Том 12. Глава 12

Опция "Закладки" ()

На пути домой они втроем попрощались с друзьями и сели в Кабинку. Миюки выглядела взволнованной. Хотя, скорее всего, даже близкие друзья ничего не заметили бы, лишь бы подумали «она о чем-то задумалась?». Но в глазах Тацуи сестра заметно нервничала. Когда они сошли на ближайшей к дому станции и прошли турникет, её состояние только ухудшилось.

— Ми…

— Ум, Онии-сама.

Как только Тацуя попытался назвать её имя, Миюки робко подняла голову.

— Что такое?

Миюки сразу не ответила на вопрос, вместо этого ушла в сторону, чтобы не мешать другим пассажирам.

— Ну… это… может, пройдемся по магазинам?

— Я не возражаю, но…

«В чем же дело?» — подумал про себя Тацуя. Миюки не особо любила ходить по магазинам. Если нужно было что-то купить, она заказывала это через интернет, и заказ приходил в тот же день. К тому же она не спрашивала об этом прямо.

— Минами-тян, извини, но не могла бы ты пойти домой и приготовить ужин сама?

— Хорошо, Миюки-нээсама. Тацуя-ниисама, я пойду.

Не выказав беспокойства за Миюки, Минами быстро направилась к выходу из станции. Это также добавило подозрений. Хоть и не так хорошо как Тацуя, Минами тоже поняла состояние Миюки. Если бы причина была в том, что Минами уверена в способностях Тацуи, это можно было бы понять. Но Тацуе всё ещё казалось, что тут что-то не так.

Расставшись с Минами, Тацуя и Миюки пошли в ближайшее кафе. Он подумал, что будет лучше всего сначала её выслушать.

Когда они вошли в кафе, Миюки как будто почувствовала облегчение. Что еще больше усилило подозрения Тацуи. Миюки сказала, что хочет сходить по магазинам, но сейчас, когда они вошли в кафе, у неё на лице, казалось, было написано «миссия выполнена».

Когда к ним подошла официантка, Тацуя заказал горячий кофе, а Миюки, чем-то обеспокоенная, заказала не чашку, а целый чайник чая. Кажется, они останутся тут чуть дольше. Может быть, Миюки просто хочет провести время наедине, чтобы поговорить? Задумался Тацуя.

— Миюки. — Всё больше беспокоясь, Тацуя начал разговор до того как принесут кофе и чай.

— Да, Онии-сама, — она счастливо улыбнулась, ответив ему. Совершенно нормальное состояние. Её недавняя подавленность казалась сном. Но даже так он не стал бы оставлять дела нерешенными.

— Что-то случилось? — Тацуя решил спросить прямо.

— Э… Ох, нет. Теперь всё хорошо. — Похоже, Миюки знала о своём недавнем состоянии. Она быстро покачала головой, но Тацуя понял, что у неё в сердце осталось что-то, что он не заметил.

Они оборвали разговор, когда официантка принесла им кофе и чай. Миюки проверила чайные листья, открыв и закрыв чайник. Подождав немного, она налила чай в маленькую чашку. Её осторожные движения, более вежливые, чем необходимо, можно было описать словом «плавные».

Миюки сделала небольшой глоток, и добавила пол ложки сахара. Дважды, трижды, четырежды… после двадцатого раза Тацуя больше не мог молчать, и сказал скромным тоном:

— Как бы это странно не прозвучало, но может быть из-за подарка Хоноки ты…

Ложка с лязгом отскочила от чашки.

— Вовсе нет! Я никогда бы так не поступила! — Миюки покраснела и поспешно опровергла его слова.

— Извини, конечно нет. Я не подумал. Прости, — Тацуя неловко извинился.

— Ах нет… Я не несчастна и не сержусь. Я просто задумалась и… это недоразумение. Поэтому… ум… Онии-сама, не нужно кланяться.

Расстроившись, Миюки попросила Тацую поднять голову. Движимый её энергией, Тацуя поднял взгляд, но в его сознание закрался вопрос. Как он и сказал, он не думал, что смятение Миюки было вызвано ревностью. Оставалось неизвестно, почему она вела себя так подозрительно. Но он решил, что если дальше будет развивать эту тему, это ни к чему хорошему не приведет и сдался.

Видя неуверенное выражение на лице Тацуи, Миюки тревожно склонила голову. Когда их смущенные взгляды встретились, они оба засмеялись.

После этого они прошлись по магазинам, и через час вернулись домой. Тацуя отложил заботы Миюки в сторону. Конечно, он о них помнил, но не хотел поднимать эту тему снова, потому что Миюки, казалось, выглядела нормально.

Что же её беспокоит. Как только он переоделся и вошел на кухню, куда его позвали через коммуникационное устройство, он обнаружил причину. Его приветствовал звук взрыва конфетти. Поток разноцветных лент заблокировал ему зрение, прежде чем упасть на пол.

— С днем рождения, Онии-сама!

Сняв жакет формы и оставив только галстук, Миюки стояла в одном платье. Оно было кристально белым и без рукавов, подчеркивая стройную фигуру Миюки. Эту форму она носила каждый день, но впечатление после того, как она сняла жакет, было совсем иным. Казалось, что платье было сшито только для неё.

Позади Миюки стояла Минами, одетая в обычный фартук. На столе были разложены разнообразные блюда, которые она приготовила.

— Так ты задержала меня, чтобы приготовиться?.. — Тацуя поднял глаза, посмотрев в сторону Миюки. Она беспечно пожала плечами и отвела взгляд. — Ну… я на самом деле счастлив. Спасибо.

В общем, они хотели сделать ему сюрприз. Раньше, когда их было только двое, это, конечно, было бы невозможно. Это могло показаться ребячеством, но Тацуя хорошо знал, что всё это дня него.

— Онии-сама, пожалуйста, садись. Сейчас принесут торт.

Когда Тацуя улыбнулся, у Миюки засияло лицо, она загорелась и начала заниматься приготовлениями. С небольшим смирением во взгляде, Минами подошла с тортом, расставила свечи, положила нож и вилку перед Тацуей и зажгла свечи, затем выключила свет и села за стол.

— Онии-сама, прошу.

Наблюдая, как суетиться Миюки, Тацуя задул все семнадцать свечей с первой попытки.

Празднование дня рождения закончилось неожиданной даже для Миюки и Минами песней, даже не смотря на то, что на нём было всего три человека. С самого начала и до конца всё держалось на воодушевлении его сестры, и он даже сам пошумел — похлопал, а сейчас отдыхал один у себя в комнате.

Это была хорошая возможность отдохнуть перед завтрашним экспериментом. Сестра, скорее всего, тоже так считает, подумал Тацуя. И тогда он вдруг вспомнил, что не открыл подарок Хоноки.

Он достал из сумки длинную, тонкую коробочку. Несмотря на размер, она была достаточно тяжелой. Ожидая увидеть технологичное устройство, он снял ленточку и аккуратно развернул бумагу. Его взгляду открылся роскошный деревянный ящичек. Открыв крышку, он увидел антикварные карманные часы.

— Разве это не слишком дорого?.. — подсознательно пробормотал Тацуя и тонко улыбнулся, проверив гравировку на внутренней стороне. Внутри был знак корпорации отца Шизуку. Другими словами, подарить это придумала Шизуку.

На задней части крышки было место для фотографии, но оно было пустым. Шизуку, скорее всего, хотела поместить туда фотографию Хоноки, но та, наверное, была против. Представив эту сцену, Тацуя усмехнулся. Сквозь смешок он услышал стук в дверь.

— Это Миюки. Онии-сама, я могу войти?

Из комнаты её голос был едва слышен, так тихо она говорила. Какими бы ни были у неё намерения, она, видно, не хотела беспокоить соседку по дому, Минами. Тацуя, взяв это на заметку, бесшумно открыл дверь.

Стоявшая там сестра была великолепна: царственная одежда и легкий макияж. Платье украшала кружевная накидка бледно-вишнёвого цвета с открытыми плечами, что подчеркивало грудь и спину. Гладкие черные волосы были аккуратно завязаны, открывая белоснежную кожу, и всё это вместе создавало за ней сияние. Нижняя часть платья, составленная из нескольких слоев ткани разной длинны, была до лодыжек, из-под платья выглядывали идеальные ноги. Её очарование сейчас было ещё сильнее, чем когда она будила его утром, и он на мгновение выпал из реальности.

— Эм, Онии-сама?

— Извини, входи.

Миюки сразу же вывела его из транса. Он стоял в ошеломлении перед дверным проходом, но когда услышал озадаченный голос Миюки, тут же подвинулся, тем самым впустив её.

Миюки пришла не с пустыми руками. У неё в правой руке была бутылка, на левом локте висела сумочка, а в левой руке были два бокала. Увидев, что руки у неё заняты, Тацуя осторожно закрыл дверь. Миюки легко поклонилась в благодарность и поставила бутылку и бокалы на стол Тацуи.

— Это подарок Хоноки? — Миюки заметила карманные часы на столе.

— Да.

— Очень элегантный дизайн, не так ли?

— И правда.

У Миюки, наверное, не было злых намерений, но почему-то Тацуя почувствовал себя плохо, и положил подарок Хоноки в ящик.

— Так зачем всё это? — Тацуя достал из стены дополнительный стул для Миюки и сел за стол напротив неё. Он посмотрел на бутылку и бокалы. Миюки, робко улыбаясь, передвинула стул с колёсиками, похожий на компьютерный, но без спинки, к Тацуе и села недалеко от него.

— Онии-сама, ты помнишь двадцать четвертое апреля прошлого года?..

— Конечно. — Её вопрос не имел никакого отношения к вопросу Тацуи, но казалось, что если он не ответит на него, то не сможет получить ответ на свой вопрос, потом он вспомнил: — Ты внезапно одела кимоно.

Тогда он был ошеломлен так же, как и сейчас, но, конечно же, не сказал об этом вслух.

— Верно, это тоже было, — пробормотала Миюки, немного сдвинувшись. Она тогда была искренней, но, вспоминая об этом, похоже даже она смутилась. — Ум, кроме того… Онии-сама, в прошлом году мы были только вдвоем.

— Да.

Тацуя уже понял, что хочет сказать Миюки. Когда она увидела, как он улыбнулся, она ответила сияющей улыбкой.

— В позапрошлом году мы тоже праздновали вдвоем.

— Я помню.

— В этом году с нами Минами-тян, поэтому мы праздновали вместе, но… — Прервавшись, Миюки смущенно посмотрела вниз. — В конце концов, я правда… хочу побыть с тобой наедине. Даже если недолго, можно мы отметим день рождения Онии-самы только вдвоем?..

Подавшись вперед на стуле, Тацуя потянулся к лицу Миюки.

Его рука коснулась её щеки.

Плечи Миюки дрожали.

Тацуя нежно поддержал голову Миюки и поднял её вверх.

Их глаза встретились.

У Миюки глаза были влажными, а лицо красным.

Вдруг она отвернулась. Чтобы не дать брату понять, что у неё горят щеки.

— Онии-сама, тост?

— Шампанское?

Тацуя спокойно опустил руки, но его глаза были прикованы к Миюки.

— Да, но всё хорошо. В нем мало алкоголя.

— Ах, я открою его.

Может быть, пробка была слишком жесткой; Тацуя взял бутылку из дрожащих пальцев Миюки, ловко вытащил пробку, не дав ей улететь, и вернул бутылку сестре.

— Спасибо… прошу.

Она наполнила бокал до половины и поставила перед Тацуей. Налив шампанское в свой бокал, Миюки взяла его правой рукой. Тацуя взял свой бокал в левую руку и поднес к бокалу Миюки. Раздался чистый звук.

— Онии-сама… с днем рождения. Я благодарна, что Онии-сама всегда со мной.

— Спасибо, я счастлив быть твоим братом.

Бокалы одновременно опустели.

Кстати, подарок Миюки находился в сумочке. В коробочке был медальон, выглядевший немного больше обычного, на нём были изыскано выгравированы звезды, солнце и луна. Внутрь была помещена трехмерная фотография Миюки в платье, которое она сейчас носила. Ранее Миюки жалела, что позволила Хоноке «захватить инициативу», но в этом Миюки, похоже, по-прежнему была впереди.

А Тацуя, не понимая намерений сестры, волновался ещё около часа.

Оставить комментарий