Том 21. Глава 1

Опция "Закладки" ()

Эта новость дошла до Японии примерно в 7 часов утра 1 апреля 2097 года.

Приехавшие вчера с Окинавы Тацуя и Миюки также смотрели утром экстренный выпуск новостей, сидя за обеденным столом.

— …Это ведь не первоапрельская шутка?

— Обычные третьесортные шуточки были бы уместней. — Нахмурив брови, Тацуя ответил Миюки, спросившей испуганным, неверящим голосом.

Используя пульт дистанционного управления, Тацуя разделил экран монитора в столовой на 4 части. Каждая часть экрана показывала новости с субтитрами по разным каналам. Везде говорилось об одной и той же плохой новости.

— …Видимо, это всё же не шутка.

Район Санта-Круз на территории бывшей Боливии в Южной Америке, местное время 31 марта 17:00. В сражении между бразильской армией и независимыми вооружёнными партизанами, которое непрерывно продолжалось в течение трёх месяцев, попавшая в затруднительное положение бразильская армия применила магию Стратегического класса «Синхро-линейный синтез».

— Масштаб взрыва оценивается в несколько килотонн?… Проблема в том, в какой ситуации была использована магия. Если вокруг горы или пустыня, то ущерб был ограничен только воюющими силами.

— А если бы они использовали её вблизи городских районов или лагерей беженцев…?

— В этой местности часто идут бои, поэтому мирных жителей не должно быть много.

Сразу после того, как Тацуя ответил Миюки, в новостях показали официальное сообщение бразильской армии.

— …Эпицентр взрыва находился в центре города-призрака, в котором базировались партизаны. Около 1000 погибших, жертвами стали только члены вооружённой партизанской организации. — Тацуя читал текст с экрана с мрачным лицом. Лицо не было бледным, но глаза выражали отчаяние. Под пристальными взглядами Миюки и Минами, смотрящими на это непростое выражение лица, Тацуя продолжил несвойственным ему уклончивым тоном. — Я не думаю, что печать «Синхро-линейного синтеза» была бы снята для такого количества противника.

— …Тогда, фактическое число жертв…

— В данный момент я могу только сказать, что их точно больше. Однако, несомненно, что среди жертв есть не только участники сражения.

— Как же так!? — Возмутилась Миюки в ответ на предположение Тацуи. Тацуя вытянул правую руку и положил на левую руку Миюки, сидящей напротив. Миюки не стала восторженной, как обычно происходит в такой ситуации. Но расстройство в какой-то степени у неё прошло.

— Потому что разделение партизан на боевые силы и на гражданских в этом случае неоднозначно. Например, в регулярной армии отряды снабжения также считаются боевой силой, но люди, обеспечивающие поставками партизан, в основном классифицируются как гражданские. — Сказав это, Тацуя поднял свою руку с руки Миюки к её голове.

— Даже если мы будем беспокоиться за них, сейчас мы ничем не сможем помочь. — Тацуя слегка потрепал волосы Миюки. Это было грубое движение такой нежной рукой. Поправляющая свою прическу Миюки посмотрела на Тацую расслабленно и явно была счастлива. Увидев, что Миюки успокоилась, Тацуя снова посмотрел на монитор, показывающий новости.

— Несмотря на всё, Бразилия, кажется, довольно легко признала использование магии Стратегического класса… — Пробормотал Тацуя, разговаривая сам с собой. Это было лишь выражение сомнения, но для Миюки оно прозвучало как зловещее предсказание, что «грядет эпоха, когда магия Стратегического класса будет использоваться довольно часто». Миюки ощутила, как пробежавший по спине холодок перерастает в небольшую дрожь по всему телу.

 

◊ ◊ ◊

 

9 часов утра. Тацуя, Миюки и Минами пришли в школу, несмотря на то, что ещё были весенние каникулы. Хотя Тацую беспокоило получение дальнейших сведений об использованной магии Стратегического класса, но, к сожалению, у них был запланированный график. Из-за их пребывания на Окинаве до вчерашнего дня, встреча по подготовке церемонии поступления в школу была отложена.

С выпуском предыдущих старшеклассников и с началом нового учебного года через несколько дней Тацуя и его ровесники станут учениками третьего, последнего класса. В октябре прошлого года новый состав школьного совета Первой школы, как обычно был собран из фактически самых известных и занимающих высшие позиции в списках учеников.

Но это не значило, что у Тацуи были сильные эмоции по этому поводу. Ему не приходилось страдать из-за ответственности, как Миюки. Ему оставалось лишь как можно сильнее надеяться, что не возникнет никаких проблем.

Вошедших в комнату школьного совета Тацую, Миюки и Минами уже ожидали Изуми, Касуми и первоклассница, которая станет представителем новичков этого года. Касуми была здесь как замена главы дисциплинарного комитета, который не смог прийти.

Похоже, представитель новичков, Мицуя Сиина, была давно знакома с Изуми и Касуми, потому что они оживлённо беседовали, когда вошли трое во главе с Тацуей.

— Миюки-сэмпай, давно не виделись! Ах… Сегодня вы прекрасны, как и всегда… Нет, вы стали гораздо более прекрасны…

Но в тот же момент, когда Изуми заметила появление Миюки, она резко вскочила со стула, на котором сидела.

— Доброе утро, Изуми-тян. Спасибо за то, что занималась различными делами в моё отсутствие. — Миюки застало врасплох восторженное приветствие Изуми, но она смогла искусно ответить благодарностью с улыбкой на лице.

— Миюки-сэмпай, это незаслуженные слова похвалы! Ах, правда ли такое счастье случилось со мной?… — Это были не просто слова, Изуми буквально готова была упасть в обморок.

— Изуми-тян, ты преувеличиваешь. — Миюки улыбнулась и в легкой форме упрекнула Изуми. Миюки уже на личном опыте знала, что это не остановить, пока она сама не скажет пару таких слов.

— Касуми-тян, и тебе доброго утра. Спасибо за труд на замене Йошиды-куна.

— Доброе утро, президент, Шиба-сэмпай, Сакурай-сан. — В отличие от витающей в облаках сестры-близнеца, Касуми ответила подобающим младшекласснице вежливым приветствием. После ответа Тацуи и Минами, посреди возникшей неловкой тишины, Миюки обратила внимание на новенькую.

— Доброе утро. Приятно познакомиться, Мицуя-сан. Я — Шиба Миюки, президент школьного совета Первой школы.

— Доброе утро. Меня зовут Мицуя Сиина. Приятно с Вами познакомиться. — Сиина с напряжением на лице поклонилась широко улыбающейся Миюки. Тёмно-коричневые пышные воздушные волосы слегка подпрыгнули, и стало видно, что на ней надеты наушники. Подняв голову с лицом, выражающим возглас «А~…!», Сиина в панике попыталась снять наушники. Но Миюки взяла инициативу в свои руки.

— Всё хорошо. Я знаю о твоей ситуации.

— …Простите. Я позабочусь, чтобы это не выделялось на церемонии поступления. — Застенчиво сказала Сиина, глядя в пол. Однако не только Миюки, но и Тацуя с Минами не обвиняли её в невежливости за надетые наушники перед старшеклассниками школы, в которую она только что поступила. Даже не говоря о Касуми и Изуми, с которыми она была знакома раньше, все здесь знали об «ситуации» Сиины.

Сиина не слушает музыку или радио. Её наушники — это своего рода затычки для ушей. Эти «наушники» были выполнены в стиле головного обруча с закрывающими уши наконечниками. Однако в отличие от обычных закрывающих уши от внешних звуков наушников, эти имели встроенные на внешней стороне каждой чаши микрофоны, и динамики внутри.

Сиина использовала это приспособление, потому что была не в состоянии выдержать громкие звуки.

Это немного отличалось от сверхчувствительности. В её случае слух был действительно за пределами просто чувствительности. Сиина услышит в виде звука даже мельчайшее колебание воздуха, которое никогда не сможет быть услышано обычными людьми.

Подобно сверхчувствительности к пушионовому излучению Мизуки, её «симптом» проявился вместе с развитием магической силы, поэтому считается, что он связан с магической восприимчивостью.

Однако, в отличие от Мизуки, Сиина воспринимает не псионовые или пушионовые волны, а реальный физический звук.

У неё нет проблем с контролем магических чувств.

Ученые-исследователи магии, поставившие ей диагноз, пришли к выводу, что «она постоянно бессознательно использует усиливающую слух магию», однако при этом не наблюдалось никаких признаков вызова магии. А попытки подавить усиленный слух магически заканчивались с побочными эффектами, вроде блокирования всего магического восприятия.

Такое решение подошло бы для обычной повседневной жизни, но для волшебника это был существенный недостаток.

В конце концов, получив полностью изолирующие от звука наушники, которые с помощью микрофона и динамика автоматически регулируют внешний звук до приемлемого уровня, Сиина смогла совместить повседневную жизнь с жизнью волшебника.

Когда Сиина ходит на официальные мероприятия, она использует спрятанные в волосах наушники с шейным ремешком. Однако, встроенные микрофон и динамик всё же имеют определенный вес и утомляют уши при длительном ношении, поэтому использовать наушники с головным обручем всё же легче для неё.

— На церемонии поступления будет лучше надеть то, что не бросается в глаза. Но для обычного ежедневного ношения в школе, думаю, вполне подойдет. В нашей школе не найдется человека, включая учителей, который бы упрекнул тебя за это. Так что не волнуйся, в том числе и прямо сейчас.

— Да… Большое спасибо, Шиба-сэмпай.

Тацуя подобрал слова, чтобы плавно перевести разговор к теме встречи. Также он имел цель сообщить, что можно использовать наушники «постоянно». Поскольку это была деликатная тема, которая при неправильном подборе слов могла бы прозвучать слишком жёстко, он решил не дать Миюки сказать это.

Однако Сиина, похоже, восприняла Тацую как заботящегося о ней самой, и поклонилась с извиняющейся улыбкой. В глазах Тацуи этот поклон был хоть и не такой, как у Миюки, но все равно довольно красивый.

И всё же, речь Тацуи смогла несколько снять порождаемое чувством вины беспокойство Сиины. Встреча по подготовке вступительной церемонии, начавшаяся после этого, проходила в мирной атмосфере.

 

 

— Я думаю, что эта речь вполне подойдет в качестве официального ответа.

— Хорошо. — Согласилась Сиина со словами Миюки.

На её лице было трудно читаемое выражение, ведь она пока ещё не привыкла к таким делам.

— Если не уверена, что запомнишь, то можешь взять с собой текст.

— Нет, всё в порядке… наверное.

— Миюки-сэмпай, проблем не будет. Потому что у Сиины-тян хорошая память.

Сиина скромно улыбнулась после этих слов Изуми. Таким образом, встреча с Сииной продолжилась гладко и закончилась за две трети от запланированного времени. Вероятно потому, что во время отсутствия Миюки, Изуми хорошо подготовилась. Сиина также хорошо усваивала распорядок, и не требовалось повторять уже сказанное. По всей видимости, она уже заранее услышала от Касуми и Изуми о том, что будет обсуждаться на этой встрече.

Она тоже из Десяти Главных Кланов, но другого возраста. Сиина, похоже, довольно хорошо знакома с Касуми и Изуми, вероятно потому, что главные дома их семей располагаются в одном и том же центральном районе столицы. У Сиины довольно большая разница в возрасте с остальными братьями и сестрами семьи Мицуя, поэтому, возможно, она имела больше мотивации к новым знакомствам со сверстниками.

Встреча с Сииной закончилась в 11 часов. Но для Миюки и других старшеклассников ещё оставалось много дел в школе. А для Сиины сегодняшние обязанности закончились.

— Сиина-тян, хорошая работа. На сегодня достаточно.

— На самом деле, мы с Сииной собирались пообедать вместе, но ведь сейчас ещё рановато.

После слов Изуми, Касуми сказала это с выражением «какая досада» и ухмыльнулась Сиине. На что Сиина ответила своей напряженной улыбкой.

— Эм, я… в честь знакомства со всеми вами кое-что сделала…

Сказав это, Сиина достала корзинку для пикников из спортивной сумки, что стояла рядом с ней.

Сиина открыла крышку корзины. Там лежали выложенные в идеальном порядке «блинные сандвичи» размером с ладонь, каждый из которых был завернут в отдельный лист бумаги. Для удобства, чтобы содержимое могло выступать наружу и не пачкать руку, круглые блины были сложены пополам, охватив собой начинку в виде крема и фруктов.

— Уваа, сегодня тоже выглядит аппетитно! — Как и заметила взбодрившаяся Касуми, и форма, и цвет, и поплывший запах мастерски вызывали аппетит.

— Сиина-тян действительно хорошо готовит сладости. — Сказала Изуми, с улыбкой заглянув в корзинку. — Миюки-сэмпай, она приложила столько усилий, не хотите попробовать?

— Если вы не против, конечно. — После слов Изуми предложила Сиина с робкой улыбкой.

Увидев, что Тацуя показывает глазами согласие, Миюки сказала:

— Спасибо, Мицуя-сан. Тогда, раз вы предлагаете, я попробую.

Она взяла блинчик и поднесла ко рту.

— Очень вкусно. — Миюки улыбнулась Сиине, и на её губах и зубах не было и следа от крема с только что откушенного блинчика.

— Эм, Шиба-сэмпай, не хотите тоже? Или вы не любите сладкое? — Предложила Тацуе слегка покрасневшая Сиина.

— Попробую.

Тацуя взял блинчик и съел его в два укуса. Тот оказался с шоколадным кремом. Лицо Тацуи, получившего от Пикси салфетку, чтобы вытереть губы, и напиток, чтобы запить, по крайней мере, не показывало, что он переусердствовал. Напряжение с лица Сиины прошло.

— Минами, попробуй тоже.

После слов Тацуи Минами потянулась рукой к корзинке. И как по сигналу, после этого Изуми, Касуми и сама Сиина взяли из корзинки по «блинному сандвичу».

 

◊ ◊ ◊

 

Поняв, что беспокойство было напрасным, и сладости домашнего приготовления оказались неожиданно популярны, Сиина шла из школы лёгкой походкой. Её мысли, до встречи с Миюки наполненные напряжением и беспокойством, сейчас были полны оптимизма в духе «Мы неожиданно хорошо поладили».

«Возможно, с самого начала не стоило так бояться того, что этот президент школьного совета является наследником семьи Йоцуба.»

Даже входя в те же самые Десять Главных Кланов, семья Йоцуба считалась исключительной. Мировым сообществом семьи Йоцуба и Саэгуса расцениваются как две равноценные жемчужины магического мира Японии, однако Йоцуба всё же превосходит по реальным магическим способностям. Семья Саэгуса лишь выглядит стоящей с Йоцубой плечом к плечу из-за своей способности решать политические вопросы численным превосходством. …Всё это Сиина услышала от своих старших сестёр и братьев.

Вот почему она так боялась первой встречи с Миюки, представляя, какой страшной ведьмой та окажется.

Внешность Миюки Сиина видела и раньше. Она посещала Турнир Девяти Школ в прошлом и позапрошлом году.

Однако слишком красивый облик вызвал у Сиины впечатление «думаю, она не человек». А слишком сильная магия внушала страх вида «она за пределами человеческого».

В январе этого года, когда Сиина узнала, что Шиба Миюки на самом деле состоит в прямом родстве с Йоцубой и является наследницей, она ничуть не удивилась этому. Наоборот, она была полностью в этом убеждена. Наследница «Демоницы Дальнего Востока» должна быть истинной «Демонической принцессой». Такая и подобные ей мысли естественно приходили на ум.

Однако во время беседы лицом к лицу это впечатление казалось совершенно неуместным. Не говоря уже о красоте, элегантность и величие были совсем не как у обычных людей. Это был облик принцессы, нет, даже королевы. Сиина не почувствовала сегодня никакого демонического зла, которого она предубеждённо боялась. За исключением невероятной красоты и силы, всё остальное было нормальным. Она была обескуражена, не увидев той эксцентричности, свойственной обладающим большой силой волшебникам.

Но беспокойство об отношениях исчезло не полностью. Ещё один человек из Йоцубы, Тацуя, вызывал у неё непонятные чувства страха и таинственности. Однако Сиина чувствовала, что он тоже не является для неё угрозой.

«До тех пор, пока мы не станем врагами»

«Будет очень хорошо, если удастся завести с ними отношения»

«Пока семья Мицуя не совершает никаких глупостей против семьи Йоцуба, бояться нечего»

Придя к такому заключению, Сиина расслабилась.

После всей тревоги и напряжения, она даже была немного в приподнятом настроении.

— Сиина.

Она чуть не подпрыгнула от неожиданности, когда её окликнули после того, как она вышла из ворот школы.

— Сабуро-кун…!

Она не смогла избежать повышенного тона голоса, хотя в остальном неподобающего поведения заметно не было.

— Сиина, хорошая работа.

Однако, похоже, это не волновало окликнувшего её парня с длинными волосами, которые в настоящее время были редким явлением. По крайней мере, он не показал волнения.

— Неужели ты ждал всё это время? Я же сказала, что ты можешь вернуться домой раньше.

— Вы закончили быстрее, чем ожидалось. К тому же, как охрана, я не могу бросить тебя, хозяйку, и уйти домой.

— Охрана, говоришь, несмотря на то, что… — Сиина озадаченно посмотрела на выглядящего угрюмым парня.

Имя этого парня — Ягурума Сабуро. Они с Сииной родились с разницей в 2 дня и являются близкими друзьями детства с самого рождения. Кстати говоря, Сиина родилась раньше.

Семья Ягурума имеет родословную волшебников древней магии, но вот уже более 30 лет они поддерживают наёмные отношения с семьёй Мицуя. Удачно совпало их рождение, поэтому было решено, что мальчик Сабуро станет эскортом для Сиины. Однако это соглашение было отменено ещё до поступления в старшую школу магии.

Потому что магическая сила Сабуро не развилась до ожидаемого уровня.

Вместе с Сииной он стал учеником Первой школы. Однако он попал лишь на второй поток.

Родители Сабуро советовали своему сыну поступать в другую, обычную школу. У Сабуро есть один старший брат и одна старшая сестра, но они оба не посещали старшую школу магии. Магия семьи Ягурума с самого начала не соответствовала требованиям образования современной магии.

Старшие брат и сестра обучаются магии у своих бабушки и деда, им для этого выделили помещение в Третьей лаборатории, которая до сих пор открыта.

Но вопреки всему, Сабуро упорно хотел поступить в Первую школу, чтобы быть рядом с Сииной и защищать её. Однако Сабуро не обладал самым необходимым в данной ситуации — магическим талантом. Его предрасположенность к магии была скудной по меркам не только современной магии, но также и древней.

Но всё-таки Сабуро смог поступить в Первую школу. Хоть он и говорил, что «это потому, что я не смогу жить, как обычный человек», всем из его семьи и из семьи Мицуя было ясно, что это ради Сиины.

В итоге, хоть Сабуро и не получил обязанности по охране Сиины, ему хотя бы разрешили ходить с ней в одну школу. То есть, ему позволили быть рядом с ней, как и прежде.

— Итак, как оно прошло? — Спросил Сабуро свою подругу детства, игнорируя её слова, означающие «не нужно охранять» (на самом деле она не имела это в виду, но Сабуро понял их так).

— Как прошло что?

Однако Сиина не смогла понять, о чём был этот достаточно абстрактный вопрос. Хоть они и были друзьями детства, понимать друг друга с полуслова получалось не всегда.

— Ну, это… самое.

Однако, казалось, что Сабуро думает, что понять его будет вполне естественно даже без подробностей. Впервые задумавшись, что же конкретно он должен спросить, Сабуро выглядел ужасно раздражённым.

— Э-э-э… Я имел в виду, как прошла встреча с людьми из семьи Йоцуба. Сиина, я всё утро за тебя так переживал.

— Ах, тогда всё в порядке. Не считая Шибу-сэмпая, сама президент Шиба — добрый человек.

— Не считая? Всё нормально?

Сабуро больше насторожили, чем обеспокоили слова о Тацуе, а не о Миюки. Ведь Сиина — это красивая невинная девочка. По мнению Сабуро, не существует мужчины, который не заинтересуется такой красивой девушкой, независимо от того, насколько красива его возлюбленная. Так что слова вроде «не считая Шибу-сэмпая» неизбежно вызывали у него беспокойство.

— Что нормально? Ты о Шибе-сэмпае?

— Да. Если он выглядит опасным, с ним лучше не встречаться в одиночку…

Для Сабуро это был очень серьёзный разговор.

Однако Сиина слегка рассмеялась, словно услышала глупую шутку.

— Сабуро-кун, я бы не пошла на встречу, где я буду наедине с любым мужчиной, а не только с Шибой-сэмпаем.

Сабуро хотел сказать «я не это имел в виду» в знак протеста. Однако Сиина продолжила шепотом раньше, чем он это успел.

— Но это ты ведь так беспокоишься обо мне? Спасибо.

— Е-естественно, что я беспокоюсь о Сиине. Я ведь твоя охрана. — Смущенно отведя взгляд, Сабуро ответил сварливым тоном. Сиина тайком улыбнулась, пока Сабуро не видит. Однако вслух она никак не прокомментировала это самовольное назначение себя эскортом.

 

◊ ◊ ◊

 

Из-за неожиданного утреннего перекуса от Сиины, обед был поздним, и Тацуя приказал Пикси включить на мониторе новости о применении «Синхро-линейного синтеза».

Касуми и Изуми не возражали. Кажется, всем был интересен этот крупный инцидент. Когда настенный дисплей, обычно разделённый на маленькие части, на весь экран стал отображать последние новости, все четверо, кроме Тацуи, непроизвольно остановили палочки для еды.

— По другим•каналам•примерно•такое же•содержание. — Пикси говорила не телепатическим голосом Паразита, а через динамик роботизированного тела, и её речь была прерывистой. В отличие от магической инженерии, в этой области Тацуя, в конце концов, был любителем, поэтому способ общения был такой несовершенный.

Но этого было вполне достаточно для понимания в общении. Тацуя кивнул в ответ Пикси и снова посмотрел на экран.

Но даже если не смотреть на экран, необходимая информация поступала через уши.

Последние данные о жертвах, озвученные ведущим новостей, составляли около 9000 погибших и 3000 раненых.

Это значительно отличалось от сказанного в утреннем выпуске новостей. Утром сказали, что жертв было всего около 1000. Такие отличия являются обычными почти в каждом случае, когда число жертв возрастает по мере того, как ситуация становится более ясной. Такая большая разница чётко показывает попытку скрыть правду, а также тот факт, что эта попытка провалилась.

Истинный смысл использования оружия массового поражения должен быть в подавлении желания сопротивляться большим числом жертв. Поэтому занижение числа жертв — довольно противоречивый поступок, что может говорить о том, что в бразильском правительстве люди не едины в своих мнениях. Или, быть может, они выставят это как «подсчитаны жертвы неявного типа»?

В последнее время редко можно увидеть, чтобы масштаб ущерба достигал 12000 человек (если не рассматривать «Выжженный хэллоуин», конечно), но, независимо от этого, Тацуя был обеспокоен плохим балансом между убитыми и ранеными.

Тацуя не знал, что это за магия — «Синхро-линейный синтез», и как она устроена. Но он знал, как она выглядит и какой эффект оказывает.

Взрыв тяжёлого металла. Левиафан. Туман-бомба. Армия Земли. Громовая башня. Бездна. Синхро-линейный синтез. Порыв Бога Агни. Озоновый круг. Багамут.

Из 10 видов магии Стратегического класса, используемых тринадцатью разными волшебниками, только у «Туман-бомбы» Игоря Андреевича Безобразова из Нового Советского Союза всё ещё не раскрыты эффекты и внешний вид. Для остальных известно как они выглядят при активации и какой эффект оказывают (для некоторых известен только один из этих двух пунктов).

«Синхро-линейный синтез» — это магия, природа которой довольно хорошо известна среди всех опубликованных магий Стратегического класса. По активным демонстрациям, проведённым бразильской армией, можно понять, что состояние активации можно с лёгкостью распознать. Другими словами, процесс активации настолько заметен, что его трудно скрыть.

«Синхро-линейный синтез» ускоряет высокоплотные водородные плазменные облака, разведённые на расстояние от нескольких километров до нескольких десятков километров, направляя их друг на друга. Облака сталкиваются в середине области, которая является целью атаки, что вызывает там реакцию ядерного синтеза, в результате чего цель разрушается с помощью тепловой и ударной волн.

Чтобы получить мощность, достаточную для сравнения со Стратегическим классом, каждый из бесчисленного множества протонов плазменного облака должен столкнуться с другим протоном почти одновременно. Хотя неизвестна фундаментальная информация о том, как достигается такая точность, но эффект явно такой же, как при применении чистой водородной термоядерной бомбы. Разрушительная сила обратно пропорциональна кубу расстояния до эпицентра. Другими словами, по мере того, как расстояние от точки столкновения плазменного облака увеличивается, мощность разрушения резко падает.

Но в данном случае количество убитых значительно превышает количество раненых.

Обычно в районах с низкой плотностью населения раненых должно быть намного больше чем убитых. Не вопрос, если атака была направлена на скопление вражеских сил. Хоть и существует проблема гуманности, к волшебнику, применившему это в военных целях, претензий быть не должно.

Но что будет, если нацелить это на центр большого лагеря беженцев?

В этот раз полем битвы был район Санта-Круз на территории бывшей Боливии. Погрязнув в конфликте глобальных масштабов, также известном, как Третья Мировая Война, однажды Бразилия оккупировала эту территорию, и там возникло сильное вооруженное партизанское движение. Даже сейчас продолжаются нерегулярные бои между бразильской армией и партизанами, поэтому в результате много людей становятся беженцами. То есть, беженцы потенциально могли стать жертвами этой битвы. В борьбе с врагами, являющимися партизанами, такое неизбежно. Скорее всего, к сожалению, это была возможная стратегия. И если такая бескомпромиссная массовая резня была намеренной, то не только приказавшие, но и исполнители не смогут избежать осуждения.

Будет удачей, если в этой ситуации мишенью для критики станет только бразильский военный волшебник Стратегического класса, Мигель Диаз. Однако, также есть возможность что ко всем волшебникам в целом будет прикреплен ярлык «врагов человечества». Тацуя почувствовал, как осознание такой возможности нагоняет на него уныние.

 

 

Несмотря на то, что обед закончился и новости были выключены, комната школьного совета была окутана мрачным настроением, однако работа по подготовке церемонии поступления продвигалась без задержек. Не только Тацуя и Миюки, но и Касуми, Изуми и Минами продемонстрировали свою стойкость.

— Давайте на этом закончим на сегодня. — Когда Миюки объявила об окончании работы на сегодня, время было около 16 часов.

— Эм, Миюки-сэмпай. — Готовясь к уходу домой, Изуми нерешительно заговорила с Миюки.

— Что такое, Изуми-тян?

— А с Мицуи-сэмпай всё в порядке? Может, стоит сходить её проведать…

Хонока сегодня отсутствовала по болезни. Сразу по возвращению в Токио она заболела простудой, схваченной в Кумедзиме. Неважно насколько южным архипелагом является Окинава, но, наверное, ходить там в купальнике было рановато.

— Она должна выздороветь, если сегодня весь день проведёт в покое. Также пришло сообщение с просьбой воздержаться от её посещения.

Если бы Хонока сказала это сама, то Миюки забеспокоилась бы, что она «притворяется сильной». Однако это сообщение было от Шизуку. Поскольку Шизуку никогда не сделает плохого для Хоноки, Миюки подумала, что можно доверять словам, что она вылечится за один день.

Кроме того, если Изуми пойдёт в гости, то естественно Миюки пойдёт с ней, а это будет означать неизбежное наличие Тацуи с ней. Миюки не хотела бы, чтобы Тацуя увидел её, лежащую с неосторожно подхваченной простудой в таком виде, как будто она лежит с тяжелой болезнью. Она была уверена, что Хонока была такого же мнения.

— Вот оно как…

— Думаю, если до завтра ей не станет лучше, то давайте сходим её навестим. Изуми-тян тоже хочет пойти?

— Я могу пойти с Вами!?

— Да, конечно.

— Я поняла! Я непременно пойду!

Хоть в итоге почти ничего не поменялось, но Миюки с облегчением почувствовала, что Изуми можно этим отвлечь. В итоге мрачное настроение Изуми, вызванное новостями о массовых жертвах магии Стратегического класса, было немного улучшено.

 

◊ ◊ ◊

 

Миюки как-то смогла отвлечь свое сознание от шока, вызванного использованием «Синхро-линейного синтеза», однако она не могла избавиться от мысли, что «люди, которые не могут использовать магию» будут считать волшебников опасными.

Для антимагического движения это может стать тем событием, которое поможет распространять их бесчисленные жалобы обществу. Несмотря на то, что люди боялись магической силы, было большое количество волшебников, контролируемых правительством. Однако поскольку правительство официально признало использование магии Стратегического класса, то страхи людей, которые не могут использовать магию, стали явью.

Японское правительство не раскрыло никаких подробностей атаки, уничтожившей военно-морскую базу Великого Азиатского Альянса в конце октября 2095 года. И на официальные запросы других стран по дипломатическим каналам, и на просьбы о раскрытии деталей от СМИ, в ответ был отказ с одними и теми же словами: «военная тайна».

Из ситуации было очевидно, что для этого массового уничтожения использовалась магия Стратегического класса, однако японское правительство не признало это. Естественно было скрывать существование «волшебника Стратегического класса, особого офицера Оогуро Рууи», который может стать японским козырем в любой войне, но одновременно с этим, фактически, не было смысла оправдываться в применении магии Массового поражения/Массового убийства в реальной войне. Если подтвердить это, то также повысится вероятность быть атакованными магией Стратегического класса других стран.

Даже если это такой «секрет», который все знают, для заинтересованной стороны всё равно очень важно не признавать это. Не признавать официально — значит не использовать открыто. Даже 31 октября 2095 года, несмотря на использование в чрезвычайной ситуации, окончательное принятие решения было сильной психологической нагрузкой.

Соответственно, у аналогичного официально признанного оружия массового поражения тоже существуют подобные препятствия к применению. Вроде принципов «мы не хотим использовать оружие массового поражения». Применение магии Стратегического класса в реальном бою также подчинялось этим принципам.

Но на этот раз, очевидно, что бразильская армия использовала магию Стратегического класса с отношением к ней, как к любому другому оружию.

Хоть они сами такого не говорили, но настолько лёгкое признание использования «Синхро-линейного синтеза» равнозначно подобному заявлению. И вряд ли решающим фактором согласия стал тот факт, что эту магию трудно скрыть. Просто бразильское правительство решило, что использование магии Стратегического класса как средства решения спорных вопросов — вполне приемлемо. Поэтому они и сделали официальное заявление, признающее использование «Синхро-линейного синтеза».

«Выжженный хэллоуин» сильно расшатал психологические барьеры разных армий мира, препятствующие использованию магий Стратегического класса. И в этом конкретном случае политические барьеры окончательно рухнули. Те, кто это понял, среагировали более агрессивно, чем раньше.

 

 

Соединенные Штаты Северной Америки (СШСА), штат Нью-Мексико, окрестности города Розуэлл. Местное время: 15:00, 1 апреля. В Японии сейчас 6:00, 2 апреля.

— Восстание в Мексике!? — Раздался крик молодой девушки в штаб-квартире «Звёзд», подразделения волшебников, подчинённого непосредственно Генеральному штабу армии СШСА. — Даже для первоапрельской шутки — не очень, Сильви.

Майор Анджелина Сириус, главнокомандующий Звезд с натянутой улыбкой посмотрела на ставшую её помощником ещё со времён секретной операции в Японии, уорент-офицера Сильвию Меркурий Первую.

Лина надеялась, что Сильвия с извиняющейся улыбкой ответит что-то вроде «ой, меня раскрыли?».

Однако Сильвия совсем не улыбалась, и с серьезным лицом сказала:

— Это правда, главнокомандующий.

— …На самом деле?

— В 9:50 по местному времени, в Монтеррее, штат Северная Мексика, произошли массовые беспорядки, вызванные антимагической организацией. На подавление мятежа были отправлены войска штата, но внезапно часть из них открыла огонь по своим. Как я понимаю, они решили присоединиться к бунтовщикам. Однако, выстрелы, как оказалось, были предупредительными, и жертв не было. — Деловым тоном рассказала Сильвия побоявшейся спрашивать Лине.

Кстати говоря, «штат Северная Мексика» — это административный субъект, созданный, когда Мексика была поглощена СШСА. Территория бывшей Мексики была реорганизована, образуя три новых штата. Южная Мексика, расположенная вокруг города Мехико. Восточная Мексика, расположенная от перешейка Техуантепек до полуострова Юкатан. Северная Мексика, охватывающая всю остальную территорию на севере, включая полуостров Калифорния.

— Правительственные войска присоединились к мятежникам!? Как до такого дошло…

— Похоже, было плохой идеей отправить отряд Маго-гвардии вместе с государственными войсками.

— Они отправили на подавление антимагического мятежа отряд Маго-гвардии, состоящий из низкоуровневых волшебников!? Да это же как подливать масло в огонь!

Регулярные войска Национальной гвардии каждого штата, поддерживающие безопасность, не имеют в своем составе подразделений волшебников. Но с другой стороны, федеральным правительством была учреждена внутренняя служба безопасности «Маго-гвардия», которая собрала в себе солдат, которые являлись низкоуровневыми волшебниками, не прошедшими отбор в «Звёзды». Из-за этого изначального различия, эти две организации никогда хорошо не ладили друг с другом. И в дополнение к этому, они отправили волшебников «Маго-гвардии» устранять бунт против волшебников. Поэтому возникал вопрос, неужели кто-то в правительстве сознательно хотел усилить суматоху?

— Кто!? Кто отдал этот приказ!? О чём он вообще думал!?

— Мне неизвестно, с какого уровня пришло намерение отдать приказ по отправке Маго-гвардии. Однако мне очевидно, что ситуация вышла за рамки ожидания этих людей.

— …В каком смысле? — Лина слегка остыла, глядя на продолжающую отвечать незаинтересованным тоном Сильвию. После удивления и гнева, она вдруг начала показывать спокойное отношение к вопросу.

— Группа солдат Национальной гвардии, перешедшая на сторону мятежников, похоже с самого начала была негативно настроена к волшебникам. Изначально симпатизируя антимагической организации, они хотели решить этот вопрос мирным путем. Похоже они пришли к взаимопониманию со стороной, организовавшей этот бунт.

— И втягивание туда Маго-гвардии будет выглядеть как применение жёстких мер…?

— Да, к сожалению.

— Командующий Маго-гвардии — идиот, что ли?

Сильвия не стала упрекать сказавшую вслух свои мысли Лину. Потому что Сильвия сама была подобного мнения. Учитывая, что название «Маго-гвардия»* было сокращением от «Гвардия волшебников», а слово волшебник несёт в себе смысл «добрый мудрец», то нельзя было отрицать их чувство потери своего «названия».

[WizGuard (Wizard Guard): ВолшеГвардия как-то убого звучит, поменял в сокращении волшебника на мага…]

— Таким образом, к «чужим» в виде Маго-гвардии они относятся негативно. И на этапе, когда отряд Маго-гвардии перешёл к жёстким мерам, не только члены антимагического движения, но и местные гражданские стали присоединяться к беспорядкам, и на текущий момент крупные административные органы Монтеррея уже попали в руки повстанцев.

Между Розуэллом и Монтерреем 1 час разницы во времени. В Монтеррее сейчас 16 часов, то есть с начала беспорядков прошло уже 6 часов. И Национальной гвардии, и Маго-гвардии потребовалось около 4-5 часов, чтобы прибыть на место, поэтому выходит, что органы административного управления были захвачены примерно час назад.

— Как же так…

Некоторое время Лина не могла принять последние слова Сильвии.

— …Значит, Генеральный штаб хочет, чтобы мы подавили это восстание? — С настороженным лицом спросила Лина о своей миссии, всё ещё пристально глядя на Сильвию.

— Нет, как и ожидалось, штаб не стал приказывать ничего безрассудного.

Услышав это, Лина слегка расслабила свое напряжённое лицо.

Звёзды не являются подразделением, ответственным за поддержание общественной безопасности. Даже если в их обязанности входит избавление от волшебников-дезертиров, основной их задачей является противостояние иностранным войскам. Поэтому маловероятно, что им поручат задачу по подавлению восстания. Услышав это, Лина почувствовала облегчение, что не придётся вредить гражданам своей же страны, СШСА.

Однако это небольшое чувство облегчения тут же прошло.

— Приказ главного штаба заключается в спасении отряда из окружения толпы, пока для Маго-гвардии всё не стало слишком плохо. Одновременно с этим требуется свести к минимуму урон по гражданским, включая отряды бунтовщиков.

— Как будто это так легко… Спасибо, хоть не заставляют вредить своим же гражданам.

Приложив руку ко лбу, Лина попыталась утешить себя. Она была рада, что не потребуется направлять дуло или клинок на таких же американцев (они бывшие мексиканцы, а теперь уже настоящие американцы), хоть и хорошо понимала, что сложность миссии значительно возрастает.

— Командующий Уокер приказал немедленно организовать совещание, на котором будут также рассмотрены кандидаты на отправку.

Полковник Пол Уокер — командир этой базы. Командир Звёзд — главнокомандующий Лина, но командующий Уокер может контролировать Звёзды с точки зрения не относящейся к волшебникам подчинённости.

— Полковник? А где он?

— Ожидает в кабинете командира базы. Майор Канопус также скоро должен прибыть.

Канопус — командир Первого корпуса Звезд, и следующий за Линой Второй номер в Звёздах.

— Бена уже вызвали? Я поняла. Передай командиру, что я буду через 5 минут.

Будучи высококлассным волшебником, но ещё не получив достаточно опыта и навыков за свою короткую карьеру военачальника, Лина во многом полагалась на Канопуса в вопросах управления войсками. Откровенно говоря, в таком важном вопросе она не смогла бы ничего решить без его совета. Если бы это не сделал Уокер, то Лина сама бы вызвала Канопуса.

— Есть, главнокомандующий. — Сильвия отдала честь и вышла из раздевалки. Снявшая грязную после тренировки боевую одежду и оставшаяся в одной майке Лина поспешила продолжить прерванное ранее переодевание.

 

 

Столица Немецкой федерации, Берлин. Местное время: 10:30, 3 апреля. В Японии сейчас 17:30 того же дня.

В Берлинском университете (переименован из Свободного университета Берлина) студенты сформировали две группы демонстрантов, группа за бойкот волшебников и группа за сосуществование с волшебниками. Эти группы ввязались в конфликт на территории университетского городка.

До применения насилия и грубой силы пока не дошло. Пока обе стороны ведут себя относительно спокойно и просто оскорбляют друг друга. Но с их энтузиазмом, это в любой момент может перерасти в драку. Нельзя отрицать, что это может в итоге развиться в настоящее вооруженное столкновение. К тому же, для самих волшебников были неудобны не только претензии отвергающих, но и ответы защитников в стиле «мы должны принять волшебников».

Профессор Карла Шмидт с горечью на лице смотрела из своей лаборатории на эту ссору, не имеющую логичных аргументов. Но она смотрела через монитор, а не в окно. Неизвестно, что произошло бы, покажись она им на глаза в окне. Может прилететь не только пуля, а орудийный снаряд. Профессор Шмидт знала это из личного опыта последних нескольких месяцев.

Сразу после того, как она отвела глаза от монитора, замигал индикатор вызова видеофона. Шмидт не использовала дистанционное управление голосом, а нажала кнопку ответа на консоли своей рукой.

— Доброе утро, профессор Шмидт. Как поживаете?

— Профессор Маклауд… Давно не виделись. Слава богу, пока ещё здорова.

Небольшая пауза после называния имени собеседника возникла по причине удивления звонком от человека, с которым она не виделась уже очень давно. Однако она быстро вернула себе обычное выражение лица

— А у вас, профессор, как дела?

— Возраст уже сказывается, но, к счастью, пока особых проблем нет. И кстати, профессор Шмидт, как я уже раньше говорил, мое нынешнее место работы — не университет, поэтому я сейчас не профессор. — Маклауд не протестовал всерьёз. Это была своего рода шутка, и его лицо на экране показало вежливую улыбку.

— В нашей стране, герр Маклауд, ваша квалификация профессора ещё действительна. Думаю, что в данном университете профессора рады будут принять в любое время. — Однако Шмидт даже не улыбнулась и не нарушила свой серьезный тон.

— Я думаю, что наш Британский университет также примет вас в любое время, мадам. — Маклауд не пытался обидеть. Но в его прямолинейной фразе слегка чувствовалась примесь какого-то беспокойства, которого раньше не было. — В Берлинском университете, кажется, сейчас происходит что-то ужасное.

— Вы уже в курсе?… — Сказавшая это Шмидт выглядела не удивленной, а стыдящейся.

— Новость дошла даже сюда. Сейчас даже идет трансляция с места событий.

— В университете ведь решили отказаться от интервью… — Шмидт высказала несогласие, не поверив. Однако, люди, ведущие съемку не могут быть никак связаны с Маклаудом, поэтому нет смысла высказывать претензии именно ему.

— Свобода доступа к информации — это один из базовых принципов демократии. Даже если нет возможности взять интервью, всегда есть много интересных вещей, которые увидит камера.

Шмидт сильно вздохнула перед камерой. Она с самого начала знала, что бессмысленно злиться на Маклауда.

— Профессор. Вы позвонили мне, чтобы обсудить вопрос важности существования СМИ? — Однако, Шмидт почувствовала, что ценное время исследований безосновательно потрачено на разговор о той неприятности, о которой она уже знает.

— Прошу прощения. Похоже мы немного отвлеклись на пустую болтовню. — Маклауд понял, что она настроена серьезно. Его фигура на экране выпрямилась. — Профессор Шмидт. Не хотите ли сбежать в Британию?

— Профессор…

— Это не шутка. Я серьёзно приглашаю вас. — Маклауд серьёзным голосом прервал заговорившую с беспокойством Шмидт.

— У вас скверный характер, если вы не шутите. Такие люди как вы или я не могут позволить себе бегство в другую страну.

Карла Шмидт — такой же, как и Маклауд, волшебник Стратегического класса, официально открытый общественности. Одна из «Тринадцати Апостолов». Она является опорой всей обороны своей страны. После событий «Выжженного хэллоуина» её ценность признали ещё больше. До 31 октября 2095 года она, возможно, ещё задумалась бы о бегстве. Но сейчас, когда прошло полтора года после этого крупного инцидента, правительство никак не допустит уход волшебника Стратегического класса из страны, к которой он принадлежит.

— Думаю, в Германии, мадам, вам сейчас не очень уютно.

— …Вы абсолютно правы, профессор.

— Извините. Однако, если вы осознаете ситуацию, вы должны сначала подумать о себе. Среди молодежи растёт поддержка принципов партий с расистскими идеями вроде «волшебники — неполноценные люди, и их права должны быть ограничены».

Маклауд прервал свою речь, потому что увидел, что Шмидт нахмурилась. Ей была невыносима мысль, что граждане её страны, немцы, по своей глупой молодости ведутся на подстрекательство и отказываются от логического мышления. Но она не стала останавливать речь Маклауда.

— В то время, как военные расширяют своё влияние, под которым волшебники должны отдавать себя без остатка ради страны, а магия считается инструментом, исследователи магии, серьёзно занимающиеся мирными исследованиями, вроде вас, мадам, теряют своё предназначение, не так ли?

Шмидт не могла ничем возразить на сказанное Маклаудом. Её молчание означало согласие.

— К счастью, в моей стране с экстремистскими идеями против магии разобрались на ранних стадиях, и между гражданами практически нет никаких конфликтов на этой почве.

— Разве ваша страна не изолировала приверженцев антимагических идей на местном уровне?

— Так и есть. Для тех, кто не может жить вместе, оптимальное решение — сменить место проживания.

Для Шмидт её слова были абсолютным сарказмом, но на Маклауда это никак не подействовало.

— Но это также временная мера. Как только они примут сосуществование, они смогут вернуться в свои изначальные дома в любое время. В нашей Британии, именем Его Величества Короля, как волшебникам, так и не являющимся ими, даны одинаковые возможности.

Предложение Маклауда звучало очень привлекательно для нынешней Карлы Шмидт.

— …Замечательная история, однако, я всё-таки не могу бросить свою страну.

Наверное, именно поэтому она смогла от него отказаться. У историй со слишком хорошими обстоятельствами всегда есть другая, тёмная сторона. Ситуация, которая её окружала, мир, в котором она жила, оставили такой урок в глубинах её сердца.

— Ясно. В настоящее время всё ещё нормально, полагаю. Однако, если ваша жизнь, как исследователя станет действительно трудной, пожалуйста, не стесняйтесь, обращайтесь ко мне в любое время. Я никогда не подумаю плохо о вашей просьбе.

— Спасибо за ваши слова. Что ж, тогда, всего доброго.

Избегая услышать ответ Маклауда, Шмидт быстро выключила видеофон. На обратном пути к столу её взгляд упал на монитор, показывающий ситуацию снаружи. Рядом со зданием, где располагалась её лаборатория, студенты уже перешли к дракам.

 

 

Новый Советский Союз, Черноморская база. Местное время: 11:00, 4 апреля. В Японии сейчас 17:00 того же дня.

Генерал-лейтенант Леонид Кондратенко встречал особого гостя из Москвы.

— Ваше превосходительство, давно не виделись.

— Добро пожаловать. Доктор Безобразов, рад вашему визиту.

Посетителем Кондратенко был человек, который в относительно молодом возрасте (слегка за сорок) уже успел получить признание ведущего исследователя магии в Академии Наук Нового Советского Союза. Это был Игорь Андреевич Безобразов, который также являлся одним из «Тринадцати Апостолов», официально раскрытых волшебников Стратегического класса. Хотя формально он был обычным учёным, поговаривали, что его голос в стране имеет вес наравне с министром обороны.

Говоря об особых людях, Кондратенко тоже занимал уникальную позицию на Черноморской базе. Он был уполномочен свободно использовать персонал и снабжение данной базы, при этом не являясь её командиром. Командир базы имеет такое же как у него звание генерал-лейтенанта, поэтому ему Кондратенко тоже не обязан подчиняться. Согласно общепринятой военной системе, Кондратенко должен подчиняться напрямую министру обороны, но на деле только премьер-министр может отдавать ему приказы.

(Новый Советский Союз не принял президентскую систему, высшей властью там обладает премьер-министр правительства союза.)

Кондратенко пригласил Безобразова в свой личный кабинет. Если быть точным, то в приёмную устроенной на базе его личной резиденции. Резиденция Кондратенко обладала роскошными планировкой и дизайном, сопоставимыми с уровнем люксовых номеров первоклассных международных отелей, а обслуживание, организованное персоналом базы, было на уровне служащих вышеупомянутых первоклассных отелей.

Хотя было одно неудобство, полное отсутствие женщин. Кондратенко ведь не был геем, и миловидные низкоранговые подчиненные базы, наряженные слугами, восторга у него не вызывали.

— Доктор ведь у нас непьющий?

— Прошу прощения за оплошность. — С извиняющимся лицом ответил Безобразов на вопрос Кондратенко.

— Что вы. Я сам в последнее время не очень переношу алкоголь.

Безобразов рассмеялся, а Кондратенко дважды щелкнул пальцем. Вскоре появился подчинённый и принёс маленький самовар (чайник-водонагреватель), две чайные чашки и две плошки с вареньем (фруктовый отвар с сахаром).

Налив заваренного чая из установленного сверху самовара заварочного чайника, подчиненный поставил перед Безобразовым чашку и плошку с вареньем. Обслужив Кондратенко таким же образом, поставив самовар между ними, и получив одобрительный кивок от своего господина, подчинённый удалился из приёмной.

Кондратенко, не пробуя чай на вкус, долил горячей воды в чашку из самовара, чайной ложкой положил в рот немного варенья и сделал глоток чая. Безобразов, предварительно попробовав чай и варенье на вкус, также добавил немного горячей воды в чашку. Взяв чашки в руки, эти двое снова посмотрели друг на друга.

— Итак… Могу ли я узнать причину вашего визита, доктор?

— Возможно, это именно то, о чём вы подумали, ваше превосходительство.

Услышав ответ Безобразова, Кондратенко нахмурился. Такое выражение он сделал впервые за всю встречу с Безобразовым сегодня.

— Неужели из-за того бунта, который произошел вчера на нашей базе? Но мы уже решили эту проблему.

— Я знаю. Если бы меня беспокоило именно это, я бы пришел к командиру базы, а не к вашему превосходительству.

— Действительно, так и есть. — Кондратенко снял хмурое выражение со своего лица с седой бородой. — Тогда, интересно, что же вы хотели спросить?

После вопроса Кондратенко, Безобразов показал легкую нерешительность.

— …Я — исследователь магии, а не полицейский.

— Конечно, я понимаю. — Сказавшему жалобным тоном Безобразову Кондратенко ответил чётким, несвойственным его возрасту голосом. Возможно, тут сказывалась его особая манера речи. Безобразов избавился от колебаний и перешёл к главной теме.

— Таким образом, я здесь не по причине поиска виновников мятежа. Я здесь, чтобы выяснить, была ли замешана магия во вчерашних беспорядках.

— Другими словами, вы подозреваете, что это работа иностранного или оппозиционного волшебника? Думаете, подстрекательство мятежа, нет, восстания было сделано с помощью магии психического вмешательства?

— Я бы не сказал, что пришёл к такому выводу. Однако такая возможность есть, я полагаю. Из девяти имеющихся в нашей стране волшебников Стратегического класса, внешнему миру открыты лишь двое: ваше превосходительство и я. На мой взгляд, трудно себе представить волшебника, который сунется на базу, к которой прикреплен официально объявленный на весь мир волшебник Стратегического класса.

— Не думаю, что готов согласиться с полезностью тех ухудшенных копий-клонов, которые даже не могут выйти из стерильной комнаты без защитной одежды, однако я понимаю ваше беспокойство. Тем не менее, ваши подозрения излишни.

— Правда? — Случайно вырвалось у Безобразова. Кондратенко посмотрел на него со строгим лицом.

— Хотите сказать, моей интуиции нельзя доверять?

— Прошу прощения. Я не имел в виду ничего такого.

В ответ на выговор Кондратенко, Безобразов виновато опустил голову.

— …Причина вашей настороженности, доктор, заключается в том, что вы, вероятно, подозреваете участие «Дракулы».

Так как Безобразов мгновенно извинился, то Кондратенко тоже пошёл к нему навстречу.

— Какая проницательность, я удивлён.

Это было попадание в десятку, и Безобразову оставалось лишь поднять белый флаг. «Дракула», о котором упомянул Кондратенко, — это кодовое имя румынского волшебника, специализацией которого являются тайные убийства и диверсии. Он не просто эксперт по нелегальным операциям, даже его настоящее имя никто не знает. Даже ходят слухи, что он скрытый волшебник Стратегического класса, но подтверждения им нет. Эта Черноморская база находилась недалеко от румынской границы (Черноморская база и база Черноморского флота — это две разные базы). Поэтому, когда Безобразов услышал о беспорядках на Черноморской базе, первой идеей было именно участие «Дракулы».

— Честно говоря, я тоже подозревал его участие.

— Что? — Безобразов открыл рот от удивления. Увидев это, Кондратенко довольно ухмыльнулся.

— Солдаты, устроившие беспорядки, были тщательно изучены на следы магии психического вмешательства. Что касается зачинщиков бунта, то я лично проводил расследование.

— Понятно… По-видимому, я излишне беспокоился.

— Пожалуйста, не беспокойтесь. Я понимаю, что доктор тоже находится под влиянием этих кремлёвских трусов. …Ну, это так, между нами.

— Я понимаю.

У Кондратенко и Безобразова на лицах всплыли одинаковые улыбки озорного ребёнка. Между ними вернулась спокойная атмосфера.

— Но ваше превосходительство. Если вчерашние беспорядки не связаны с диверсией иностранных сил или оппозиции, то не стоит ли опасаться их повторения?

— Это конфликт между солдатами на почве отношений волшебников и не волшебников.

Безобразов кивнул в знак согласия со словами Кондратенко.

— В Америке и Японии антимагическое движение распространилось, питаемое жалобами и неудовлетворенностью социальным неравенством. Однако в нашем Союзе социального неравенства не существует.

Собственно, ему следовало сказать «предполагается, что не существует», но сами Кондратенко и Безобразов считали подобные оговорки излишними.

— Был ещё один момент во вчерашнем бунте сторонников антимагического движения.

— Именно. Солдаты, не являющиеся волшебниками, чувствуют беспокойство. В ближайшем будущем ожидается, что в армии будут активны только волшебники, поэтому они боятся, что станут ненужными.

С понимающим лицом Безобразов выразил свое согласие со словами Кондратенко.

— В действительности невозможно организовать армию, состоящую из одних волшебников. Даже если и удастся организовать отдельную магическую войсковую часть, но одними волшебниками покрыть всю линию фронта не получится.

— Но чтобы солдаты поняли это, нужна возможность отправиться на реальное поле боя.

Безобразов снова выразил своё согласие с замечанием Кондратенко.

— Тогда давайте организуем такую возможность.

— Ого… Доктор, у вас есть конкретное место для атаки? — Кондратенко пристально посмотрел на Безобразова взглядом, по которому не скажешь, что ему уже за 70.

— К сожалению, в Европе сейчас нет подходящего места для переброски солдат. — Безобразов под этим взглядом извинялся не только словами, но и съёжился всем телом. Но это оказалось излишним беспокойством.

— Про военную ситуацию в Европе, доктор, я знаю намного лучше вас.

— Действительно. Прошу прощения.

— Другими словами, если не Европа, то… Дальний восток?

— Да. — Осторожно согласился Безобразов с предположением Кондратенко. — Как раз на днях произошел инцидент, в котором младшие офицеры армии Гонконга с группой своих подчиненных дезертировали из армии и сбежали из Великого Азиатского Альянса.

— Интересно. В первый раз слышу.

— Я сам только недавно узнал. Далее, чтобы поймать этих дезертиров, Великий Азиатский Альянс сотрудничал с армией Японии.

— Дезертиры планировали в Японии какую-то подрывную деятельность…?

— Правильно. Но они уже потерпели поражение.

— Вот оно что, понятно. Наконец разрешив свою давнюю вражду, Великий Азиатский Альянс и Япония, показывая друг другу и всем остальным своё сотрудничество, пользуются этим, чтобы ослабить напряжённость. Если так думать, то это вполне естественно. Нет ни людей, ни организаций, которые могли бы жить в постоянном состоянии войны. Мы воспользуемся этим.

Поглаживая длинную седую бороду, Кондратенко кивнул несколько раз.

— Я предложу это Кремлю, когда вернусь в Москву. Если операция будет одобрена, думаю мне удастся включить в неё подчинённых вашего превосходительства.

— Это будет хорошим испытанием для солдат. Доктор, тогда прошу вас сделать это вместо меня.

Кондратенко слегка поклонился Безобразову. Ему было трудно ходить, так как у него было повреждено колено и он использовал трость. Разумеется, Безобразов хорошо это понимал, и с улыбкой поклонился в ответ старому генералу, показывая свое согласие.

 

◊ ◊ ◊

 

Суббота, 6 апреля 2097 года. В Университете магии в Токио успешно завершилась церемония поступления.

Однако прибрежный регион Хокурику был окутан напряжением, заставлявшим всё тело дрожать. Причиной тому было появление подозрительного судна, замеченного ещё вчера в прибрежных водах Садо.

Пять лет назад, в то же время, когда Великий Азиатский Альянс вторгся на Окинаву, Новый Советский Союз высадил небольшой отряд на остров Садо. Даже если говорится, что отряд небольшой, его хватило чтобы уничтожить местный гарнизон и захватить важнейшие объекты острова. Множество гражданских стали жертвами в тот раз. Родители Китидзёдзи, которые были сотрудниками лаборатории исследования магии на этом острове, также были убиты в ходе сражений.

Новый Советский Союз до сих пор не признал, что высадившиеся в Садо войска принадлежали их стране. Однако местных жителей не волновало, почему правительство Нового Советского Союза притворяется дураками.

Не дадим ещё раз опустошить родные земли. Будь то армия другой страны, будь то вооруженная группировка какой-либо организации.

Каждый доброволец, помогавший отбить вторжение в тот раз, поклялся в этом своему сердцу. И теперь они собрались вместе, чтобы выполнить клятву того времени.

Среди вновь собравшихся добровольцев также были те, кто пять лет назад ещё не имел силу, способную противостоять врагам. Они также поклялись с теми, кто сражался тогда, рискуя своей жизнью. Среди них был и Китидзёдзи, потерявший своих родителей в то время, когда землю Садо топтали ботинки неопознанных вооружённых людей.

— Джордж, успокойся.

Китидзёдзи не мог отбросить мысль об отмщении. Обнаруженный подозрительный корабль, несомненно, также принадлежал Новому Советскому Союзу.

— Это мои слова, Масаки. — По крайней мере внешне Китидзёдзи контролировал свои эмоции.

— …Раз ты так говоришь, то всё, кажется, в порядке. — Стоящий рядом с ним Масаки почувствовал облегчение.

— Команда, вы готовы!? — Итидзё Гоки, глава семьи Итидзё, исполняющий обязанности командира отряда добровольцев, обратился к бойцам, спрашивая их готовность.

— Да-а! — Закричали в едином порыве все добровольцы. Масаки и Китидзёдзи также высвободили полный решимости боевой клич.

— Отлично! Команда, вперед!

— О-о-о!

Сто девять волшебников с боевым кличем начали посадку на три так называемых судна разведки морского дна, но на деле являющимися бронированными кораблями, принадлежащими семье Итидзё. В этом месте собралось большинство волшебников-мужчин, которых может мобилизовать семья Итидзё.

Корабли, на которые они садились, были не военными ракетоносцами, а броненосцами старого стиля (потому что это были частные корабли). Хоть корпус и был в старом стиле, новые технологии оборудования давали скорость на современном уровне. К сожалению, у них был недостаток — низкая манёвренность.

От ракет и снарядов можно защититься магией. А вот что-то вроде пулемётов для волшебника — довольно хлопотные проблемы. Так что использование бронированного корабля для перевозки группы волшебников было разумным выбором.

Три корабля покинули порт.

Из трёх кораблей этого «флота» два высадят людей на остров Садо. А третий отправится в сторону подозрительного корабля в море. Вчера стратосферная камера зафиксировала вход подозрительного корабля в территориальные воды Японии у побережья Садо.

В данный момент этот корабль вернулся в открытое море (имеется в виду: вышел из территориальных вод). Корабль не может быть захвачен, поскольку право преследования не было официально зафиксировано, и он не нарушает экономические интересы Японии, поэтому его планировали держать под контролем, просто приблизившись к нему. Но если оттуда нападут, то это будет уже другой разговор.

После выхода из порта Гоки обратился к парню, стоящему рядом с ним.

— Шинкуро, ты в порядке?

Китидзёдзи и Масаки были на том же корабле, что и Гоки.

— Д-да! Всё хорошо!

— Не боишься?

— …Честно говоря, немного боюсь.

— Это нормально. — Гоки удовлетворённо кивнул, отвечая Китидзёдзи.

Нельзя надеяться на нормальную рассудительность, находясь в состоянии гнева, ненависти или оцепенев от страха. Без храбрости в сражении ждет лишь быстрая смерть. Гоки не желал такой участи для тех, кто последовал за ним в бой.

Затем он повернулся к своему сыну.

— Масаки.

— Да.

— Ты ведь, конечно же, не испугаешься?

— Я знаю. Я не покажу страха.

Не «не испугаюсь», а «не покажу страха». Гоки ухмыльнулся, услышав ответ Масаки.

— Хорошо. Для тебя будет нормально на передовых позициях авангарда. Шиба Тацуя-доно из семьи Йоцуба недавно продемонстрировал боевые подвиги в водах архипелага Окинавы. Проигрывать запрещено!

— Я понимаю.

Участие Тацуи в предотвращении диверсии искусственного острова в водах Кумедзимы, архипелага Окинавы, хранилось в секрете. Однако обзор случившегося был раскрыт каждому из глав Десяти Главных Кланов. Существует обязательство оповещать остальные Главные Кланы в случае, если один из этих Кланов участвовал в магической битве. Это мера, предусмотренная ради ограничения злоупотребления магией в личных целях.

Хотя нельзя сказать, что это правило защищено от недобросовестности его выполнения (например детали применения магии в бою обычно скрывают), но на этот раз это была совместная операция с военными, и семья Йоцуба сразу рассказала остальным девяти семьям некоторые факты.

Изначально эта информация предназначена только для глав семей. Например, Касуми, Изуми, Шиппо Такума и Мицуя Сиина не слышали об этом от своих родителей. Однако Гоки сообщил об этом Масаки вечером того же дня.

Естественно, это было сделано с целью мотивировать сына. И не нужно было говорить, что Гоки попал в цель. Со следующего после рассказа дня, Масаки целиком отдался тренировкам и даже сейчас был полон боевого духа.

Как уже упоминалось, один из трёх кораблей, покинувших порт, приближался к подозрительному судну. Его задачей было контролировать действия противника и попытаться заставить его атаковать. Если другая сторона атакует, то под предлогом контратаки можно будет атаковать в ответ даже в нейтральных водах.

И эту опасную роль приманки взял на себя корабль, на котором был Гоки. Многие были против такой стратегии. Нет, не будет преувеличением сказать, что все кроме Гоки и Масаки выступали против этого. Номер Один и Номер Два семьи Итидзё мчатся в самое опасное место на одном и том же корабле. Каждый, кто осознает важность диверсификации рисков, должен сказать, что это безрассудство.

Однако, Гоки не послушал уговоры подчинённых. «Разве самый сильный и обладающий самой большой вероятностью выживания не должен находиться в авангарде боевых рядов?» — Это были слова Гоки.

Он был организатором отряда добровольцев. Намерения создавать армию у него не было.

Для Гоки его подчиненные были теми, кого он должен защитить. Перефразируя: они были ему как семья. При защите граждан и национальных интересов, у армии всегда неизбежны потери солдат. Однако Десять Главных Кланов — организация, защищающая интересы волшебников, а их подчинённые волшебники тоже являются гражданами этой страны. В отличие от солдат, которые в военное время не считаются гражданскими, которые должны быть защищены, для семьи Итидзё её подчиненные волшебники даже во время сражения являются «товарищами», которых она должна защищать. По крайней мере, Гоки так считал. Масаки также перенял убеждения отца.

Но у идей Гоки и Масаки было рациональное объяснение. С точки зрения фокусирования силы, разумно отправлять в необходимые места сражения волшебников Номер Один и Номер Два.

К тому же, даже для семьи Итидзё из Десяти Главных Кланов было проблемой найти достаточно волшебников, обладающих навыками морских сражений.

Как правило, магия воздействует на одно событие, на один объект, и требует высокого уровня навыков для обозначения только части объекта при изменении события. Магия с эффектом по области, которая изменяет событие в определённом пространстве, по той же причине считается сложнее точечной магии, обозначающей конкретный объект.

Особая магия семьи Итидзё — «Разрыв». Это магия, почти мгновенно испаряющая жидкости. Целью может быть не только жидкость в теле человека или внутри машины. Морская вода также может быть подвержена «Разрыву». Для волшебника семьи Итидзё поверхность моря — как склад бесконечных боеприпасов.

Но независимо от того, насколько хорош волшебник, невозможно сделать целью магии всю морскую воду. Чтобы действительно взорвать морскую воду, некая часть моря должна быть мысленно вырезана из общей массы и обозначена как цель магии.

Эта проблема касается не только «Разрыва». Чтобы использовать морскую воду в качестве средства атаки, никому не избежать препятствия, что «необходимо указать только часть объекта». Снаряды из морской воды сделать сложнее, чем воздушные пули, потому что, в отличие от воздуха, вода видна и связывает разум ощущением, что «это один огромный объект, который повсюду». Магия испарения жидкости — это полезная в морском сражении техника, однако волшебников, которые смогут использовать её в реальном бою, неожиданно мало.

На одном корабле с Гоки были собраны волшебники, овладевшие таким навыком. Это была другая причина, почему Масаки попал на тот же корабль, что и Гоки.

В любом случае, стадия обсуждения составов прошла. Изменение плана в этот момент приведёт к путанице.

Дойдя до Садо, флот разделился на 2 группы, 2 корабля в первой, и 1 корабль во второй. Два корабля обогнули остров с юга и высадили десант в порту Рёцу, что на восточном берегу. А корабль с Гоки и Масаки продолжил идти на север, не сворачивая.

Неизвестный корабль был обнаружен в 50 морских милях к северу от Садо. Но ничего нельзя сделать, пока он вдали от территориальных вод.

К тому же, корабль Гоки — в первую очередь частное судно. Собственно говоря, он не имеет полномочий перехвата и досмотра. Гоки с самого начала был готов к незаконным действиям (пиратству).

Но всё же, он не собирался внезапно топить корабль противника.

Военной мощи хватало для этого. Корабль Гоки не нёс вооружений, однако боевая мощь находящихся на корабле волшебников с избытком компенсировала отсутствие оружия. Нет, для Гоки даже в одиночку было бы не сложно потопить один военный корабль.

Волшебник Стратегического класса определяется таким выражением: «Пользователь магии, который может одним вызовом магии уничтожить город или флот».

Если в этом выражении заменить «один вызов магии» на «одно сражение», то это определение подойдёт для Гоки. С «Разрывом» семьи Итидзё, который хорош в уничтожении не только человеческих тел, но и машин, он вполне может затопить подряд пять или даже десять военных кораблей. А если у врага нет волшебника, сопоставимого по силе с Десятью Главными Кланами, то Гоки в одиночку может уничтожить целый флот.

С этой стороны, у находящихся рядом добровольцев было меньше риска. Но руководивший ими Гоки, вместо того, чтобы без лишних вопросов потопить корабль, решил пойти на ближний бой с противником, чтобы разузнать его принадлежность.

Пять лет назад, эвакуировавшись с Садо, Новый Советский Союз полностью отрицал свою причастность. Пленных у Японии не осталось, а на трупах не было ничего, что помогло бы доказать принадлежность, поэтому тогда не смогли раскрыть Новый Советский Союз.

Несмотря на то, что войска вторжения были отброшены, с дипломатической точки зрения этот инцидент закончился для Японии поражением. Именно эта горькая память заставила Гоки выбрать такой рискованный план.

— Движется ли корабль противника? — Когда подозрительный корабль попал в поле зрения, Гоки выкрикнул вопрос, который задавал уже много раз.

— Не движется! — Ответ подчинённого был всё тем же.

Не было ни излучения активных радаров, ни увеличения тепловыделения, происходящего при включении двигателя. Также не было никаких признаков наведения орудий или запуска ракет. Подозрительный корабль был подозрительно тихим.

Нельзя было сказать, что движений вообще не было видно. Гоки был в этом уверен. В любом случае они уже приближались к расстоянию, где можно видеть невооруженным глазом.

Подозрительный корабль выглядел как небольшое грузовое судно. Небольшое по меркам грузовых судов, потому что его размер превышал размер эсминца. Не было видно признаков наличия оружия на борту, однако все помнили пример замаскированного корабля в инциденте Йокогамы. Добровольцы ни на секунду не теряли бдительности.

Тем не менее, не было смысла приходить сюда, чтобы просто посмотреть.

— Отряд разведки, вперёд! — Гоки, наконец, принял решение.

— Есть!

Масаки бодро ответил на приказ. Как и четверо молодых людей, стоящих у него за спиной.

Для удобства Гоки называл их «отрядом разведки», но на самом деле это был авангард, отправляемый получить полный контроль над вражеским кораблём. Члены отряда, даже не говоря об их боевой силе, были выбраны на основе способностей защиты и маневрирования, которые помогут выжить даже в крайне отчаянном положении.

— Масаки, будь осторожен.

Китидзёдзи не стал отговаривать в этот момент, когда приказ отправляться уже дан — это выглядело бы слабым, «женственным» поведением.

Он получил роль поддержки вывода войск в случае чрезвычайной ситуации, и будет следить за движениями «отряда разведки» через информацию, получаемую со стратосферной камеры.

— Полагаюсь на твою поддержку, Джордж.

Китидзёдзи кивнул рассчитывающему на него Масаки.

Масаки вытянул губы в улыбке и спрыгнул с палубы в море. Он не нырнул. Его ноги не опустились ниже уровня моря. Сразу же, как их ноги коснулись волн, Масаки и четыре человека позади него как ни в чём не бывало побежали по воде в сторону подозрительного корабля.

Во время бега по воде не было нацеленных на них атак. Пять человек во главе с Масаки быстро достигли целевого корабля и запрыгнули на палубу один за другим. Конечно, хорошо, если противник прячется, но даже здесь их никто не атаковал.

— Что происходит? Джордж, ты что-нибудь видишь?

Почуявший неладное Масаки встал в позицию рядом с краем, откуда можно эвакуироваться в любое время, и связался с Китидзёдзи.

— Камера не засекла человеческие силуэты. Если судить по собранным с наблюдения данным, корабль выглядит безлюдным.

Китидзёдзи проверил не только информацию со стратосферной камеры, но также наблюдал за каналом связи с сенсорами, установленными в экипировку Масаки и остальных добровольцев. Следовательно, его ответ означал, что угрозы не найдено. Этот ответ помог Масаки слегка ослабить напряжённость.

— …Подожди, Масаки. Твои датчики фиксируют там утечку газа. — Однако сказанные скороговоркой слова напряжённого Китидзёдзи быстро вернули ему бдительность. Вместо поручения подчинённому, он сам проверил свой датчик. Хоть это был простой многоцелевой детектор в форме наручных часов, он мог четко показывать концентрацию воспламеняющегося газа в воздухе над кораблем.

— Всем поднять барьеры и эвакуироваться с корабля.

Обнаруженным газом был пропан. Вероятно, он был выбран, потому что он бесцветный и не имеет запаха, а также он тяжелее воздуха и медленно рассеивается. Однако, это была неполноценная ловушка. Хоть и говорится, что его трудно рассеять, но даже легкий ветер быстро сдует этот газ точно также, как и какой-нибудь легкий метан.

К тому же, даже если весь корабль наполнен пропановым газом, его ожидаемая мощность горения недостаточна, чтобы пробиться через барьерную магию элитных бойцов семьи Итидзё. Также, пропановый газ имеет очень низкий верхний порог взрываемости (верхний предел концентрации, при превышении которого газ уже не взорвётся), поэтому он плохо подходит для атаки. А нижний предел взрываемости настолько низок, что нельзя придумать ничего, кроме эффекта внезапности, раздражающего врагов.

Вот почему инструкции Масаки не имели оттенка срочности.

Гоки и остальные тоже потеряли к этому газу интерес, услышав о нём по беспроводной связи.

Возможно, это была ловушка.

Вот почему расслабившийся Гоки удивленно смотрел сейчас на водную гладь.

— На поверхности моря признаки активации магии…!

Китидзёдзи не смог договорить свою фразу. До этого момента не было никаких признаков магической атаки. Но теперь корабль Гоки был окружен огромным количеством последовательностей магии, активирующихся на поверхности моря. Все они активировались одновременно в тот же момент, когда появились.

— Отец!?

Стоящий на поверхности моря Масаки тоже заметил признаки активации магии. В следующий момент, прямо у него на глазах море взорвалось. Произошел одновременный множественный взрыв, похожий на взорванное минное поле, усыпанное минами без пробелов.

Отброшенная внезапным порывом воздуха от взрывной волны, группа Масаки упала в воду. Обзор Масаки был затруднен из-за возникших водных брызг, пара и дождя из морской воды.

— Чёрт!

Вызвав воздушный поток, Масаки вернулся на поверхность моря.

— Отец!

Вид корабля не изменился. Броня, которая считалась устаревшей, оказалось, была не для виду. Похоже, магических барьеров не хватило, и корма была сильно повреждена. Урон по передней части палубы был незначительный. Это означало, что новейшие разработанные недавно многослойные барьеры смогли выдержать. Масаки интуитивно был уверен, что это его отец использовал защитную магию.

Однако его облегчение не продлилось долго.

— Масаки, Масаки! С Гоки-саном…! — Из динамика коммуникатора вырвался растерянный голос Китидзёдзи и достиг ушей Масаки.

Почувствовав, как зловещий холод пробежал по спине, Масаки закричал в микрофон.

— Джордж! Что с отцом!?

— Это ужасно! Быстрее, быстрее возвращайся!

— Понял!

Масаки, совсем забыв про команды подчинённым, помчался в сторону бронированного корабля. К счастью, с подозрительного корабля преследования не было. А остатки взрывоопасного газа были отброшены взрывной волной.

 

◊ ◊ ◊

 

Завтра, 7 апреля, состоится церемония поступления в девяти школах магии. Миюки, как президента школьного совета, ожидает множество различной работы. Не только приветственная вступительная речь от имени всех текущих учеников, но также управление продвижением всей церемонии, встречи с гостями и многое другое.

Прочая закулисная работа может быть разделена с другими членами школьного совета. Кроме того, часть работы Миюки возьмёт на себя Тацуя.

К тому же, так как Миюки была объявлена следующей главой семьи Йоцуба, то время развлечения гостей, бесспорно, уменьшится. В прошлом году за ней бегало много «гостей» со злыми намерениями, но теперь, узнав, что она — волшебник Йоцубы, число смельчаков, переполненных таким желанием, сильно сократится.

Учитывая эту завтрашнюю ответственность Миюки, Тацуя хотел дать ей возможность отдохнуть как можно скорее. Но узнав содержимое пришедшего после ужина секретного сообщения, он уже не мог сказать, что это получится. Закончив читать письмо в своей комнате, Тацуя нажал кнопку вызова внутренней связи с комнатой Миюки.

 

 

Когда Миюки зашла в гостиную и села на диван, Тацуя приказал Минами зашторить окно. Это помещение и так обладало высокой звукоизоляцией, полностью блокируя звуки для внешних слушателей. Подглядывать, разумеется, также было невозможно.

Увидев более осторожное, чем обычно, поведение Тацуи, Миюки поняла, что «вопрос непростой», и выпрямилась.

— Извини, что в такое время.

— Нет, ты ничему не помешал. Итак, Онии-сама… Это что-то от оба-самы?

Во время ужина, около часа назад, Тацуя сказал ей «сегодня заканчивай работу пораньше и подольше отдохни». Она собиралась принять ванну в тот момент, когда он вызвал её по внутренней связи. Она не была этим недовольна. Если Тацуя сказал, что у него есть что-то сказать — для Миюки это главный приоритет.

Если Тацуя позовет, то когда бы это ни случилось, где бы она ни была, что бы она ни делала, она поспешит к нему. Независимо от того, возможно это или нет, у Миюки всегда будет такое чувство.

С другой стороны, Тацуя никогда не будет злоупотреблять этим чувством Миюки. Тацуя также ставит Миюки в приоритет в любое время, в любом месте, и в любой ситуации. Хотя это прерывание дел Миюки часто противоречит её воле, она знает, что все эти решения принимаются на основе понятия «всё делается ради Миюки». В случае Тацуи это даже не «в возможных пределах», а «всегда». Не будет также преувеличением добавить туда слово «абсолютно».

Поэтому Миюки подумала, что же такое невозможное могла запросить глава Йоцубы, что может быть важнее завтрашней церемонии поступления?

— Да, это доклад от главы семьи, и в нём нет приказов для нас.

— Доклад…?

Не приказ, не уведомление, не другая попытка связи, а доклад. Хоть она и была объявлена наследницей Йоцубы, до сих пор это было лишь формальностью. Вряд ли позиция Майи и глав побочных семей так внезапно поменяется. Другими словами, там была важная информация. Миюки осознала это. И её мысли не были ошибочны.

— Сегодня днём глава семьи Итидзё, Итидзё Гоки-доно попал в ловушку врага и сейчас находится в тяжёлом состоянии. Он в сознании, но, похоже, не может нормально двигаться. Также там сказано, что физического урона, похоже, он не получил. Глава семьи предположила, что зона расчёта магии была парализована перегрузкой.

Миюки окаменела, прикрыв руками рот и широко раскрыв глаза. Минами была так удивлена, что даже не смогла изменить выражение лица.

— Они пытались захватить корабль неизвестной принадлежности, от которого ожидались враждебные действия. Во время попытки захвата они подверглись мощному взрыву, вызванному магией. Итидзё-доно развернул четырехслойный магический барьер для защиты своих людей и сдержал натиск этой силы до едва оставшегося последнего слоя. Таким образом, в докладе сделан вывод, что серьёзный урон зоне расчёта магии был нанесён разрушением трёх слоев масштабного барьера, покрывающего более ста человек.

— Более ста человек… — Ошеломленно прошептала Минами, сохраняя всё то же окаменевшее лицо. Так как барьерная магия была её специализацией, она хорошо понимала, насколько ужасна была эта нагрузка.

— Семья Итидзё не настолько сильна в защитной магии, как семья Дзюмондзи. Выбор техники одновременных многослойных барьеров был совершенно необоснованным.

— Онии-сама… — Миюки обеспокоенно прошептала, глядя как Тацуя равнодушно произносит свои слова. Она подумала, что он вспомнил о ней — Хонами, которая выжгла свою жизнь перегрузкой, использовав магию барьера крупного масштаба.

Сакурай Хонами. Страж Мии, матери Тацуи и Миюки, а также генетически тётя Минами. Женщина с тем же лицом, что у Минами, с той же внешностью, что будет у неё, когда она подрастёт. Пять лет назад, отдав все силы, она защитила Тацую от масштабного обстрела с военных кораблей.

Обсуждать ситуацию, похожую на смерть Хонами перед девушкой, являющейся её точной копией… Это как открывать крышку ящика болезненных воспоминаний. Миюки подумала, что раз она сама так себя чувствует, то брат точно страдает ещё больше.

— …Миюки, прости. Кажется, я напомнил тебе о печальных событиях.

Однако, Тацуя, кажется, неправильно понял суть страдания Миюки. Нет… неправильно ли? На самом деле?

Но подозрения Миюки сразу же были отброшены.

— В нашем положении нельзя обойтись без осознания таких вещей. — В голосе Тацуи не было заметно беспокойства от воспоминаний старых времен. — Если судить только по магическим навыкам, Итидзё из Третьей школы может стать главой семьи прямо сейчас. Но одной лишь магической силы недостаточно для статуса главы семьи Итидзё, ответственной за оборону части побережья Японского моря.

После этого объяснения Тацуи, Миюки подумала, что, наконец, осознала серьёзность ситуации. Пять лет назад ключевую роль в отражении атаки неизвестного врага в инциденте с вторжением в Садо сыграла не армия, а добровольцы, собранные из подчинённых семьи Итидзё. Присутствие семьи Итидзё в обороне побережья Японского моря от Хокурику до Тохоку настолько велико.

Семья Итидзё обладает не только превосходными магическими способностями, но также лидерством, под влиянием которого они получили множество подчинённых волшебников в регионе Хокурику и западной половине Тохоку. Эти волшебники дополнили своей боевой силой армию обороны, рассредоточенную от Окинавы и Кюсю до Хоккайдо. Когда глава семьи Итидзё находится в обездвиженном состоянии — это не только проблема для Десяти Главных Кланов, но и огромная дыра в организации обороны страны.

— Разумеется, у семьи Итидзё тоже должны быть припасены контрмеры на случай, когда глава временно отсутствует. Без сомнений, семьи Итинокура и Иссики усилят свою поддержку. Однако, похоже, и Йоцубе не позволят отсиживаться без дела.

— Значит, мы тоже должны будем помочь?

— На данный момент мы лишь отправляем Юку-сан для лечения Итидзё-доно. — Тацуя ответил на вопрос Миюки не очень убеждённым голосом. Возможно, он считает, что этим дело не закончится. Однако Миюки сейчас больше заботило сказанное им, а не его пессимистическое ожидание.

— Я не знала, что Юка-сан может лечить волшебников.

— Юка-сан изучает в аспирантуре феномен ухудшения работоспособности зоны расчёта магии чрезмерным использованием магии, так называемый «перегрев зоны расчета магии».

— Вот оно что…

— Глава семьи, похоже, активно поддерживает это исследование. Ведь для одарённого волшебника явление перегрева зоны расчёта магии — это угроза жизни, а не только магическим навыкам. Но даже без приказа главы семьи, она не могла остаться равнодушной.

Для поколения Тацуи единственным примером потери жизни от «перегрева зоны расчёта магии» была Хонами, но в семье Йоцуба было много жертв этого явления, в том числе позапрошлый глава семьи, Йоцуба Гэнзо. Разработка методов терапии этой проблемы велась и во времена предыдущего главы семьи.

Этим занимается не только семья Йоцуба. Магическая техника, являющаяся козырем семьи Дзюмондзи, также обладает предпосылками вызвать «перегрев зоны расчёта магии». Дзюмондзи Кадзуки, предыдущий глава семьи Дзюмондзи, потерял способности волшебника из-за этого. Семья Дзюмондзи тоже исследовала методы предотвращения перегрева.

На самом деле, изучением этой проблемы занимались магические исследователи не только семей Йоцуба и Дзюмондзи. Зона расчёта магии до сих пор остается «чёрным ящиком», устройство которого не выяснено, а за пределами семей Йоцуба и Дзюмондзи «перегрев зоны расчёта магии» всё ещё находится на стадии, когда всё ещё ведутся дискуссии, существует ли он вообще.

Поэтому, согласно имеющимся теориям, сразу стало понятно, что случилось с Итидзё Гоки, хоть и на уровне гипотезы.

— Среди многочисленных волшебников семьи Цукуба, специализирующихся на внесистемной магии, Юка-сан превосходна в техниках вмешательства в разум. Оба-уэ, видимо, пришла к выводу, что если это будет Юка-сан, то, возможно, удастся вылечить Итидзё-доно.

Не управление мыслями и работа над сознанием, а магия, вмешивающаяся в сам разум. Её представители, магия «вмешательства в структуру разума», которую использовала только Мия, «Коцит» Миюки, и «Обет» семьи Цукуба — также являются магией, изменяющей события в разуме.

В отличие от магии Миюки, вызывающей принудительную абсолютную заморозку разума, «Обет» — это техника, ограничивающая работу разума. Юка-сан хороша в такой магии, поэтому, возможно, у нее получится ускорить восстановление работоспособности зоны расчёта магии, расположенной в области подсознания. Поэтому выбор главы Йоцубы был вполне обоснован.

— Но если у неё не получится, то не ухудшится ли положение Йоцубы?

— Юка-сан официально не имеет отношения к семье Йоцуба. Она представится, как исследователь магии, способный на лечение, которого нашла семья Йоцуба.

— …

Другими словами, в случае чего, она с ними никак не связана. То, что Миюки запнулась и не смогла ничего сказать, было доказательством, что он не могла относиться к этому бессердечно. Можно сказать, что она слишком наивная для наследницы Йоцубы, но Тацуя даже не думал отрицать такое добродушие Миюки.

— Кроме того, семья Йоцуба предложила лечение Итидзё-доно с добрыми намерениями. Другая сторона ведь ничего не потеряет, поэтому идею помощи невозможно критиковать, даже если она окажется неудачной.

— …Действительно. — Миюки говорила тоном, в котором читалась попытка убедить себя силой. Услышав это, Тацуя попытался принудительно сменить тему.

— Мы немного отвлеклись от темы. В настоящее время глава семьи планирует ограничить поддержку лишь отправкой Юки-сан. Однако я не думаю, что этим всё закончится.

На самом деле, это не было «отвлечением от темы», но Миюки, похоже, этого не заметила. Минами сделала слегка подозревающее нахмурившееся лицо. Однако, это ощущение быстро исчезло.

— Также есть вероятность, что мне будет приказано выступить на перехват вооруженных сил.

— Приказ от военных!? — Повышенный голос Миюки означал, что это ведь будет нарушение договора между семьей Йоцуба и армией.

— От главы семьи. — Однако, ответ Тацуи был еще более удивительным.

— …Но ведь Онии-сама — мой страж!

— Следует учитывать, что этот статус изменился, когда я был назначен женихом Миюки.

— Это…

Миюки чувствовала себя виноватой в том, что Тацуя связан обязанностями её стража. Однако пока он — её страж, ему не могут принудительно назначить другую работу. Оправдываясь этим правилом, она, по крайней мере, могла отвлечься от этого чувства вины за Тацую.

И тут Тацуя говорит ей, что это оправдание больше не работает. Услышав это, Миюки была потрясена больше, чем когда Тацуя говорил ей, что его работа может быть опасной.

— Не волнуйся. Раньше я уже говорил. Только ты, Миюки, действительно сможешь ранить меня.

Эти слова Тацуи показали Миюки, что он не понял причину, почему она побледнела. Миюки была расстроена не тем, что Тацуя отправится на поле боя, а тем, что больше нельзя использовать оправдание, что Тацуя — её страж. Но поскольку Тацуя «пообещал» не получить никаких травм, Миюки немного успокоилась.

— Я тоже всё ещё уверена в том, что говорила ранее. Онии-сама не проиграет никому.

— Понятно. — Ответил Тацуя, поймав на себе пронзительный взгляд Миюки.

Минами, наблюдающая за этой парой со стороны, почему-то не почувствовала обычного в таких случаях отвращения. В отличие от обычного состояния, Минами сейчас была очарована непоколебимым взаимным доверием двух людей.

— Однако количество случаев, где я должен буду на время покинуть Миюки, возможно, увеличится. Минами.

— Д-да! — Минами слишком бурно среагировала, чуть запнувшись и повысив голос, потому что слегка выпала из сознания от этого рассказа Тацуи.

Тацуя проигнорировал этот слишком энергичный ответ Минами, лишь слегка приподняв брови.

— В таких случаях доверяю охрану Миюки тебе.

— Пожалуйста, положитесь на меня.

Охрана Миюки является предназначением Минами даже без слов Тацуи. Он и сам должен это понимать. Но Минами хорошо осознавала смысл того, почему этот приказ был снова сказан вслух.

— Миюки, я не буду брать тебя с собой на поле боя.

— …Я понимаю. — И в голосе и на лице Миюки читались слова «какая досада», но она не была глупой, чтобы не понимать ход мыслей Тацуи. — Миюки будет соблюдать сказанное Онии-самой… нет, я буду следовать приказу Тацуи-самы.

В итоге, проявив слабый признак недовольства, она поменяла свои слова, чтобы показать, что говорит не как младшая сестра, а как невеста.

 

◊ ◊ ◊

 

Информацию о том, что глава семьи Итидзё угодил в ловушку врага, попала не только к семье Йоцуба. Возможно, семья Итидзё и хотела это скрыть, но среди «28 домов» она распространилась в течение дня. Однако, была разница в точности информации, даже среди Десяти Главных Кланов.

Узнав от своего отца, Коити, о несчастье, сразившем главу семьи Итидзё, сразу по возвращению в свою комнату, Маюми получила входящий звонок от Кацуто.

— Прошу прощения за звонок в столь поздний час.

— Думаю, звонить так поздно — это точно не в стиле Дзюмондзи-куна, но ничего страшного, потому что я могу предположить тему разговора. Это инцидент с семьей Итидзё?

— Верно. Будет проще, раз ты догадалась.

Все волшебники семьи Дзюмондзи обладают огромной силой, но при этом их количество очень мало. В сравнении с базирующимися в том же центре Токио семьями Саэгуса и Мицуя, можно сказать, что у них вообще почти нет выдающихся волшебников. Кроме того, способности семьи Дзюмондзи считаются подходящими только для сражения.

Поэтому они отстают от других семей в плане сбора информации. В случае неотложной ситуации, Кацуто использует личные связи с семьей Саэгуса, чтобы получить информацию. В прошлом уже были примеры этого.

— Я только что услышала это от моего отца. Ты как раз вовремя. Итак, Дзюмондзи-кун, что ты уже знаешь?

— Я слышал, что корабль неизвестной принадлежности вошел в территориальные воды, а затем вышел и остановился, вместо того чтобы уходить. Принимая меры по его захвату, Итидзё-доно был тяжело ранен, попав в ловушку врага в виде внезапного взрыва.

Информация, имеющаяся у Кацуто, была грубой, но Маюми не оценивала семью Дзюмондзи низко. Вместо этого, она чувствовала себя расстроенной из-за того, что её отец узнал столько деталей, хотя инцидент случился только сегодня.

— Только одна неточность. Итидзё-доно не получил физических травм. Основной симптом — он находится в состоянии настолько сильной слабости, что не может встать. В семье подозревают, что причиной может быть чрезмерное использование магии.

— Чрезмерное использование магии?…

— Дзюмондзи-кун, что такое? — Увидев, что лицо Кацуто напряглось, Маюми нахмурила брови в подозрении.

— Нет, ничего. Нет ли у тебя подробностей про взрыв, в который попал Итидзё-доно? — Кацуто перевел разговор в другое направление, не ответив на вопрос Маюми. Она понимала это, но не стала его допрашивать.

— Результат анализа датчиков со стратосферной платформы говорит, что, похоже, это был взрыв большого количества гремучего газа — смеси водорода и кислорода. Могу предположить лишь дальнобойную магию, генерирующую газ и контролирующую его воспламенение.

— Воспламенение… Может быть, это работа «Поджигателя» Игоря Андреевича Безобразова…?

— Ты говоришь, это могла быть магия Стратегического класса «Туман-бомба»? Не может этого быть…

Маюми с улыбкой отвергла предположение Кацуто. Однако чувствовалось, что эта улыбка была сильно натянутой.

— …Действительно. Не думаю, что магию Стратегического класса использовали бы для атаки единственного корабля.

Кацуто согласился, сказав последнюю фразу будто самому себе. Он осознавал, что отрицать такую возможность — слишком слабое основание.

— Верно. Дзюмондзи-кун, ты преувеличиваешь.

Маюми также понимала шаткость этого основания. Она отводила глаза от этого анализа почти бессознательно.

— В любом случае, значит, это была атака неизвестной магией?

— Верно.

— …Это серьёзная ситуация.

— Да. …Видимо, поэтому мой старший брат говорил, что хочет побеседовать с Дзюмондзи-куном. — Сообщила Маюми, слегка поколебавшись после поддакивания на слова Кацуто.

— Томоказу-доно? …Понял. Передай ему, что я готов в любое время.

— Это нормально, что я тебя об этом попросила, но удобство будет подстроено под нашу семью?

— Вот как? Тогда, как насчет завтра вечером? Выбор места оставляю на Томоказу-доно.

— Думаю, так будет нормально. Тогда, я свяжусь с тобой завтра днём, чтобы сообщить место.

— Спасибо. Также, благодарю за предоставленную информацию по инциденту с Итидзё-доно.

Кацуто на экране поклонился. На этом связь прервалась. Выглядело как отсутствие хороших манер, но это было актом самозащиты, чтобы избежать подколок Маюми.

— …Только такие меры и будут умными против привычки, которую никак не исправить. — Голос вздохнувшей и ругающейся на потухший экран Маюми был явно весёлым.

Оставить комментарий