Том 13. Глава 4

В понедельник Чжоу Гунцзинь в обещанное время посетил Кудо Макото.

Макото его поприветствовал и ответил, что возьмет на себя ответственность и позволит беженцам-оккультистам войти в научно-исследовательскую лабораторию.

Чжоу и Макото обменялись самодовольными улыбками, пожали руки и разошлись.

И не смотря на строгий приказ о неразглашении, Кудо Рэцу узнал о встрече через час после того, как она закончилась.

— …Как вы и слышали. Макото-доно пообещал принять беженцев. И этот Чжоу Гунцзинь не попросил об особой награде и не выставил условия. Вышеупомянутые оккультисты, вероятно, намерены выдавать свои действия за наши, — отчитывался старый джентльмен в костюме. Голова у него была выбрита, как у монаха.

— Неужели? — спокойно кивнул Кудо Рэцу, он был одет в деловой костюм, а его седые волосы были хорошо уложены.

— При таких обстоятельствах можно быть безучастными, сэнсэй?

Старого джентльмена, назвавшего Рэцу «сэнсэем», звали Куки Мамору, раньше он был главой клана Куки. Ему было шестьдесят лет, но учитывая, что Рэцу уже было почти девяносто, он еще не ушел в отставку. Он передал правление кланом старшей дочери, чтобы стать руками Рэцу.

У кланов Девятки было больше единения, нежели у других чисел. По сравнению с отношением в Десяти главных кланах и восемнадцати семьях, они были больше похожи на главный дом и побочные ветви, почти как лорд со своей семьей и его вассалы. Их можно было назвать «традиционной фракцией». Правда о том, как они объединили силы с кланом Кудо против общего врага, уходит далеко в Девятую лабораторию, но клан Кудо стал главным — не Куки, и не Кузуми — из-за харизмы Кудо Рэцу. Хотя в последнее время его влияние упало, — вне зависимости от способности Макото командовать работниками лаборатории, — для поколения предыдущих глав семей Куки и Кузуми, одним словом для Мамору и остальных, Кудо Рэцу по-прежнему был лидером.

— Это не имеет значения. План нужно будет немного подкорректировать, но…

— Как скажете.

— Просто так случилось, что в день Турнира девяти школ, во время испытания Кукол-паразитов, оккультисты из Великого Азиатского Альянса кое-что сделают, и игроки Турнира девяти школ будут тяжело ранены радикалами, манипулирующими общественным мнением из-за кулис. И, подстрекаемые Чжоу Гунцзинем, оккультисты традиционной фракции посетят нашу научно-исследовательскую лабораторию, которая сотрудничает с радикалами.

Рэцу ответил Мамору мягко, но в то же время грубо. Такое решение проблемы вполне подходило, и в целом было слишком удобно.

Однако Мамору план Рэцу не понравился. Он не говорил, что план следует чуть откорректировать, скорее он говорил так, будто план может рухнуть, если всё зайдет слишком далеко. И Мамору, и Рэцу это понимали.

— Следует принять меры, чтобы ученики не стали жертвами…

Под словами «стали жертвами» Мамору имел в виду смерть. Он не придавал значения жертвам, которые получили бы ранения.

— Ничего не предпринимай. У Кукол-паразитов уже установлен ограничитель, не дающим им нападать на гражданских. В текущем тесте мы намеревались испытать их в режиме партизанской войны, но в обычном боевом режиме они не нападут на учеников в гражданской одежде.

Вполне понятно, что они будут ранены, Рэцу не уверял Мамору в обратном.

— А оккультисты не тронут ограничитель?

Естественно, Мамору тревожился, но уверенность Рэцу даже не пошатнулась.

— С самого начала невозможно, чтобы Куклы-паразиты вышли из-под контроля. Паразит связан с гиноидом заклинанием лояльности. А ограничитель — часть заклинания лояльности, у него те же эффекты, как и у древней кельтской магии «Гейс». Оковы лояльности — это условия предоставления Псионов, необходимых Паразиту для работы с гиноидом. Если ограничитель убрать, то Псионы будут выпущены все сразу и Паразит впадет в состояние, похожее на кому. Паразит попросту запечатан в Гиноиде. Основополагающий принцип заклинания лояльности в том, что за нарушение правил придется платить.

— Хотите сказать, что даже если мы обеспокоены уловками Чжоу Гунцзиня, они изначально бесплодны…

— Верно.

Рэцу и Мамору тихо посмеялись.

— Тогда Паразиты не смогут никого покалечить? — спросил Мамору, будто бы сострив в ответ. Однако Рэцу заговорил очень мрачным голосом:

— Куклы-паразиты не воспринимают солдат как союзников. Одним словом, вооруженный человек станет целью. Думаю, приспешникам Казамы-куна суждено стать нашими противниками.

В своих целях Рэцу не ограничился радикалами или традиционной фракцией. Это должно будет положить конец силам, которые ему противостояли. Осознав это, Мамору неосознанно выпрямился.

— Казама правда придет их убрать? Кроме того, Саэки будет молчать?

— Придет. По крайней мере один из его подчиненных точно. — Рэцу что-то вспомнил, но лицо так и не показало эмоций. — Если сын Мии узнает, что целью стал Турнир девяти школ, то он обязательно сделает ход. Даже если будет полагать, что им манипулируют, у него не останется выбора, кроме как вмешаться.

— Мия… доно, Йоцуба? Такой есть под командованием Казамы? — слабым голосом спросил Мамору.

На этот вопрос Рэцу не ответил.

— Если он будет действовать, Казаме-куну придется вмешаться. Или он даст молчаливое согласие. Потому что ни Казама-кун, ни Саэки его не остановят. — Рэцу выпустил небольшой вздох.

◊ ◊ ◊Прошло две трети июля, и Тацуя наконец мог действовать. В дополнение к квартальным экзаменам, ему нужно было разгрести навалившуюся из-за изменений в Турнире девяти школ работу. Игроки уже набрались опыта в новых соревнованиях: «Гребце и стрелке» и «Сбивании щита». На поединках этой недели игроки у партнеров по практике выигрывали чаще, чем проигрывали. Единственным беспокойством остался «Кросс с препятствиями», но кроме пробежки через тренировочный лес, больше ничего сделать было нельзя. Поскольку никто не знал, какими будут препятствия, было невозможно придумать четких решений.

И так ему удалось выскрести немного времени в ночь на понедельник 21 июля. Тацуя собирался присоединиться к расследованию бывшей Девятой лаборатории, которое планировал Якумо.

Сейчас Тацуя отдыхал в отдельном купе поезда, идущего в Нару. Не в автобусе или Кабинке, ставшей на вагон для дальней поездки; это был традиционный поезд, вмещающий много людей. Такие поезда остались в строю, потому что отдавали предпочтение комфорту перед удобством беспересадочной поездки. Таким образом, поезда остались в виде электрических экспрессов с купейными вагонами первого класса по старым стандартам.

Так почему же Тацуя сделал такой выбор, отправляясь на шпионскую миссию? Всё просто — из-за попутчиков.

Сначала Тацуя и Якумо собирались поехать одни. Вот только в купе сейчас сидело четыре пассажира. Миюки умоляла: «Пожалуйста, возьми меня с собой», — вместе с Минами: «Если едет Миюки-сама, то я должна за ней присматривать», — пока он, наконец, не сдался.

— Поездка намного приятнее, чем я думала, Онии-сама. К тому же ещё и довольно быстрая.

Поехать на поезде было идеей Миюки. Почти всю вибрацию поглощали амортизаторы, а скорость была почти такой же, как у самолёта малой дальности. Однако ей было, прежде всего, любопытно. В эпоху, когда люди стали пользоваться наземным транспортом лишь небольшими группами, необычным было даже ездить на автобусе. Тацуя и Миюки впервые путешествовали в купе поезда, перевозящего большое количество людей одновременно. Хотя Тацуя находил в этом мало нового, Миюки явно радовалась. И, похоже, Минами тоже немного оживилась.

Билеты на поезд заказал Якумо. Он хотел было взять высокоскоростной универсал, который вел бы его бывший ученик. Однако когда узнал, что с ними поедет Миюки, изменил планы. Конечно, до гостиницы придется ехать на машине, но это, прежде всего, из соображений безопасности.

Почти невозможно, чтобы Девятая лаборатория и Числа знали об их передвижении. Вряд ли им бы кто-то помешал, но на всякий случай они решили свести на нет и так крохотную вероятность автомобильной аварии. Вроде произошедшей в прошлом году по пути на Турнир девяти школ.

Ну а списать на аварию нападение на поезд просто невозможно, если только противники не склонны совершить непоправимый террористический акт. Была вероятность того, что среди пассажиров затеряется убийца, но с такой группой помощников справиться с убийцей легче, чем с аварией. Разумеется, они понимали, что вероятность нападения практически равна нулю. В конце концов, возможно ведь, что они отправились в поездку, просто чтобы осчастливить Миюки и Минами.

На станции Нара они вышли из поезда и разделились на две группы. Как и договаривались, Якумо сел в Кабинку и поехал в сторону Киото, намереваясь действовать самостоятельно.

Тацуя и другие, попрощавшись с ним на станции, сразу же пошли проходить регистрацию в гостинице. Они распаковали багаж и быстро переоделись. Тацуя снял дорожный костюм и надел рубашку с длинными рукавами. Она была сделана из современного материала, но всё равно для середины лета наряд был довольно странным. Впрочем, он скрывал два CAD, так что ничего не поделаешь. Он немного успокоился, потому что уже нанес под рубашку охладитель, хоть этого и хватит не надолго.

Когда Тацуя покидал комнату, произошло то, что называется «ожидаемая» ссора.

— …Значит, ты всё равно оставишь меня здесь?

Миюки смотрела на Тацую взглядом, будто бы заявляющим, что он — герой, выступающий в долгое путешествие по свету. Она вежливо сложила руки вместе перед грудью. Сколько бы Тацуя ни баловал сестру, он больше не выдержал и ответил очень резко:

— Это опасно. Я тебя не возьму.

— Я не буду обузой!

— В такой час юные леди не ходят гулять. Миюки, ты распутная молодая женщина?

Сейчас было почти девять вечера. В другой день он ничего б не подумал, если бы она вышла в такой час. Просто это сорвалось у Тацуи с языка, когда он в отчаянии думал, что уже не осталось сил её переубедить, но, неожиданно, это подействовало.

— Х… хорошо. Я послушаюсь приказа Онии-самы, — кивнула и наклонила голову от стыда Миюки, она выглядела, словно только что получила удар.

Когда же она научилась такому актерскому мастерству? Подумал Тацуя, склонив голову.

— Минами. Присмотри за Миюки.

Однако он не мог тратить время. Сегодняшняя ночь была единственной, которую он мог использовать. Попросив Минами присмотреть за Миюки (практически, приказав ей охранять Миюки), он открыл дверь.

— Как пожелаете.

Даже не оборачиваясь, он знал, что Минами вежливо поклонилась. Ей наконец выпала возможность исполнить свой долг. Она не могла скрыть счастье в голосе.

Тацуя покинул гостиницу, прежде чем начала бы болеть голова.

◊ ◊ ◊Тацуя выехал из гостиницы на арендованном мотоцикле, заказанном заранее в Токио, и поехал в сторону бывшей Девятой лаборатории. Тем не менее внутрь он заехать не мог — не было ни причин, ни предлога. Он остановился на дороге общего пользования перед научно-исследовательским центром в месте между двумя уличными столбами. Он припарковался на обочине там, где света было меньше всего.

Рядом с бывшей Девятой лабораторией — сейчас она называлась «Девятый научно-исследовательский центр разработки магии», но среди волшебников этот центр до сих пор называли бывшей Девятой лабораторией — почему-то было лишь несколько жилых домов. Даже продуктового магазина не было. Спокойное, умиротворённое место.

Так мало людей, что микрофон легко уловит даже самый тихий шепот. Так мало прохожих, что даже один человек привлечет внимание. Тацуя не ожидал таких трудных условий, потому стал ещё осторожнее.

Из боковой сумки, которая находилась у сидения мотоцикла, Тацуя достал информационный терминал. Делая вид, что на карте проверяет, на правильную ли дорогу свернул, на самом деле он Элементальным взглядом заглянул внутрь исследовательского центра. Бывшая Девятая лаборатория заявляла, что сейчас работает над магией восприятия. Настоящее положение дел, скорее всего, было иным, но всё равно это не значит, что магию восприятия они вообще не разрабатывают.

Даже Тацуя не располагал полной информацией обо всей текущей магии. Без боя или иного шума всё равно была возможность того, что его обнаружат какими-то неизвестными средствами, если он использует Элементальный взгляд.

«Но риск меньше, чем при проникновении внутрь», — сказал он себе и посмотрел с высоты птичьего полета на Идею.

В поле зрения сразу попал весь исследовательский центр. Поскольку они выбрали местом эксперимента Турнир девяти школ, Оружие П должно использовать заклинания. А поскольку они, похоже, собираются провести учебный бой против волшебников, возможно, это оружие, излучающее магию или удерживающее магию.

У Тацуи были догадки о двух видах оружия, излучающих магию. Первая — оружие, использующее субстанции вроде Нино Магатамы, сохраняющей последовательности магии. Уже полгода прошло с того времени, как Тацуя начал исследовать Магатаму, но результатов пока не было. Однако бывшая Девятая лаборатория могла в этом преуспеть.

И вторая — Паразит и дроид в человеческой форме, соединенные в боевой робот. Поскольку таким примером была Пикси, вероятность этого была выше.

Что бы это ни было, он искал скопление Псионов. Если обнаружится устройство, которое может хранить последовательности магии, значит, там будет записанная последовательность магии. Если обнаружится боевой робот, тогда внутри будет сгусток Псионов, принадлежащий Паразиту. Возможность какого-то магического оружия он не рассматривал. А если оно будет использовать Антинит… он ведь сам обладал техникой псевдопомех, так что он знал, что не сможет отличить его от обычного CAD. Бесполезно искать то, что невозможно распознать.

Он внимательно осмотрел каждый уголок исследовательского центра. Как и ожидалось, в одном отделе обнаружилась плотная концентрация Псионов. На этом участке он увеличил фокус своей «техники наблюдения».

«Сосуды с Паразитами… гиноиды?»

◊ ◊ ◊В то же время, когда Тацуя обнаружил Кукол-паразитов.

— …Да? — Из регистратуры позвонили в номер Миюки и Минами. Минами подняла трубку телефона со старомодным дизайном: трубка с динамиком на одном конце и микрофоном на другом. Затем повернулась к Миюки. — Миюки-нээсама. — Дома она беззаботно называла её Миюки-сама. Однако Минами неосознанно решила, что в местах, где их могут услышать другие люди, она будет обращаться так, как ей когда-то сказали. — Гость хочет встретиться с тобой лицом к лицу.

— Лицом к лицу? Со мной? Могу я спросить имя?

— Сейчас.

Минами обменялась несколькими словами с регистратурой и на этот раз, когда она обернулась, выглядела тревожной.

— Куроба Мицугу-сама и Аяко-сама. Они в вестибюле.

Минами заразила Миюки своей тревожностью.

— Сообщи, что я сейчас же спущусь, — распорядилась Миюки и поспешно повернулась к зеркалу.

Миюки спустилась в вестибюль в сопровождении Минами. Там и вправду стояли отец и дочь Куроба.

— Ах, Миюки-тян. Давно не виделись, — обратился Мицугу, углядев Миюки зоркими глазами. Однако Миюки лишь ответила на приветствие и встретилась с ним на полпути.

— Одзи-сама, давно мы с вами говорили.

Связанное любезностями, расстояние между ними сократилось. Миюки глубоко поклонилась.

— Да, но самое главное, что мы оба здоровы, Миюки-тян, — по-семейному улыбнулся Мицугу. Даже в глазах он улыбался. По крайней мере, Миюки со своей наблюдательностью не могла видеть сквозь его исполнение.

— Аяко-тян, три месяца прошло. Спасибо, что в весеннем инциденте одолжила свои разнообразные способности.

Она улыбается так же, как Мицугу? Нет, Миюки в это не верила.

— Всегда пожалуйста. Я рада, что была полезной Тацуе-сану и Миюки-нээсаме.

Поэтому, когда увидела в улыбающихся глазах Аяко свет вызова, Миюки стало чуточку легче.

— Почему мы говорим стоя? Может, присядем и поговорим? Ты там, Сакурай Минами-кун. Пойдем с нами тоже. — Мицугу отдал указания Миюки и Минами, подразумевая согласие. Миюки не была обязана его слушаться, но всё равно покорно последовала за Мицугу.

Мицугу повел их двух (если посчитать дочь, то трёх) не на диван в вестибюле, а в чайную комнату гостиницы. Он привел их в зал, стилизованный под приватную комнату.

— Эта гостиница управляется главной семьей. Хотя не думаю, что Миюки-тян знает, — вдруг упреждающе ударил Мицугу, выдавая конфиденциальную информацию озорным тоном без тени искренности. Миюки продолжила улыбаться, хоть и с трудом.

— Неужели? Это место выбрал Коконоэ-сэнсэй… какое невероятное совпадение?

— Коконоэ Якумо-сан? Тогда это не случайность. Он, должно быть, провел некоторое расследование.

Куроба Мицугу вместе с кланом Куроба опасались имени Коконоэ Якумо. Похоже, ответ Миюки был достоин проходной оценки по стандартам Мицугу. Уголки его губ чуть дернулись.

— Тогда садитесь, садитесь. Ты тоже, Минами-тян. Не стесняйтесь, садитесь. — Первым сев, Мицугу с кресла указал им рукой.

— Хорошо, простите.

Миюки села. Затем Аяко и наконец Минами.

— Уже поздний вечер, мне хотелось бы закончить дела быстро.

— Извини за спешку. Просто нас ждет машина. — Аяко чуть наклонила голову, дополняя слова отца.

— Ах, не беспокойтесь. Если вы уделили мне время перед отъездом, то, должно быть, хотите поговорить о чем-то важном. Да, Одзи-сама? — Демонстративно показав, что поняла неявное сообщение, что они не собираются оставаться тут на ночь, Миюки согласилась с их пожеланиями.

— Точно. В конце концов, мы не планировали оставаться на ночь. — Добавив вступление, в котором не было нужды, Мицугу перешел к делу: — В этом году на Турнире девяти школ будут проводить эксперимент.

— Испытание Оружия П, назначенное на «Кросс с препятствиями»?

— Ты знаешь об Оружии П? — явно удивился Мицугу. Похоже, он не подумал, что Миюки знает кодовое имя оружия. Однако он тут же взял себя в руки и его мысли снова сокрылись за тяжело читаемой улыбкой.

— Нет, только кодовое имя. Онии-сама как раз ушел о нём разузнать.

— Ох…

«Проклятье», — будто бы читалось на лице Мицугу.

— Одзи-сама, что-то произошло?

Она понимала, что это приманка. Однако не знала, какая именно — полезная ей, или нет. Миюки не могла решить. Но если выбор был между «взять приманку» или «не взять», то она выберет «взять».

— На самом деле мы как раз узнали правду об Оружии П.

У Миюки в глазах пробежало волнение. Она ничего не сказала. Не то чтобы она проглотила слова, просто у неё не было слов. Минами, сидевшая рядом, широко открыла глаза и поднесла руку ко рту.

Они не нахмурились на реакцию Миюки, в определенном смысле именно этого они и хотели. Мицугу подал Аяко знак глазами. Та достала из сумочки карту памяти, используемую в мобильных информационных терминалах.

На лице Аяко было немножко ликующее выражение, когда она протянула карточку Миюки.

— Результаты расследования относительно Кукол-паразитов, Оружия П. Возьми, Миюки-онээсама.

— Куклы-паразиты? Это…

— Как ты и подумала, Онээ-сама. Кукла-паразит — это оружие, использующее Паразитов.

Улыбка Аяко была противоположной хмурому взгляду Миюки.

— Как и ожидалось, на этот раз потребовалось много усилий. Ведь мы пошли против одного из Десяти главных кланов. Если информация об оружии, использующем демоническую сущность, просочится наружу, это точно станет целью СМИ. Поэтому они установили очень сильную систему защиты. Думаю, узнать это за одну ночь — невозможно даже для Тацуи-сана.

Расшифровывая хвастливость Аяко, Миюки не могла кое-что пропустить мимо ушей.

— Аяко-тян собрала это…

— Нет, нет. Постаралась не только Аяко.

И на недосказанный вопрос Миюки, Мицугу ответил с частичным отрицанием, подтверждающим причастность Аяко.

— Кроме того, как ты хорошо знаешь, магия Аяко подходит для разведки. Миюки-тян хороша в бою и подавлении врага. Вполне естественно, что у вас разная специализиция.

Мицугу говорил правду. В особенности, когда нужно подавить массу врагов Аяко и в подметки не годилась Миюки. Однако, когда Миюки глядела на карту в своей руке, эта правда её не утешала.

Сейчас Тацуе была нужна сила для разоблачения заговора между военными и кланом Кудо.

Сейчас была полезна для Тацуи не она, а Аяко.

— Прости, что мы тебя позвали. Хотя это и грубо, у нас и вправду мало времени. Нам уже пора уходить.

— Пожалуйста, передай наши хорошие пожелания Тацуе.

Миюки потребовались все силы, чтобы механически ответить паре, которая уже встала со своих мест.

◊ ◊ ◊В бывшей Девятой лаборатории, в месте с плотной концентрацией Псионов, стояли такие же вещи, как Пикси — гиноиды, одержимые Паразитами. Пока Тацуя глядел на них, удивляясь, почему же это женские модели, он понял, что в них установлено заклинание, которое активируется при условии.

«Это? Похоже на магию психического вмешательства, но… заклинание напоминает Лунный удар, но оно установлено в гиноид. Не вижу, в какую часть механизма оно вставлено. Ясно, эту последовательность магии позже чем-то дополнили, но из этого исходят какие-то враждебные признаки. Луна парализует разум, принудительно ослабляя узы воли, чтобы эмоции вырвались от фантомного удара. Это… магия, которая заставит Паразита прийти в бешенство?»

Намеренно заставить оружие выйти из-под контроля… бессмысленность этого сбила Тацую с толку. Как раз тогда зазвонил информационный терминал. Разум Тацуи вернулся из информационного измерения в физическое, так же известное как этот мир. Звук обозначал, что пришло экстренное письмо. Тацуя быстро его открыл. Поле отправителя было пустым, так же, как в том письме, полученном им дома. В письме была написано: «Быстро уходи оттуда».

Похоже, кто-то знал, где сейчас Тацуя, и у него были причины его предупредить. Как только Тацуя прочел письмо, своим «зрением» увидел, как разворачивается магическая атака. Магия высвобождения «Молния» и магия психического вмешательства «Иллюзия». Он не подозревал о готовящемся ударе. Даже если сумеет выхватить CAD, всё равно не успеет активировать магию.

Оценив положение, Тацуя решительно высвободил Псионы с обеих рук.

Хлопок и Псионы с взрывом разбросало.

Прерывание заклинания (Грамм-снос). Антимагия, давлением Псионов сдувающая последовательности магии. Отчасти из-за того, что он активировал магию не в каком-то одном направлении и отчасти из-за того, что применил больше Псионов, чем обычно, точку удара скрыло. Тацуя практически налетел на мотоцикл и быстро умчался.

Толстый туман Псионов стал магической дымовой завесой, помешавшей погоне из бывшей Девятой лаборатории.

◊ ◊ ◊На следующее утро они возвращались в Токио. В отличие от предыдущего дня, на лице Миюки было подавленное выражение. Хотя она пыталась казаться такой же, как всегда, улыбка сестры, похоже, бросила тень на глаза Тацуи.

Возвращаться в таком же купе поезда было скучно. Тацуя вернулся в гостиницу ближе к полуночи. Тогда она казалась вполне нормальной. Когда они увидели друг друга этим утром, не было ощущения, что что-то не так.

Однако когда они встретились с Якумо, зашли в поезд и начали садиться в купе — почему-то Миюки не села рядом с Тацуей, как обычно, — на её лице постепенно появились тучи, и сразу же стало понятно, что она заставляет себя улыбаться.

Это лицо явно показывало, что она не только чувствует себя нехорошо. Через каких-то пятнадцать минут они прибудут в Токио, но такую аномалию он не мог оставить на потом, когда они вернутся домой. Разумеется, его интересовало, что же раздобыл Якумо. Но сейчас Тацуя чувствовал, что в первую очередь он должен думать о Миюки.

— Миюки, что-то случилось? Или ты о чем-то беспокоишься…

— Тацуя-ниисама.

— Всё в порядке, Минами-тян.

Минами попыталась удержать Тацую от вопросов, чтобы прикрыть Миюки. Однако Миюки, в свою очередь, ей не позволила, и сунула руку в свою сумочку. Она достала маленькую карту памяти, используемую в мобильных информационных терминалах.

— Это? — Тацуя нахмурил брови и взял карточку.

— Мне это передали прошлой ночью Куроба-одзисама и Аяко-тян в гостинице.

— Они приходили к тебе в гостинице? — Тацуя повернулся к Якумо, хмурясь. Как смогли отец и дочь Куроба узнать, что Миюки там остановилась?

Они ничего не предприняли, чтобы это скрыть, но Йоцуба не всегда наблюдает за Миюки. Если бы она была им для чего-то нужна, они смогли бы быстро установить её местоположение.

— Ах да. Ту гостиницу спонсирует Йоцубы. Это было неразумно?

Взгляд Тацуи был острым, но Якумо, сидевшего рядом, это, похоже, даже не затронуло, когда он признался и раскрыл конфиденциальную информацию. Нет, не признался, ведь он не видел в этом ничего плохого. Да и у Тацуи не было причин для того, чтобы осуждать учителя.

— Внутри данные об Оружии П… данные о Куклах-паразитах и результаты расследования предстоящего эксперимента.

— Куклы-паразиты… это и есть Оружие П? — Повторив слова, которыми Миюки назвала Оружие П, Тацуя связал это с женскими моделями роботов, которые «видел» прошлой ночью.

Кукла-паразит — «Кукла» + «Паразит». Он не думал, что название такое уж прямое, но его было просто понять. Гиноиды из бывшей Девятой лаборатории явно были куклами с Паразитами внутри.

— Аяко-тян сказала, что да.

Не Мицугу, а Аяко. Наконец Тацуя понял причину подавленности Миюки. Аяко с самого детства чувствовала странное соперничество с Миюки, это было очевидно любому, кто их видел. Однако Тацуя знал, что Миюки тоже тайно считает Аяко соперницей. Их специализации совершенно отличалась, но Миюки всё ещё была ребенком и не хотела это осознавать.

Тацуя, не доставая карточку с коробки, положил её в карман. Его интересовало содержимое, но они как раз подъезжали к Токио и как знать, кто может за ними наблюдать или подслушивать… такой была отговорка, на самом же деле он не хотел делать ничего, что могло бы выглядеть, будто он хвалит Аяко.

Но, всё же, информация стоила похвалы.

— Тацуя-кун, ты не покажешь, что внутри? — Якумо почти свел на нет свою осторожность.

— Мастер, мы уже почти у станции. — Если будет отказываться слишком рьяно, это заметит Миюки, так что Тацуя уделил внимание тону, делая косвенный отказ.

— А по-моему, времени ещё достаточно.

— Мы быстро приближаемся.

— Всё в порядке, Онии-сама. — Казалось, что Тацуя будет отказываться до самого конца. Однако Миюки наклонилась к брату. Глядя вниз, она покачала головой.

Возражение осталось у Тацуи на языке, но он молча склонил голову и согласился с Миюки. В конце концов, сестра поняла, что он делает, так что дальнейшее сопротивление будет не ради Миюки, а ради него самого.

— Мастер, у вас есть терминал?

— Вот.

Тацуя достал кабель, чтобы соединить терминалы напрямую. Это была поездка на одну ночь, так что он взял лишь небольшой портативный терминал. Якумо и он прижались плечами, посмотрев в маленький экран. В тот миг, когда он об этом подумал, то понял, что это не такое уж приятное положение.

Якумо убедился, что шнур соединен с его терминалом и Тацуя переслал данные с карточки. Несмотря на то, что там было лишь текстовое содержимое и диаграммы, он просматривал его на большой скорости, как всегда. Якумо легко придерживался такой же скорости.

Обычно, чтение такого количества данных занимает пятнадцать-двадцать минут, но они управились за три минуты. Взгляд Якумо стал немного самодовольным.

— Поездка оказалась плодотворной.

Возможно, это была его любезность. Будь Миюки в нормальном состоянии, она, наверное, показала бы злую улыбку. Может быть, он ожидал некой обратной связи, потому что, прежде чем Тацуя успел что-то спросить, Якумо передал данные из собственного терминала.

Через кабель перешли обычные досье. К ним было прикреплено три фотографии. Все имена и лица были китайскими.

— Это… персональные данные беженцев-оккультистов из Великого Азиатского Альянса?

— Оккультистов, проникших сюда с континента на прошлой неделе, — Кивнул Якумо в знак согласия с сомнением Тацуи относительно дополнительной информации о дате и времени. Тацуя сразу понял причину.

— Думаю, слишком хорошее совпадение.

В досье была также записана магия, в которой специализируются оккультисты. Дерево и камень, китайская магия, управляющая металлическими куклами. Магия психического вмешательства, временно дающая куклам волю, которая работает через изолированное информационное тело. В досье особое внимание уделялось технике, берущей под контроль изолированные информационные тела, которые находятся под управлением других волшебников. Было написано, что это искусная техника, приводившая в ярость изолированное информационное тело, как только оно выйдет из-под контроля волшебника. Все выделенные техники были такой же магией, которую Тацуя обнаружил на Кукле-паразите — похожей на Пикси робота в бывшей Девятой лаборатории.

— Видно, это не случайность. Были вызваны люди, которых они могут использовать в текущем эксперименте.

— Использовать? Если клана Кудо этого не замышлял… нет, хмм, — спросил Тацуя и сразу понял ответ. Как он и подумал прошлой ночью. Бессмысленно заставлять собственное оружие впадать в состояние берсерка. Обычно этого хотят лишь враги.

— Этот инцидент не так прост. Хотя если это осознать, то замысел окажется простым.

«И вправду, как и сказал Якумо», — подумал Тацуя. Слишком сложные приготовления были закручены вокруг простой хитрости, и на каждом этапе осуществления ожидания всё увеличивались. В конце, когда всё будет сделано, невозможно будет сказать, для чего же на самом деле предназначался эксперимент…

На панели купе высветилось сообщение «прибытие на станцию». Объявления они не слышали.

— Минами, спасибо за усилия.

У них оставалось мало времени, и лишь в этом месте нашлась свободная минутка. Подумав об этом, Тацуя поблагодарил Минами.

Минами кивнула и резко выключила свою силу. Тут же их ушей достигло повторное объявление. Псионовый щит и звуконепроницаемый барьер, который возвела Минами, исчез.

Взгляд Минами снова упал на Тацую, и она поклонилась, не вставая.

Оставить комментарий