Том 20. Глава 6

Опция "Закладки" ()

Наконец, настало 28 марта.

Публичные дела Миюки в качестве наследницы семьи Йоцуба закончились вчера. На сегодня запланировано посещение банкета по приглашению подруги, и Тацуя должен пойти с ней за компанию.

…Это по официальному расписанию.

Однако основной задачей на сегодня является работа, порученная нынешней главой семьи Йоцуба. Изначально порученной работой было — обеспечить успешное проведение банкета, остановив диверсию.

— Миюки-сама организовала договорённость о своем присутствии на банкете, но теперь это стало ненужным. — Сказал присланный главой семьи Йоцуба дворецкий Сиракава с мягкой улыбкой лице.

Он имеет 6-й ранг среди 8 дворецких и не входит в тройку имеющих доступ к секретам Йоцубы.

Однако это были секреты, к которым имели доступ кроме главы семьи лишь горстка людей из главной и побочных семей, ранг 1 среди дворецких — Хаяма, ранг 2 — Ханабиси, ранг 3 — Куребаяси, а также инженеры, связанные с центральным объектом бывшей Четвёртой лаборатории. Но это не означало, что начиная с 4 ранга, дворецкие, включая Сиракаву, не знали факты об остальной деятельности Йоцубы, скрываемой от мира.

Сиракава также обладал необходимыми знаниями для поддержки выполнения миссии. Вот почему его отправили сюда.

— Однако трудно судить о том, нужно ли участие Тацуи-сама в банкете или нет.

Тацуя не мог винить Сиракаву в недостатке внимания, как главного представителя присланного подкрепления. Ведь Миюки с нетерпением ждёт, чтобы Тацуя сопровождал её там, поэтому он был немного расстроен.

— Я уверен, что деятельность врага будет крайне ограничена, ведь на этот раз мы знаем, когда и где находится их цель. Поддержка также хорошая.

Это были высокомерные слова. Но это были реальные мысли Тацуи. Однако, не только Миюки, но и Минами и Сиракава знали, что эти звучащие высокомерно слова не несли в себе гордости.

Зная атакуемый объект и не приняв при этом меры, противник сможет победить силой только в случае, если силы защиты будут ограничены. К нынешнему случаю это не относится. Так как не нужно было искать, где прячется противник, для Тацуи это было лёгкое дело.

Тацуя и остальные находились сейчас на яхте, подготовленной семьей Йоцуба. Сразу после инцидента Йокогамы, спрогнозировав, что работы на море станет больше, второй ранг среди дворецких главного дома Ханабиси заказал её на верфи Нагасаки, и прибыл вчера на Окинаву для помощи в текущей миссии. Выглядящий как яхта для досуга, это был «волк в овечьей шкуре», высокоскоростной корабль, напичканный оборудованием для сражений.

— Отправляемся.

На этот раз, за штурвалом был Сиракава. И Тацуя и Минами были технически способны управлять, но только у Сиракавы была лицензия на управление небольшими судами, способными выходить в открытое море, в то время, когда у Тацуи её не было из-за возрастных ограничений.

Кроме того, Тацуя должен сосредоточиться на перехвате врага, а Минами всегда должна быть рядом с Миюки в качестве эскорта на вечеринке. Оставить управление Сиракаве было естественным выбором.

— Хорошо.

После того как Миюки дала свое разрешение, Сиракава запустил двигатель быстрой лодки, замаскированной под яхту. Отправление было таким мягким, что совсем не чувствовалось движение.

Три дня назад корабль, заимствованный у армии Джозефом, был удобен, но эта быстрая лодка оказалась более комфортной.

По-видимому, это достигалось с помощью какого-то магического ухищрения. Сам корабль был магическим устройством, похожим на оружие с интегрированным CAD. Тацуя своим восприятием нашел еще одного слугу Йоцубы, который, видимо, попал на борт в качестве инженера, чтобы активировать магию, избавляющую от качки и вибраций.

◊ ◊ ◊

Обычный самолет с главного острова Окинавы до острова Куме летит около трёх часов, а эта скоростная лодка достигла порта на востоке острова за два часа.

— На максимальной скорости мы бы добрались за час, но я выбрал движение с максимальным комфортом. — Сказал дворецкий Сиракава.

Они не отправились прямо на искусственный остров «Сайкасин», а прибыли на остров Куме, потому что банкет начнётся вечером, а сейчас ещё нет и полудня.

— Миюки.

— Тацуя-сан!

Шизуку и Хонока ждали в порту. Миюки сообщила им заранее о запланированном времени прибытия.

— Хонока, Шизуку. Вы пришли нас встретить?

Миюки не сказала Тацуе, что отправила сообщение этим двоим. Хоть для него появление Хоноки и Шизуку было неожиданным, но он не был удивлен. Возможно потому, что он думал о такой возможности? Или бессознательно думал, что на его работу это никак не влияет? По крайней мере, он не думал о Хоноке и Шизуку, что «неважно, нужны они или нет».

— Вы двое уже обедали? Если нет, как насчет присоединиться к нам?

Тут он попал в точку, потому что они сами хотели это сказать.

— Конечно! Непременно! С радостью!

— Хонока, ты перевозбудилась. …Мы тоже собирались перекусить.

Тацуя еле заметно улыбнулся, глядя на готовую плясать от восторга Хоноку, и застеснявшуюся от неожиданного предложения Шизуку. Это была добрая улыбка, а не то ироничное выражение лица с натянутой улыбкой, которое он привык демонстрировать с первых дней после поступления в старшую школу.

По совету Хоноки они взяли «Креветочные гамбургеры». Хонока обосновала свой выбор тем, что банкет будет в стиле приёма гостей со шведским столом с дорогой едой, поэтому днём лучше съесть что-нибудь простое. На выбор у них были гамбургеры с креветками двух видов жарки, фри и соте. Пять человек (Тацуя, Миюки, Хонока, Шизуку и Минами) взяли один гамбургер, разрезали его на части, и опробовали еду, которую трудно добыть в Токио.

— Кстати, Тацуя-сан, где вы собираетесь переодеваться?

На десерт после этого был Окинавский зензай (политый сиропом тёртый лед), во время которого Шизуку спросила Тацую, глядя при этом на Миюки. Шизуку, вероятно, беспокоилась о том, что им, остановившимся в отеле на главном острове Окинавы, негде будет переодеться. Это был действительно актуальный вопрос.

— Если хотите, тут есть неподалеку салон красоты.

— Спасибо. Но всё в порядке. Мы переоденемся на яхте.

Однако для Миюки уже всё было предусмотрено. Хоть и не такое хорошее, как в салоне красоты, но на яхте (замаскированном быстроходном катере) была выделенная под это дело каюта с зеркалом в полный рост и принадлежностями для макияжа. Поэтому она могла отправиться на вечеринку прямо с корабля.

Тацуя почувствовал беспокойство, достаточно ли этого, услышав этот вопрос.

— Миюки, почему бы тебе не принять предложение Шизуку, ведь она ради нас старалась.

Тацуя считал, что Миюки несравненна по красоте и без специалистов по макияжу. А также думал, что если специалист будет непрофессиональным, то может даже испортить очарование Миюки. Из-за этой подсознательной мысли он даже не думал зарезервировать место в салоне красоты на главном острове Окинавы или на острове Куме.

Однако, специалист, которого наняла Шизуку, вряд ли будет «непрофессионалом». Скорее всего, это будет первоклассный специалист, который хоть как-нибудь, но сможет всё-таки улучшить образ.

Миюки почувствовала бессознательный ход мыслей Тацуи.

— Если Тацуя-сама так говорит, то… могу ли я об этом попросить?

— Угу, хорошо. — Не показывая какого-либо раздражения, Шизуку ответила Миюки, отвергнувшей свои прежние слова. — Минами тоже.

Услышав неожиданное имя в речи Шизуку, сказанное в обращении к Миюки, Минами посмотрела на Тацую.

— Было бы неплохо позаботиться о Минами тоже.

Подталкиваемая своим принципом необходимости дать немедленный ответ, Минами со словами «Да, пожалуйста», поклонилась Шизуку.

◊ ◊ ◊

В 2 часа дня Тацуя на такси доставил платья Миюки и Минами в отель, где остановилась Шизуку. И когда подготовка закончилась, Миюки связалась с ним за два часа до начала вечеринки, в 16:30. Время ожидания было неожиданно коротким. Быстрей, чем ожидалось, Миюки вернулась от первоклассного стилиста, который подготовил надлежащий для прихода на банкет образ. Нет, лучше сказать, не стыдясь красоты Миюки, он проявил свой талант. Можно сказать, что управиться в два с половиной часа — довольно быстрый результат.

Однако также фактом является то, что и осталось немного времени. Встретив Миюки с Минами, Тацуя решил сразу же отправляться.

К тому же, Шизуку и Хонока сказали, что планируют отправиться на место проведения банкета на вертолёте. Искусственный остров «Сайкасин» построен в 30 километрах к западу от острова Куме. Вертолёт долетит туда минут за 10. Эти двое (особенно Хонока) настойчиво звали отправиться вместе на вертолёте.

Действительно, при наличии вертолёта можно не волноваться. Однако для удобства своей настоящей работы, Тацуя не мог принять предложение Хоноки и Шизуку. Миюки не может действовать отдельно от Тацуи, работа Минами заключается в охране Миюки. В таких вот обстоятельствах эти трое во главе с Тацуей вернулись на свой быстроходный корабль и взяли курс на искусственный остров.

Когда Миюки с Минами готовились к банкету, Тацуя тоже не сидел без дела. Он посетил военную базу на севере острова, где встретился с Казамой и передал ему последние данные по местоположению Джеймса Дж. Джонсона, полученные «Элементальным взглядом». После встречи он на разведывательном самолете ВВС облетел окрестности искусственного острова, проверив обстановку как своими глазами, так и своими «глазами».

В восточный порт он вернулся в 16 часов. Он быстро переоделся в костюм для вечеринки и отправился забрать Миюки с Минами.

Это сжатое расписание оказалось утомительным для Тацуи. Хотя было бы немного легче, если бы не было обеда с Хонокой и Шизуку, но он не собирался жаловаться на это. И то, что он смог наконец перевести дыхание, когда лодка отправилась, было не притворством.

Тацуя снял пиджак, повесил его на вешалку и сел в кресло в каюте. Хотя это был не диван, кресло было с мягкой высокой и широкой спинкой с подголовником, дающее ощущение полного комфорта.

На мгновение на ум пришла мысль, что костюм мог помяться, ещё одна смена одежды будет проблемой. Но он остался сидеть в кресле.

— Онии-сама?

На стук никто не ответил. Удивившись, что ответа нет ни на стук, ни на голос, Миюки осторожно открыла дверь.

— Ох! — Невольно издав удивленный звук, Миюки прикрыла рот обеими руками. Не было заметно, чтобы Тацую это разбудило. С облегчением приложив руку к груди, Миюки вошла в каюту Тацуи, стараясь не шуметь.

Увидеть это беззащитное спящее лицо было счастьем для Миюки. Она знает. Даже во время крепкого сна Тацуя чувствует признаки активности вокруг себя. Даже во сне он всегда в состоянии готовности к бою.

Он до сих пор не проснулся лишь по причине, что не считает Миюки врагом во всех смыслах этого слова. Это было свидетельством того, что Тацуя всесторонне доверяет Миюки и не видит смысла защищаться от неё.

Миюки продвинулась дальше, ближе к Тацуе.

Оглянувшись, она убедилась, что дверь плотно закрыта. Всё ещё беспокоясь, она несколько раз посмотрела по сторонам, после чего успокоилась, как будто осознав, как выглядит её поведение со стороны. Закрыв глаза и приложив руки к груди, она восстановила дыхание в порядок. Открыв глаза, придерживая волосы одной рукой и край юбки другой рукой, Миюки медленно приблизила лицо к Тацуе.

За два дня до Конкурса диссертаций, в октябре позапрошлого года. Поздним вечером за два дня до того самого инцидента Йокогамы. Помня свой провал в аналогичной ситуации, когда её рука соскользнула, Миюки поддерживала свое тело, не касаясь поручней кресла, на котором сидел Тацуя.

Между тем,

Губы Миюки приближались к губам Тацуи.

Всё ещё не было никаких признаков, что Тацуя проснулся.

Расстояние было даже меньше чем когда дыхания начинают смешиваться,

Оставалось, наверное, меньше миллиметра.

Миюки, плотно закрыла глаза,

И внезапно развернувшись, убежала из каюты Тацуи, покраснев до ушей.

Сайкасин имеет подводный горнодобывающий завод на дне океана, а сам из себя представляет восьмиугольник правильной формы, держащийся на плаву на 12 цилиндрических понтонах, а также имеющий 4 трубы для подъёма руды. Сама платформа искусственного острова представляет собой пятислойную структуру, поделённую на жилые участки, среди которых есть роскошный отель для гостей острова.

Сегодняшний банкет состоится в банкетном зале отеля, находящегося в первом сверху слое («этаже») платформы.

За 30 минут до церемонии открытия приглашенные гости один за другим собирались в вестибюле перед банкетным залом.

— …Я точно не буду тут лишней? — Сказала Саяка, смотря на толпу джентльменов и леди в дорогой одежде и с дорогими аксессуарами, что показывало их высокий социальный статус, хоть она в этом и не разбиралась.

— Все в порядке. Мибу-сан, тебе действительно это идёт.

— Правда ли?

Даже слова Азусы не были для неё убедительными, Саяка нервно теребила пальцами кончик своего палантина*.

[Накидка на плечи, типа шарфа]

— Лишние переживания, Саяка. Как видишь, кроме нас тут есть другие школьники и студенты. К тому же, этот банкет не является главным событием этой поездки. Нужно отбросить лишние мысли и отрываться по полной.

— Д-действительно. — Услышав от Канон слова воодушевления, Саяка наконец успокоилась. Как и сказала Канон, в вестибюле повсюду можно было увидеть молодых людей возраста 20-25 лет, а также девушек, выглядящих как их ровесницы.

Внезапно взгляд Саяки и Канон привлекли их кохаи, спускающиеся по лестнице в вестибюль.

— Тиёда-сэмпай, Мибу-сэмпай, рано вы пришли.

Заботясь о том, чтобы не потревожить остальных гостей, к ним подошла Хонока и заговорила с ними.

Подошедшая с ней Шизуку слегка поклонилась.

— Мицуи-сан, Китаяма-сан, вы пришли вдвоём?

Группа Канон была приглашена от имени семьи Исори, сама Канон сопровождает жениха, а остальные пятеро — как друзья Исори. Однако в случае Шизуку, её родители были изначально приглашенными гостями, а Хонока и Шизуку — их сопровождением. Поэтому при входе в место проведения они не должны быть отдельно от родителей.

— Нет, вон там. — Как всегда немногословная Шизуку взглядом показала Канон направление. В том месте, куда смотрела Шизуку был ученик средней школы и супружеская пара Китаяма, Ушио и Бенио, которые обменивались приветствиями с известными политиками, которых Канон тоже знала.

— Удивительно. — Восхитилась услышавшая их разговор Азуса, стоящая рядом.

— Этот человек ведь был довольно выдающимся политиком? Вон тот, подошедший поздороваться с другой стороны… — В голосе Канон было слышно не только впечатление, но и удивление.

— Довольно выдающимся говоришь? Это один из старших министров. Он — очень влиятельный человек из семьи, связанной с JSDF, но там не о чем беспокоиться. — Сказал шепотом неизвестно когда подошедший Исори.

Семье Китаяма не принадлежит ни одной компании, связанной непосредственно с вооружением. Однако корпоративная группа семьи Китаяма держит крупную долю в производстве промежуточных товаров для вооружения, от пуль до истребителей. Поскольку производство боеприпасов для внутренних нужд армии не является основным видом деятельности, то в случае потери благосклонности Китаямы Ушио, поставки армии могли бы застопориться, а продажи могли быть перенесены на гражданское использование или экспорт. Использованное Исори выражение «не беспокоиться», можно сказать, отражало такое положение дел.

— В таком случае, мы тоже пойдем их поприветствуем.

— Кого?

— Обе стороны, конечно. — Подтолкнув сзади спросившую Канон, Исори направился к Ушио, Бенио и беседующему с ними политику.

— Не надо так волноваться. — Саяка и Азуса провожали взглядом спины уходящей парочки, и, застигнутые врасплох шепотом Шизуку, заморгали непрерывно, как голубь, застигнутый врасплох выстрелом из игрушечного ружья. Даже если они не пойдут на приветствие сейчас, остается ещё Шизуку. Даже после начала вечеринки будет много возможностей для разговора. В результате на лицах этих двоих показалось серьёзное выражение.

Внешне выглядя спокойным, Исори был далек от полного самообладания.

— Хонока, что случилось? — Шизуку, в свою очередь, ещё не видела, как там дела у Исори. Она разговаривала с Хонокой, которая то и дело беспокойно озиралась по вестибюлю. Тем не менее, она знала, не спрашивая, кого ищет Хонока.

— Тацуя-сан, похоже, ещё не пришел?

— Точно. Как только прибудет группа Миюки, все сразу поймут это. — Шизуку имела в виду «ты забыла о Миюки и Минами», но её слова так и не добрались до Хоноки.

◊ ◊ ◊

В то время, когда Хонока высказывала своё волнение, скоростная лодка с группой Тацуи уже давно прибыла в порт искусственного острова. Миюки не появлялась в вестибюле, потому что не любила быть окружённой людьми. Окутанная множеством тайн принцесса Йоцубы вызывает немалый интерес среди народных масс, которые устремятся пообщаться с ней. А умопомрачительный внешний вид Миюки только усугубит эту ситуацию.

Тацуя не приближался к месту проведения по другой причине. Он направлялся к недавно открытому подземному торговому центру искусственного острова. Полноценные продажи во всех магазинах начнутся со следующего месяца с началом работы горнодобывающего подводного завода, но некоторые сувенирные магазины и магазины повседневного спроса уже были открыты.

Он обнаружил Джеймса Дж. Джонсона перед известным магазином, имеющим отделения по всей стране. Джонсон изменил свой цвет волос и глаз, а также сбрил усы. Кроме того, с помощью подброни он поменял вид своего телосложения. Однако «взгляд» Тацуи этим не обмануть. Он изначально нашёл не обычными глазами, а зафиксировал и прочитал местоположение «Глазами Духов».

Противник также должен был понять приближение Тацуи. В частности потому, что Тацуя совсем не прятался. Тем не менее, можно было сказать, что отсутствие хотя бы малой нервозности было хорошим знаком.

С Джонсоном была выглядящая на 12-13 лет девочка. Рыжие волосы и зеленые глаза. Цвета отличались от показанных Казамой на фотографии. Но Тацуя никогда бы не ошибся, хотя она была в одежде, слегка увеличивающей зрительно её рост, а также очень сильно изменила образ, сменив прическу.

Девочка подняла свой взгляд. Её и Тацуи взгляды встретились.

— Прошу прощения. — Слегка поклонившись, Тацуя обратился к Джонсону. — Сегодня мы проводим закрытый банкет, поэтому… я бы посоветовал любопытным взглядам держаться подальше.

— Нет, пожалуйста, не беспокойтесь об этом. — Ответил Джонсон нервным голосом и попытался поспешно уйти от Тацуи. Однако Тацуя не мог позволить им уйти просто так.

— Госпожа, также примите мои извинения. Такое обращение по отношению к даме недопустимо. Прошу прощения. — Взглянув девочке… капитану Жасмин Уильямс прямо в глаза, он высказал формальные извинения, которые не используют в общении с детьми.

— …Благодарю за учтивость. На самом деле, не беспокойтесь на счёт этого. — Ответила девочка подходящим к своей внешности высоким формальным голосом и поклонилась. После этого Джонсон и Жасмин развернулись и ушли.

◊ ◊ ◊

Удостоверившись, что сзади Тацуя вошел в магазин, Джонсон ускорил шаг. Жасмин приходилось немного бежать, чтобы поддерживать его темп, но он не сбавлял скорость. Джонсон успокоился только когда они, свернув за угол, ушли с линии прямой видимости магазина. Но он всё ещё шёл, просто сбросив скорость до нормальной для Жасмин.

Добравшись до слепого пятна в камерах наблюдения, Джонсон остановился. Джонсон и Жасмин быстро огляделись по сторонам. Убедившись, что никого нет, они заранее подготовленным ключом открыли дверь на лестницу для рабочего персонала и вошли внутрь. После этого они, Джонсон очень глубоко, а Жасмин слегка, вздохнули.

Но эта расслабленность была лишь на момент.

— Джас.

— Чего?

— Как нас заметили… на твой взгляд?

— Без понятия. — Жасмин покачала головой с серьезным лицом в ответ на вопрос Джонсона, заданный нервозным голосом.

— Не было никаких признаков преследования. Признаков применения магии тоже не было…

Голос Жасмин был неожиданно беспорядочен.

— Джей, не было никаких признаков использования магии? Мы ведь ничего не сделали?

Жасмин назвала Джонсона дружеским именем, а не военным обращением, как обычно. Это было признаком того, что она в смятении.

— Джас, что случилось?

Жасмин на один год моложе Джонсона. Но сейчас в его глазах она была беспомощной, соответствующей своему облику, девочкой.

— Не знаю… Признаков магии не было. Не было ощущения магической атаки. Тогда почему? Почему возникло такое чувство тревоги? Что это за жуткое чувство, когда внезапно будто осознаешь себя с обернутой вокруг шеи веревкой, затягивающейся всё туже?

— Джас, успокойся.

По правде говоря, у Джонсона уже было воспоминание о том ощущении, которое испытывала сейчас Жасмин. Услышав её слова о «затягивающейся петле», он вспомнил тот шок, который сам испытал в тот раз. Однако он как-то смог подавить в себе чувство тревоги и унять дрожь, после чего, сделав максимально бесстрашное выражение, посмотрел Жасмин в глаза.

— Я тоже не видел, чтобы с тобой что-то сделали. По крайней мере этот парень даже пальцем тебя не тронул.

Сбитое дыхание Жасмин понемногу пришло в норму.

— …Извини. Это несвойственное мне расстройство. Этот волшебник Йоцубы выглядел так, будто понимает слишком много.

— Да. Несомненно от этого парня ощущалась какая-то таинственность.

Жасмин слегка расслабилась, потому что считала, что Джонсон так пошутил. Однако Джонсон был абсолютно серьёзен.

— Джас, на этот раз остановимся?

На понимание смысла этих слов у Жасмин ушло несколько секунд.

— …Не говори ерунды. Приказ о разрешении активных действий уже получен.

— Я намеренно это сказал. Эта миссия… опасна. — Джонсон намекал на отказ от миссии.

— Капитан Джонсон, эти слова тянут на военный трибунал.

— Здесь только мы. Это означает, что мы сами являемся теми, кто принимает решения в этой операции. Если ожидается серьезное ухудшение ситуации, мы по своему усмотрению можем принять решение об эвакуации.

— Это только в случае, когда фатальная ситуация предсказана с высокой точностью! Ничего настолько специфического ещё не произошло.

— Разве это обычный магический бой в нашем представлении!? Это тайная битва между волшебниками. Неизвестно, какая угроза может ждать!

— Всё то же самое есть и в обычной работе! Это не повод убегать!

Джонсон и Жасмин уставились друг на друга. Первым, кто отвел взгляд, был Джонсон.

— …Извини. Не знаю, что на меня нашло.

— …На этот раз притворюсь, что ничего не слышала.

Жасмин приняла извинение признавшего свою ошибку Джонсона.

— Да. …Пора возвращаться? Банкет скоро начнётся. Тот парень уже, наверное, ушёл.

— Пойдём.

Джонсон прошёл по лестнице в проход и направился к другой двери. Идущая за ним Жасмин пыталась подавить свое собственное желание отказаться от миссии, которое она, несомненно, тоже почувствовала.

◊ ◊ ◊

Тацуя купил в магазине минеральную воду и вернулся к ожидающей на яхте Миюки. Ему не хотелось пить. Просто он посчитал, что выйти из магазина, ничего не купив, будет выглядеть неестественно.

— Онии-сама, уже пора отправляться на место проведения?

Когда Тацуя покидал яхту в одиночку, он сказал, что вернётся, когда придет время отправиться на банкет. Но он неожиданно покачал головой на вопрос Миюки.

— Немного времени ведь ещё осталось? Дай мне пять минут.

— Ничего страшного… Неужели, Онии-сама?

Причина, по которой он вернулся на корабль. Вероятно, чтобы третья сторона не ушла от его наблюдения. Размышляя над этим, из фразы «не уйти от наблюдения» Миюки поняла, что собирается делать Тацуя.

— Я позову тебя, когда придёт время.

— Спасибо.

Ответив на предложение разобравшейся во всём Миюки, Тацуя зашёл в свою каюту.

Хотя Миюки и Минами не войдут без разрешения, Тацуя всё равно на всякий случай запер дверь, снял пиджак и сел на стул. И сразу же закрыл глаза. Конечно не для того, чтобы вздремнуть. А для того, чтобы направить свой «взгляд» на мир, который не может быть воспринят только пятью чувствами.

Тацуя может «видеть» информационное измерение даже в то время, когда смотрит на обычный мир невооруженным глазом. Однако намного проще сделать это, наблюдая медленно и с пониженной стимуляцией пяти обычных чувств.

Используя в качестве ориентира выпущенную ранее через Идею псионовую пулю, он получил доступ к информации о «девочке», с которой встретился накануне.

«Жасмин Уильямс. Капитан магического корпуса вооруженных сил Австралии. Значит, всё-таки возраст и внешность не совпадают?»

Улучшенный волшебник с генетической аномалией.

Даже поняв это, Тацуя не дрогнул. Относиться к врагу предубежденно из-за такого было бы очень легкомысленно для него. Являясь врагом, для Тацуи они — лишь цель, которую нужно нейтрализовать. Если она перестанет быть врагом, то отношение к ней может измениться.

Чтобы точно убедиться, Тацуя также проверил метку Джеймса Дж. Джонсона. Она всё ещё отслеживалась без проблем. Он понял, что она проработает ещё дня три, если конечно не будет обнаружена.

«Может и опрометчиво… но это будет хорошим практическим испытанием.»

Закончив, Тацуя открыл глаза и посмотрел на часы в каюте. Потребовалось больше времени, чем он ожидал. Когда он уже встал и начал надевать пиджак, в дверь раздался стук.

— …Онии-сама. Уже почти пора.

— Понял. — Ответив Миюки, он открыл дверь. Волосы Миюки были без её обычных украшений и собраны вверх в пучок, а на оставленной открытой шее сияло трёхцветное ожерелье, хорошо сбалансированное из жемчуга белого, черного и золотого цветов.

◊ ◊ ◊

Начался банкет, посвящённый завершению «Сайкасина». Дверь в зал проведения открылась, и люди, слоняющиеся по вестибюлю, начали медленно проходить внутрь.

Есть люди с двумя типами мышления: когда начальство должно заходить первым, и когда большие шишки входят после всех. Сегодня, казалось, ни один из них не применился, и люди просто начали входить начиная с ближних ко входу. По этой причине не ожидавшая в вестибюле группа Тацуи была последней, но и не считалась опоздавшей. Другими словами, Миюки в сопровождении Тацуи и с Минами за спиной, вошла в зал, уже заполненный людьми.

В момент её входа, зал, прежде полный шума, затих. Как будто появился главный герой. Нет, в этот момент, Миюки, безусловно, была звездой этого места. Люди, затаив дыхание, не шевелясь, будто потеряв осознание самих себя, смотрели на эту красоту, которую не может иметь простой смертный.

Миюки слегка смущенно улыбнулась под всеми этими взглядами и, остановившись в центре зала, слегка поклонилась.

Тем самым, оковы разума с людей в зале были сняты.

Шум голосов вернулся. Почти все из них были про Миюки: «Кто эта красавица?», «Она из Йоцубы…», «Что? Она!?». Было всего несколько исключений. Само собой, это были давно знающие Миюки ученики и выпускники Первой школы, а также родители Шизуку.

Тацуя с Минами первым делом сопроводили Миюки поприветствовать Китаяму Ушио. Это вполне естественно, потому что они были здесь именно его гостями.

— Давно не виделись. Благодарю за сегодня. — Тацуя вежливо поклонился. Вслед за ним поклонились: Миюки элегантно и мило, а Минами невинно и сдержанно.

— И вам тоже спасибо. Благодарю за учтивость. — Собрав на себе много взглядов из зала, Ушио с улыбкой ответил Тацуе. Тацуя и Миюки также встречались с Ушио в прошлом месяце, после инцидента с терактом в Хаконе. Таким образом, хоть на самом деле это и не было «давно не виделись», но не нужно было честно говорить правду в ситуации, когда кто-то может подслушать. К тому же, с женой Ушио, Бенио, они действительно давно не виделись, поэтому это было не странное приветствие.

— С момента нашей предыдущей встречи ты стал выглядеть намного величественней.

Бенио заговорила с Тацуей подходящим её положению общительным тоном. Однако Тацуя смог прочитать в её словах скрытую жалобу: «Ты хорошо меня обманул в тот раз».

— А мадам всё также прекрасно выглядит, и ничуть не изменилась. Для меня большая честь видеть вас сегодня. — Тем не менее, Тацуя совершенно не чувствовал вины. Бенио, смотря на него злым взглядом, как-то смогла сохранить дружелюбную улыбку на лице.

— Ватару-кун, давно не виделись. Ты ведь уже в средней школе? — Пытаясь разрядить обстановку, Миюки заговорила с Ватару, напряженно стоящим рядом с Бенио. Красивый голос, подходящий прекрасной внешности раздался по залу словно звон колокола и снова заставил многих, независимо от их возраста, окаменеть.

— Да, с этого апреля я ученик средней школы!

Напряженность Ватару была вполне обоснованной. Несмотря на бессмысленный по содержанию ответ, было достойным уважения даже то, что он вообще смог заговорить.

Разговаривая с Тацуей, Ушио с горькой улыбкой наблюдал за таким состоянием сына.

— Моя дочь тоже здесь. Не хотите ли пойти с ней пообщаться? — Там, куда Ушио указывал взглядом, собравшись в одну группу, стояли Шизуку, Хонока и выпускники.

— В таком случае, мы воспользуемся вашим предложением.

Поклонившись ещё раз, группа Тацуи покинула Ушио.

Только после этого люди рядом смогли осознать, что их поведение было невежливым. Они поспешно отвернули взгляды от группы Тацуи и вернулись к болтовне с ближайшими собеседниками. Сама Миюки почувствовала облегчение, лишь когда добралась до Азусы, Хаттори и остальных.

— Я думала, что уже привыкла к этому, но… глядя на эту красоту, я снова поражаюсь. — Сила воли Канон была достаточно высока, раз она сумела сказать это, потому что Азуса, Саяка и другие были полностью поглощены аурой Миюки (кроме как «аурой» в общепринятом смысле это никак не назовешь).

— Ребята, люди семьи Йоцуба ведь все необычные. — Миюки ответила без скромности и комплиментов. После того, как она собрала на себе столько взглядов, если Миюки похвалит сейчас внешность Канон, это будет звучать как сарказм. Миюки это тоже осознавала.

В этот момент на сцену взошел организатор мероприятия. После короткого приветствия последовали поздравления примерно десятка людей. Когда среди прочих выступал Ушио, Шизуку выглядела немного не в своей тарелке.

◊ ◊ ◊

Примерно в 60 километрах к западу от острова Куме шёл корабль, держа курс на северо-запад. Корабль был на вид чуть больше, чем обычное рыболовное судно. Даже если это и было рыболовное судно, оно не ловило рыбу, было видно, что оно на эффективной скорости возвращается в свой порт.

Ещё несколько лет назад в этой области патрульные катера часто гонялись за незаконными рыболовными судами Великого Азиатского Альянса, среди которых оказывались даже замаскированные военные корабли обеих стран. После произошедшего 5 лет назад инцидента вторжения на Окинаву такие случаи были скрытой провокацией Великого Азиатского Альянса. Но после заключения мирного договора в прошлом году, этот корабль открыто мог пересекать море по поверхности.

— Лейтенант-доно, вы действительно хотите пойти? Мы не сможем вас забрать…

— Позже что-нибудь придумаем. Первым делом важен успех операции. — Сказал лейтенант Бернард* Чан и лег на живот в капсулу управляемой торпеды.

[В имени нет ошибки, но нигде не пояснено, почему у Чана внезапно другое имя. Далее везде он снова Брэдли]

Чан является вторым номером среди отряда дезертиров Великого Азиатского Альянса. Он стал лидером в нынешней ситуации, когда первый номер, майор Дэниел Лю, был пойман японской армией. Никто не осмелился поспорить с Чаном, когда он озвучил, что выбрал билет в один конец.

Тем не менее, это означало, что Чан полностью понимает, на что идет. Фраза «что-нибудь придумаем» была его оценкой ситуации. Если диверсия будет успешной, то даже если искусственный остров не будет потоплен, вызванный этим хаос неизбежен. Будет не так сложно угнать способный к дальней навигации корабль во всей этой неразберихе.

— Закрывайте люк.

— Есть.

По команде Чана люк за его спиной был закрыт. Глаза Чана заполнила кромешная тьма, но мгновение спустя её прогнал тусклый свет включившихся приборов.

Всего у них было пять таких торпедных капсул. Чан в своей был один, а в другие 4 забрались ещё по двое людей. Эти девять человек составляли отряд смертников, идущих на свое последнее задание.

Капсулы были выброшены в море через отверстие на дне корабля. Пропеллер торпедной капсулы был закрыт металлической крышкой, полностью покрывающей заднюю часть. Это было сделано с целью предотвращения обнаружения звука лопастей.

Таким образом, двигаясь исключительно магией сидящих внутри людей, пять торпедных капсул начали продвигаться к искусственному острову «Сайкасин».

◊ ◊ ◊

В банкетном зале отеля, расположенного на первом ярусе подземных слоев искусственного острова завершились приветствия и пришло время свободного общения. Собравшиеся здесь представители элиты, наконец, восстановили своё самообладание и стали меньше бросать свои взгляды на Миюки. Группа выпускников, также избавившись от напряженности на лицах, отправилась к столу с едой.

— Я думал, что Исори-сэмпай тоже появится на сцене. — Во время выбора закусок Тацуя заговорил с Исори. Взяв закуску из той же тарелки, что и Тацуя, Исори с улыбкой покачал головой.

— Вообще у меня была такая возможность, но я предпочел отказаться. Мне некого здесь радовать своими речами.

— Это неправда! Я бы хотела увидеть шикарное выступление Кея! — Канон среагировала мгновенно. Из её тона было очевидно, что данная тема поднимается не впервые.

— Кстати, сэмпай. Не мог бы ты уделить мне немного своего времени?

— Тацуя-сама?

Кто удивился этому предложению, так это не сам Исори, а Миюки. То, что она не сказала в такой момент «Онии-сама» показывала, что она, похоже, уже привыкла к этому за это время. На самом деле Исори тоже был озадачен, но Миюки опередила его по реакции.

— …Что-то случилось? — Похоже вместо удивления, Исори почувствовал неладное. Из выражения Тацуи он понял, что его догадка верна. — Понял. Пойдём вон туда.

Семья Исори имеет отношение к проектированию этого искусственного острова. Поэтому он знал о наличии небольшой комнаты рядом с банкетным залом. Это была комната, подготовленная для переодевания, поэтому сегодня она не должна использоваться.

— Миюки, подожди меня здесь. Минами, доверяю Миюки тебе.

— …Слушаюсь.

— Да, Тацуя-сама.

— Канон, подожди тоже.

Тацуя остановил попытавшуюся последовать за ними Миюки, а Исори — ведущую себя так же Канон, после чего эти двое, не привлекая внимания, отправились в соседнюю комнату.

◊ ◊ ◊

— Итак, что же на самом деле случилось? — Хоть в комнате никого не было, остановившись, Исори сразу же обратился к Тацуе шепотом.

— На этот банкет нацелились дезертиры из Великого Азиатского Альянса. — Также остановившись, Тацуя честно ответил на вопрос Исори. Изо рта Исори пришёл звук. Это не было звуком сглатывания слюны, а больше походило на приглушенный крик.

— Почему сейчас… — Охрипшим голосом Исори укорял Тацую. Оборвавшаяся фраза должно быть значила «Почему ты не сказал мне раньше?».

— Пожалуйста, не пойми меня неправильно. — Подняв перед собой правую руку, он останавливающим жестом попросил Исори успокоиться. — Контрмеры против запланированного нападения уже завершены. Они ничего не смогут сделать.

Хотя казалось, что он не до конца поверил словам Тацуи, Исори всё же дал понять, что готов слушать дальше.

— Диверсанты приближаются к искусственному острову под водой и планируют разместить бомбы, чтобы продырявить понтоны.

— …В таком случае, этот остров Сайкасин не утонет.

— Однако сегодняшний банкет ведь будет отменён? Если они осуществят задуманное.

Кажется, Исори, наконец, восстановил спокойствие и способность нормально рассуждать. Он направил вопросительный взгляд на Тацую.

— Твои слова звучат довольно уверенно, однако… зачем ты всё это мне рассказал?

— Чтобы попросить быть осторожным, если битва всё же начнется.

— Даже если ты не сказал, ты ведь не собираешься участвовать в каких-то опасных делах? — Спросил Исори со своим обычным выражением пацифиста на лице. Однако в лице Тацуи читался очевидный ответ.

К тому же, Тацуя выложил карты, которые разрушили покерфейс Исори.

— Я знаю о защитной системе этого искусственного острова, сделанной магией гравировки. Сэмпай тоже может свободно активировать эту магию.

Исори широкого раскрыл глаза. Однако сразу же быстро кивнул с понимающим лицом.

— В положении Шибы-куна нормально это знать. В таком случае, знаешь ли ты, что невозможно установить бомбу без помощи сил обороны?

Исори — один из непосредственных участников инцидента Йокогамы. Он знает, что Тацуя — особый офицер национальных сил самообороны.

— Да, я знаю, что они не смогут даже приблизиться. Поле силы отталкивания, генерируемое на поверхности понтонов, чтобы отгонять крупных морских обитателей, подействует также и на людей. Они не будут ранены, но биоэлекромагнетизм не даст приблизиться к понтонам или к горнодобывающему объекту.

— Правильно. Кроме того, налипшие отложения также отслаиваются с помощью ультразвуковой очистки. Поэтому невозможно установить бомбу, пока есть волшебник, способный активировать магию гравировки моей семьи, даже если это буду не я.

— Точно. Дело в том, что диверсанты также про это знают.

Цвет лица Исори изменился. Он не был глуп, чтобы не понимать значение этих слов.

— …На меня тоже нацелятся?

— Правильно. Если быть точным, на сэмпая уже нацелились, так ведь? — Тацуя кивнул в своей спокойной беспристрастной манере. — Но будь спокоен. На месте организован волшебник сил самообороны, который будет охранять сэмпая. Вот этот человек.

В тот момент, как Тацуя сказал это, за спиной у Исори проявилось присутствие человека. Поспешно обернувшемуся Исори отдал честь волшебник в униформе официанта.

— Когда он…

Не ответив на вопрос Исори, волшебник, переодетый в официанта представился:

— Национальные силы обороны, старшина Хаэбару, к вашим услугам. Прошу прощения, что не могу назвать, к какому подразделению принадлежу, это военная тайна.

Солдат, представившийся как Хаэбару, был худощавым мужчиной возраста около 30 лет. Однако даже плохо разбирающийся в этом Исори понимал, что тот находится не в таком физическом состоянии, как видно на первый взгляд.

— Старшина — специалист по эскорту. Он превосходен в персональной защитной магии, а также имеет большой опыт в сражениях. Пожалуйста, сообщайте старшине о своих планах на передвижение.

Подтвердив, что Исори кивнул, Тацуя предложил:

— Тогда, возвращаемся.

◊ ◊ ◊

Вернувшегося в зал Тацую окликнула красивая женщина в скромном платье, с первого взгляда оставляющем о ней впечатление «секретаря президента знаменитой корпорации».

— Сэмпай, возвращайся, пожалуйста, дальше без меня.

— Понял. — Догадавшийся Исори, не спрашивая, кто эта женщина, вернулся к столу, у которого столпились Канон и остальные. Потому что он тоже её узнал.

— Это старший сын семьи Исори? Какой милый мальчик. Ему бы подошло платье.

— Только при нем так не говорите, пожалуйста. Могу предположить, для него это больная тема.

— Не буду говорить. Я выгляжу настолько невнимательной?

— Нет, я просто на всякий случай. — Осторожно ответил Тацуя показавшей злобную улыбку Фудзибаяси.

— Они прибыли? — Спросил он тоном светской беседы.

— Да. Войдут в контакт с линией обороны через пять минут.

Вокруг них был активирован «Барьер» Фудзибаяси, защищающий от прослушивания, поставленный так, что его никто не замечал. Это было не современное магическое звукоизолирующее поле, а унаследованная древняя магия семьи Фудзибаяси. В отличие от сильной современной магии, эта древняя магия плохо воспринималась датчиками, что хорошо подходило этому месту.

— Значит до всплытия на поверхность ещё около десяти минут?

— Может быть, немного раньше.

— Понял. Тогда я также начну готовиться к выступлению.

— Поняла. Я передам командиру.

Уже собираясь уйти, Тацуя остановился, заметив во взгляде Фудзибаяси желание что-то сказать.

— Что-то еще?

— Тацуя-кун, похоже… совсем не сбит с толку.

— О чём вы? — Тацуя не притворялся дураком. Слова Фудзибаяси были слишком расплывчатые, и он не знал, на что она намекает.

— Я слышала, что пять лет назад Тацуя-кун тоже потерял близкого человека.

— Это правда. И что? — Голос Тацуи можно было назвать только бесчувственным.

— Та же местность, тот же враг, всё то же самое. …Я бы тоже хотела стать такой сильной.

Казалось, Фудзибаяси не обращалась к Тацуе, а говорила сама с собой.

— Это совершенно не то же самое. Характер и положение врага отличаются от того времени. — Однако Тацуя дал честный ответ. — К тому же, для меня есть только один действительно важный человек.

Имя этого человека не нужно было и спрашивать.

— …Даже если не потеряешь Миюки-сан, то другие не имеют значения?

— Это бессмысленное предположение. Пока я жив, такое не случится. — Тацуя ответил абсолютно без напряжения и на этот раз покинул Фудзибаяси.

◊ ◊ ◊

На вернувшемся к столу Тацуе собрались любознательные взгляды. По факту Кирихара и Хаттори уже были готовы открыть рот, чтобы спросить.

— Извините. — Но Тацуя взял на себя инициативу. — Со мной вышли на связь из главного дома семьи, мне нужно было решить одно дело.

До прошлого года Тацуя осторожно относился к различным вещам, чтобы сохранить секрет «семьи». Однако теперь можно пользоваться предлогом, что он является родственником семьи Йоцуба. Если намекнуть, что это дела семьи Йоцуба, то не будет лишних вопросов из-за её дурной репутации. Честно говоря, Тацуя чувствовал, что будет неосмотрительно пользоваться этим «удобством» каждый раз. Сейчас также не последовало вопроса «Что за дело?».

— Дело ещё не завершено. Миюки, я вернусь к концу банкета.

— Да, Тацуя-сама. Буду ждать с нетерпением.

Тацуя кивнул и пошел к Китаяме Ушио. Чтобы также информировать о незавершённом деле.

— Значит, ты теперь называешь его Тацуя-сама? — С провожающей спину взглядом Миюки заговорила Азуса.

— Да. Потому что «Тацуя-сан» звучит неподходяще. — Несмотря на внезапно (Миюки давно стояла рядом с Азусой и уже много раз использовала «Тацуя-сама») поднятую тему, Миюки не запаниковала и с сияющей улыбкой ответила на этот вопрос. На такую откровенную прямолинейность Азуса не смогла никак среагировать, кроме как улыбнуться.

— Ха~, нет, ну что я могу сказать… Шиба-сан в своем репертуаре. — Канон с выражением «спасибо за еду» на лице, посмотрела в потолок. — Для меня это кажется невозможным…

— Канон хороша такая как есть. Поэтому я счастлив.

— Эхехе… правда? — Канон прижалась поближе к стоящему рядом Исори.

— Эх, эти двое опять будто в своем отдельном мире. Действительно, куда подевалась скромность Ямато Надэсико*? — Кирихара отвернул взгляд от начавших распространять любовную атмосферу и начал жаловаться.

[Выражение, описывающее идеальную японскую женщину]

— Сказал тот, кто сам тут с девушкой.

Цуккоми Хаттори не подействовало на Кирихару, но:

— Значит Кирихаре-куну нравятся скромные девушки? Хорошо, тогда я решу немного воздержаться.

— Э-эй! — Он не смог скрыть свое расстройство на подколку Саяки.

Пока выпускники, включая «создавших свой мир Исори и Канон» все вместе смеялись, Хонока и Шизуку тихим голосом заговорили с Миюки.

— Миюки, тебе не нужно идти?

— Можем ли мы чем-то помочь?

— Я считаю, что быть спокойными — вот главная помощь, что мы можем оказать.

Своим ответом Миюки не раскрыла реальное положение дел. Изначально даже было включено в план операции, что Миюки будет играть важную роль на заключительном этапе. Однако теперь ей можно было успокоиться.

Ответ Миюки был справедлив с точки зрения несовершеннолетних гражданских лиц, и Хонока с Шизуку с виду были убеждены. Однако были и те, кто не отступил. Те, кто был предусмотрителен с самого начала в предчувствии надвигающейся беды. Тацуя (хотя и Миюки тоже) немного недооценил горячую кровь выпускников.

◊ ◊ ◊

Примерно в одном километре к западу от искусственного острова «Сайкасин». Освещённый светом полной луны, на волнах стоял человек. Гигант в белых доспехах в китайском стиле. Это был облаченный в магические «Доспехи Белого Тигра» Лу Ганху.

— Скоро они прибудут.

— Есть. Начинаю погружение.

— Я думаю, ты знаешь, что хоть Доспехи Белого Тигра не относятся к «Огню», но они всё равно плохо совместимы с «Водой».

— Я понимаю. Но если не дать им фору, то будет совсем не интересно.

— Ну, речь идет о капитане, который не рассматривает «Огонь», как что-то существенное. Нам не о чем беспокоиться.

— Пожалуйста, оставьте это мне.

— Хорошо, вперед.

По приказу Чэнь Сяньшэня, тело Лу Ганху начало погружение под воду. Это не было странным само по себе. Наоборот, человек, стоявший на поверхности воды, выглядел ненормально. Однако вместо падения в море, разбрызгивая воду, фигура медленно уходила под воду — вот что выглядело странно.

У Лу Ганху не было ни кислородного баллона за спиной, ни дыхательной трубки. Но дышал он как обычно. Если внимательно присмотреться, его тело не касалось морской воды. Огромное тело Лу Ганху, одетое в Доспехи Белого Тигра, было покрыто тонкой воздушной прослойкой.

Он прекратил погружаться и посмотрел прямо вперед. Ни свет звёзд, ни свет луны почти не достигали этой глубины. Вода ночного моря была заполнена тьмой. Ничего не было видно даже на расстоянии вытянутой руки. …Это если говорить про физический свет.

Зрение Лу Ганху могло видеть испускаемый телом псионовый свет, сопровождающий применение магии.

Опершись ногами о морскую воду, Лу Ганху левую руку вытянул вперед, а правой потянул от неё назад.

Покрывающий его тело слой газа стал толще. К воздуху, взятому с собой с поверхности моря, он добавил извлеченный из морской воды кислород. Обычно это приводит к отравлению кислородом, однако тело Лу Ганху потребляло высококонцентрированный кислород для увеличения «силы».

Вытянув вперёд правую руку, он выпустил накопленную этой «техникой» силы энергию в виде мощной «волны». Эта «волна» не двигала воду, а действовала только на живых существ. Лу Ганху ощутил отклик колебания «волны», которая от чего-то отскочила. Отталкиваясь от воды, он побежал вперед.

Идущую впереди остальных торпедную капсулу он пнул ногой снизу, подбросив вверх. Из капсулы, задравшей нос вверх, выбросило двоих людей. Они в панике попытались всплыть на поверхность.

Из других капсул, один за другим, повыскакивали дезертиры, и начали подниматься на поверхность. Лу Ганху последовал за ними со свирепой улыбкой.

В момент, когда Лу Ганху вошел в контакт с торпедными капсулами, Тацуя двигался по морю на гидроцикле. Он был не один. Сбоку от него на небольшом катере тем же курсом шли Хигаки Джозеф и Янаги.

— Майор, вы видели это?

— Ты тоже увидел?

Тацуя и Янаги уловили своими различными восприятиями распространившуюся по морю «волну».

— Вражеские агенты поднимаются на поверхность.

— Я пойду. Прикрой меня.

— Есть.

Сразу же после ответа Тацуи, Янаги спрыгнул с катера. У него в руке был шест длиной около двух метров.

Янаги приземлился на поверхность моря. Следовало бы сказать приводнился, но когда было видно, что ноги ничуть не погрузились под воду, то это можно было выразить только как «приземлился».

Стоя на волнах, он воткнул шест в воду. Схватив шест левой рукой за верхний конец, и правой на 50 см ниже, он сделал «рычаг», потянув левую руку вниз, а правую вверх. Вражеский солдат был вытащен из воды. Шестом Янаги послал солдата в воздух. Вопли солдата заглушили шум гидроцикла. То, что был нанесен тяжелый урон, можно было увидеть по одному лишь виду летящего тела.

Подброшенный Янаги солдат упал прямо в катер, который вёл Джозеф. Джозеф быстро связал упавшего человека. Янаги, тем временем, уже направлялся к следующему врагу, который уже всплыл на поверхность.

Признак кого-то сильного быстро приближался к поверхности. Он выбрал позицию для атаки Янаги сзади. В тот момент, когда Янаги косящим движением атаковал голову вынырнувшего врага перед собой, из воды выскочила гигантская человеческая фигура, будто прыгающий кит.

Тацуя нацелил магию на эту большую фигуру. Но воображаемый спусковой крючок так и не потянул. Потому что понял, что более свирепый, чем этот человек признак, преследуя его, приближался, чтобы выпрыгнуть из воды.

Он уже понял, что большой человек — это дезертир из Великого Азиатского Альянса, лейтенант Брэдли Чан. А его преследователь — капитан армии Великого Азиатского Альянса, Лу Ганху.

Брэдли Чан превосходит Лу Ганху размерами тела. Однако по количеству содержащейся в теле энергии Лу Ганху на 1-2 ступени выше. Тацуя оставил Чана на Лу Ганху и решил помочь Янаги разобраться с оставшейся мелочью… однако…

В этот момент случилось настолько неожиданное, что даже Тацуя не мог предвидеть.

— Уничтожение! — С немного непонятным боевым криком, знакомая фигура устремилась в летящем ударе ногой к врагу, поднявшемуся на поверхность моря. После атаки, утопившей врага, ловко среагировавший и приземлившийся на второе сиденье гидроцикла Тацуи молодой человек оказался его сэмпаем, бывшим членом дисциплинарного комитета, Саваки.

— …Сэмпай. Что ты делаешь в этом месте?

— М? Я смотрю, ты не удивлен.

— Ну, это потому, что я узнал по форме прыжка с ударом, что это был сэмпай. — Ответ Тацуи не был ложью. Он знал, что сидящий сзади был Саваки, ведь неопознанный противник был бы подстрелен ещё в воздухе.

— Ты смог понять это в такой темноте? Как и ожидалось от Шибы-куна.

— …Нет, не так уж тут и темно. Есть лунный свет. В какой-то степени этого достаточно.

Сегодня полнолуние и ясная погода. Нельзя сказать, что было «ни облачка», но в данный момент лунный свет беспрепятственно освещал всё южное море. Как и сказал Тацуя, нетрудно было различить человеческие очертания.

— Серьяааа*!

[Наверное это какой-то рандомный боевой клич, типа «кия». Не стал менять, оставил как было]

Внезапно он услышал знакомый голос, пришедший с небольшой дистанции. Тацуя почувствовал фантомную боль в голове.

— Кирихара-сэмпай тоже?

— Оу. И Хаттори тоже с нами.

От ответа сидящего сзади Саваки пришла уже не фантомная, а настоящая головная боль. Тацуя развернул гидроцикл в сторону, откуда услышал голос Кирихары.

Выстрелив пару раз слабой магией для прикрытия Янаги, Тацуя подъехал к гидроциклу, который вёл Хаттори.

— Не только Саваки-сэмпай и Кирихара-сэмпай, но даже Хаттори-сэмпай… Что вы делаете? Тем более в таком виде.

Тацуя переоделся из костюма для банкета. Но не в гидрокостюм, а в специальную морскую боевую одежду, которая не будет мешать, даже если он упадет в воду. Но все трое выпускников оставались в тех же костюмах, что были на них раньше.

— Я подумал, что такая примесь не повредит, раз мы собрались повеселиться! Шиба, нехорошо забирать всё веселье себе! — Радостно прокричал Кирихара, держащий 120-сантиметровую палку, которая ему заменила деревянный меч. Возможно, он позаимствовал её у кого-то из охранников искусственного острова.

— Мы оставили девушек в надежном месте. В отличие от Йокогамы, здесь можно заняться истреблением плохих парней без колебаний. — Ответивший Саваки, казалось, был настроен серьёзно.

От слов Кирихары и Саваки, Тацуя почувствовал, как головная боль усиливается, и задумался, не потеряли ли они из головы несколько винтиков. Доля удивления также присутствовала во впечатлении «это его истинный характер?» от Саваки.

— …Хаттори-сэмпай. А относительно тебя…

— Нет, я был против! Но я подумал, что так будет лучше, чем позволить им пойти одним!

По мнению Тацуи, Хаттори также, казалось, призывает магию с большим энтузиазмом. Но он не посмел сказать это вслух.

— Подполковник Казама. — Вместо этого он решил пожаловаться Казаме.

— …Что? — Ответ пришел с небольшой задержкой. Тацуя тем самым понял, что Казама уже знает об убежавших выпускниках.

— Почему гражданские лица отпущены при внешней тревоге?

Как и ожидалось, на вопрос, поставленный с ударением на «внешнюю тревогу», пришёл плохой ответ.

— Официально, никаких боевых действий в этой области в настоящее время нет.

Поскольку силы обороны намереваются скрыть нападение, это обычное дело, что эта битва не останется в официальных записях.

— Однако это не повод допускать сюда гражданских лиц.

— В отличие от воздушного пространства, свободную навигацию по морю в водах где нет боевых действий мы запретить не можем. Тем более, что мы не можем официально заявить, что идет битва.

Очевидно, что Казама настаивал на том, что сам не скажет, что происходит. Однако объяснить выпускникам, что они попали в центр сражения и остановить безрассудную попытку вломиться посреди битвы — это разные вещи.

— Предлог можно придумать любой. Подполковник. Я не сомневаюсь, что вы могли легко их остановить.

— Добавление гражданских лиц на передовую линию не было нашей инициативой.

Другими словами, они просто согласились на это.

«Они хотят оценить их боевую силу на будущее?…»

Тацуя понял, что дальнейшие вопросы бесполезны. Как было видно по фамилиям Хаттори, Кирихара и Саваки, ни один из них не относился к «Числам». Они были вне основного потока представителей магического мира, сосредоточенного вокруг Десяти Главных Кланов. Для Отдельного магически оборудованного батальона, нет, для командующего Бригады 1-0-1, генерал-лейтенанта Саэки, они были подходящими талантливыми кандидатами. То есть, Саэки хотела воспользоваться этим, чтобы углубить отношения.

— То есть, вы говорите, что прогнать их нельзя?

Это означало одобрение их участия в сражении.

Намеком задавшему вопрос Тацуе,

— Ничего не поделаешь.

пришёл вполне ожидаемый ответ.

Вернув Саваки на гидроцикл Хаттори (он был трехместный, но с пониженной мобильностью), Тацуя продолжил прикрывающий Янаги огонь.

Несмотря на то, что большая часть вражеских агентов уже была зачищена, двух из оставшихся трёх человек, Саваки и Кирихара радостно обрабатывали, один кулаками, а другой палкой. Навыки противников были не очень высокими. Поэтому не было плохо оставить им делать, что нравится.

Но оставался ещё один человек. Недостаточно было просто сказать, что уровень его навыков был выше. Но здесь тоже не было проблем, потому что было кому довериться. Точнее, вмешиваться было бесполезно.

Лу Ганху бежал по поверхности моря. Проскользив по поверхности воды, Чан встал в защитную стойку. Левая рука Лу Ганху и правая рука Чана устремились вперед. Руки этих двоих столкнулись ладонями. Но это не перешло в столкновение четырех рук. Всего через мгновение борьбы двух рук, Чан был сильно отброшен. Лу Ганху подошел к Чану, поваленному на воду.

Тело Чана начало тонуть. Лу Ганху топнул ногой по воде. Поверхность воды затряслась. Волны не распространялись. В радиусе 5 метров вода начала твердеть и задрожала как колокол. Затвердев, вода тут же превратилась обратно, вспенившись и вздымаясь вверх.

Из волн и пены выскочил Чан. Прямо на него уже надвигался Лу Ганху. Последовал восходящий удар локтем. Чан, исказив лицо в агонии, взлетел в воздух и упал в воду.

Тацуя заметил это, наблюдая за сражением этих двоих. Брэдли Чан делал «точки опоры» над водой. Лу Ганху делал «дорогу» над водой. Тацуя мог сделать «точку опоры», но не знал, как сделать «дорогу». Лу Ганху применял отличающуюся от используемой Тацуей систему магических техник.

«Хотелось бы получше рассмотреть, но… вряд ли получится»

Это было не единственное место, которое Тацуя должен был «видеть». Чтобы не совершить ошибку, он придержал своё любопытство.

Кое-что другое также происходило в этом месте. Сражение между Лу Ганху и Чаном подходило к концу. Но он не досмотрел этот конец.

Оценивая навыки врага как низкие, Тацуя основывал свое мнение на сравнении с уровнем Йоцубы, Отдельного магически оборудованного батальона, а также Коконоэ Якумо. Но для Кирихары и Саваки, это оказались достаточно крепкие противники. Ни Кирихара, ни Саваки ещё не научились технике свободного бега по воде во время боя. Кирихара мог сделать точки опоры на воде на 8 шагов, а Саваки — на 5. Однако Саваки мог, подпрыгнув в воздух, сделать после этого еще пять шагов.

Но в любом случае, во время сражения и Кирихаре и Саваки постоянно приходилось возвращаться на гидроцикл, который вёл Хаттори. Заимствованный гидроцикл был большим, вмещающим троих людей, поэтому даже если те двое прыгнут на него одновременно, они не столкнутся. Однако, отслеживая позиции Кирихары и Саваки, и вынужденный ездить между ними, чтобы они не упали в воду, Хаттори нервничал даже больше чем эти двое, дерущиеся в ближнем бою.

Тацуя видел, что сами по себе боевые способности у Кирихары и Саваки выше, чем у солдат противника. Но враги, с которыми сражались эти двое, в невыгодной ситуации уходили под воду и целились им в ноги. У солдат-дезертиров из армии Великого Азиатского Альянса была активирована магия, позволяющая свободно перемещаться по поверхности и под водой. Если сравнивать с японской древней магией, то это похоже на одну из техник ниндзюцу, «Водный побег».

Магия армии Гонконга, которой они изначально принадлежали, основана на древней магии с континента и древней магии из Британии, и находится сейчас в хаотическом состоянии с примесями современной магии и даже магии вражеской Японии, поэтому её нельзя классифицировать как какой-либо «стиль». Преступные организации, вроде «Безголового Дракона» достаточно верны традициям. Сами дезертиры, используя свои техники, возможно не знают, к какой системе они относятся.

Однако «Пользуйся, если умеешь». Это правильный способ использования «техник» в качестве инструмента. Само по себе, такое мышление не повлияет на исход сражения.

— Серьяааа! — Кирихара рубанул палкой по плечу противника. Даже с высокочастотным клинком, палка не выдавала силу атаки настоящего меча. Тем не менее, вибрирующая с высокой частотой палка разрывала одежду и кожу врага, посылая проникающий до костей урон.

Даже когда противник принял атаку на нож, вибрация распространилась через лезвие и пальцы в ладонь и вызвала онемение. Враг не выронил нож, потому что он был с защитой руки, в которую были просунуты пальцы. Упав на одно колено, враг поднял брызги и полностью скрылся под водой.

— Опять? Уооо!?

С такой неожиданной подводной скоростью, Кирихара, наконец, был сбит с ног. Атака из-под ног — это не то, что обычно ожидаешь. Даже в использующем магию «кэндзюцу».

Кирихара упал на поверхность моря. Он попросту начал тонуть. Рука врага обернулась вокруг его шеи. Одновременно с этим вражеский солдат попытался ударить Кирихару ножом, который он держал в другой руке.

Прямо под ними прогремел взрыв. Образованная взрывная волна протолкнула к поверхности и выбросила в воздух тела Кирихары и врага. В то время, пока Кирихара ещё был в полете, тело врага внезапно потянула вниз к поверхности моря усилившаяся гравитация. В тот момент, когда поверхностное натяжение начало поддерживать врага на поверхности, по воде потек электрический ток. Это была слабая электрическая атака, которой недостаточно для нейтрализации человека. Однако её силы хватало, чтобы на короткое время затруднить действия и сделать брешь в обороне.

Подводный взрыв, ускорение падения, удар электрическим током. Эту магическую цепочку построил Хаттори.

— Кирихара, сейчас! — Хаттори использовал дистанционно применяемую магию. Он также продолжал двигаться на гидроцикле. Даже если громко крикнуть, большая вероятность, что слова не будут услышаны.

— Да! — Но Кирихара не пропустил эти слова. Не пропустил этот удобный случай.

Кирихара изменил свою траекторию с помощью магии воздушного «прыжка», и, оставив падение силе притяжения, устремился на врага с палкой, обёрнутой «высокочастотным клинком». Морская вода, затронутая высокочастотной вибрацией палки, испарялась, бурно пузырясь. Сопротивление поглощало силу палки. Но в результате всё прошло хорошо.

Растолкав на своем пути всю воду с помощью испарения, палка Кирихары добралась до тела вражеского солдата. Но вместо рубящего движения, он прижал палку к врагу, и тот, яростно встряхнутый в пузырьковой подушке, потерял сознание.

На поверхности моря показался всплывший Кирихара, который поднял захваченного вражеского солдата. Сражение между Саваки и вражеским солдатом ещё продолжалось. Сражение между атакующим из-под воды вражеским агентом и атакующим с воздуха Саваки.

Попросту говоря, они не сцепились прямо. Получивший основательный урон от атак Саваки руками и ногами, вражеский солдат полностью переключился на атаки из воды. С другой стороны, Саваки не бегал по морю, а прыгал высоко, и, резко сменяя траекторию в воздухе, пикировал вниз, когда враг показывался на поверхности.

Каждый раз повторялась такая череда действий. Саваки пытается пнуть врага. Враг пытается схватить Саваки за ногу и затащить в воду.

— Ох, это плохо. Может, лучше помочь ему? — Нахмурившись, пробормотал плавающий на волнах Кирихара, который уже мог себе позволить наблюдать сражение союзника. Постоянно прыгающий Саваки, и враг, выжидающий момента в воде. По всей видимости, первым выдохнется Саваки.

Кирихара был не единственным, кто это почувствовал. Над водой показалась голова врага. В следующий момент плотно сжатый тонкий диск из воды, пролетев вплотную к уровню моря, атаковал врага, едва его не задев. Враг сразу же вернулся под воду. Водный диск внезапно остановился над этим местом и упал вертикально.

Хоть этого не было видно, но можно было понять, что внезапно увеличившееся водное давление нанесло урон врагу под водой. Смотря на развернувшуюся в свете луны картину, Кирихара непроизвольно присвистнул в знак похвалы.

Даже не проверяя, можно было сказать, что это тоже была магия Хаттори. Поведение этого диска не было результатом переписывания магии на лету. Он заранее запрограммировал траекторию, предсказав, что враг увернется, опустившись вниз. Острый взгляд, разбирающийся в слабых местах врагов, и магический контроль, который позволяет этим пользоваться.

— Поистине «генерал». Совсем не такой, как я. — Кирихара пробормотал тайное прозвище шепотом, чтобы Хаттори не услышал, потому что было очевидно, что ему это не понравится.

«GENERAL»

При виде этого слова возникают образы прилагательных «не эксперт, а обычный», «простой», «всеобщий».

Например, говоря о «универсальном»[«generalist»], помимо первоначального значения: «человек с опытом, обширными знаниями, не ограниченными своей областью», есть также используемое для высмеивания значение «тот, кто не может стать специалистом»*.

[Автор описывает игру слов, где английское слово «general» означает «обычный» и схожие с ним значения, если используется, как прилагательное. Прозвище Хаттори произносится именно английским словом]

Однако современная магия, основанная на использовании CAD, изначально была разработана с учетом «всемогущего солдата, который может сделать что угодно в одиночку». «Не специалист» означает, что «он не привязан к какой-либо области деятельности», то есть «может делать что угодно». Это было именно то, к чему стремилась современная магия.

Кирихара и его одноклассники считали, что Хаттори лучше всех реализовывал образовательную политику современной магии среди всех из того же поколения, что и они, из поколения Маюми и Кацуто на год старше, а также из поколения Тацуи и Миюки на год младше.

Мари, сэмпай старше на 1 год, также, безусловно имеет в арсенале множество магических вариаций, однако она чрезвычайно сильно сконцентрирована на ближнем бою, а также имеет недостаток в способностях против механизированных войск.

Но у Хаттори этого нет. Его основное поле деятельности представляет собой групповое сражение на средней и дальней дистанции, однако, как рукопашный бой, так и снайперская стрельба могут быть выполнены им на высоком уровне. Кирихара, специализирующийся на ближнем бою, не мог легко победить Хаттори в тренировочных боях.

У прозвища «генерал» также было ещё одно значение. Семья Хаттори не из «Чисел». А также не какая-нибудь знаменитая семья пользователей древней магии. Фамилия только совпадала со знаменитой семьей пользователей «ниндзюцу» Хаттори, он не был с ними связан. Они являются одними из старейших членов «Ста семей», но не входят в основу магического мира.

Тем не менее, Хаттори, который был на равных или даже выше «Чисел», в будущем должен стать лидером, «Сёгуном»* для таких же не имеющих чисел одноклассников, вроде Кирихары и Саваки.

[«Сёгун» = военачальник, генерал, т.е. первое значение прозвища — «универсальный [солдат]», а второе, собственно, «генерал»]

Ни Кирихара, ни Хаттори не видели этого. У находящегося в воздухе Саваки слегка шевельнулись губы. Как и Кирихара, он, возможно, прошептал то же самое неизвестное Хаттори прозвище.

Показавшийся на поверхности вражеский солдат выглядел вяло. Магия Хаттори, как и рассчитывалось, нанесла урон врагу под водой давлением. Оттолкнувшись от воздуха, Саваки атаковал врага, плавающего на поверхности моря. Вражеский солдат попытался схватить Саваки за ногу.

Руки врага потянулись вверх. Саваки поджал вверх обе ноги. Используя не только нижнюю часть тела, но также поясницу и верхнюю часть, как пружину, он резко вытянул вперед обе ноги. С магией самоускорения, ноги достигли скорости звука. Поразившая поверхность моря воздушная стена полностью вырубила вражеского солдата.

Сражение между Лу Ганху и Брэдли Чаном также было на финальной стадии. В прямом столкновении Чан не может победить Лу Ганху. Имеющий прозвище «Тигр-людоед», Лу Ганху — воин, считающийся одним из сильнейших волшебников ближнего боя в мире.

Он ошибся во время инцидента Йокогамы, потому что был ранен в сражении с таким же считающимся одним из сильнейших волшебников ближнего боя, «Иллюзорным клинком» Тибой Наоцугу, а также потому, что его врагами успели побывать Тацуя и Маюми. Даже раненого, его не смогли победить такие бойцы ближнего боя, как Мари, Эрика, Лео и другие. Лу Ганху лучше владеет как боевыми искусствами, так и магией.

Возможно, Чан, наконец, тоже это осознал. Из его присутствия исчезли все признаки силы. Нет, вероятно, его можно было только назвать сдавшимся. Чан знал, что делать после боя с Лу Ганху. Его цель состоит не в том, чтобы победить Лу Ганху, а в том, чтобы добиться успешной диверсии искусственного острова. Однако такими темпами, он будет здесь побежден. Чан понимал это.

Цвет глаз Брэдли Чана изменился. Из его тела безудержно вырывались псионы, покрывая всё тело колеблющейся подобно тепловым волнам завесой.

— Хо-о. — Лу Ганху радостно ухмыльнулся и сузил глаза. Белые доспехи, которые носил Лу Ганху были покрыты слоем псионов со свойствами стали увеличенной плотности и твердости.

Чан сильно согнулся, стоя на волнах. Приложив руки к поверхности моря, он стал походить на четвероногого хищника, готовящегося атаковать добычу. Вода поползла по этим рукам. Морская вода поползла вверх по рукам и ногам, покрыла огромное тело Чана и подняла его в воздух. Эта вода не ограничивала действия Чана. Водяная масса раздвинулась вверх и вниз, образуя нечто, напоминающее пасть гигантской змеи.

Из пасти этой якобы гигантской змеи, или дракона, Чан посмотрел на Лу Ганху. Лу Ганху смотрел на это… не скрывая улыбку. Радостную, свирепую и широкую во все зубы.

Лу Ганху сделал первый шаг одновременно с тем, когда дракон Чана пришёл в движение. Большая волна в форме водяного дракона проглотила Лу Ганху. Сразу после этого из волн послышался рёв. Он не принадлежал «дракону». Это был рёв «тигра». Поднявшись вверх, водяная масса разошлась, образовав форму чаши. На дне «чаши», тяжело дыша, стоял Лу Ганху.

Поверхность моря начала возвращаться к нормальному состоянию. Прежде, чем волны сошлись на нем, Лу Ганху выпрыгнул оттуда. Зависший в воздухе Чан атаковал Лу Ганху потоком водяных пуль.

«Доспехи Белого Тигра» Лу Ганху являются творением древней континентальной магии и подчиняются закону Пяти Элементов.

«Киндзёсуй»* — означает, что Элемент Металла дает силу Элементу Воды.

[Дословно «золото рождает воду»]

А если посмотреть с обратной стороны, то Элемент Воды забирает силу у Элемента Металла. Это отличающееся от противодействия взаимодействие, в котором один участник усиливается, а другой ослабевает.

«Доспехи Белого Тигра» относятся к Элементу Металла. Они обеспечивают победу своей надёжной защитой. Холодные по своей природе, они созданы для управления гневом.

Доспехи Белого Тигра, имеющие свойство Элемента Металла, теряют силу от Элемента Воды. Просто большое количество воды никак не повлияет, но если атаковать техникой с Элементом Воды, то сила будет постепенно снижаться.

Атака снявшего ограничитель Брэдли Чана достигла Лу Ганху, пользуясь преимуществом закона Пяти Элементов. Однако этого было недостаточно, чтобы остановить человека, известного во всем мире, как «Тигр-людоед».

С болью от поражения водяными пулями, «Гнев» становился всё сильнее. Преобразовав атаку противника в энергию для своей атаки, Лу Ганху правой ногой смахнул технику, окружающую Чана!

Всё верно, одним ударом ногой. Удар Лу Ганху, нанесенный в полную силу, уничтожил технику Чана и отбросил его гигантское тело. Тело Чана полетело, рисуя большую дугу.

Было ли это совпадением или последней волей? Брэдли Чан летел в сторону Тацуи. Действия Тацуи были самыми простыми. Он просто поддал газу. Гидроцикл внезапно ускорился и Брэдли Чан упал в воду и стал тонуть.

◊ ◊ ◊

Как и предположил Казама, битва в море не повлияла на проведение банкета. Но те, кто знает обстоятельства, не ослабили свою бдительность. Предупрежденный Тацуей Исори оставался в банкетном зале, и, вместе с Миюки и Минами, они наблюдали за группой, связанной с Первой школой. Тем не менее, на другие действия абсолютно не было времени. Были некоторые неизбежные вещи.

Например вот такие.

— Канон, куда ты идешь?

Вместо того, чтобы покраснеть, Канон ответила с улыбкой:

— Собирать цветы.

— А, я тоже.

— Я тоже с тобой.

Это означало, что Канон собирается отойти по неизбежной причине*, а Саяка и Азуса хотят пойти с ней.

[Канон использовала японскую «секретную» женскую фразу, означающую поход в туалет, если кто не понял]

— Кей тоже пойдёт?

— …Иди, иди.

Покрасневший Исори заставил Канон улыбнуться до ушей.

Миюки и Минами переглянулись. Они обе слышали от Тацуи о том, что Исори может стать мишенью. По сути их задача была — наблюдать за Канон и остальными. Но Миюки одна. А для Минами не может быть и речи о том, чтобы покинуть Миюки. В конце концов, они решили остаться в этом месте.

◊ ◊ ◊

Дуэт Жасмин и Джонсона из австралийской армии действовал независимо, не дожидаясь результата подразделения, приближающегося по морю. Они оба понимали. Потеряв главные силы, отряд дезертиров из Великого Азиатского Альянса не сможет показать хороших результатов в этой операции.

И теперь они шептались в углу коридора, чтобы не быть замеченными.

— Можешь получить контроль?

— Это невозможно. — Ответил Джонсон на вопрос Жасмин.

— Видимо потому, что собралось много важных людей, перед комнатой управления целая толпа солдат. Более того, как бонус, среди них находится «Дайтэнгу».

— Хару Казама?… Это невозможно.

Командир Отдельного магически оборудованного батальона, подполковник Казама Харунобу был известен среди иностранных волшебников как под псевдонимом «Дайтэнгу», так и под сокращённым именем «Хару Казама». В конце 21 века среди англоязычных солдат 『大天狗』 стали произносить по-японски «Дай-тэнгу» вместо перевода «Большой длинноносый гоблин».

Согласно одной теории, это было результатом экспорта субкультуры, но истина была покрыта мраком.

— Не значит ли это, что сейчас лучше всего будет сбежать?

— Этот разговор окончен. — Жасмин ответила так быстро и резко, потому что та же самая мысль пришла ей на ум.

— Ух, что это было, черт побери? …Тогда как насчет тебя, Джас?

— По крайней мере для меня это не по зубам. Чтобы взломать магическую систему, установленную на этом острове, по-прежнему необходимо взаимодействие с Кеем Исори.

— То есть, никак не обойтись без похищения этого мальчика?

— Это более реалистично, чем встретиться с Казамой.

— Ну, это точно… оп.

Джонсон заметил приближающихся людей и закрыл рот. Жасмин также хорошо среагировала и быстро вернулась к поведению «обычной девочки».

— Эти девушки… они ведь сопровождающие Кея Исори?

Они разговаривали, сидя на диване неподалеку от туалета. Лица вошедших в туалет Канон, Саяки и Азусы были легко различимы.

— Правда?

— Без сомнений.

Похоже, Джонсон не так хорошо запомнил данные о них, однако он был уверен в своём надёжном напарнике Жасмин, с которой он через многое прошёл.

— Это хорошо. Капитан Джонсон, спрячься. Возьмём их в заложники и выманим Кея Исори.

По мнению Джонсона, ни одна из них не обладала боевой силой, представляющей угрозу. Девушка с причёской-хвостиком, похоже, могла что-то показать, но она не была тем противником, с которым не справится взявшаяся серьезно за дело Жасмин.

— Понял.

Осторожно, чтобы не шуметь, Джонсон открыл дверь в служебное помещение и спрятался там.

◊ ◊ ◊

Вышедшая из уборной после поправления макияжа Саяка заметила, что за ними наблюдает нарядная маленькая девочка. Хоть и маленькая, но возрастом 12-13 лет. Европейцы обычно выглядят взрослее японцев, поэтому она могла быть меньше.

— А… неужели, Джас?

— Да, Саяка.

Она каким-то образом поняла, что это та самая девочка, которой они на днях помогли избежать похищения.

— Э? Но цвет волос… — Как и сказала Канон, цвет волос отличался от того, что был в тот раз. Каштановые волосы стали рыжими. Карие глаза стали зелеными. Впечатление было совсем иное, учитывая смену цветов и одежды, но после того, как она сама признала это, сомнения отпали.

— Джас, в чём дело? Где твой папа?

— Да так, у нас случилась небольшая проблемка.

— Э-э, что случилось?

В голосе не было слышно испуга, но Канон, которая, как обычно, испытывала недостаток бдительности, приблизилась к Жасмин. Но в этом случае противником является девочка, выглядящая на 12-13 лет. Будет немного странно обвинять Канон в беспечности.

— На самом деле… Не двигаться!

Результат был, как и ожидалось. Быстро скрутив руки Канон, усадив на колени ударом сзади, Жасмин приставила к горлу Канон нож, который она прятала под одеждой.

— Джас, какого чёрта!?

На крик Саяки Жасмин ответила бездушной улыбкой.

— Не судите о людях по внешности. Вам лучше запомнить это. — Держа в поле зрения Саяку и Азусу, Жасмин сказала своё требование. — Приведите Кея Исори.

— Кея? Что ты собираешься делать с Кеем!? Ук! — Канон попыталась освободиться, но, поскольку руки были жестко зафиксированы сзади, она могла только жаловаться.

— У меня нет намерений прямо вредить ему. Приведите его как можно быстрее.

— Нет! Я не могу заставить Кея подвергаться опасности из-за меня!

Азуса и Саяка переглянулись. В данный момент не было признаков вредящих Канон движений от Жасмин. Однако, посмотрев в её холодные глаза, они знали, что у неё не будет колебаний использовать нож.

— Не нужно идти меня звать. Я здесь.

— Кей!

Голос Исори послышался из-за озадаченных Саяки и Азусы.

— Кей, зачем ты пришел!? Ай!

— Попрошу быть чуточку потише. Мешаешь разговаривать. — Затянув сильнее руки, чтобы заставить молчать Канон, Жасмин посмотрела на Исори. Исори также смотрел на Жасмин. В его глазах горел гнев.

— Сначала отпустите Канон. После этого мы сможем поговорить.

— Попробуй осознать ситуацию получше, прежде чем говорить. Требования выдвигаю тут я, а не ты. Итак… для начала, пусть стоящий рядом с тобой солдат отступит.

Сжав зубы, Исори кивнул стоящему рядом Хаэбару. Нет, скорее поклонился? Ничего не сказав, Хаэбару сделал два шага назад.

Узнав, что человек, одетый в форму официанта, на самом деле оказался военным, Саяка и Азуса округлили глаза. Однако они обе сообразили не говорить ничего, чтобы не мешать происходящему.

— Так-то лучше. Тогда, вернемся к основной теме. Мистер Исори, пожалуйста, следуйте за нами.

— …Если я пойду с вами, вы отпустите Канон?

— Да. Джеймс.

Позванный по имени, чтобы не выдавать личность, Джеймс показался.

— Мистер Исори, сюда.

— Понял.

— Кей, стой!

В этот момент внимание Жасмин было направлено на выяснение, что делать с безрассудно ведущей себя Канон. Если оставить Канон здесь, то переговоры могут быть провалены. Внимание Джонсона было направлено на Исори, Хаэбару и Саяку. Джонсон, боевой волшебник ближнего боя знал, что Саяка может не соответствовать своему внешнему виду.

Он считал ненужным беспокойство об Азусе. Жасмин также не опасалась её. Облик Азусы заставил судить предвзято об уровне её угрозы.

Но той, за кем Жасмин должна была присматривать больше всех в этом месте, в действительности была именно Азуса.

…Послышался звук струн.

…Звук струн, подобный игре на арфе, прозвучал из ниоткуда.

Магия психического вмешательства «Азуса Юми».

Сознание Жасмин было оторвано от реальности, соблазнённое тоном звука.

Жасмин не могла понять, откуда пришёл этот звук. Также было непонятно, действительно ли своими ушами слышно звук, или это слуховая галлюцинация. Попросту говоря, сознание Жасмин отвлеклось на вопрос, откуда идет звук. Вопрос «когда и откуда придет звук в следующий раз» терзал её сознание…

Пока все забыли как двигаться, Азуса активировала следующую магию, используя взятый из сумочки CAD в виде мобильного терминала.

Нож, приставленный к горлу Канон, сильно дёрнулся. Чувство вырывающегося из правой руки ножа вернуло сознание Жасмин к реальности. Однако она была не идеальна. У неё были слабые детские пальцы, и нож был вырван из её руки.

Нож упал на пол.

— Йяаа! — Увидев это, Саяка пришла в движение. Она нацелила удар рукой в затылок Жасмин. Жасмин отпустила свою руку от Канон и быстро отступила.

— Джас! — Оправившийся от «Азуса Юми» Джонсон взял Жасмин на руки. В подоспевшего, чтобы задержать этих двоих Хаэбару полетели дротики. Их Джонсон прихватил с собой из игровой комнаты в отеле. Хаэбару легко отбил три дротика, но за это время Джонсон с Жасмин на руках убежал к проходу в служебное помещение.

— Канон, ты в порядке? — С облегчением на лице, Исори подбежал к освобожденной Канон.

— Угу… Прости. Прости, пожалуйста. — Канон, увидевшая Исори рядом с собой, внезапно заплакала. Исори не паниковал, а нежно прижал к себе её голову.

— Было страшно?

— Нет. Неправда. Совсем нет!

— Тогда в чём дело?

— Из-за меня Кей был в опасности. Всё из-за моей невнимательности!

Исори снова и снова нежно поглаживал по голове упрекающую себя Канон.

— Почему ты извиняешься? Ты не сделала ничего плохого.

— Но!

Исори поднес свои губы близко к уху продолжающей каяться Канон.

— Я рад, что с Канон всё хорошо.

Извинения Канон прекратились. Она просто рыдала, уткнувшись в грудь Исори.

— Уваа… Он такой джентльмен.

К счастью, эти двое не услышали это портящее атмосферу замечание Азусы. Взгляд Саяки, говорящий «как же завидно» также не дошел до Исори и Канон, опять ушедших в свой отдельный мир.

◊ ◊ ◊

— Как-то ускользнули… Джас, как ты?

— Я облажалась. То, что Азуса Накадзё использует магию психического вмешательства…

— Об этом не было информации. Это не наша вина. Лучше скажи, что нам делать теперь.

С сожалением прикусив губу, Жасмин посмотрела в пол и задумалась. В конце концов, она подняла свой взгляд, приняв решение.

— Я не хотела этого делать, но… я использую свою магию на месте проведения банкета.

— Да, похоже, только это и осталось… — В словах Джонсона тоже была нерешительность. Использование магии Жасмин «Озоновый круг» на банкете — это то же самое, что и атака ядовитым газом.

Они не смогут отделаться извинениями, обосновывая это. Весь мир выступит против них с критикой, более жёсткой, чем даже при терактах с бомбами. Правительство их страны, возможно, откажется от связи с ними, чтобы избежать критики других стран.

Однако операция внешнего подрыва может не увенчаться успехом (в действительности она уже провалилась), вариант захвата машинного контроля и вариант взлома магической системы также закончились бегством и провалом. Единственным оставшимся средством является «Озоновый круг». Поскольку высшее командование из штаб-квартиры австралийской армии приказало завершить диверсию, то нельзя разрушить их ожидания, не сделав это.

— Джас, сначала пойдем к спасательным лодкам. После использования «Озонового круга», доступ в порт будет перекрыт. Поэтому к побегу лучше подготовиться заранее.

— Согласна.

Они спустились по служебной лестнице для обслуживающего персонала, и пробрались в комнату отдыха рабочих, расположенную рядом с портом. Чтобы не быть замеченными, они не зашли в порт напрямую. Комната, в которую они пришли, была безлюдной. В этом удалённом месте не чувствовалось присутствия людей.

— Как удобно, что никого нет.

— Мне кажется, что это как-то слишком хорошо… — В отличие от оптимистичного Джонсона, Жасмин не могла избавиться от подозрений.

— Видимо, их отвлекла недавняя шумиха.

Однако они не могли позволить себе прохлаждаться здесь. Жасмин мысленно приказала себе согласиться с Джонсоном.

— Будь начеку.

— Оставь это мне.

Если магия только генерирует озон, то это не так сложно. Однако, опираясь лишь на относительную информацию о месте, которое не видно, чтобы сгенерировать высококонцентрированный озон в короткое время, нужно сильно сконцентрировать разум. Таким образом, оператор магии становится беззащитным. Поэтому для использования «Озонового круга» на вражеской территории было совершенно необходимо наличие партнёра для защиты.

CAD начал загружать последовательность активации. Закрыв глаза и сосредоточившись, она начала формировать последовательность магии в зоне расчёта магии.

Это противоречивое действие сознательно меняло содержимое зоны расчета магии, находящейся в подсознании. И сознание, и подсознание должны были одновременно сосредоточиться в одном действии. Даже забыв, как дышать, Жасмин построила последовательность магии «Озонового круга».

Координаты были зафиксированы. Жасмин активировала «Озоновый круг» (не осознавая, сколько людей он затронет) к месту проведения банкета.

Однако здесь возникла неожиданная проблема.

— …Призыв магии провалился?

— Что!? — Инстинктивно спросил Джонсон, забыв про наблюдение за окрестностями.

— Активация «Озонового круга»… похоже, провалилась. Не было никакого эффекта.

— Не может быть! — Удивительно, но, похоже, повысивший голос Джонсон совсем забыл, что они прячутся.

Нет, он был прав, что это невозможно. Жасмин Уильямс была улучшенным волшебником, оптимизированным для Озонового круга, причем разработчик Озонового круга, Уильям Маклауд лично руководил процессом настройки её генетического кода. Не удалось воспроизвести масштаб, позволяющий отнести магию к стратегическому классу, однако скорость активации и идентичность превысили показатели оригинальной магии самого Маклауда.

И не только в теории. Жасмин использовала Озоновый круг в реальном бою уже множество раз. До этого момента она ещё ни разу не проваливала активацию. Четыре дня назад также не было никаких проблем с использованием Озонового круга, чтобы избавиться от погони японской армии.

— Я попробую ещё раз! — Жасмин снова закрыла глаза и сосредоточила свой разум. Джонсон забыл свою роль охранника и уставился на неё. Открыв глаза, Жасмин с шокированным лицом обессиленно упала на колени. — Не активируется… Почему? Моя сила исчезла?

— Нет. — Внезапно прекрасный, ясный, словно звон колокольчика, сторонний голос прервал их. Сразу после того, как голос прозвучал, из ниоткуда проявилось присутствие третьей стороны. Рефлекторно Джонсон хотел выпустить воздушную пулю в сторону проявившегося присутствия. Однако его магия так и не активировалась.

Перед потерявшим дар речи дуэтом появился один мужчина и две девушки. Мужчина — полковник подразделения спецназа Великого Азиатского Альянса, Чэнь Сяньшэнь. А девушками были Миюки и Минами.

— Вы двое не теряли способность использовать магические техники. — Миюки заговорила с Жасмин и Джонсоном. В её речи было слышно слабую жалость. — Секретная техника семьи Йоцуба, «Привратник». Как она вам?

— Секретная техника… Йоцубы?

Миюки улыбнулась в ответ прохрипевшей свой вопрос Жасмин. Вопрос Жасмин был на английском, но Миюки ответила на японском языке.

— Да. Обычно я так не объясняю, но сегодня особенный день. Потому что нам тоже дали посмотреть на интересные техники.

Сказав это, Миюки перевела взгляд на Чэнь Сяньшэня. Тот слегка ухмыльнулся в ответ. Миюки снова посмотрела на Жасмин.

— Последовательность магии, построенная в подсознании, переносится в самый низ, «корень» сознания с верхнего слоя подсознания и проецируется на цель магии из «Врат», существующих в промежутке между сознанием и подсознанием.

— И что с того? — Спросил Джонсон раздраженным голосом.

— …Не может быть!? — Похоже Жасмин осознала, что Миюки пытается сказать.

— Врата — это граница между разумом волшебника и Идеей — платформой Эйдоса. Врата стоят прямо перед Идеей. Иначе вы бы не смогли заставить последовательность магии работать вне вас.

— Вот чёрт! Как ни посмотри, это значит…

— Кажется, вы уже поняли. Магия нейтрализации волшебников «Привратник» устанавливается на Вратах целевого волшебника и уничтожает последовательность магии сразу после прохождения. Вы не сможете использовать магию, пока не будет отменён «Привратник».

Объяснение Миюки было частично правдой.

Она сказала «секретная техника семьи Йоцуба», но правильно было «секретная техника Тацуи». По крайней мере, сейчас в семье Йоцуба следить за «вратами» других людей мог только Тацуя. Это было представлено как «секретная техника Йоцубы», чтобы избежать слишком большого интереса к Тацуе. Но ни Жасмин, ни Джонсон не могли ничего с этим поделать. Потому что сейчас, по факту, их магия была запечатана. Жасмин ударила обеими руками по полу.

Джонсон молча набросился на Миюки. Но прежде чем его тело натолкнулось на барьер Минами, резкое падение температуры тела отняло у него силы стоять на ногах. Миюки любезно обратилась к неприглядно ползущему по полу Джонсону:

— Не волнуйтесь. Потому что уже доказано, что сон является временным.

Чэнь Сяньшэнь снова ухмыльнулся. Потому что он сам как раз и являлся тем примером доказательства.

— Ребята, пожалуйста. — Окликнула Миюки кого-то за дверью. Как по команде, дверь открылась, и солдаты в форме вошли, чтобы задержать Жасмин и Джонсона. За этой дверью был не ожидаемый Жасмин порт, а совсем другое помещение.

Из открытой двери было едва различимо слышно музыку. Поняв, что они находятся совсем недалеко от места проведения банкета, Жасмин была шокирована.

— Вы, наверное, не заметили? Кажется это называется «Кимон Тонко». Вы двое хотели спуститься по ступенькам, а на самом деле ходили то вниз, то вверх. Так что, если бы случилось так, что «Привратник» не сработал, то метод прицеливания Озонового круга через относительные координаты не дал бы результата.

— Хахахахаха…. Что же это. С самого начала мы были у вас, как на ладони?… — Поняв, что это окончательное поражение, Жасмин разразилась смехом.

Оставить комментарий