не подслушивал.

Тацуя вынул из кармана мобильный терминал, подключил к нему кабель и передал второй конец Аоки. Думая об этом, нет, даже не думая, Аоки стало совершенно ясно: Тацуя ведет себя довольно самонадеянно, но осознав, что Тацуя не собирается ничего говорить, Аоки, нахмурившись, тем не менее, взял кабель и подключил к своему терминалу.

— Аоки-сан, вы больны?

Первое посланное им сообщение было таким неожиданным. Аоки машинально разозлился, но почувствовав необычное давление, ненароком сдержался.

— Сегодня суббота. Подождали бы вы пару часов и смогли бы позвонить, вызвать меня туда, где не так много людей. Почему вы рискуете обсуждать дела Дома в приёмной общественной школы? Уверен, вы знаете, что по приказу моей тёти моя связь с семьей держится под полным секретом.

По маске спокойствия Аоки пошли большие трещины. Уголки губ тонко задрожали. Лицо побледнело.

Тацуя понимал, что у такой беспечности есть причина. Избежать места, где будет Миюки, сохранить иерархию, всем этим можно объяснить такую неразумность. Аоки должен был понимать, что Тацуя увидит всё это насквозь. И, однако же, по движениям его пера, когда он писал ответ, ответ мог быть лишь одним.

— Я лишь хочу как можно скорее исполнить приказания госпожи. Но что более важно, принеси 3H прямо сейчас. И я сразу же уйду.

— Я не могу. Даже если я передам вам право собственности, договор займа с Первой школой по-прежнему будет действовать. Я купил 3H-P94, прежде всего, чтобы не позволить никому другому это купить. Я возьму ответственность на себя. Пожалуйста, передайте это тёте.

Красное лицо Аоки посинело. Как правило, это сигнал приближения истерики.

— Вы ослушаетесь ваших приказов?

На прямые слова Тацуи, однако, Аоки сник. Видя в нём это изменение, Тацуя поднялся. Он посудил, что здесь оставаться больше нужды нет.

— Стой. Нет, пожалуйста, подожди.

Но видимо Аоки пока не собирался уходить. Тацуя присмотрелся: то высокомерие, которое ранее заполняло лицо Аоки, нет, всё его тело, исчезло. Тацуя не думал, что это какое-то открытие. Однако когда посмотрел ему в глаза, его отношение полностью изменилось.

— Я искреннее извиняюсь за своё предыдущее поведение, — сказал Аоки и низко поклонился Тацуе. Он по-прежнему сидел на диване, но он, без сомнений, и впрямь извинился.

— Пожалуйста, поднимите голову, Аоки-сан, — сказал Тацуя и снова сел. Хотя это и не значило, что он ответил на искренность Аоки. Прежде всего, Тацуя не почувствовал много искренности. Однако его заинтересовало, что же Аоки заставило стать таким серьезным, что именно тот собирается сказать.

— Тацуя-кун, нет, Тацуя-доно, как вы и сказали. Поскольку договор займа — необходимое условие для покупки, само собой разумеется, нельзя просто забрать это. Простите, что просил нечто, столь необоснованное.

— Не волнуйтесь.

Когда Аоки снова поклонился, Тацуя тоже склонил голову. Он так коротко ответил, потому что заявление Аоки было столь очевидным, что любые другие слова были бы посчитаны сарказмом. Так или иначе, но то, что он больше не считал это проблемой, похоже убедило Аоки, который поднял голову, на этот раз не побужденный Тацуей.

— Я просто хочу кое-что донести: госпожа просит 3H не из-за каких-то там капризов. Похоже, она думает, что это важно для какого-то исследования.

— Ясно.

— Я не буду больше навязываться. Опять же, я понимаю, что, должно быть, вы чувствуете необходимость держать это под рукой. Однако если когда-нибудь решите, что больше в этом не нуждаетесь, передайте это госпоже. В таком случае я, конечно же, предоставлю соответствующую компенсацию. — Не так уж и трудно было читать между строк предложения Аоки. Похоже, в каком бы то ни было случае, тётя не хочет, чтобы Пикси попала в чужие руки. — Если будете готовы принять предложение, мы с радостью предоставим обещанную суму плюс дополнительные десять процентов от того, что тратите каждый год.

— Каждый год?

Он не думал, что они зайдут так далеко. Для Йоцубы это была капля в море, но сумма была немаленькой.

— Да, каждый год. В частности, мы хотели бы подписать условия резервирования покупки, которые автоматически обновляются каждый год.

Не только словесное обещание, но даже контракт. Как для Тацуи, так и для Йоцубы десять процентов были мелочью. Контракт был больше для того, чтобы Тацуя сдержал свою часть сделки. Другими словами, передача прав собственности. Это было предложение, за которым виднелась серьезность Йоцубы, серьезность Майи.

— Уверен, вы знаете, но я ещё несовершеннолетний.

— Я переключу всё на вашего отца.

Значит, Аоки сам разберется с юридическими тонкостями.

— Понял. Я не возражаю.

Для Тацуи, в предложении Аоки не было недостатков. Вместо того чтобы и дальше вредить своему образу в глазах упрямой тёти, лучше пойти на компромисс, подумал Тацуя.

◊ ◊ ◊

Сопроводив Аоки до входа, Тацуя пошёл назад к комнатам практики. Хотя половина из двух часов практики уже прошла, он решил, что если придет, пропуск всё же не зачислится. Однако нога его остановилась прежде, чем он вошел в коридор.

— Лина.

Лицо переведенной ученицы, которую он некоторое время не видел, было заметно потрепанным. Мешков под глазами или изможденных щек у неё не было. Да и других признаков плохого здоровья тоже. Но исчез её блеск. Она вела себя, как обычно, и того, кто мало её знает, её совершенно великолепный внешний вид одурачил бы достаточно. Но тот, кто её знает — даже на уровне Тацуи — заметил бы отсутствие переполняющегося духа, который и вправду заставлял её сиять, разница была ощутимой.

По-видимому, складывается умственная усталость. Должно быть, на нее что-то давит.

Сейчас, однако, к её красоте прибавились тени хрупкой быстротечности, увеличившие её обаяние не так, как обычно. Даже Тацуя, который, как правило, мало интересовался внешностью девушек — или, скорее, полностью к ним привык — невольно восхитился.

— Тацуя.

Тем не менее, восхитился он не так сильно, чтобы медлить. Когда назвали его имя, он посмотрел в те сапфировые глаза.

— Ты слышал?

— Да.

Они говорили об информации от Мудреца, который сообщил, что завтра ночью Паразиты появятся на внешних тренировочных землях, расположенных позади школы. Слова Тацуи и Лины были краткими, но они оба полностью поняли намерения друг друга.

— Ты знаешь, кто это был?

— Нет.

Значит, Лине своё лицо он не показал, понял с её ответа Тацуя. В этом есть смысл. Если армии USNA станет известно о личности Мудреца, они ни перед чем не остановятся, пока не выследят этот настоящий кладезь знаний.

— Понятно, жаль.

— Наверное. Но это не так уж и важно. — Перейдя к сути дела, Лина посмотрела на Тацую с вызовом в глазах. — Тацуя. — Твердый и яркий. Взгляд с такой сильной волей, как в ту ночь, когда они намеревались друг друга убить. — Я не отступлю.

Тацуя уже знал, но почему-то осознал снова: что бы он ни предпочитал, но объединение с ней не было выбором с самого начала.

— Понимаю. Ведь мы живем в совершенно разных мирах, — классически (старомодно) ответил Тацуя, такое часто встречалось в романтических романах (или фильмах), это был синоним прощания. Он выбрал слова, которые так легко неправильно понять, именно из-за этого тайного смысла.

Лина хотела было возразить, но проглотила свои слова. Всего лишь с небольшой задержкой, но она, похоже, заметила намерение Тацуи. Немного цвета, однако, вернулось к бледному лицу Лины. Каким-то образом Тацуя почувствовал, что у покрасневших сейчас её щек был иной смысл, нежели прежде.

— Идиот! — выплюнула она и развернулась на каблуках…

И сказать было невозможно, подыгрывает ли она игре Тацуи… или это её истинные чувства. Однако кое-что Тацуе стало ясно. Со вздохом, он смирился с тем, что придется после занятий задержаться на практику.

◊ ◊ ◊

Главный дом Йоцубы.

Когда Хаяма приносил послеобеденный чай, раздался электронный сигнал входящего вызова. Увидев кивок Майи, Хаяма поднял и прижал к уху классический голосовой терминал.

— Аоки… Так ты потерпел неудачу… Похоже, ты и вправду не смог выполнить приказания госпожи. Что ж, с такими обстоятельствами ничего не поделаешь… Не думаю, что есть нужда в спешке. Тацуя-доно вряд ли поменяет соглашение такого уровня… Хорошо. Я сообщу госпоже… Хорошая работа.

— …Какие новости от Аоки-сана? — спросила Мая, после того как Хаяма положил терминал. С видом, будто не желает передавать неприятные новости, Хаяма поклонился Майе:

— Мои извинения, госпожа. Мы не смогли приобрести 3H.

Неудачу потерпел Аоки. Но, Хаяма, как главный дворецкий, можно сказать, был наставником Аоки. Неумение Аоки было его позором. В словах Майи не было ни прощения, ни упрёка.

— В вашем разговоре всплыло имя Тацуи-сана, — но этим она заинтересовалась.

— Тацуя-доно приобрёл 3H, — ответил Хаяма, на его лице появилась кривая улыбка.

— Видимо Тацуя-доно не желал, чтобы оно попало в чужие руки. Он заключил с Первой школой соглашение аренды и последующей передачи собственности.

Тем не менее, если бы Мая не смогла завладеть Пикси, это был бы лучший вариант.

— …Интересно, он знал. Или это просто совпадение?

— Может быть.

На Майе появилось чуть озадаченное выражение. Но она тотчас же очистила мысли.

— …Что ж, если Тацуя-сан хорошо об этом позаботится, тогда я не возражаю.

— Аоки сказал, что мы подписали контракт на покупку, так что если Тацуя-доно решит от этого избавиться, оно перейдет к нам.

— Да, было бы неплохо.

Хаяма глубоко поклонился Майе. Хотя Мая не винила Аоки, а тем более Хаяму, но он всё же показал свою признательность за её снисходительность к неумелому ведению дел.

— Тем не менее, было бы и вправду прекрасно иметь на руках образец… — пробормотала Мая, на что Хаяма с видом «не должны ли мы оставить всё в покое» заговорил:

— Госпожа, уверен, мне нет нужды это говорить, но лучше иметь как можно меньше общего с теми созданиями.

Усмешка Майи напомнила, что она всё ещё прекрасна.

— Потому что они довольно противны?

— Как вы и говорите.

— Они ведь важные спонсоры, — хитро улыбнулась Мая, на что Хаяма нахмурился. — Я знаю, что вы хотите сказать, Хаяма-сан. Я не намерена вызывать раздор. Я делаю это лишь потому, что «Паразит» необходим Йоцубе.

— Госпожа считает, что изучение Паразита приблизит нас к загадочному Ментальному Вмешательству?

— Да. «Что являет собой разум» — вопрос, который Йоцуба бесконечно преследует. Говорят, что Паразиты — независимые ментальные информационные тела. Информация о веществе, структуре, месте… мы должны найти хоть немного подсказок об истинной природе разума.

Понимая доводы Майи, Хаяма поклонился. Мая вернулась к изначальной теме разговора:

— Кстати, каковы перемещения других духов?

— Согласно докладу Куробы-доно, духи, которые прошлой ночью были очищены, уже воскресли.

— Уже? Довольно быстро.

— Видимо, есть какая-то причина в поспешности. Куроба доложил, что духи, похоже, готовятся к бою.

— Понятно… есть мысли, против кого? — Едва сдержанная улыбка появилась на лице Майи.

— Судя по их образу действий, они нацелятся на их товарища, попавшего в ловушку в кукле.

— Похоже, это не неприятности его ищут, а он сам их находит. — Ненужно было и говорить, но своими словами Мая имела в виду племянника. Который, конечно же, яростно протестовал бы, но здесь не было никого, кто выразил бы несогласие. — Вы знаете, где это случиться?

— Куроба-доно предполагает, что завтра ночью, около Первой старшей школы.

— Будет благоразумно следить за окрестностями, тогда… хорошо, организуйте группу. Лидером будет… Аяко-тян должна подойти. Цель — не сражение, в конце концов.

— Конечно.

Хаяма хлопнул в ладоши, вызывая горничную, чтобы та служила Майе вместо него, затем отправился в комнату связи, чтобы передать приказы Майи.

◊ ◊ ◊

Хотя час был не такой уж и поздний, Саэгуса Маюми устала. Сегодня было 18 февраля, суббота. Ещё неделя до вступительных экзаменов в университет магии. Её шансы не сдать были практически нулевыми, но, тем не менее, на остальное времени почти не оставалось.

«Вампирские инциденты» судя по всему пока утихли — хорошая новость для её умственного здоровья.

Сегодня она подтягивала свои слабые места в школьной библиотеке, поэтому к тому времени, как вернулась домой, день уже почти миновал. Встреченная немного робкой молодой служащей, Маюми сразу же заметила.

— Отец вернулся?

— Да, миледи.

Хорошо обученная, горничная не запиналась, но Маюми почувствовала, что напугал её отец Маюми.

«Так пугать молодую девушку… Отец, что же ты делаешь?»

Хотя в сердце она ощутила раздражение, если его покажет — лишь ещё больше обеспокоит персонал.

— Отлично, — Маюми улыбнулась горничной, затем последовала к себе.

В это время в своём кабинете глава Дома, Саэгуса Коити, повернулся лицом, заполненным озабоченностью и разочарованием, к своему доверенному, Накуре.

— …Так ты говоришь, что вторженец, убивший Паразитов, которых захватила Третья дивизия контрразведки, был Сириусом из Звезд?

— Сомнений почти нет.

Мастер гневался, а на лице Накуры не показалось ни следа страха. Он был учтивым, но в отличие от отношений между Хаямой и Майей, отношения между ним и его мастером были деловыми. Накура не был членом семьи Саэгуса, более точно его можно описать как наемника. Он не был неразрывно связан с Коити.

Иногда его назначали охранником для детей, например для Маюми, иногда посылали выполнять миссии вне закона, например, собирать информацию. Так к нему относился Коити, как к числу Экстра.

— Но даже для Сириуса… просто завалиться и так легко убить заключенных — уже слишком. Разведывательная дивизия тоже не гуляет без дела. Твой источник не ошибся? — с отвращением проговорил Коити, на что Накура спокойно возразил:

— Разведывательная дивизия сил обороны вполне себе компетентна. Если бы в здание Третьей дивизии контрразведки вторглись мы, то не нашли бы дыр в безопасности. Просто Звезды уж слишком хороши. Они не без причины известны как сильнейшая сила волшебников на Земле.

Когда с ним заговорили, будто упрекая ребенка, выражение Коити стало ещё угрюмее. Но не так сильно, чтобы он потерял самообладание и кричал на Накуру.

— Сэр, возможно мой совет покажется слишком смелым, но я считаю нам пора сократить потери. Выгода от участия Саэгусы уменьшается с каждым днем.

— …Ты прав. — Коити безмятежно обдумал спокойный совет Накуры. — Похоже, Кудо тоже начал действовать. Я подумывал попросить его дополнить наши истощенные силы, но остановиться будет, наверное, к лучшему.

— Как прикажите.

— Передай задействованному персоналу вернуться к обычным обязанностям. Накура, свободен.

— Извините.

Когда Коити начал открывать зашифрованный коммуникационный терминал, Накура покинул кабинет.

◊ ◊ ◊

19 февраля 2096 года, воскресенье.

Восемь Паразитов сделают свой ход. Тацуя не полностью доверял этой информации с той стороны океана. Он много искал о парне по имени Рэймонд Кларк среди учеников в школе по обмену Шизуку. Лицо на фото, которое хранилось на школьном сервере, было таким же, как и в том видео. Но одно это не гарантировало, что Рэймонд Кларк говорил правду. Как и нельзя всю анонимную информацию считать ложью, так же нельзя доверять всей информации лишь потому, что тот, кто её предоставил, назвался.

Тем не менее, Тацуя, потому что у него не было других значимых зацепок, пошёл в указанное место, на внешние тренировочные земли Первой школы. Он оставил всё на волю случая и ждал. Даже если информация окажется ложной, и он потратит впустую день, это не такое уж и большое дело.

На окраине больших земель за школой расположился искусственный лес. Технически это тоже была часть Первой школы, но сложно сказать, где кончается искусственный лес и начинается природный. А ночью и подавно.

Было около семи вечера. Наверное, это ещё не считается ночью. Но в отличие от внутренней части города, где яркие огни освещают темноту, в этом лесу без уличных фонарей будет неправильно думать, что настали лишь сумерки.

Чтобы по случайности не заходили нарушители, тренировочные земли ограждал высокий забор. Если обычный горожанин туда зайдет и его ударит магией, когда там будет тренировка, возникнет много проблем. Впрочем, даже без ограды, вряд ли бы местные жители зашли. В окрестностях прекрасно понимали, что это место для практики Первой школы.

Да и вокруг не было жилых домов, не связанных со старшей школой магии. Когда здесь была построена Первая школа, правительство предложило компенсацию захотевшим переехать местным жителям, всем тем, кто не связан с магией, кто не может использовать магию, или кто не хочет иметь ничего общего с магией. Те, кто остались, прекрасно понимали риск захода в эту местность.

Поэтому, здесь так же не было особой системы безопасности. К тому же в искусственном лесу не было что красть, так что не было особой необходимости не пускать нарушителей.

— Вы туда доберетесь? — глядя вверх на трехметровую ограду, Тацуя спросил своих товарищей. Прямой вход туда был единственным — задние ворота Первой школы, поэтому если выйти из школы, единственным способом войти останется перепрыгнуть ограду. Войти снаружи было просто, но чтобы войти изнутри, нужно было обмануть школьную систему наблюдения. Конечно же, система была установлена, чтобы обнаруживать воров, входивших с тренировочных земель, но если подозрительные люди войдут на тренировочные земли не только снаружи, но и изнутри, тогда причин для расследования станет гораздо больше.

— Конечно, Онии-сама.

— Нет проблем.

— Да это пустяк!

Утвердительно ответили Миюки, Эрика и Лео на слова Тацуи.

— Такое возможно, — последняя из тех, кому предназначался вопрос, Пикси, ответила.

Спутниками Тацуи этой ночью были эти трое и одна кукла… Изначально Тацуя не планировал брать Миюки. И Эрику тоже, но поскольку она была настолько сильно во всё это вовлечена, она должна быть в курсе событий.

Но он понимал, что, зная о таких событиях, невозможно, чтобы они просто тихо ждали дома. Уходя, Миюки увязалась за ним, будто бы так и надо, и Эрика случайно объявилась в указанное время; и в первом, и во втором случае Тацуя не возражал. Он понимал, что сопротивление было бы бессмысленным, тщетным. Он просто сдался и сразу же приступил к добавлению друзей в свою стратегию.

Снова обращая внимание на тренировочные земли, он ощутил, как в лесу переполошился воздух. Видимо другие игроки уже взошли на сцену. Делая вид, что активирует CAD, — он пока не забыл о соблюдении конфиденциальности, — он создал последовательность «Прыжка» из своей памяти и перепрыгнул через ограду.

Под тенями деревьев четверо плюс один двигались, как единое целое. Они не пошли в разные стороны, чтобы искать цель. В области такого размера, в этой темноте, в разделении было бы мало пользы, появился бы лишь риск быть побежденными по одиночке.

Но даже в ином случае у кладбища Аояма уже было доказано, что перегруппировка при таких обстоятельствах — трудная задача. Не исключено, что противники не будут в состоянии боевой готовности, но даже в таком случае рисковать причины не было. Если не найдут Паразитов, то просто придут завтра и будут искать снова.

Не говоря уже о том, что у Тацуи было такое чувство, что они появятся.

Не предсказание.

И не умозаключение.

Хотя доказательств у него не было, Тацуя, пробираясь через деревья, был уверен. Свет от их фонарей освещал лишь малую часть земли, но никто не спотыкался о сухие ветки и корни деревьев. Возможно, потому что не было никакого другого света, напрягавшего глаза, они просто продвигались вперед в темпе, будто был день; они так шли примерно 15 минут.

— Тацуя-сан, остановитесь, — пришел голос Мизуки из устройства связи, прикрепленного к уху. В режиме общей связи, слова достигли гарнитур их всех, — на 38 градусов вправо от вашего текущего места я вижу ауру Паразитов.

Мизуки не сопровождала Тацую и остальных, вместо этого она стояла на крыше и наблюдала за тренировочными землями, обеспечивая своими «глазами» навигацию.

— Я тоже их вижу! Два мужчины и женщина, всего трое.

Используя замеченную Мизуки ауру, Хонока применяла магию к камере. Изображение из оптической магии было столь же ясным, как будто снятое с близкого расстояния сред бела дня, и передавалось посредством беспроводной связи в терминалы группы.

Если бы не уникальные таланты Мизуки и Хоноки, такой поиск был бы невозможен. Решив, что этой ночью их полезность будет незаменима, Микихико был назначен их эскортом. Да и сам он не возражал. Он прекрасно понимал, как важна его роль, и знал, что идеально подходит для этой работы.

— Ах! С противоположного направления к Паразитам приближается девушка в маске! — выкрикнула Хонока. Видимо когда ауры Паразитов стали видны, Лина пошла в атаку.

Тацуя просигнализировал руками. Миюки, Эрика, Лео, и Пикси кивнули. В следующее мгновение Тацуя устремился через лес. Эрика последовала прямо за ним, а Лео, смотря по сторонам, побежал с Миюки и Пикси.

◊ ◊ ◊

Группа Тацуи, Паразиты, а также Лина со своей командой поддержки. В лесу собрались эти три силы, так посчитали Тацуя и Лина.

Тацуя знал, что в силах обороны есть фракция, желающая захватить Паразита, но он понял, что они под влиянием Саэгусы. Предупрежденные Маюми, и Йоцуба, несомненно, делала свои ходы, чтобы держать их под контролем, к тому же они получили большой удар от «Энджи Сириус», так что Тацуя решил, что они должны быть в плохом состоянии. По крайней мене этой ночью они не в том состоянии, чтобы вмешиваться.

На самом деле, однако, под тенями деревьев к Тацуе и Лине подбиралась другая группа.

Они были отрядом диверсионных войск Первой дивизии сил обороны, которые специализировались на близком бое и были известны как «Отряд Мечников». Как и подразумевало имя, они не использовали огнестрельное оружие, но были группой, которая нападала неожиданно, используя устройства в форме мечей.

Первую дивизию мобилизовали из-за ряда событий: Токио было под их юрисдикцией, характер миссии требовал скрытный действий, и они были под влиянием Кудо. Нет, последняя причина, скорее всего, была самой большой.

Тацуя не был всеведущим. Нечто неизвестное он не мог просчитать. В Паразитах, как в оружии, заинтересовался старейшина Кудо и он собрал силы всего лишь за три дня, Тацуя просто не мог этого знать.

И, кроме того, была ещё одна сила. Или, скорее, ещё один человек. В тени следивший за Отрядом Мечников.

Таким образом, на тренировочных землях Первой школы эти пять сил устремились к своему неизбежному столкновению.

◊ ◊ ◊

«Как командир Звезд «Сириус», я должна выполнить миссию»

Лину поддерживала лишь эта гордость.

До того, как прибыть в Японию, она всё же испытывала неудачи. В программе образования несовершеннолетних, предоставленной Пентагоном, она проходила лишь краткий курс алгебры и биологии. На занятиях боевых искусств в её группе были чудовищно развитые девушки того же возраста, которых она просто никак не могла победить. И на обучении пилотированию она тоже была не очень хороша.

Но она никогда не проигрывала в магии.

Командир Звезд, Энджи Сириус.

Одна из сильнейших волшебников мира.

Все её хвалили, и она была уверена в своих навыках.

Но здесь, в Японии.

Она проиграла тем брату и сестре.

Первую битву выбрала она сама.

И сама выбрала время для отступления и успешно отступила.

Во второй раз она дрогнула перед «суицидальной» атакой Тацуи, и хотя проиграла засаде, даже если проиграла стратегически, проиграла не в магии.

В последующем поединке с Миюки, однако, она проиграла явно.

Лина не считала те неблагоприятные условия оправданием.

В прямом столкновении она проиграла Миюки.

То поражение ещё больше подняло её боевой дух.

Она поклялась отомстить.

Однако,

В том сражении отмщения,

Лина полностью проиграла Тацуе.

Она выманила его на дуэль, даже зашла так далеко, что взяла «Брионак», но всё равно проиграла.

Она была огорчена, но не чувствовала к нему ни вражды ни обиды. Тогда она не сдерживалась.

Битва была честной, нет, у Лины даже было преимущество.

Проиграла она Тацуе не только в магических навыках, но и в убеждении… Лина приняла это.

Но, без сомнений, поражение пошатнуло её до глубины души. Она — одна из сильнейших боевых волшебников мира, Сириус.

Поэтому её и выбрали командиром Звезд, звание, в котором не имеет значения ни возраст, ни пол, но которое дают сильнейшему. Даже если бы волшебник не был в армии, даже с заговорами и уловками его призвали бы в Звезды на должность командира «Сириуса».

Вероятность, что её поражения просочатся в мир, в целом была небольшой. Прежде всего, и Тацуя, и Миюки, а также те, кто их тогда сопровождали, молчали. Порочить имя Сириуса не было их целью.

Однако даже если остальные ничего не знали, она столкнулась с тем, что проиграла с достоинством. Чтобы восстановиться, Лине нужно было показать свои способности и выполнить обязанности «Сириуса».

Показать, что сможет продолжать быть Сириусом.

Ради девушки в ней, которая погибла в тот миг, когда она взяла имя Сириус, ради Анджелины Шилдс.

◊ ◊ ◊

Когда Тацуя приблизился достаточно, чтобы рассмотреть фигуру своими глазами, то увидел Лину: огненноволосую, золотоглазую и в маске, в одиночку взявшую на себя троих Паразитов.

Хотя Паразиты могли применять магию без использования последовательности активации, просто думая о магии, Лина не отступала. На каждые три удара Паразитов Лина отвечала семью. Если бы у одного из Паразитов не было опасной способности, битва, скорее всего, была бы даже более односторонней.

Способность эта называлась псевдо-телепортацией: сочетание сложных техник гашения инерции и высокоскоростных движений. Используя деревья для подвижности, он мог двигаться в трёх измерениях и, возникая в неожиданных местах, стрелять магией. Магические выстрелы обладали малой силой вмешательства, не идущей ни в какое сравнение с магической мощью Лины, однако она не могла просто их не замечать: каждый раз, когда она поднимала защитную магию, некоторые из атак других врагов до неё доставали. Тацуя оценил положение мгновенно.

Он не намеревался помогать Лине, но остановился и прицелился «Разложением» в Паразита, использующего телепортацию.

Многие волшебники, целясь магией, используют пять чувств. Даже используя предчувствие вместе с пятью чувствами, всё равно целятся в место, где цель находится.

Как правило, это так.

Однако Тацуя мог целиться в саму информацию. Даже если местоположение цели стремительно изменяется, пока информация различима, целиться будет очень просто. Псевдо-телепортация Тацуе никак не мешала.

— Оставь его мне!

Но не только Тацуе. Нагнав остановившегося Тацую и проскочив его, Эрика активировала контроль инерции.

Псевдо-телепортация опасна для противника лишь тогда, когда руки, ноги, и прежде всего глаза не могут за ней уследить. Но, с другой стороны, если скорость противника превосходит скорость применяющего заклинание — такие маневры в трех измерениях становятся простой, бесполезной акробатикой.

Эрика сжала сделанную Домом Исори и улучшенную Тацуей (не то чтобы она его просила) уменьшенную версию «Орочимару», оружейное устройство расчета «Мизучимару», и ускорилась.

Она бежала прямо туда, где приземлится Паразит, который только что оттолкнулся от ствола дерева. У неё было чрезвычайно динамичное зрение, поэтому она не потеряла контроль над телом даже под техникой отмены инерции, без лишних движений она двигалась вперед, она смогла рассчитать точное мгновение, когда противник соприкоснется с землей.

У Паразита, наверное, магическая сила была больше. Но знания Эрики в боевых искусствах обратили разницу. Эрика замахнулась Мизучимару. Без малейшего колебания она рубанула Паразита отточенным движением.

Тацуя изменил цель частичного разложения и выстрелил в руки и ноги другого Паразита, который сейчас целился телекинезом в Эрику, и когда она нанесла завершающий удар, то протянул руку к свежему трупу.

Микихико возвел барьер, не дающий Паразитам покинуть своих хозяев. На крыше школы он установил простой алтарь. Микихико встал на крышу не только для того, чтобы защищать Мизуки и Хоноку, но так же чтобы удаленно проецировать барьеры.

Однако эффекты барьера были не идеальными. И дело было не в мастерстве Микихико, в самой технике был существенный изъян. Барьеры изначально нельзя было конструировать так.

Пока хозяин живой, Паразит не сбежит с сосуда. Другими словами, как только хозяева умрут, Паразиты сбегут свободно. Даже если обезопасить тела, самих Паразитов это не сдержит. Пока Эрика полностью не убила Паразита, необходимо его обработать.

Ладонью Тацуя высвободил массу Псионов, и сорвал все Псионы из тела Паразита. Или даже не «сорвал», а «разбросал».

Тацуя, Миюки, и Микихико изучили исход предыдущего боя и рассудили, что Паразиты — это ядро из пушионовых информационных тел с тонким внешним слоем; схематически это что-то похожее на волокнистый слой псионовых информационных тел, покрывающих пушионовый центр; это привело к гипотезе, что они, когда используют магию, потребляют Псионы.

Тацуе было трудно разрушить само пушионовое тело. Дважды это уже было доказано. Однако он открыл, что может их покалечить. И хотя Микихико было трудно одному запечатать Паразита, но когда Паразит лишился магического сопротивления и ослаб — тогда это становилось совсем другим делом.

— Микихико! — крикнул Тацуя в беспроводную гарнитуру. Впрочем, необходимости в этом не было. Благодаря оптической магии Хоноки и «глазам» Мизуки, Микихико уже в полной мере понимал, что там происходит.

Микихико «увидел», что случилось, и позвал с небес удар молнии почти одновременно с тем, как Тацуя к нему обратился. Молния поразила мёртвое тело хозяина и опалила кожу черным: высеклись ряды символов и обычные геометрические узоры.

— Отличный выстрел! — с восторгом выкрикнула Эрика. Своим зрением Тацуя увидел, что с тела хозяина никакая информация не утекла.

Однако пока он не разделял радость Эрики. Он несколько раз выстрелил в другого Паразита, того, которого лишил возможности двигаться. Тело хозяина, оставленное своим биологическим реакциям, начало дико биться в судорогах. Ударила ещё одна вспышка молнии. Тело, пораженное псионовыми пулями Тацуи, перестало двигаться. Таким образом два Паразита были запечатаны.

В углу зрения прогремел другой гром. Это была не древняя молния, но, скорее, стремительный удар современной магии. Он увидел тело, обугленное магией Лины. По-видимому, это была уже пустая оболочка.

— Один сбежал. Мизуки, увидела?

— Извини, наблюдать за всем отсюда немного… — ответила она извиняющимся тоном, когда Тацуя машинально спросил. Немного подумав, он пришел к выводу, что такое вполне естественно; зрение Мизуки не достает до того места, которое она не может увидеть физически, она не может увеличить зрение и наблюдать за далекими объектами.

— Понял. Прости, спросил, не подумав. Забудь, — ответив Мизуки, Тацуя с кислым видом повернулся к Лине и Эрике: — Энджи Сириус.

То, что за маской она была расстроена, не было иллюзией Тацуи.

— Что.

Но на этот раз она, похоже, готова говорить. Её голос тоже изменился, это ещё один эффект «Парада»?

— Попытайся их не убивать, пока они не будут запечатаны. Зачистка будет проблемной.

На мгновение она потеряла дар речи. Интуитивно понимала, что Тацуя сказал «проблемной» не просто, чтобы выглядеть плохим, он и вправду считал человеческою жизнь и смерть «хлопотами». Впрочем, Лина не изменила свой ответ:

— Не мои заботы. Я здесь всего лишь охочусь на дезертиров.

Хотя она сознательно изменила свой тон, но всё же по интонации Тацуя смог понять: то, что она сказала, конечно же, было ложью.

— Долг Сириуса значит… Что ж, вот почему мы хотим запечатать тела. Один сбежал.

— В мою миссию это не входит.

Упряма, как всегда. И переговоры с кем-то, кто не желает слушать, никогда не были сильной стороной Тацуи. Его позиция всегда была «если не хотите слушать, тогда ладно, делайте, что хотите, и я тоже буду так делать!». Однако в данном случае ему нужно было заставить её слушать. Тацуя проявил упорство и подавил желание вздохнуть.

— Миссия говоришь, но ты только что убила вылитого азиата. Он точно дезертир?

Тацуя не был полностью уверен в своих словах. Он и впрямь блефовал. Но Лина была явно расстроена. Видимо, догадка попала прямо в точку.

— …Даже если не дезертир, он виновен в том, что им помогал. — Но она всё равно упрямо отказывалась идти на уступки. — Скажу снова: меня не волнуют Паразиты. Я здесь лишь для того, чтобы исполнить свою роль Сириуса, — сказав это, Лина скрылась в лесу.

Сдерживая желание пожать плечами, Тацуя повернулся к Эрике.

— Так она всё же пришла, эта Сириус, — прыгнула к нему Эрика. Поняв, что она ухмыльнулась, не тая злобы на то, что случилось три дня назад, Тацуя мог в ответ лишь криво улыбнуться. Когда её триумфальная ухмылка прошла, улыбка исчезла… — Это была… Лина, да? Хотя она выглядит совершенно иначе, — с бесстрастным лицом спросила Эрика.

— Она ведь выглядит совсем иначе, почему ты так подумала?

— Её действия, наверное. То, как она движется и себя ведет, всё это так знакомо.

— Хорошо подметила… — признал Тацуя наблюдательность Эрики. Иллюзорную магию «Парад», изменившую всё от лица до строения тела, она видела насквозь из-за такой тривиальности. Тем не менее, он не мог восхищаться вечно. — Думаю, ты уже поняла, но никому не говори. Кстати, то, что я хотел донести до Лины, относится и к тебе.

— Не убивать их?

— Да. Объяснение ты слышала. Пока хозяин жив, Паразит сбежать не может. Мы возвели барьер, чтобы не дать им сбежать, но, на всякий случай, всё же лучше всего их выводить из строя и не убивать.

Просьба Тацуи была разумной, Эрика это понимала.

— Извини. Возможно, это несправедливо, Тацуя-кун, но я не могу так. — Однако Эрика покачала головой. — Готовый убить мечом тоже должен быть готов умереть. Подумай… я просто не могу нарочно продлить их боль, не убивая их. — Однако причина у неё была совершенно иной. Это были её личные, истинные чувства. — Было бы по-другому, если бы, не убивая, их можно было спасти, но запечатать их — то же самое, что и убить, так ведь? Так что даже если они больше не люди, я хочу уничтожать их, не растягивая им страдания.

В выражении Эрики, в её глазах, нервозности не было. Однако решимость её была твёрдой.

— Видимо, с этим ничего не поделаешь. — Для Тацуи смерть имела абсолютное значение. Неважно, страдал убитый или нет, исход от этого не изменится, мертвый есть мертвый; он так всегда считал. Однако Эрику он переубедить не пытался. Ценности — личное дело каждого. И некоторые из них не выносят постороннего вмешательства. — Что ж, похоже, мне нужно будет поработать усерднее.

Тацуя и не подозревал, что истребление Паразитов потребует такого противоречивого соглашения.

◊ ◊ ◊

Лео, следуя по следам Тацуи, увидел вспышки молнии и псионовый свет от боя и вдруг застыл. Почти без задержки, Миюки тоже сразу остановилась. Пикси, с телом машины, сделала несколько шагов и стала.

— Сайдзё-кун, будь осторожен.

— Это я должен говорить, — отшутился Лео, но глаза его уже смотрели то влево, то вправо. — Мы окружены… или как-то так. Сейчас мои возможности ограничены, но что мы должны делать, Миюки-сан?

У него не было дальнего зрения или инфракрасного восприятия. И он не проходил особой тренировки, но, наблюдая за окружением, он смутно разглядел признаки чужого передвижения.

— Перехватим их, — кратко и прямо ответила Миюки.

— …Весьма агрессивно, — пробормотал Лео, оставшись не совсем в восторге.

— Неужели? Но, знаешь, бояться ведь нечего? Даже если всё выйдет из-под контроля, Онии-сама тотчас придёт на помощь.

— Ах~, конечно, конечно.

Однако её рассуждение было довольно милым.

У него сузились глаза, когда он невольно пробормотал.

— Хотя, я так же не хочу беспокоить Онии-саму… — Поразмыслив то над одним, то над другим, Миюки обратилась к Пикси: — Пикси, держись за мной.

— Хорошо.

Повернувшись к зарослям слева, Миюки дала указания. Тацуя приказал Пикси подчиняться Миюки, поэтому Пикси, немногословно ответив, стала на своё место.

CAD в форме мобильного терминала у Миюки в левой руке уже был в режиме ожидания. Лео озадачило, когда это она успела потянуться за CAD, и он понял, что снова смотрит на неё с восхищением. К его чести, взгляд его застыл ненадолго. Он был довольно «беспечный», впрочем, даже если бы Миюки что-то заметила, то не обратила бы внимания на какие-либо взгляды, кроме взгляда Тацуи.

Её сознание уже полностью сосредоточилось на враге.

Миюки плавно пошевелила пальцами. Большой палец левой руки, которой она держала CAD, затанцевал над сенсорным экраном.

Без предупреждения воздух в лесу замерцал: на стволах и ветках деревьев образовались осколки льда и упали на землю. Это явление было известно под названием тонкий лед, или алмазная пыль. В феврале, далеко от моря, ночью в лесу; ненужно и говорить, что в таких условиях обычно такое было бы невозможно.

Впрочем, никто не принял это за природное явление. Это была магия, мгновенно создавшая область алмазной пыли с диметром сто метров. Однако магия не была ни защитной, ни атакующей. Неуверенная в намерении другой стороны, Миюки просто объявляла свою территорию.

Погода изменилась всего лишь от создания тонкого слоя вмешательства. В октябрьском инциденте в Йокогаме Мари оценила магию Миюки «достойной Тактического класса». Строго говоря, это было неверно. Магия Миюки не «достойна Тактического класса», она уже входит в этот класс.

Миюки больше специализировалась не в усилении эффекта магии, а в покрытии огромной площади.

Сила, даже неумышленная, достаточная, чтобы окрасить весь мир в пределах видимости в белый цвет.

Такой была магия Миюки.

В таких обстоятельствах Лео и впрямь оказался нетерпелив. Для него бой был средством для решения разногласий. Как и в Йокогаме, при обстоятельствах, когда ясно, что противник не намерен говорить, сила тотчас же станет «средством для переговоров». Пришедшего и недооценившего его врага он не поскупится «исправить» своими кулаками. А знакомому в беде он «протянет руку помощи» в грубой, насильственной манере. Это можно назвать «варварством», но бой всегда был одним из основных продуктов переговоров.

Однако сила Миюки… какими бы ни были претензии у врагов, само существование их будет стерто. И она не будет играться с ними в кошки-мышки, она раздавит их, как слон давит муравьев. Они были слишком жалкими, чтобы считаться противниками.

Но у Лео был иной стиль.

— Миюки-сан, я возьму этих болванов на себя. Просто прикрывай мою спину, пока не прибудет Тацуя!

В этом темном замороженном мире вспыхнул устремленный боевой дух. Враждебности не было, лишь сила воли. Никаких негативных чувств, простое стремление. Противники состояли из профессиональных бойцов, несравнимых с обычными городскими бандитами, тем не менее он вызывающе посмотрел на Миюки. Видимо, он уже решил.

— Хм? Тогда оставляю их на тебя, — чуть отшагнула Миюки, когда услышала слова Лео. Однако пронизавший лес холодный воздух не исчез.

Будто я этим типам проиграю, тут же собрался с духом Лео.

Из теней деревьев и зарослей показались один за другим мужчины в полевой форме и с большими ножами. Всего их вышло десять.

Там, куда они направлялись, больше не было видно вспышек и не было слышно шума боя. Видимо так или иначе всё улеглось.

— Танк. — Пробормотав в уме «поспеши, Тацуя», Лео проговорил голосовую команду, чтобы развернуть последовательность активации.

Как ни странно, это стало сигналом.

Молча и беззвучно один из окружающих солдат бросился вперед.

Быстро! Лео едва успел подумать, прежде чем тот сделал выпад ножом.

Он оттолкнул нож левой рукой.

Как Лео, так и солдат, поразились.

Однако никто из них не утратил ритм.

Свободной левой рукой солдат попытался ударить Лео в лицо.

Времени было мало, Лео последовал инстинктам и тотчас же кинулся вправо.

В лицо ему сбоку обрушилась ударная волна.

Барабанные перепонки — не разорваны. Вестибулярная система — мелкие повреждения. Проверяя, какой получил урон, Лео перекатился и вскочил. По правде, он хотел отдалиться чуть подальше, но противник не позволил бы.

В миг, когда он встал на ноги, промелькнул нож. Если бы Лео до сих пор был на земле, противник ударил бы ножом сверху и был бы шах и мат.

Противник целился в плечо — похоже, он не хотел убивать собрата-японца, ученика старшей школы — и Лео перехватил нож рукой.

Магия Проникновения на ноже столкнулась с магией Укрепления на рукаве из искусственной кожи.

Нож не сумел поранить Лео, который в ответ кулаком ударил солдата по подбородку. Это был превосходный левый хук. Силы удара, увеличенной генетическими манипуляциями и затем ещё больше бесконечными тренировками, было достаточно, чтобы с одного удара нокаутировать опытного солдата.

Не прошло и мгновения, как с двух сторон мелькнуло еще два ножа. Он едва справлялся с одним, а тут их было уже два. К тому же ножи были длиннее.

Даже мастеру владения мечом было бы трудно иметь дело с таким сочетанием ударов. И, несмотря на нечеловеческие рефлексы и как бы быстра ни была реакция, Лео не был мастером владения мечом. Чтобы научиться технике Усуба Кагэро, Лео короткий промежуток времени провел в додзё Тибы и научился владеть мечом на уровне черного пояса. Однако, его возможности, похоже, нашли свой предел.

Веря в свою магию, Лео сосредоточился на противнике слева.

Он даже не смотрел на нож, который приближался справа.

Проскользнув под тонким клинком, нацеленным в ключицу, он вскочил и замахнулся левой рукой. Лео ударил по носу противника почти что одновременно с тем, как услышал лязг удара лезвия о лезвие.

— …Спасибо за помощь.

Удар Лео едва задел лицо врага, и был далек от решающего.

Два атакующих солдата отпрыгнули и оказались вне досягаемости.

Один из них был с пустыми руками.

Его нож лежал под ногой Лео.

— Мне показалось, ты чуть не умер.

Эрика своим мечом выбила его из рук.

— Ну, даже если бы я не прыгнула, Миюки, похоже, была готова тебя прикрыть.

Обернувшись, Лео увидел, Как Миюки просто вернула слабую улыбку. Если бы Эрика вовремя не прибыла, руки врагов, скорее всего, были бы заморожены.

Лео невольно вздрогнул.

— Где Тацуя? — пробуя подавить дрожь, он изменил тему разговора.

— Развлекается с типами, которые кружат позади, — намеренно громко ответила Эрика. Будто бы она этого и добивалась: солдаты взволнованно зашевелились. — Миюки, Тацуя-кун сказал, чтобы ты шла к нему, — сообщила она.

— Что насчет Пикси? — всё ещё в стороне, Миюки чуть растерянным голосом ответила.

Хотя сейчас было не подходящее время, чтобы смеяться, Эрика невольно почувствовала, как поднимается смех.

— Пикси поможет нам. Пикси, от Тацуи-куна указания уже пришли, так ведь?

— По приказам мастера разрешение на использование психических сил подтверждено.

— Вот так. Миюки, просто оставь это・место・нам.

Несмотря на обстоятельства, Эрика была вполне довольна устроенным шоу.

— Тогда, будьте осторожны, — кратко ответила Миюки и их покинула, не оглядываясь.

— Ахх~х… ты даже знаешь, где он? Впрочем, это не так уж и важно.

— Вы двое.

Лицо Лео отличалось от прежнего, на нём появилось бесстрашное выражение. Хотя сам он отчаянно пытался его подавить.

— Тогда… всё это оставлено на нас, начнем зачистку?

Зная об изменениях в Лео и намеренно не указывая на это, Эрика сжала покрепче Мизучимару. И в этот миг…

— Нет, достаточно. Эрика, опусти меч.

На сцене появился новый игрок.

Эрика резко вдохнула.

Высокой тенью, вышедшей из тьмы искусственного леса, был…

— Дзикэй-уэ*

Второй старший брат Эрики, Тиба Наоцугу.

◊ ◊ ◊

Тацуя позвал Миюки к себе не только потому, что о ней беспокоился. Конечно, беспокоился он о ней всегда, но по крайней мере сознательно причина была иной. Он понял, что положение развивается за пределами способностей Эрики и Лео. Чтобы с этим справиться, была необходима сила Миюки.

И кое-что из того, что он предвидел, произошло.

Находясь у него за спиной, Миюки ахнула — перед глазами предстала разруха.

Перед Тацуей небольшими группами лежали павшие тела солдат сил обороны. Тацуя и Миюки этого не знали, но это были бойцы, посланные Кудо. Это не была работа Тацуи. Это была работа Паразитов, сейчас вступивших в бой с Линой.

— Лина, назад!

— Бесполезно говорить!

Тацуя не просто за ней наблюдал. Он тоже был в разгаре противостояния. Лина атаковала группу Паразитов в лоб. Их было шесть. Кое-что уже прояснилось: противников было больше, чем было по расчетам Пикси.

Будь они шестью обычными противниками, то бой уже закончился бы. Имя Сириус не просто для вида, и как той, у кого главная миссия — охота на волшебников-предателей, сама её специальность была магическим боем. Как правило, такое число никогда бы так не затруднило Сириуса. Однако Лина боролась изо всех сил. Если бы Тацуя постоянно не разлагал магию, которая обрушивалась на неё, будто дождь, она, наверное, уже проиграла бы.

Величайшим оружием Лины была скорость активации. Столкнувшись с такой непреодолимой скоростью, большинство противников проигрывали, даже пальцем не успев шевельнуть. Это был особый стиль Лины. У неё даже выработалась привычка брать оружием пистолеты, чтобы соответствовать этому.

Однако Паразиты могли применять магию, просто о ней подумав. Магия, рожденная из образов. Без потребности в последовательностях активации или в подобных средствах, их способности были похожи на «психические силы». Хотя в этом была их сила, но также и их слабость. Вариации того, что они могли применять, были ограничены. По-видимому, были ещё ограничены и образы, которые монстры могли вообразить, хотя по причинам, отличным от человеческих.

Одно из достоинств современной магии — возросшее количество заклинаний. Взамен снижению скорости было достигнуто разнообразие и увеличение стабильности. Бесконечные эксперименты и практика доказали, что компромисс этот был выгоден. Вот почему развитие в этом направлении зашло так далеко.

Однако, это было удобно для одиночек или небольших групп, в случаях, когда требовалось реагирование на определенные типы ситуаций и сосредоточить свое внимание на «уничтожении врага в поле зрения», скорость была определенно важнее.

CAD — инструменты, созданные, чтобы удовлетворить как разнообразие, так и скорость. Однако даже среди CAD существование специализированного типа, обменявшего вариации на скорость, показывало, насколько скорость была важна.

Три Паразита ранее и шесть теперь. Не сказать, что преимущество у них просто двойное.

По Квадратичному закону Ланчестера военный потенциал атакующей группы по огневой мощи равносильный числу солдат (или оружия, или боевых единиц) в квадрате. Если применить закон к боевой магии, то в единицу времени количество магических атак трех против одного будет равно 9:1, или на восемь больше. В случае Лины и Тацуи потенциальная разница в магии между шестью и двумя — 36:4, или на 32 больше.

Такая разница означает лишь большие неприятности.

Тацуя и Лина держались против такого численного превосходства потому, что могли преодолеть разницу в потенциальной магии за единицу времени. Однако они не могли стать хозяевами положения, и могли лишь сосредоточиться на обороне. Особенно это относилось к Тацуе, чьи руки были заняты разложением всей той магии.

Он вызвал Миюки, потому что заранее предсказал такое положение.

— Миюки!

— Да, Онии-сама!

Им двоим этих слов было достаточно. Просто услышав своё имя, Миюки поняла, что хочет брат. Из Миюки, или точнее из координат, где Миюки стояла, высвободился сильный поток псионов.

Зона подавления магии. Без определенной цели модификации события это была антимагия исключительно для того, чтобы выводить из строя другую магию. Магия, не дающая другим магиям модифицировать события. Техника, отключащая всю магию, кроме собственной.

Квадратичный закон Ланчестера был создан для случаев, когда противники рассредоточены и ведут обстрел друг друга поочередно. Для такого огромного давления его применить нельзя.

Зона подавления магии Миюки очистила область от всей магии.

Поэтому и Тацуя, и Лина перешли на узкую, высокоплотную магию. Лишь их силы вмешательства было достаточно, чтобы противостоять Миюки. Прямо напасть на Миюки в пределах зоны подавления было бы трудно даже им двоим, но в остальных случаях, хоть и со значительным сокращением арсенала заклинаний и скорости, активировать магию они всё же могли.

Однако силу вмешательства Паразитов нельзя было сравнивать с силой их двоих, или скорее даже троих: Тацуи, Миюки и Лины.

Тацуя и Лина продолжили успешно активировать магию.

Своей магией Лина нацелилась на шесть целей. А Тацуя на двенадцать. Половина выстрелов Тацуи предназначались, чтобы разрушить магию Лины, которая намеревалась убить хозяев Паразитов, однако его Рассеивание заклинаний успело растворить лишь половину последовательностей магии Лины.

В итоге три Паразита были поражены магией Лины и убиты.

А трое остальных были пронзены магией Тацуи и саморазрушились.

◊ ◊ ◊

Магические мечники. Второе имя, которое дали членам Дома Тиба за их техники ближнего боя, объединяющие техники меча и магии.

В ближнем бою магию использовали не только Тиба.

Боевые магические искусства, разработанные Звездами до их отделения от Морской пехоты, были, наверное, созданы раньше. Будто, чтобы противостоять USNA, Новый Советский Союз создал магические техники рукопашного боя, собранные под общим названием Самбо Диверсантов (хотя к настоящему времени это название вышло из употребления).

Во время бурного формирования Индо-Персийского Союза в северных регионах, сосредоточенных вокруг Дели, традиционные кинжалы Джамадхар — кинжалы колящего типа с рукояткой в форме буквы Н — переделали под современные нужды и использовались в качестве оружия.

Но, насколько известно, магические техники ближнего боя, разработанные за пределами Японии, все были созданы, чтобы дополнить «магию дальней дистанции» или огнестрельное оружие. Главная мысль была в том, чтобы при нападении атаки были сопоставимы с огнестрельным оружием, а при отступлении защита справлялась с огнестрельным оружием противника.

Но, с другой стороны, боевые искусства, практикуемые семьей Тиба, состояли из техник для улучшения основной системы ближнего боя. Применить на себе магию, чтобы сблизиться с врагом с расстояния огнестрельного оружия к расстоянию ближнего боя, затем атаковать мечом, который в ближнем бою превосходит как ножи, так и голые руки, и противник будет быстро подавлен. Такие навыки, превосходные как в неожиданных нападениях, так и в скрытности, — большое преимущество в диверсионной войне и антитеррористических операциях японских военных и полиции.

Сами техники меча не были разработаны семьей Тиба. Пока в Японии изучалось военное применение магии, различные волшебники экспериментировали с мыслью объединения мечей и колдовства. Семья Тиба просто всё структурировала, чтобы легче было изучать.

Однако после простой организации, «техники» стали «искусством». Это было новаторство. Предыдущего главу семьи Тиба восхваляли как «реинкарнацию» Камиидзуми Нобуцуна, — известный самурай, основавший школу фехтования Синкагэ-рю, — за свои достижения семья Тиба стала почтительно известна как «Магические мечники».

Говорят, что от семидесяти до восьмидесяти процентов волшебников в армии и спецназа обучались искусствам владения мечом в семье Тиба.

Среди них был десантный взвод сил обороны, Первая дивизия, «Отряд мечников». Они принадлежали фракции Кудо, но вместе с тем были отрядом ближнего боя, использующим магию короткой дистанции и мечи, и по сравнению с другими подразделениями пехоты обучались в семье Тиба довольно долго.

Для них Тиба был мастером. Хотя они ничего не знали об Эрике, которая не была публично признанной, вполне понятно, что они знали о Наоцугу, известного как «Тиба Кирин». И не только знали, Наоцугу лично приобщил к мечу командира отряда.

Таким образом…

— Помощник инструктора…

Вот почему они застыли, как только Наоцугу прибыл на сцену. По военному званию командир отряда, как офицер регулярной армии, был выше студента Наоцугу. Однако прямо сейчас иерархия была по боевым искусствам.

Наоцугу прошагал через их неподвижные ряды и встал перед Эрикой. Эрика, похоже, была обескуражена. Однако она тотчас же собралась и ответила решительным взглядом. Даже если это была показная храбрость, для Эрики и Наоцугу это был рубеж.

Эрика направила меч на Наоцугу.

Это не значило, что они буквально направили мечи друг на друга.

Оба их меча всё ещё были опущены.

Однако все почувствовали, что они двое на острие меча.

Наоцугу знал, что сестра, рожденная от другой матери, всегда на него полагалась. Он считал это закономерным.

Дети не настолько сильны, чтобы жить, ни на кого не полагаясь, он всегда так считал. Он считал, что нет никого достаточно волевого, чтобы «стать взрослым, ни в ком не нуждаясь». Как правило, это были родители. Именно на родителей ребенок безоговорочно полагается. Но не в случае Эрики. Её мать была слабой, а отец с самого начала не намеревался играть эту роль.

По правде, Наоцугу тоже ненавидел отца. Он был так поглощен тем, что Эрика называла «легкомысленным поведением», частично из-за злобы, которую чувствовал к отцу. Почему братья и сестры человека, который отказался от своих обязательств родителя, не нашли в этом ничего странного? Скорее даже в главе одной из Ста семей это виделось чем-то естественным.

Наверное, тогда он и почувствовал симпатию к сводной сестре. В семье лишь он был нежен с ней: баловал, воодушевлял и растил, чтобы она могла стоять на собственных ногах.

Похоже, для сестры, наконец, настало время стать взрослой, подумал Наоцугу.

Для пробы он выпустил порыв давления меча. Хотя это была духовная техника, при использовании высококвалифицированным практикующим она могла порезать кожу и кровоток, вместе с иллюзией пореза.

Эрика отразила давление меча Наоцугу своим собственным. Отражая, а не уклоняясь, она заявляла: я могу встретить тебя прямо.

Невольно Наоцугу улыбнулся.

Он поднял правую руку.

Когда казалось, что он ещё поднимает оружие, он уже взмахнул мечом, лезвие уже неслось прямо на Эрику.

Но он не пытался действовать быстрее, чем могли уследить глаза.

Сводя к минимуму предварительные действия и стирая грань между подготовкой к удару и самим ударом, он достиг такой «преждевременности». Это была техника фантомного меча, которая пользуется преимуществом слепого пятна в зрении противника. Навык, созданный простым движением рук, меч гения.

Эрика клинком перехватила рубящий удар Наоцугу.

Изначально он намеревался остановить меч на полпути, но этого не потребовалось. «Преждевременности» Наоцугу противостояла своими невероятными чувствами и быстротой реакции «скорость» Эрики.

На лице Наоцугу разразилась явная улыбка.

Окрашенные напряжением глаза Эрики потемнели ещё больше.

Она держала меч двумя руками, когда встретила меч Наоцугу, которым он взмахнул одной рукой, и с трудом его отодвигала.

Давление резко исчезло.

Эрика спохватилась без единого промедления.

Не утруждаясь исправлять стойку, брат и сестра снова столкнулись.

Затем Наоцугу развернулся.

Удивившись, Эрика чуть открылась.

Тем не менее удара не последовало, он не воспользовался случаем.

— Дзикэй-уэ?..

Наоцугу не ответил сестре, а вместо этого поднял меч на отряд мечников. Их лица заполнила тревога. Они заняли позиции, но были заметно медленнее Эрики. У него не было к ним особой дружелюбности. С его лица исчезла улыбка.

— Национальная академия обороны, особое исследовательское подразделение военной технологии, младший лейтенант запаса, Тиба Наоцугу, — держа меч поднятым, Наоцугу объявил своё имя, звание и принадлежность (кстати, стать младшим лейтенантом на втором курсе университета, хоть и запаса, было исключительным даже для волшебника, для этого нужно было поистине многого достичь). — Сейчас я выполняю миссию по защите гражданских, которые стали целью террористов. Пожалуйста, назовите своё имя, ранг и принадлежность!

На явное полное изменение отношения Наоцугу, Эрика переглянулась с Лео.

— Если вы навредите гражданским, то это будет считаться актом антидемократии. Я буду противостоять вам со всей моей силой.

Махать перед Десятью Главными Кланами и Ста семьями демократией как-то натянуто. Они, в конце концов, преследуют интересы волшебников больше, чем общественности. Подумала Эрика, услышав слова Наоцугу, да и сам Наоцугу тоже так считал.

Однако его аура не колебалась.

Когда Наоцугу добавил свой клинок, положение зашло в тупик.

Однако столкновение Наоцугу и Отряда мечников прервал произошедший в нескольких шагах взрыв Псионов.

— Эрика, Лео, осторожнее!

— Это истинное тело Паразита!

Из устройства связи донеслись нетерпеливые голоса, немного неясные от скорости речи. Голоса Микихико и Мизуки. Как предупреждение, их слова были неполны.

— Дзикэй-уэ! Похоже, истинное тело Паразита идёт прямо на нас!

Однако Эрика поняла, что они пытались сказать.

Но, наверное, на слова Эрики больше насторожился Отряд мечников.

Учитывая все обстоятельства, была высока вероятность того, что Наоцугу не получил полный инструктаж о Паразитах.

Эрика сгорала от нетерпения, но так же и не решалась, должна ли объяснить, насколько они опасны.

Вся её настороженность опустилась к ногам, Эрика повернулась лицом к Наоцугу. В этот миг, может по случайности, а может, потому что она почувствовала, земля за Эрикой взорвалась. Фигура выпрыгнула из навалившего песка и обломков.

— Высвобождение земли!? — выкрикнул Лео.

В техниках, широко известных как «искусство пяти высвобождений», одна из первоклассных школ древней магии, ниндзюцу, была особо искусна в использовании пяти элементов: «дерева», «огня», «земли», «метала» и «воды» в качестве проводника для применения магии при разведке, полёте и засадах. Эти вариации были связаны как с ниндзюцу, так и с самой Японией, но после того как «искусство пяти высвобождений» прославилось, на международном уровне вся магия, использующая эти пять элементов, стала называться: «высвобождением дерева», «высвобождением огня», «высвобождением земли», «высвобождением метала» и «высвобождением воды».

Одним словом то, что атака пришла из-под земли ещё не значит, что это ниндзюцу. Скорее всего, это древняя магия с континента. Однако сейчас не было времени об этом размышлять. Целью была не Эрика, но та, что была позади — Пикси. Противник, напавший из-под земли, замахнулся в Пикси каким-то оружием, напоминающим толстый топор.

— Щит! — Лео прыгнул перед ней. Топор врезался в левую руку и был пойман протектором CAD.

— Лео, это Паразит!

Услышав предупреждение Микихико, Лео напряг руку и отбросил как топор, так и Паразита.

После своего горького опыта он убедился, что не притронется к телу Паразита напрямую. Но даже силы Лео было недостаточно, чтобы его разоружить, Паразит снова сделал замах топором.

Однако монстр не оттолкнулся ногами от земли.

Грудь его пронзил меч.

Эрика, пронзив Паразита мечом Мизучимару, легко улыбнулась, будто говоря «упс». Наверное, она вспомнила просьбу Тацуи не убивать. Тогда она противилась его словам, но получилось, что получилось.

Атака пришла не только из-под земли. Пока внимание Наоцугу было отвлечено на то, что творилось за спиной Эрики, из-за спины Отряда мечников прыгнул солдат с клинком в руке.

То, что он походил на солдата, было иллюзией. Одетый в темно-синий костюм, неотличимый в темноте, мужчина выхватил у солдата из Отряда мечников клинок и бросился на Пикси. Прыжок поддерживала системная магия Веса. Он не прыгнул по параболе, он приблизился к Пикси быстрее, чем могло позволить ускорение свободного падения.

Однако клинок не добрался до цели. На полпути, Наоцугу ударил мужчину в бок ногой.

Удар ногой с прыжка был так блестяще выполнен, что трудно было представить, что Наоцугу — мечник. Такие замечательные движения были бы к месту даже на плакате каратэ додзё. Эрика всегда обвиняла Наоцугу в трате времени на «несерьезную магию», но он, очевидно, изучил много другого, например боевые искусства.

Отряд мечников начал перешептываться. Солдат, лишенный меча, рухнул на землю. Видимо, тогда он получил удар от мужчины. Отдача от удара ногой была большой, но Наоцугу осторожно пошел к мужчине, лежавшему теперь на земле. Тогда он скрылся достаточно хорошо, что даже Наоцугу не заметил его до атаки. Осторожность никогда не повредит.

И такая внимательность быстро вознаградилась. Когда оставалось пройти три шага, тело мужчины вдруг взорвалось. Наоцугу отпрыгнул, но не смог уклониться и попал в распыленную кровь.

Наоцугу растерялся таким неожиданным развитием событий. Эрика и Лео, стоявшие впереди, тоже нахмурились. Отряд мечников был ошеломлен. Никто не заметил завернутую в Псионы пушионовую массу, вышедшую из разорванного тела, а также из мужчины, которого пронзили клинком.

— Пикси, иди ко мне! — Сломал оцепенение грубый голос Тацуи, пришедший через устройства связи.

— Вас поняла. — Пикси повернулась к псионовому взрыву, туда, куда направилась Миюки и где, скорее всего, находился сейчас Тацуя, и побежала.

— Хонока, следуй за Пикси, — снова проговорил Тацуя через устройство связи, работающее в режиме групповой связи.

— Хорошо, — кратко ответила Хонока.

— Эрика, Лео, стойте на месте. Тем людям скажите то же самое.

— Э… хорошо.

— Л-ладно.

Эрика и Лео ответили голосами, предполагающими, что они ещё не полностью восстановились.

Над головой два псионово-пушионовых комка погнались за Пикси, будто облака, сдутые ветром.

◊ ◊ ◊

— Хонока, следуй за Пикси.

— Хорошо!

Получая указания Тацуи, Хонока не тратила время. Однако подтвердив указания, она осознала, что не знает, что же от неё требуется делать. Это был настоящий выход Хоноки, но её последующие действия были такими же, как и всегда. Когда ей сказали «следовать», она пока решила следить за состоянием Пикси и применить на ней оптическую магию.

Хотя это было легче сказать, чем сделать.

Ей повезло.

Те слова можно было понять по-разному, но Хонока решила открыть псионовые цепи, связавшие её с Пикси.

◊ ◊ ◊

В этот мир в общей сложности было привлечено двенадцать Паразитов. Один сейчас был в интегрированном человекоподобном роботе-помощнике по дому, Humanoid Home Helper «3H» Пикси. Двоих запечатали в сегодняшних боях. Хозяев четырех убила Лина, одного — Эрика, освободив их. Ещё четверо саморазрушились и тоже освободились. Все девять утратили своих хозяев — столько же, сколько здесь и собралось. И их истинные тела, духи, теперь потянулись к Пикси.

Все они были пушионовыми телами из одного измерения информации. Изначально все двенадцать были одним «сознанием». Обнажив своё истинное тело, они теперь пытались вернуться в одно существо. Девять Паразитов уже объединились. Разделяя одно сознание, однако обладая девятью волями, они были бесформенной пушионовой массой.

В таком строении, когда одна основа разветвляется на девять, способный «видеть» Пушионы без сомнения подумал бы об одном из самых известных духов этой страны, о восьмиглавом змее Ямата-но Орочи, хотя и с одной дополнительной головой.

И оно пытается захватить ещё одно. С вытянутыми девятью шеями они напоминали «змея», желавшего поглотить Пикси.

Пикси укрепила свой барьер «воли» и терпела бурю.

Эта воля, ведущая «её» сейчас, была передана ей человеком, которого можно назвать её «матерью». Даже сейчас эти чувства вливались от её «матери» в матрицу Пушионов и смешивались.

Воля, что она не одна из тех.

Воля, что она не принадлежит себе.

Воля, что она существует для «него».

Воля одного человека обычно не должна быть в состоянии противостоять тем. Но «мать» Пикси, Хонока, была не обычной. Она была потомком «Элементов». В её венах текла кровь Элемента «Света». Элементы — волшебники, которые впервые практиковали магию в этой стране, ещё до создания Чисел. Ещё до организации и классификации четырех систем и восьми типов использовалась классификация, основанная на традиционных атрибутах «земли», «воды», «огня», «ветра», «света» и «молнии». Элементы были созданы в соответствии с этой концепцией.

Однако после утверждения классификации четырех систем восьми типов развитие волшебников, следующих традиционным атрибутам, стало считаться неэффективным и развитие Элементов прекратилось. Можно сказать, что это был один из частых сомнительных эпизодов скрытной истории развития магии.

Однако Элементы унаследовали дары, не связанные с магией.

Во время рассвета магических исследований, когда свирепствовали страхи и суеверия относительно магии, те, кто на себе испытал разработку Элементов, были наречены «колдунами» и «ведьмами». Но они решили показать, что не будут угрозой. У них были ученые, которые включили в их гены абсолютное послушание к своему лидеру.

Эта черта передается по наследству?

Этот вопрос даже сейчас остался без ответа, мучая как психологов, так и генетиков.

Даже идентичные близнецы вырастают с очень разными характерами. В свете этого можно было бы заключить, что «характер не наследуется».

Но, с другой стороны, если посмотреть достаточно далеко на кровную линию, на детей, родителей, дедушек и бабушек, внуков, прадедушек и прабабушек, правнуков и так далее, покажется невероятная схожесть, которую нельзя объяснить просто «факторами среды».

С данной им властью и сложнейшей задачей генетики сделали всё, что могли.

В итоге — хотя нельзя сказать, к лучшему это или к худшему — «наследники Элементов» с высокой вероятностью обладали определенной чертой — зависимостью. Очень часто наблюдалось, что они выбирали себе одного особого человека, как правило, противоположного пола, на которого сильно полагаются и привязываются. И сами наследники Элементов верили, что их судьба написана в генах.

Наверное, это оправдание для них было способом принять свою зависимость от другого. Их «зависимость» не воспринималась общественностью как «слабость». Некоторые ученые утверждали, что для этой «зависимости» существует более подходящее слово — «верность». Непоколебимая вера, что «я принадлежу им». Вера, достаточно сильная, чтобы оттолкнуть слившуюся волю духов.

◊ ◊ ◊

Пикси противостояла атакам этого как раз между точкой, где Тацуя сражался с Паразитами, и точкой, где Эрика столкнулась с Наоцугу. Достигнув этого места, Тацуя увидел очертание девятиглавого дракона, головы которого возвышались над Пикси, будто намереваясь её поглотить. Он не мог увидеть пушионовую информационную структуру. Но он знал, что там находится «нечто». Он *видел* это.

Девять пушионовых информационных тел у своего основания соединились вместе. А разветвленные девять частей пытались схватить Пикси. Этого было достаточно, чтобы напомнить ему девятиглавого дракона.

— Что это!? — Лина, которая почему-то последовала за Тацуей, воскликнула, потрясенная.

— Ты это видишь?

— Не то… чтобы вижу, но как-то чувствую. Какая-то массивная «сила» давит на ту куклу. Тацуя, что же это такое?

— Исход того, что ты не слушала Онии-саму, — Миюки ответила Лине. Прямой, холодный голос заставил Лину замолчать, — Онии-сама говорил не убивать, но ты бестолково убила хозяев Паразитов, а теперь тела свободно свирепствуют. Лина, как ты намерена загладить этот проступок?

На это она не могла молчать:

— Какой проступок! Я просто выполняла свой долг!

— Тогда зачисти последствия сама. Сможешь? Даже если ты не похожа на Онии-саму, ты хоть знаешь, как решать всё без насилия?

Ещё с предыдущего боя между этими двумя красавицами была опасная атмосфера. Сейчас было лишь продолжение.

— Я справлюсь! Просто смотри! — приняла вызов Лина и осторожно активировала магию ветра.

— Эй, Лина. — Но как бы на это ни смотреть, её нужно остановить. Это слишком безрассудно для того, кто понятия не имеет, как с этим справиться. Подумав об этом, Тацуя обратился умиротворяющим тоном.

— Заткнись! Тацуя, молчи лучше!

И зачем она говорит такие слова.

— Я обязательно должна завершить миссию успешно! Если нет, то зачем я вообще здесь!

Вспышка гнева Лины была направлена не только на Тацую. Услышав её крик, он это понял. «Здесь» — не просто это место. Она так же имела в виду, что стоит здесь и сейчас не как «Анджелина Шилдс», но как «Энджи Сириус». В какую-то секунду волосы у Лины обратно стали золотыми и глаза голубыми. Её «Парад», не дрогнувший даже под тяжелой Зоной подавления магии Миюки, исчез. Она делала всё возможное как «Анджелина Шилдс», чтобы выполнить миссию как «Энджи Сириус». Пыталась быть «Сириусом».

Увидев её тяжелое бремя, Тацуя заколебался, прежде чем последовал за ней. В это мгновение Лина активировала магическую атаку. Сущий шквал выстрелов разорвал воздух и встретился с пустым пространством. Такое было вполне естественно. Магия Лины предназначалась для модификации физического события. У Лины просто не было магии для сражения с информационными телами.

Сознание этого повернулось к Лине. Своим «зрением» Тацуя увидел, как в её сторону повернулись девять голов. И ни секундой позже, обрушился шторм магии. Это было всё, что мог попытаться сделать Тацуя, чтобы их уничтожить.

Когда они дрались в Первой школе с информационным телом Паразита, одержимой была лишь одна особа и был лишь один дух.

Тогда уже было трудно.

А сейчас их было девять.

Он не ожидал, что выдержит шторм.

Нет, он даже не ожидал, что в одиночку сможет хотя бы приостановить натиск этого.

За его спиной Миюки поддерживала дополнительное вмешательство в том месте, где это существовало. Но хотя Миюки могла «ощутить» пушионовые информационные тела, она не могла их «увидеть». Поэтому вмешательство действовало плохо. А если увеличит поле, чтобы охватить все возможности, то помешает магии Тацуи.

Едва выдерживающая оборона продолжала стоять, но было слишком рискованно для союзных сил хоть немного ослабнуть.

Он спиной чувствовал давление. Миюки тоже тревожилась.

Они знали, что, потеряв тела, Паразиты «потребляют» магию и через какое-то время израсходуют всю энергию, но незнание того, сколько ещё нужно продержаться, заметно истощило их силу воли.

Такими темпами Миюки закончит так же, как и Лина.

Из-за своей безрассудности сейчас Лина заперлась под оболочкой Укрепления данных.

Без возможности эффективно нападать это было слишком большим препятствием.

Магия, которая вмешивается в физические события, бесполезна.

О физических атаках не может быть и речи.

Если возможно, то ментальная магия могла бы…

«…Выбора нет»

Стиснув зубы, Тацуя решил сыграть последнюю карту.

— Микихико, видишь, что здесь происходит?

— Да. Я устанавливаю печать так быстро, как могу, поэтому продержитесь ещё немного. — Голос, пришедший из устройства связи, был ещё поспешнее, чем у Тацуи.

— Какова вероятность того, что твоя печать подавит это?

Ответ пришел после небольшой задержки:

— …Честно говоря, даже не пятьдесят процентов, — мучительно признался он.

Услышав, как ответил Микихико, Тацуя не подумал о нём плохо. Тацуя знал, что при прямом столкновении Микихико не дает необдуманных обещаний.

— Микихико, достаточно будет и на время. Сможешь подавить это на десять секунд?

Услышав просьбу Тацуи, не только Микихико, но и остальные открыли рот от изумления.

С отсутствием поддержки или доказательств, это была лишь просьба. В плохом смысле, это была слепая вера.

Тем не менее, сделать это без доверия невозможно.

— …Понял. — По крайней мере, так считал Микихико. — На десять секунд я несмотря ни на что удержу это. Я сообщу, когда начну, поэтому, Тацуя, делай своё дело.

У Тацуи был план, и на него необходимо десять секунд. Чтобы дать это время, необходима его сила. Микихико воодушевился доверием, возложенным на него Тацуей.

— Тацуя-сан, я тоже помогу! — Решительный голос Хоноки последовал за Микихико. Она не пыталась с ним соперничать. У неё было лишь одно простое намерение — она хотела быть силой Тацуи.

— Отлично. Микихико, я на тебя рассчитываю.

— Хорошо… три, два, один, сейчас! — выкрикнул Микихико и высвободил Антидемоническое пламя Гаруды.

«Пламя» разошлось вкруг этого, вокруг девятиглавого дракона, в которого объединились паразиты, и обхватило информационные тела. Будто бы два змея сражаются друг с другом.

Под ними Пикси умственно это отталкивала. Псионовые узы, держащие Пикси, возобновлялись так же быстро, как и потреблялись. Хонока увидела, как Псионы почти полностью захватили нижнюю половину Пикси.

Конечно же, Тацуя не собирался наблюдать молча.

По сигналу Микихико, Тацуя протянул руку, которой не держал CAD.

Этой рукой,

Он обхватил Миюки за талию,

И подтянул её ближе.

— !..

Безмолвный крик. Или, может быть, крик восторга.

В этот миг Зона подавления магии Миюки и Рассеивание заклинаний Тацуи исчезли, но Микихико и Хонока,

Как и обещали, держали это на расстоянии.

Удерживаемая руками Тацуи и с изумлением на лице, Миюки подняла голову.

Тацуя придвинулся ближе.

И они коснулись лбами, глаза их растаяли вместе,

Носы коснулись, и губы становились всё ближе и ближе,

— Миюки, *смотри*! — Тацуя твердо прошептал Миюки.

Невидимый свет потек от него к ней.

Невидимый свет потек от неё к нему.

Ауры между ними запульсировали.

— Я вижу это, Онии-сама!

Возможно, это были слова, сказанные не устами, но выраженные сердцем.

Их связь продлилась одно мгновение.

Из десяти секунд ещё осталось больше половины.

Левой рукой Тацуя прижал голову Миюки себе к груди.

Обеими руками Миюки обхватила его.

Правой рукой Тацуя указал на это.

Миюки в своём сознании теперь ясно различила фигуру этого.

Способность Тацуи «видеть» информационные тела.

Миюки «увидела» это зрением Тацуи.

Они освободились от печати, и она высвободила свою врожденную магию.

Внешняя системная магия Психического вмешательства, «Коцит».

Магия, замораживающая душу.

Магия Миюки ударила по самим духам, успокаивая пушионовые информационные тела…

…И, лишенное сосуда, это исчезло в небытие.

  1. ↑ Sage: в переводе с английского — мудрец. Так как он впервые представлялся нам как Рэймонд С. Кларк, мы решили оставить его имя таковым.
  2. ↑ обращение ко второму старшему брату.

Оставить комментарий