Том 13. Глава 8

Опция "Закладки" ()

Группа полковника Сакаи очень поспешно покинула командный центр. Они посчитали, что вряд ли станут целью этого летающего волшебника «Махешвары». Но они прекрасно понимали, что поддерживали эксперимент Кукол-паразитов. Достаточная причина для того, чтобы за ними пришел кто-то вселяющий ужас.

Когда они покинули здание и дошли до парковки, почему-то небо потемнело. Посмотрев вверх, Сакаи понял, что случилось что-то неладное. Там не было ни облачка. Их окутал густой туман.

— Что это?..

— Газ?

— Нет, это магия! — Сопровождающий полковника волшебник сумел правильно понять, что именно создало густой туман. Однако они лишь поняли, что там есть магия. Не зная её эффекты, они не могли заставить её исчезнуть.

— Вы приглашены, полковник Сакаи и остальные.

Когда они переключили внимание на игривый голос, они увидели, как мужчина в расцвете сил, даже в середине лета одетый в костюм и мягкую фетровую шляпу, элегантно поклонился.

— Я приглашаю вас в мир снов.

После этого сознание Сакаи провалилось в темноту.

◊ ◊ ◊

«Кросс с препятствиями» завершился тем, что Миюки завоевала корону девушек, а Масаки корону парней. Общая победа и в этом году досталась Первой школе. Хотя сражение было тяжелым, боевой дух команды Первой школы был даже выше, чем в прошлом году.

В конце концов, Масаки не сумел вырвать общую победу, однако в ночь после вечеринки ученики Третьей школы почему-то появились с довольными лицами. Вполне возможно, что они увидели в Масаки уверенность: «В следующий раз мы обязательно выиграем».

Ну а что касается других школ, Четвертая проявила себя, победив в «Коде монолита» и «Иллюзорных звездах» в дивизионе новичков. За это следовало благодарить очаровательных близнецов, их превосходные манеры, так не подходящие их внешности, ещё больше укрепили ходившие ранее слухи.

Радовались не только игроки. Даже взрослые все вместе поднимали праздничные бокалы…

◊ ◊ ◊

Кудо Рэцу с улыбкой поднялся перед главами дома Куки и Кузуми, чтобы сказать тост. За ними до сих пор следовали все семьи с «девяткой».

Но улыбка не была лучезарной. На ней виднелось сожаление. Даже бывшие главы домов Куки и Кузуми знали, что за сожаление находится глубоко в сердце Кудо Рэцу. Вот почему они не поднимали Рэцу для провозглашения тоста; они часто сами провозглашали тосты, сменяя друг друга и давая намек ему сказать тост вместо них.

— Всех благодарю за ваши усилия. — Наконец Рэцу начал говорить слова благодарности. — На первый взгляд, эксперимент Кукол-паразитов завершился неутешительными результатами, но «Махешваре» пришлось ожесточенно с ними сражаться. Это произведет сильное впечатление на людей, планирующих использовать магию в военных целях.

Послышались одобрительные аплодисменты.

— Те, кто хотели навредить юным волшебникам, вместе с традиционалистами завтра будут повергнуты. Могу сказать это тоже значительный результат.

— Не завтра. — Однако их вдруг прервал голос, прозвучавший по ту сторону двери.

— Кто тут! — Один из низших рангов поднялся и подошел к двери.

Рэцу узнал обладателя голоса ещё до того, как его увидел.

— Казама-кун… и старейшина Саэки.

Однако грубо прервал их встречу не только Казама.

— Давно не виделись, старейшина Кудо.

Все присутствующие потеряли дар речи. Никто не предложил стула Саэки… на что она даже внимания не обратила.

— Что послужило причиной вашего внезапного визита? Это частное собрание. Увы, мы не можем предложить вам радушие, которого вы заслуживаете.

— Я прекрасно понимаю, что этот визит неожиданный. Примите наш подарок, и мы уйдем.

— Подарок?

Манера говорить Саэки была явно не дипломатичной. Но даже в противном случае у фракции «девяти» о ней сложилось бы плохое впечатление как о хитрой лисе, пошедшей против Рэцу.

Среди молча нарастающей враждебности, Саэки подала знак Казаме.

— Я полковник Сакаи из штаб-квартиры JSDF. Я тот, кто вступил в сговор с главой дома Кудо, Кудо Макото, и способствовал тому, чтобы на Турнире девяти школ прошел эксперимент над автономным магическим оружием…

Все присутствующие, кроме Рэцу, поднялись и завопили.

Голос, который проигрывало записывающее устройство в руке Казамы, был подтверждением и признанием того, что они вступили в сговор с домом Кудо, чтобы протолкнуть испытание, в котором ученики старших школ были бы в качестве подопытных свинок.

— …Так полковник Сакаи попал в ваши руки?

— Его схватили не мы.

— …Не могли бы сказать, кто?

— Я получила эту голосовую запись от дома Йоцуба.

Все собравшиеся ахнули.

— Мая… как я и думал, Йоцуба никогда не отпустит тех, кто покушался на их близких. — Рэцу кивнул, странно, но в его голосе чувствовалось согласие.

— Это не так. — Однако Саэки отвергла его слова.

— И что вы этим имеете в виду?

— Когда я получила запись, Йоцуба-доно добавила условие, что запись не должна быть показана публично.

Рэцу с любопытством поднял брови, не в состоянии понять истинные намерения Майи.

— Целью Йоцубы-доно была зачистка группы Сакаи, известной как радикалы, сторонники жестких мер против Великого Азиатского Альянса. Я получила эту запись от Йоцубы-доно при условии, что я подчищу следы и не открою содержимое общественности.

— Ясно… Сакаи-кун заслужил гнев «этой особы», — Рэцу пробормотал в знак согласия. Однако он по-прежнему всё это не мог понять. — Тогда что вы будете делать с данными, которые получили?

— Старейшина Кудо, JSDF больше не будут обращаться с волшебниками как с оружием.

— …

— Если вы так хотите, я ради этого даже поставлю на кон свою голову. Волшебники больше не будут идти в бой против своего желания. Это касается вашего внука, и «его» тоже.

— Вы… хотите сказать мне, что я ушел в отставку?

— Это правда, что Куклы-паразиты — выгодное оружие, но только пока их правильно использовать. Если бы вы создали их десять лет назад, им нашлось бы более правильное применение.

— Вы забываетесь, генерал-майор!

— Достаточно. — Рэцу жестом успокоил Куки Мамору, который от изумления пришел в ярость.

— Вы провели тестовые испытания магического оружия над незрелыми волшебниками. Как бы вы это ни приукрашивали, я не могу сказать, что вы поступили правильно, — вмешался Казама. Его голос был подобен извержению магмы.

— Майор Казама, успокойтесь.

— Мэм, прошу прощения за мою наглость!

На этот раз Саэки упрекала Казаму.

Она посмотрела Рэцу прямо в глаза.

— Пожалуйста, оставьте права волшебников нам, тем кто сейчас на службе. Мы не будем стоять в страхе перед любыми вашими действиями, старейшина Кудо, — просто заявила Саэки.

— Отлично, — ответил Рэцу когда его плечи опустились, казалось, что он выглядел счастливым.

◊ ◊ ◊

16 августа 2096 года. Ночь.

Китайский квартал Йокогамы окутался тихой суматохой.

— Цель следует к западным вратам.

— У нас есть преимущество, мы знаем, где он. Убедитесь, что загоните его в угол с не менее чем тремя людьми.

Группа, мчащаяся в темноте и переговаривающаяся лишь слабым шепотом, была отрядом ликвидации, который возглавлял Куроба Мицугу.

— Цель замечена… гуааах!

— Что случилось?!

— Что-то похожее на гончую…

— Будьте внимательны! Чжоу Гунцзинь использует магию, которая отличается даже от магии Дахана и Великого Азиатского Альянса, — скомандовал стоявший рядом с Мицугу подчиненный. — Он жестче, чем ожидалось, Босс.

— Он крупная дичь, которая основательно впуталась во внутренние дела. Очень маловероятно, что он слаб, — спокойно ответил Мицугу. Не было даже намека на дрожь.

Подчиненный с облегчением продолжил:

— Но ведь госпожа приказала выступать Шибе Тацуе-доно?..

— Мы задержим Чжоу Гунцзиня ещё до того, как он придет, — однако Мицугу, услышав слова подчиненного, вдруг обнажил своё раздражение, будто чтобы сделать своё спокойствие невероятным.

— Всё будет в порядке, если мы не дождемся прибытия Фумии-самы и Шибы Тацуи-доно?

— Что, чёрт возьми, Мая-сан думает? — совсем потеряв самоконтроль, Мицугу, в конце концов, назвал Маю «Маей-сан», несмотря на то что перед ним стоял его подчиненный. — В этих обстоятельствах не нужно использовать этого человека. Этого человека вообще нельзя было выпускать. Этот человек — проявление грехов Йоцубы. Просто закрыть его на замок было бы достаточно для нашего искупления. — Мицугу, увидев ошарашенный взгляд подчиненного, громко кашлянул. — Я иду вперед. Принимай командование.

— Да, босс.

Фигура Мицугу растворилась во тьме.

Всё закончится даже без Тацуи, подумал подчиненный.

— Всё кончено, Чжоу Гунцзинь.

Через несколько минут Мицугу стоял перед Чжоу.

— Боже мой… темная сторона Йоцубы, глава семьи Куроба, предстал перед таким скромным служащим, как я. Похоже, вы меня переоценили.

— Не думай, что мы тебя недооцениваем. Ты стоял за бунтом Бланш, тайно помогал Безголовому дракону, привел особые силы Великого Азиатского Альянса, организовал въезд Паразитов… У тебя и вправду есть наглость делать всё самостоятельно.

— Уверяю, я лишь протянул руку помощи. Рано или поздно это случилось бы даже без моего содействия.

— Ты хорошо потрудился. Чтобы позже стало сейчас.

— Разве вы не думаете, что отсрочка ничего бы не решила?

— Не вижу причин, почему отсрочка — это плохо.

Мицугу медленно сокращал расстояние.

— На таком расстоянии ты не сможет использовать свою специальность Призрачный шаг. Сдавайся, Чжоу.

— И вправду. С такого расстояние моё прорицание бесполезно.

Чжоу не потерял спокойствие, когда понял, что его специальное заклинание не будет действовать.

— Тогда это будет немного больно… 疾, [哮天犬]*!

У Мицугу не было времени даже на то, чтобы хоть удивиться.

С ночного неба спустилась четвероногая тень.

Силуэт гигантской гончей кинулся на Мицугу и откусил ему руку.

— Гух…

Мицугу безмолвно рухнул на землю.

Черная гончая уже исчезла без следа.

— Боже мой… мне потребовалось десять лет, чтобы его подготовить. Но зато получился неплохой обмен на руку Куробы Мицугу, — пробормотав эти слова, Чжоу Гунцзинь скользнул в тень.

— Отец!

Когда Фумия привел Тацую, он, едва увидев силуэт Мицугу, продрался через стену мужчин в чёрном и подбежал к тому, выражение его лица заметно изменилось.

— Кто это сделал… Ах да! Тацуя-ниисан! — Фумия вспомнил необычную силу своего уважаемого троюродного брата, и с тоской на него посмотрел. В ответ Тацуя левой рукой достал CAD в форме пистолета.

— Нет… мне не нужна твоя помощь.

— Отец, что ты говоришь?!

— Фумия. — Тацуя сказал Фумие контролировать себя и не прибегать к насилию по отношению к тяжело раненному человеку, тряся того. Затем направил CAD в левой руке на Мицугу.

— Это вас не обрадует, но если оставить вас таким, это лишь сделает Фумию и Аяко несчастными.

Затем он активировал Восстановление. Откушенная правая рука Мицугу, которая находилась до этого в неизвестном месте, появилась из ниоткуда и соединилась обратно с телом.

Тацуя машинально придавил собственную правую руку и пробормотал, будто сам себе:

— Оставить позади Миюки с Аяко и прийти сюда было правильным решением. Но как бы то ни было, Куроба-сан, что бы вас так серьезно ранили… что за магию использовал Чжоу Гунцзинь?

Мицугу покачал головой, с раздражением посмотрев на свою руку и всячески избегая смотреть Тацуе в глаза.

— Я не знаю. Чжоу Гунцзинь сказал что-то вроде «Воющая Небесная Гончая», но невозможно, чтобы существовало заклинание с таким именем.

— Если название вымышлено… тогда это, должно быть, магия трансформации тела. Он сложный противник…

Тацуя не спросил, куда побежал Чжоу.

Всё, что он сейчас знал, это то, что они должны любой ценой его найти.

(…Продолжение в следующем томе)

  1. ↑ Чжоу сказал это на китайском. Буквальный перевод «вызов, «Небесная гончая»»

Оставить комментарий