Том 13. Глава 3

К концу недели Первая старшая школа наконец восстановилась от потрясения. Они уже перевыбрали игроков, чтобы справиться с изменениями, уведомление о которых они получили второго июля. В субботу, седьмого числа, тренировка возобновилась. Квартальные экзамены начнутся во вторник, однако до того дня новые представители хотели хотя бы раз попрактиковаться. Особенно новым соревнованиям: «Гребцу и стрелку» и «Сбиванию щита». Для того чтобы понять, как на соревнованиях лучше действовать, было решено попрактиковаться в тренировочных поединках. Они не могли начать с «Кросса с препятствиями», из-за его масштаба и трудностей с подготовкой поля..

Для практики «Гребца и стрелка» использовался старый водный канал «Боевого сёрфинга», цели позаимствовали у клубов Биатлона и Охоты. Для «Сбивания щита» в спортзале построили по рингу для девушек и парней, практиковаться на них начали сразу после занятий.

Сейчас на ринге девушек — который имел те же размеры, что и ринг парней: двадцать на двадцать метров и один метр в высоту — представительница одиночного соревнования, Чикура Томоко, сошлась в схватке с Эрикой.

Кроме размера, ринг «Сбивания щита» выглядел как ринг для бокса без столбов и веревок. Однако пол был покрыт материалом, который не давал скользить и поглощал колебания. На таком покрытии особо то и не побегаешь, но Эрика свободно металась из стороны в сторону.

— Что за… так быстро!..

Томоко уже некоторое время пыталась вытолкнуть Эрику с ринга магией «Смещенное высвобождение». В нормальных условиях при использовании этой магии воздух сжимают с одной стороны и потом высвобождают поток сильно сжатого воздуха на оппонента.

Однако она не могла уследить за Эрикой, применявшей персональную магию ускорения. Томоко потеряла её из виду, когда та двигалась зигзагом, и в следующее мгновение получила в щит яростный удар. Эрика применила Ямацунами — щитовую версию — и обрушилась на щит Томоко. Когда они столкнулись во второй раз, Томоко улетела за пределы ринга от удара Эрики, поднявшей инерцию щита до предела.

Эрика спрыгнула с ринга и протянула руку Чикуре Томоко, упавшей на спину и утонувшей в разложенных вокруг ринга толстых матах. Хаттори, наблюдавший за ними вместе с Тацуей, вздохнул. Тацуя бросил на него вопросительный взгляд, но тот повернулся к рингу парней. Там Саваки и Лео скрестили мечи — вернее, щиты — с представителями парных соревнований, Кирихарой и Томицукой.

Щит для «Сбивания щита» был сделан из дерева. Площадь щита парней была 0.5м2, а девушек — 0.3м2. Кроме ручки, по правилам должно быть не более двух изогнутых частей. В общем, пока щит не волнист или его оба конца не загнуты назад, он может быть хоть круглым, хоть квадратным или даже в форме звезды.

Тщательно проанализировав возможные атакующие тактики представителей, Первая школа решила использовать щиты в форме веретена. Кирихара направил суженный конец щита в сторону Лео.

В середине ринга Лео упал на колени, чтобы остановить выпад Кирихары. Без сомнения — Лео и вправду был поразительным, но Кирихара, который натолкнулся на полный блок и не потерял баланс, был так же невероятен. Они застыли друг напротив друга, и в этот миг Томицука устремился в атаку на Лео.

Он увернулся от Саваки, и быстро обогнул Кирихару справа. Застрявший Кирихара держал щит одной правой рукой. У Томицуки щит был длиннее, он ухватился за него руками с двух сторон. Он поместил щит впереди справа и, казалось, будто он вот-вот воткнет в Лео копьё.

— Уваа?!

Однако на Томицуку вдруг налетел порыв ветра. Когда Томицука обогнул Кирихару справа, Саваки обогнул Лео слева. Саваки, у которого щит был надет на левую руку, протянул правый кулак к Томицуке.

Саваки мог создавать своими кулаками волны давления воздуха, в этом он был мастер. Магия расширила площадь поверхности, не увеличивая вес, покрыв ему руку густой завесой воздуха; кулаками, ускоренными магией, он мог посылать ветровые удары. По правилам «Сбивания щита» твердыми или жидкими объектами запрещено поражать всё, кроме щита, но там ничего не сказано о газе.

Томицука упал на пол ринга. Он едва не опрокинулся за его пределы. Однако из-за отсутствия в арсенале бесконтактных техник, сейчас нападать Томицуке было попросту нечем. Кирихара был заблокирован щитом Лео, но левой рукой он мог управлять CAD на правой руке.

В итоге они оказались в положении двое против одного, и был лишь один ход, который мог бы его изменить: магией разрушить щит Лео, применив «Звуковой меч» и используя щит в качестве проводника. Кирихара вызвал последовательность магии высокой частоты и ещё одну для того, чтобы не дать разрушиться собственному щиту.

Волны передались щиту Лео там, где касались края…

— Что?! — Кирихара невольно вскрикнул от неожиданности, вполне естественно, потому что его щит наполовину разрушился. Щит разрушился от магии колебания, потому что защищающая его от саморазрушения последовательность магии проиграла укрепляющей магии Лео.

Лео ударил по краю теперь уже стоящего вертикально щита Кирихары. Усиленный магией укрепления, щит Лео разнес вдребезги остаток щита Кирихары.

Хаттори снова вздохнул. Он два-три раза покачал головой и, запинаясь, сказал Тацуе:

— Шиба… может нам стоило взять в команду Тибу и Сайдзё?

На самом деле ранее их выдвигали кандидатами, но именно Тацуя больше всего возражал.

— Если бы не было ограничений на атаки, они были бы сильными кандидатами, но…

— Они не смогут выиграть из-за правил «Сбивания щита»? Ты это сказал, когда мы выбирали, но в поединке это…

— Просто ни Тикура-сэмпай, ни Кирихара-сэмпай не привыкли к сражению в «Сбивании щита». Минами. — Развеяв опасения Хаттори, Тацуя обратился к Минами, наблюдавшей за практикой девушек.

— Да, Тацуя-ниисама?

Минами помчалась было к нему, но Тацуя остановил её жестом руки и сам пошел к рингу девушек. Девушка возле Минами, её партнер в парном соревновании девушек дивизиона новичков, нервно напряглась.

— Эрика, — Тацуя на ходу подозвал Эрику рукой.

— Что? — Эрика, до этого усердно наблюдавшая за боем Лео, тут же вернулась к рингу девушек.

— Эрика, сразись с Минами.

— Имеешь в виду один на один?

— Да.

— Хммм… Хорошо, — осмотрев Минами с головы до пяток, Эрика кивнула в знак согласия и пошла на ринг.

— Минами.

Пока Эрика, явно потерявшая уверенность из-за неожиданного развития событий, поднималась на ринг, Тацуя остановил Минами и что-то ей прошептал.

Видя это, Эрика выдавила усмешку.

— Прошу прощения, что заставила ждать, Тиба-сэмпай. Пожалуйста, начинай, когда будешь готова, — вежливо обратилась Минами, когда поднялась на ринг, и…

— Интересно, какой тактический совет он тебе дал. Кажись, будет весело, — убийственно улыбнулась Эрика.

— Если вы обе готовы. — Поскольку на Турнире девяти школ на арене рефери отсутствует, на ринге «Сбивания щита» не было никого постороннего. Вместо электронного сигнала, Тацуя дунул в свисток.

Эрика атаковала в лоб. Она воздержалась от обманных приёмов не потому, что недооценивала Минами. Ей просто было интересно, что за инструкции Минами получила от Тацуи. Эрика варварски наступала, но Минами спокойно и быстро манипулировала CAD.

Эрика мгновенно остановилась. Потому что влияющая на тело инерция была нейтрализована. Дальше Эрика могла двигаться лишь собственными силами.

Минами создала всеохватывающую стену, в которую Эрика врезалась щитом. Отдачи не было, потому что инерция была подавлена. Однако это относилось и к Минами. Не получившая сокрушительного удара, она перешла к следующему заклинанию.

Тело Эрики чуть поднялось. Не по её воле. Она застряла на чуть наклоненном барьере, который создала Минами. Даже с убранной инерцией гравитация всё ещё действовала, так что балансировать на барьере было можно. Однако ноге не хватало устойчивости, чтобы оттолкнуться и высвободиться.

— Подожди се…

Эрика поспешно попыталась убрать магию нейтрализации, но, к сожалению, с её навыками она не успела. Инерция была уменьшена ранее, но равномерная скорость ещё применялась. Минами начала двигать барьер и в итоге Эрика, как на крыльях, отправилась за пределы ринга.

— Только что… это была «Фаланга» Дзюмондзи-сэмпая?! — прошептал Хаттори полным потрясения голосом.

— Нет. Это было последовательное движение однослойного физического барьера, — быстро опроверг Тацуя. — Принцип тот же, что и у простой магии Движения. В магии Движения процесс один за другим изменяет координаты цели. В этом случае цель изменения координат не физический объект, а координаты развернутого барьера.

— Это правда так просто?.. — Потрясения у Хаттори не убавилось. Даже, скорее, наоборот. Если бы всё было так просто, любой бы смог скопировать принципы атаки «Фаланги».

— Процессы магии Минами и процессы Фаланги сильно различаются по сложности. Ведь при атаке Фаланга беспрерывно создает множество барьеров против физических объектов в постоянном движении между заданными параметрами и является уникальной в своей устойчивости. Минами нет нужды создавать и поддерживать достаточно сильный барьер, чтобы сокрушить врага. — Ответив на вопрос, он покинул Хаттори и пошел к Чикуре Томоко. Там же была упавшая с ринга Эрика и Минами, с извиняющимся выражением на лице сошедшая с ринга.

— Эх~, сплоховала я. Не думала, что меня выкинут так быстро.

— Если движения так очевидны, контратака неизбежна. Сильная сторона Эрики — её скорость, за которой не может уследить глаз. Одним словом, её противнику необходимо использовать что-то, не требующее визуального подтверждения.

— …Хорошо сказано.

Тацуя перевел взгляд от Эрики, выглядевшей покорной, из-за того что слабое место её секретной техники так безжалостно раскрыли, к Томоко.

— Думаю, ты увидела, как справиться с противниками, навязывающими ближний бой.

— …Я не могу так использовать барьер.

— Чикура-сэмпай, твоя специальность ведь обращение векторов?

Глаза Томоко чуть расширились, наверное, она осознала, что Тацуе известна её магическая специализация.

— …Да, это так.

— Обратить вектор противника как раз когда ваши щиты коснуться — прекрасная возможность откинуть его за ринг магией Движения.

Было неприятно, что Тацуя предложил технику, о которой она не знала и даже не догадывалась. На этом Турнире девяти школ у Тацуи было две роли — инженер и тактический советник. Вполне естественно для него было знать сильные и слабые стороны игроков. Может, так говорить немного грубо, но тому была причина — вероятность использовать подобную возможность была довольно высока.

Что бы Томоко ни думала, она в целом поняла совет Тацуи. Казалось, что Эрика что-то хочет сказать, но Тацую отвлек завибрировавший в кармане информационный терминал. Он достал терминал и прочел сообщение. Затем развернулся и сказал Хаттори:

— Похоже, подготовка ледяных столбов завершена. Я хотел бы туда пойти. Я могу оставить всё на тебя?

— Да, конечно. Дальше я сам. — Предвкушая подобные слова, Хаттори быстро согласился.

Просто на всякий случай Тацуя глянул на ринг парней. Возле инженера с третьего года обучения, настраивающего CAD Саваки, Хиракава Чиаки внимательно слушала Томицуку. Наверное, она слушала его впечатления от CAD, который он будет использовать на соревновании. Решив, что здесь проблем нет, Тацуя поклонился Хаттори и Чикуре, попрощался с Эрикой и Минами, затем пошел на место практики «Разрушения ледяных столпов» в тренировочном лесу.

Каждый год к соревнованию «Разрушение ледяных столпов» готовятся у пятидесятиметрового бассейна на открытом воздухе глубоко в тренировочном лесу. Этот бассейн был не для плавания, а для тренировок управления жидкостью. Обычно пустой бассейн сейчас заполнили водой и магией создали ледяные столбы. И наконец можно было начать тренировку. Это была обычная процедура.

Раньше подготовка отнимала много времени. Однако в этом году всё закончили в четыре раза быстрее.

— Ах, Онии-сама. Подготовка завершена.

Поскольку в прошлом году Миюки была новичком, она тактично не вызвалась добровольцем, но на этот раз она участвовала в подготовке и показала, на что способна. Тацуя знал, что в прошлом году Миюки выложилась лишь наполовину, но её способности превзошли даже его ожидания. Фактически, время уходило только на заполнение бассейна водой.

— Спасибо за работу. И впрямь быстро.

— Я ведь не могу заставлять ждать Онии-саму, — подметила Миюки, подобающе своему величественному образу Ямато Надэсико — идеальной женщины. Однако взгляд, которым она смотрела на Тацую, совершенно не вязался с её словами и образом. Глаза её красноречиво говорили: я хотела, чтобы ты вернулся как можно скорее. Её настоящий мотив был ясен любому, кто на неё смотрел. Канон и остальные с отвращением отвернулись.

— Не думала, что она так быстро возведет двадцать четыре столба воды и в одночасье их заморозит, — с сарказмом пожаловалась Канон.

— Тацуя-сан, ты создал эту магию управления жидкостью? — Но Шизуку интересовалась техникой Миюки.

— Применить теорию копирования схожих моделей — моя мысль, но Миюки добилась практического использования.

— Я просто интуитивно использовала магию из последовательности активации, которую Онии-сама уже сконструировал.

Брат и сестра хвалили достижения друг друга. Уже не только Канон, но и Шизуку отвернулась, больше не мешая идиллии этих двоих.

— …Как бы там ни было, раз подготовка закончилась, давайте начнем, — сказал Тацуя. Миюки тут же стала на позицию.

А Канон и Шизуку были немного вялыми, впрочем, в этом не было их вины.

Как уже говорилось, бассейн, который был пятьдесят метров в длину, двадцать метров в ширину и пять метров в глубину, был не для плавания. Поэтому стандарты гигиены были не слишком высоки. Всего лишь поверхность стен и дна была покрыта водоотталкивающей глиной. Но из-за этого тут очень удобно практиковаться в «Разрушении ледяных столпов».

На помосте с одной стороны была Миюки.

На другой стороне стояли Канон и Шизуку.

Это был матч два против одного, но нельзя сказать, что у пары было явное преимущество.

За исключением особых условий, магию невозможно смешать. Если магии Канон и Шизуку не будут сочетаться, они обе просто не смогут активировать магию. Вернее не проявится ни один из эффектов магии. Это одна из трудностей парных соревнований, но в особенности это сказывалось на «Разрушении ледяных столпов».

— Удачи, Шизуку! — подбодрила Хонока. Из-за того что сооружение тренировочной площадки «Иллюзорных звезд» задерживалось, она пришла сюда, ну по крайней мере это послужило предлогом, чтобы быть рядом с Тацуей.

— Миюки-сэмпай, удачи! — Изуми бойко, но немного смущаясь, болела за Миюки. Она участвовала в «Разрушении ледяных столпов» дивизиона новичков, так что хотя у неё, наверное, были некие нехорошие мысли, на самом деле она тут была для того, чтобы наблюдать и учиться у сэмпаев.

— Тогда начали, — объявил Тацуя и огни стали желтыми. Когда они сменились зеленым, бассейн заполнила магия.

Канон, сидевшая на складном стуле, отстраненно хмурилась. Миюки и Шизуку стояли, смотря друг на друга, будто в растерянности спрашивая: «что же с этим делать».

Они тренировались пять раундов, и Миюки каждый раз возводила все ледяные столпы. В общем, как бы чрезмерно Миюки ни использовала силу, она выиграла все пять раундов. Не то что Канон, любой бы стал угрюмым после такого результата.

— Тиёда-сэмпай нападает. Шизуку защищается. Не думаю, что стратегия в корне безнадежна, — без колебаний сказал Тацуя, пытаясь утешить Канон.

— Говоришь, мы проиграли не из-за магии? Так что же мы делали не так?

— Не то чтобы вы делали что-то не так. Просто у вас слишком мало практики в координации друг с другом. Сегодня ведь первый день, так что это совершенно естественно.

— …В каком месте координация была плоха?

— В зонах контроля, Сэмпай, зона Укрепления Шизуку и твоя немного пересекались, — объяснил Тацуя.

Шизуку поклонилась перед Канон:

— Прошу прощения, Сэмпай. Это была моя ошибка.

— Верно. Чтобы противостоять области, на которую влияла магия Миюки, ты расширила укрепление, чтобы окружить всю область, но, как и ожидалось, магия Укрепления должна использоваться не на областях, а на индивидуальных информационных телах. К тому же в «Разрушении ледяных столпов» пока хотя бы один столб стоит, ты не проиграешь, тебе следует подумать об уменьшении числа целей.

— Хорошо.

— Онии-сама, у тебя нет совета для меня? — с улыбкой встряла Миюки, лицо у неё было как у щеночка, ожидающего, пока его погладят.

— Когда ты проиграешь, Миюки, я дам совет. И если проиграешь потому, что не старалась, я буду тебя ругать.

— Ругать… я не проиграю намеренно. Этим я бы оскорбила Сэмпай и Шизуку, — рассердилась и отвела взгляд Миюки, но вокруг глаз она немного покраснела.

Канон смотрела с изумлением. Ей и так было не сладко, потому что техником на практику назначили Тацую, а не Исори. Поэтому ей хотелось отыскать недостатки в работе Тацуи. Однако видя собственными глазами, какую преданность Тацуе показывают Миюки и Шизуку, Канон в сердце криво улыбнулась и сказала себе: «ладно, я смирюсь, до настоящего матча».

◊ ◊ ◊

Седьмое июля, субботняя ночь. Так как дни сейчас были длинными, время можно было назвать ранним вечером. Впрочем, в главном доме клана Саэгуса была тишина.

Старший сын главы дома Коити уже женился и сейчас со своей женой проживал в квартире в центре города. Второй сын всегда оставался на ночь в бывшей Седьмой лаборатории или одном из других исследовательских учреждений, открытых семьей Саэгуса, они практически стали ему домом. Два старших сына были детьми покойной первой жены Коити, они привыкли избегать младших сестер, детей второй жены. Они не были в плохих отношениях, но где-то у них в сердце была, наверное, неприязнь.

Ну а дочки Коити… Маюми, старшая, сегодня снова была на вечере и ещё не вернулась. Этот вечерний бал не был частью деятельности Чисел, а Звездным фестивалем, спонсируемым университетом. Однако она, как обычно, вернется где-то к полуночи. Касуми и Изуми приняли ванну и вернулись в свои комнаты. Они заявили: «сегодня мы устали», — так что, наверное, они уже спят.

Хотя, как и младшие дочки, Коити тоже устал, но отдохнуть он не мог. В кабинете он ожидал гостя, попросившего о встрече.

— Войдите.

Стук в дверь вызвал систему авторизации входной двери. Стучащим в дверь был Накура — доверенное лицо Коити.

— Что хотел сказать Чжоу Гунцзинь?

Накура был краток. Конечно, он не просто экономил усилия на речь, он отвечал бесстрастно.

— Текущий глава клана Кудо пригласил к себе беженцев из Великого Азиатского Альянса.

— Хм… какова настоящая причина его встречи с Кудо?

— Вмешаться в испытание боевых гиноидов, одержимых Паразитом, так называемых «Кукол-паразитов». Испытание пройдет на Турнире девяти школ, он хочет, чтобы они взбесились и поранили участников. Он говорит, что не зайдет слишком далеко и никого не убьет. Думаете, ему следует доверять?

— Метод?

— Техника, которая сделает Паразитов безумными.

— …Внешняя системная магия духовного вмешательства, хм, — пробормотал Коити, казалось, он глубоко заинтересовался. Но почти мгновенно потерял интерес и повернулся на кресле к столу. — Хорошая работа.

В его словах содержалась команда уйти. Однако Накура продолжал стоять.

— Это можно так оставить?

— Не мои заботы, — ответил Коити, спиной к Накуре. — Кукол-паразитов будут испытывать во время соревнования «Кросс с препятствиями». Первый год не является целью.

— Хотите сказать, что не ваши заботы, потому что ваши родные не будут ранены?

— Довольно странно от тебя такое слышать. — В голосе Накуры не было критики, но Коити почувствовал, что должен что-то добавить и повернулся на кресле назад к Накуре. — Должен ли я тратить силы ради детей других кланов?

Накура склонил голову, признавая свою ошибку. Прежде всего, учитывая его связь с событиями, которые к этому привели, было бы лицемерно с его стороны беспокоиться о других семьях.

— Кроме того, первыми в этом случае вмешается радикальная часть военных. Мастер Кудо использует испытание Кукол-паразитов в своих целях, для того чтобы заменить волшебников машинами. Сюда уже добавлены не одна и не две уловки.

Из-за того что Кудо — зачинщик всего этого — был частью группы, к которой Коити был близок, ему были очень хорошо знакомы обстоятельства, приведшие к изменениям в правилах соревнований Турнира девяти школ.

Сначала в армии образовалась радикальная группа — сторонники «жестких мер» по отношению к Великому Азиатскому Альянсу. Они яростно противостояли прошедшим в ноябре прошлого года мирным переговорам с Альянсом.

Они считали, что необходимо воспользоваться преимуществом, которое получила Япония в результате потери Альянсом трети флота, и покончить с давней угрозой. В общем, они хотели начать войну. До Йокогамского инцидента их было не очень много, но потом к ним стабильно начали примыкать сторонники.

Однако военная угроза была эффективно устранена. Возросла оппозиция к радикальной части, которая настолько разрослась, что верховное командование больше не могло закрывать на это глаза.

По большому счету надавить на Магическую ассоциацию решили для того, чтобы утихомирить радикалов. В итоге на Турнире девяти школ будут соревнования с сильным военным уклоном.

Коити мог лишь гадать о том, что случилось после, но Кудо Рэцу не препятствовал событиям, лишь направлял их в нужное русло. Рэцу, под предлогом испытания магического оружия, привлек внимание радикалов, он хочет показать им сцену, где волшебников побеждают Куклы-паразиты. Вместо того чтобы делать оружие из волшебников, он хочет внушить им мысль, что дальнейшая разработка изначально созданных как оружие Кукол-паразитов обеспечит больше военной выгоды.

Но доказательств этому не было. Это была не более чем догадка, полученная из анализа происходящих событий. Однако сколько бы Коити об этом ни думал, было довольно логично, что Кудо Рэцу предпочтет это, а не развитие волшебников в качестве оружия.

— Накура, нет смысла над этим гадать. Даже если Макото-доно попадет в ловушку, сэнсэй всё исправит.

Его отношение наглядно показывало, насколько сильно Коити доверяет бывшему учителю.

◊ ◊ ◊

Восьмое июля, воскресенье. Тацуя посетил третий научно-исследовательский отдел компании FLT, хоть сегодня и был выходной. Или, может быть, лучше сказать, что он посетил лабораторию, потому что в школе сегодня был выходной.

Лишь одно было необычным — Тацуя был один. Из-за того что со вторника начинаются квартальные экзамены, Миюки осталась заниматься дома. Не было смысла тратить усилия на тренировку практических навыков, так что она повторяла теорию.

Как всегда, лаборатория была под завязку забита исследователями, не знающими разницы между буднями и выходными. Они все напряженно работали. Третий отдел сейчас подходил к финальной стадии разработки нового продукта.

CAD с полным мысленным управлением. Полгода назад Розен Магикрафт уже собрал первый в мире CAD с управлением мыслями, но новый продукт FLT его превзойдет.

Разумеется, продукты FLT и Розен основывались на совершенно разных концепциях. CAD Розена включал в себя уникальный механизм, использующий переключатель, активируемый псионовыми волнами, как следствие размер у этого устройства был довольно большой.

CAD с полным управлением мыслями компании FLT, напротив, специализировался исключительно на генерировании последовательности активации для Несистемной магии, оперирующей CAD. Традиционные CAD создают последовательности магии через ввод пальцами, но это устройство релизовано для ввода посредством мысли с использованием Несистемной магии.

Хотя модель FLT требовала установки спаренного программного обеспечения в CAD, компания считала, что если волшебник будет продолжать использовать более привычное устройство, это даст ему преимущество. По крайней мере так думали в Третьем отделе. Спаренное программное обеспечение покрыло восемьдесят процентов рынка CAD за последние пять лет, будь то общего назначения или специализированного. Новым продуктом можно было управлять одними лишь псионовыми волнами, как ожидалось от продукта, он должен триумфально выйти на рынок и создать немалый спрос в качестве дополнительной продукции.

Сегодня как раз проходила последняя стадия тестирования. Если не возникнет никаких трудностей, начнется подготовка к серийному выпуску. К тому времени как Тацуя показался в комнате наблюдения, испытания уже начались.

— Доброе утро. Я немного опоздал?

— Доброе утро, молодой господин! Нет, вы как раз вовремя. Мы не могли терпеть до вашего прибытия, так что начали рано. — Ушияма с извиняющимся видом опустил голову, но у него в глазах была видна улыбка. Он не смеялся над Тацуей. Это была улыбка искусного мастера, сделавшего работу, которой гордится.

— Понятно. Тогда я не возражаю, но… — Его взор упал на настенный монитор, и он улыбнулся такой же улыбкой, как и Ушияма. — Похоже, всё идет гладко.

На большом мониторе отображались текущие показатели двадцати двух тестеров. Они проходили через Восемь основных типов и четыре великие системы магии, каждый раз меняясь CAD.

— Пока всё идёт хорошо! Потеря времени ниже, чем мы предполагали.

Тестеры использовали только базовую магию. Это было обычным делом, когда испытывали новую модель CAD. Однако два пункта отличалось. Первый: CAD переключали, не касаясь его руками. И второй: у тестеров на шее на тонкой цепочке висело устройство в форме медальона.

Круглая форма три сантиметра в диаметре, шесть миллиметров толщиной, с серебряной отделкой. Это был CAD с полным мысленным управлением. На мониторе в виде визуальной активности псионового света отображался статус их CAD в форме медальона, когда они вводили Псионы и создавали последовательность активации. Тацуя посмотрел своей силой на одного из тестеров, чтобы увидеть информационное тело и последовательность активации, создаваемые медальоном у груди: тестер изменил Псионы, чтобы управлять последовательностью магии, псионовые волны сошлись в узкой точке прямо на кнопках браслета на левой руке, и были поглощены.

У кнопок CAD есть электронные переключатели, но также есть и антенна из индуктивного камня для приёма псионовых сигналов. Эта антенна — уже установленный переключатель, не требующий манипуляций — прямо взаимодействовала с Псионами, а не управлялась пальцами. Однако пользователи, не знакомые с манипулированием Псионами, к сожалению, часто запускали неверную последовательность активации, а возможность того, что CAD сам распознает ошибку — ничтожно мала. Этот CAD с полным мысленным управлением разработали для того, чтобы позволить волшебникам, плохо умеющим манипулировать Псионами, точно указать последовательность активации, ну и также для того, чтобы избавиться от прежнего неправильного распознавания.

Для этого Тацуя и его команда через псионовые волны, которые сходились в антенне из индукционного камня, пересылали Несистемную магию. Для того чтобы создать последовательность активации, необходимую для вызова магии, — использовать магию. Конечно, это был не прямой путь, но из-за того что управлять CAD лучше всего простыми структурами, нагрузка на волшебника почти всегда будет достаточно низкой, чтобы ею пренебречь. По сравнению с достоинством правильного указания последовательности активации, окольность метода была несущественной.

— Я тоже протестирую.

— Пожалуйста. Эй, дайте молодому господину тестируемую модель! — окликнул Ушияма.

Тацуя взял у подбежавшего исследователя CAD в форме медальона и пошел в комнату тестирования.

◊ ◊ ◊

Пополудни в тот же день Тацуя взял с собой Миюки в центр города. Или, вернее, это Миюки его взяла.

Испытания новой модели CAD прошли успешно и закончились ещё до обеда. Тацуя уже вернул специальный картридж в хранилище CAD, которое он обычно использует, из хранилища, которое он использовал во время проверочного теста, и не нашел никаких недостатков.

Поэтому время, которое он выделил на устранение ошибок, оказалось свободным.

Удалив надпись «прототип», Тацуя вернулся домой с полностью готовой версией CAD с мысленным управлением в качестве сувенира, но его встретил угрюмый взгляд Миюки. Конечно, она не сердилась на Тацую, она на него почти никогда не сердилась, — она лишь угрюмо и недовольно на него смотрела.

Однако Тацуя не мог это оставить просто так. С того времени как они поступили в старшую школу, Миюки всегда была на втором месте по письменным тестам (по общей оценке, она, без сомнений, занимала первое место). Даже мыслей не возникало, что Миюки не понимает предмет, который учит. Вообще говоря, она была не из тех, кто любит посидеть на одном месте. Ему хватило одного взгляда, чтобы понять, что такой стресс накопился у Миюки не только от учебы.

«Подготовка к Турниру девяти школ стала тягостной?..» — подумал Тацуя и предложил Миюки прогуляться, чтобы сменить настроение.

— Прогулка с Онии-самой? Пойдем! Пожалуйста!

Тацую застало врасплох её рвение. Одним словом, Миюки хотела, чтобы Тацуя пошел с ней. Он посчитал её ответ чересчур эмоциональным: сестренка хочет, чтобы старший брат её побаловал. Тацуя заколебался, потому что знал это, впрочем, он был не против побаловать Миюки.

— А ты, Минами? — спросил Тацуя, частично из-за того, что важно считаться с соседкой по дому.

— Нет, я готовлюсь к тестам и хочу немного убраться.

Так что можете меня исключить, своим вежливым отказом подразумевала Минами. Сознание ей говорило: «разве я не должна выполнять долг Стража и сопровождать их?» — но, в конце концов, чувства: «не хочу увязнуть в этой до тошноты сладкой атмосфере», — взяли верх.

Тацуя предложил прогуляться, но не подумал о том, куда пойти. Так что решение оставалось за Миюки, в итоге они пошли по магазинам в центр города, в район Сибуи.

Миюки питала слабость к хорошей одежде. Косметика пока её мало интересовала, но она любит выбирать одежду, размышлял Тацуя. Настоящие же мотивы Миюки были чуточку иными — она любила, когда Тацуя смотрит на неё в разнообразных нарядах. Во всяком случае, когда он гулял с Миюки, они часто ходили в такие магазины. Поэтому и сегодня они посетили недавно построенный центр моды.

Похоже, что владельцы магазинов каждого этажа вели бизнес сообща. Не было никаких перегородок между смежными продавцами. Вечерние платья выставлялись рядом с дамским бельем, при таком расположении любому случайно зашедшему мужчине стало бы некомфортно.

Тацуя тоже привлек внимание, когда впервые сюда зашел, но поскольку он следовал за Миюки, то не мог развернуться и уйти. Ну а так как он не особо то и смутился, то решил, что довольно странно чувствовать неудобство, проходя через отдел белья и купальников.

Сегодня это ему ещё аукнется.

Миюки выбрала свободное летнее платье в отделе, продающем обычную одежду, и передала его продавцу, надеясь примерить. К сожалению, все примерочные этого отдела были заняты. Миюки и Тацуя могли подождать, пока предыдущие покупатели выйдут, но, видимо, у растроганого красотой Миюки продавца проснулась какая-то странная наклонность, он повел Миюки к открытой примерочной на том же этаже.

В примерочную отдела, продающего купальники.

Как ни в чем не бывало, Тацуя пересек узкий отдел, в котором были выставлены женские купальники. Но, похоже, даже он решил, что странно тут оставаться. Когда Миюки пошла к двери в стене напротив, он сказал, чтобы она его позвала через информационный терминал, если он понадобится, и направился за пределы отдела.

Однако его предусмотрительность не была вознаграждена. В магазине в ряд располагались четыре примерочные, Миюки вошла в последнюю из них, и когда Тацуя направился к коридору, ведущему на главный этаж, то проходил мимо остальных трех, и перед ближайшей к выходу натолкнулся на двух девушек. Он их узнал, они были его кохаями.

— Шиба-сэмпай?! Почему ты здесь! Это женская раздевалка! — Расстроенным голосом требовала ответов Саэгуса Касуми, в своей футболке с нарисованными животными и в джинсах с подвернутыми манжетами она была похожа на парня.

— Это не раздевалка, это примерочная, Касуми-тян… Ах, неужели! Ты с Миюки-сэмпай?! Где она?! — Поправив потрясенную сестру, Саэгуса Изуми вдруг взволнованно приблизилась к Тацуе, она была одета в довольно женственное, но немного неуместное платье без рукавов со множеством кружев и широким вырезом, а длина платья была на десять сантиметров выше колен.

А раз здесь эта пара, то он мог сделать очень грубое, но точное предположение о том, кто находится в примерочной. Охваченный чувством обреченности, Тацуя попытался уйти… К сожалению, не успел.

— Что вы тут шумите… ох.

Виной тому была высокая, но не полная звукоизоляция примерочной. Маюми слышала разговор сестер, но не могла понять, о чём они говорят. Поэтому, чтобы их отругать, открыла дверь.

Он знал — в спину ему смотрят. Если сейчас убежит, все подумают, что он подглядывал. Вместо того чтобы признавать преступление, которого не совершал, Тацуя неохотно встретил охватившую всех неловкость. Он быстро просчитал это в голове и заставил себя спокойно обернуться.

В конце концов, Маюми ведь не выйдет голой, в худшем случае она будет в нижнем белье.

Одежда, в которой потрясенная Маюми до сих пор стояла как вкопанная, покрывала лишь малую часть её тела: сверху область у груди, а снизу бедра и часть между ног — это было белое бикини.

Внушительная грудь контрастировала с её маленьким телом, и между двумя её холмами четко прослеживалась ложбинка.

Бедра были неожиданно пышными, а в сочетании с узкой талией образовывали завораживающие изгибы.

Открытая кожа выглядела гладкой, как мрамор, но каким-то образом источала впечатление мягкости.

— Чт… Тац… э…

— Пожалуйста, успокойся, Саэгуса-сэмпай. — Он протянул обе ладони к начинающей дрожать от страха Маюми, и жестами несколько раз попросил успокоиться. В общем, язык тела соответствовал словам. Удивительно, но призывы Тацуи увенчались успехом. Маюми постепенно попятилась, вернулась назад в примерочную и, с небольшим щелчком, дверь закрылась.

— Кьяаааа!

Изнутри примерочной точно исходил крик Маюми. Тацуя снова захотелось сбежать.

— Я думала, там случилось какое-то происшествие… — искренне удивилась Миюки.

— Я наделала шуму… — Маюми согнулась в поклоне и извинилась.

— Нет, это не твоя вина, сэмпай. Это я должна извиняться. — Они были в кафе, расположенном в центре моды. Тацуя, Миюки, Маюми, Касуми и Изуми окружили стол. — Потому что Онии-сама сопровождал меня в таком месте… Сэмпай, Онии-сама, мне очень жаль.

В этот ресторан всех пригласила Миюки. Она хотела должным образом обсудить с Маюми предыдущую суматоху. С другой стороны, Касуми и Изуми, позвал Тацуя в качестве свидетелей.

— Нет, это не твоя вина, Миюки-сан. Меня ведь… не видели голой. Смутиться от того, что меня увидели в купальнике… немного странно. Извини, Тацуя-кун. Тогда я закричала лишь от удивления.

Потому что она старше или потому что она понимала, что старше, Маюми решительно вела себя как взрослая. Но в то же время, всем, кроме неё одной, было ясно, что она хочет прежде всего убедить в этом себя. Слегка красные щёки, взгляд метается по кафе — любому ясно, даже сейчас она огорчена.

Тацуя ничего не говорил. Если бы отверг слова Миюки, то, к сожалению, выглядел бы так, будто прикрывает её. А извиниться перед Маюми — значит огорчить её ещё больше.

— Нет, думаю, это вполне понятно. — Чтобы ответить, Тацуя собрал все свои силы.

Однако одна из девушек осталась недовольна. Касуми тайно — на самом деле она это не скрывала — возмутилась из-за того, что Тацуя смутил Маюми.

«Он жаждал посмотреть на Онээ-сан в смущенной позе, когда она меньше всего этого ждала!» — негодовала Касуми. У неё осталось достаточно рассудка, чтобы не называть его «чертовым подглядывающим извращенцем!», но как на это ни смотри, рассерженной на Тацую она была достаточно.

К счастью для Тацуи, Изуми, похоже, не разделяла её ярость.

— Миюки-сэмпай, у тебя есть на сегодня планы?

Разум Изуми был полностью заполнен Миюки.

— Я хочу немного посмотреть западную одежду, потом вернусь домой. Тесты ведь уже на следующей неделе.

— Могу я присоединиться?

Из Изуми вылетело всё рациональное мышление, она упрашивала Миюки к ним присоединиться. Она похотливым взглядом невинно смотрела на Миюки. С большим трудом Миюки продолжила улыбаться.

— Хм, если Онии-сама не против, — не согласилась, но и не возразила Миюки.

— Изуми-тян, не хорошо мешать другой семье. — Но Маюми явно её порицала. У Изуми был такой характер, что она быстро всё схватывала. Мягкий выговор старшей сестры быстро вернул её на землю.

— Ты права. Прости мою грубость, Миюки-сэмпай.

Если бы всё на этом закончилось, то Тацуя с Миюки и сестры Саэгуса расстались бы мирно. Однако чувства Касуми были чуточку сильнее, чем у Изуми.

— Верно Изуми. Не хорошо мешать свиданию Шибы-сэмпая и Шибы-сэмпай.

— Свиданию?! — поспешно ответила почему-то Маюми.

— Касуми. Мы не на свидании.

Голос Тацуи был слишком спокойным, чтобы походить на смущенное отрицание. Как всегда, бесстрастный ответ повел Касуми не в ту сторону.

— Меня ничего на свете не убедит, что старшеклассник со старшеклассницей ходят по магазинам вместе и не на свидании.

Маюми робко глянула на лицо Миюки.

Почему-то Миюки всё это слушала с широкой улыбкой.

— Не думаю, что это так, учитывая, что старшеклассник и старшеклассница — брат и сестра.

— Полагаю, родным вообще бессмысленно встречаться!

— Касуми-тян, не груби, — резким голосом вклинилась Изуми. Ей было очевидно, что если не подаст руку помощи, то Касуми пройдёт так называемую «точку невозврата».

Даже сама Касуми понимала, что вот-вот погрузится в бездну зыбучих песков. Но почему-то всякий раз, когда она имела дело с Тацуей, даже пустяк выводил её из себя. Довольно странно для обычно веселой Касуми. Даже она понимала, что это странно. Вот только это понимание проиграло её рту.

— У превосходных волшебников есть долг оставить наследника! Или ты собираешься жениться на своей сестре, Шиба-сэмпай?

— Касуми. — Однако очень громким голосом Тацуя остановил бесчинствующий язык Касуми. — Так же бесполезно проводить выходной со своими сестрами, разве не так?

— Грр! — В мгновение ока у Касуми напряглось и покраснело лицо.

К её сожалению, её взгляд Тацуя встретил холодно.

— Сэмпай, мы пойдем. — И как только нарушил зрительный контакт, поднялся и поклонился Маюми.

— Ах, я должна… — Увидев, как Тацуя взял счет, Маюми резко начала подниматься.

— Нет, раз ты должна была вынести детские выходки своего кохая, это компенсация.

Однако сопротивления почти никакого не было, и Тацуя пошел к стойке. Миюки поднялась, поклонилась Маюми и пошла за Тацуей.

За столом, сёстры Касуми с беспокойством глядели ей в лицо, из которого, казалось, вот-вот польются слезы, и остались с ней.

Когда они покинули кафе, Миюки сделала несколько шагов и обернулась. Разумеется, сёстры Саэгуса за ними не следовали. С облегчением во взгляде, Миюки сказала брату:

— Эм, Онии-сама. Думаю, Касуми не хотела ничего плохого.

На мгновение Тацуя посмотрел на Миюки странным взглядом, но тут же криво улыбнулся и согласился:

— Я тоже так думаю.

Напряжение спало, и Миюки тяжело вздохнула.

— Даже я понимаю, что Касуми не хотела этого говорить. Такой логикой я лишь хотел её остановить, но… я был немного жестоким. — Тацуя пренебрежительно улыбнулся сам себе, но Миюки поняла, что это было не всерьёз.

— …Онии-сама, мне нравится, что ты не слишком добр к другим девушкам.

— …У тебя есть все черты испорченной девушки.

Миюки надула щеки.

Такое детское поведение заставило Тацую мило улыбнуться.