Том 21. Глава 2

поступления.

Трое членов школьного совета, Тацуя, Миюки и Минами, пришли в школу за 2 часа до церемонии.

Войдя за кулисы актового зала, они встретили ожидающих их Микихико, Изуми, Касуми и Мицую Сиину.

— Всем доброго утра. — Не Тацуя, а президент школьного совета Миюки первой приветствовала пришедших раньше представителей школьного совета.

— Доброе утро, Миюки-сэмпай! Сегодня тоже вы ещё более…

— Да, да, стоп, стоп. Доброе утро, президент Шиба, Шиба-сэмпай, Сакурай-сан.

Сегодня утром напряжённость Изуми тоже готова была подскочить, но Касуми помешала этому, прервав её. Миюки, с улыбкой, в которой не было и частички удивления, поприветствовала по очереди Касуми и Изуми, после чего обратилась к Сиине.

— Мицуя-сан, я заставила тебя ждать?

— Нет, ничего подобного. Я просто пришла раньше, чем нужно… — Сиина помахала головой, показывая отрицание. В этом действии было очарование миленькой зверушки.

Она была низкого роста, ниже Касуми и Изуми. Очевидно, что выше бывшего президента Азусы, но при этом она была похожа на Азусу создаваемой вокруг себя атмосферой, а не телосложением. Но она просто выглядела спокойной, и в ней не ощущалось такой же слабости. По крайней мере, так она виделась Тацуе.

Когда она махала головой, из-под качающихся пышных воздушных волос показались спрятанные наушники с шейным ремешком. Их цвет был такой же как у волос — оливковый коричневый. Она ранее говорила на собрании, что возьмёт что-то менее заметное. Возможно, это для неё обыденность, потому что выглядело всё очень аккуратно.

«Чувствуется дочь, воспитанная в хорошей семье», — подумал Тацуя.

— Прежде чем пойти на заключительную встречу, Мицуя-сан, можно кое-что спросить?

— А~… да. Что такое, Шиба-сэмпай? — Сиина не смогла скрыть напряжение на лице, но всё равно ответила, смотря Тацуе прямо в глаза. Тацуя пересмотрел свою оценку Сиины в глубинах своего разума.

— Парень с длинными волосами, собранными сзади в хвост, стоящий снаружи актового зала — это твой друг?

Услышав слова Тацуи, на лице Минами появилось выражение «Э-э?». Как охранник Миюки, она собиралась следить за окрестностями. Парни с длинными волосами в нынешнее время — редкость. Она подумала, что уж такого парня заметила бы.

— Длинные волосы… А~, вы про Сабуро-куна? — Однако, Сиина, похоже, поняла, о ком речь.

— Его зовут Сабуро-кун? Он довольно умело прячется.

— Думаю, несомненно, что этот парень — мой знакомый, Ягурума Сабуро-кун. «Я» из «лук со стрелами», «гурума» из «колесо», первая часть имени как «самурай», и «ро» как в имени «Дзиро», «Ягурума Сабуро»*. В любом случае… ох уж этот Сабуро-кун, зачем он прятался? — Сиина смущенно нахмурилась, а в её голосе читался подтекст «здесь абсолютно ничего не поделаешь».

[Сиина перечисляет иероглифы фамилии и имени Сабуро, поясняя как их писать на примере известных слов. Обычная практика для японцев при устном объяснении написания имен.]

— Судя по твоим словам, вы не просто знакомые? Создается впечатление, что вы довольно близкие друзья.

— Это потому, что мы дружим с детства.

Щёки Сиины слегка покраснели, и она отвела взгляд от Тацуи. Это выражение лица с опущенными глазами, несомненно, заставляло  остальных подозревать наличие романтических отношений. Однако, Тацуя догадался по поведению Сиины, что парень по имени Ягурума Сабуро был эскортом, назначенным ей семьей Мицуя.

Конечно, он ничего не сказал, чтобы не вмешиваться во внутренние дела другого из Десяти Главных Кланов. Это было потому, что Тацуя не знал о своей плохой способности оценивать других.

— Сегодня и кафе и столовая закрыты, до открытия актового зала осталось больше часа, а новичков пустят в здание школы только после церемонии поступления. Он может подождать здесь.

Сказанное Тацуей, фактически, было добрыми намерениями (или сочувствием), основанными на личном опыте два года назад. Он заметил, что на груди того парня отсутствовала эмблема.

— Всё в порядке. Ведь Сабуро-кун на удивление самоуверенный… то есть, непреклонный. Однако спасибо за вашу заботу.

— Понятно.

Почти одновременно с ответом Тацуи в комнату ворвалась Хонока, торопливо извиняясь:

— Простите за опоздание!

Миюки сказала Хоноке, что она как раз вовремя, а Тацуя обратился ко всем:

— Давайте начнём окончательную проверку.

 

◊ ◊ ◊

 

Церемония поступления завершилась в торжественной атмосфере и без проблем. Несомненно, спокойная атмосфера была вызвана любопытством новичков, родителей и гостей относительно членов школьного совета.

Особенно интересовались президентом школьного совета Миюки. Ведь речь идёт о школе, куда они поступают. Кроме самых беспечных новичков и их родителей, все обязательно обращают внимание на Первую школу. Поэтому большинство учеников знали, что нынешний президент школьного совета Первой школы — наследник той самой семьи Йоцуба.

Миюки собрала также взгляды большинства тех, кто видел её на изображениях и трансляциях с Турнира Девяти Школ. Но опять же, они были просто подавлены увиденной вживую неземной красотой и осознанием прямого родства с семьей Йоцуба. Простые новички и их родители не могли сопротивляться давлению, создаваемому красотой Миюки и воображением о семье Йоцуба.

И «непростые» родители тоже не могли унять напряжение от скрытой безграничной магической силы Миюки и возможности наличия зловещей скрытой силы у Тацуи, который всегда рядом с ней.

Единственным моментом ослабления напряжённости атмосферы стало время чтения ответа представителя новичков Сиины. Нельзя было похвалить «беглость» речи, назвав её «великолепной». Часто запинаясь, она как-то находила силы продолжать, и, после завершения чтения, уходя с чувством выполненного долга, она выглядела, как «отдавшая все силы».

Однако это было так трогательно для толстокожих «гостей», что они окружили и остановили Сиину, казавшуюся им правильной первокурсницей, невинной и ненадежной.

По сравнению с Миюки два года назад, Сиину отпустили намного быстрее. (Обстановка кажется другой, когда представителем является парень, ведь в прошлом году такого спектакля вообще не было.)

Также, как и предполагал вчера вечером Тацуя, Миюки не была сильно связана взаимодействием с гостями. Долго занимавший Миюки в прошлом году конгрессмен Козукэ, в этом году отступил в самом начале.

Благодаря этому, время бесед с Сииной закончилось раньше, чем ожидалось.

— Сиина-тян.

— Изуми-сан?

Дождавшись, когда окружавшая Сиину толпа начала редеть, Изуми позвала её. Кольцо гостей вокруг Сиины растворилось естественным образом.

Среди связанных с магией людей было широко известно, что Изуми — самая младшая дочь семьи Саэгуса. Также она была самой любимой дочерью своего отца Коити. О предательстве Саэгусы Коити на Конференции Главных Кланов было приказано молчать. Для связанных с магией людей за пределами «28 домов» семья Саэгуса по-прежнему является жемчужиной магического мира Японии, наравне с семьёй Йоцуба. Среди приглашенных на церемонию поступления в Первую школу гостей не было никого, у кого хватило бы смелости разочаровать семью Саэгуса.

— Это была прекрасная ответная речь.

— Большое спасибо… Итак, какое у тебя ко мне дело? — Несмотря на застенчивость от комплимента Изуми, Сиина твёрдо спросила, зачем та её позвала. Изуми знала, что вопреки пушистой атмосфере, Сиина была довольно умной. Поэтому её не удивила эта догадка Сиины.

— Мне нужно официально обсудить с тобой один вопрос, поэтому не уделишь ли мне немного времени?

— Да, я не против. Изуми-сан, мне пойти с тобой?

— Да, пожалуйста. Кстати, разве ты не хочешь позвать Сабуро-куна?

— После церемонии поступления будет беседа со школьным советом, Сабуро-кун тоже должен это знать. — Сиина не показала ни капли волнения, услышав внезапно упомянутое имя друга детства.

 

 

Местом, куда Изуми забрала с собой Сиину была комната школьного совета. Там их ожидали Миюки и Минами.

— Мицуя-сан, спасибо что пришла.

Миюки встала с кресла президента школьного совета, и направилась к столу для совещаний. Изуми поставила Сиину напротив Миюки.

— Для начала, присаживайся, пожалуйста. — Улыбнувшись, Миюки указала на место напротив себя. Взглянув на лицо Изуми, Сиина робко присела. После этого Минами и Изуми сели по бокам от Миюки.

Перед Сииной поставили чашку чая. Попытавшись поблагодарить, она увидела, что сделавшим это был 3H (Humanoid Home Helper), и округлила глаза.

— Удивлена? Этот 3H «Пикси» принадлежит моему жениху и помогает с разными рутинными делами школьного совета.

Миюки улыбнулась, чтобы ослабить напряжение Сиины.

Сиина некоторое время была очарована этой улыбкой. Быстро взяв себя в руки, она смущенно показала натянутую улыбку. Но по лицу было видно, что напряжения стало меньше.

— Думаю, ты уже слышала от вице-президента Саэгусы об обычае школьного совета этой школы.

— Да, я понимаю, о чём вы.

Сиина подтвердила сказанные Миюки слова. Честно говоря, вопрос, который собиралась задать Миюки, уже был неофициально решён между Сииной и Изуми. Призыв Сиины сюда был лишь необходимой формальностью.

— Понятно. Тогда, учитывая это, спрошу. Мицуя Сиина-сан, не хочешь ли ты стать членом школьного совета?

— Для меня это большая честь. Я с уважением прошу позволить мне работать с вами.

Миюки слегка расслабила лицо. Она не беспокоилась об отказе, как в прошлом году, потому что Изуми уже сообщила ей о согласии. Однако, она не могла успокоиться, пока вопрос не был действительно решён.

Миюки также осознавала, что у неё была, можно сказать, похожая проблема в своё время, и это тоже стало причиной спокойствия.

— В таком случае, с завтрашнего дня Мицуя-сан начинает работать в качестве секретаря школьного совета. О деталях работы можешь узнать у Сакурай-сан.

— Я — Секретарь Сакурай Минами. Мицуя-сан, буду рада работать с вами.

Следуя словам Миюки, Минами поклонилась и представилась.

— Пожалуйста, позаботьтесь обо мне!

Видимо, из-за волнения перед сэмпаями, Сиина робко поклонилась, сильно занервничав.

— Эм, президент, Сакурай-сэмпай. Я не возражаю, если вы будете называть меня просто Сиина. — Предложила она.

— Поняла, Сиина-тян. Так сойдет?

— Да, пожалуйста.

Такой дружественный ответ Миюки помог Сиине, наконец, расслабиться.

 

◊ ◊ ◊

 

С выдачей ID карт завершилась первая часть церемонии поступления. Для первокурсников открыли школьное здание, несмотря на то, что сегодня было воскресенье.

Многие новички отправились посмотреть свои классные комнаты и подружиться с одноклассниками, с которыми проведут вместе этот год. Другие ученики скучковались вместе и отправились перекусить. Под это описание подходило большинство первокурсников.

Но, как говорится, у любого правила есть исключения. В этом году тоже был ученик, не подходящий под шаблоны.

 

 

Закончив с формальностями после церемонии поступления, Тацуя покинул актовый зал, оставив уборку и запирание дверей на персонал школы и учителей. С ним были также Микихико, Хонока и Шизуку. Микихико, как глава дисциплинарного комитета, слушал окончательный отчёт от каждого члена комитета. Хонока, как представитель школьного совета, проверяла оборудование. А Шизуку, попросту говоря, осталась составить компанию Хоноке.

От входа в актовый зал до входа в здание школы идти недалеко. Проходя этот небольшой путь, Микихико внезапно остановился с удивленным лицом.

— Микихико, что случилось?

— …Кто-то использует заклинание?

Услышав ответ Микихико на вопрос Тацуи, сопровождающие их Хонока и Шизуку переглянулись.

— Заклинание древней магии?

— Похоже на то… Возможно, это «Бдительность». Это заклинание, собирающее звуки из указанного удаленного места.

— Заклинание подслушивания?

— Хм, ну, в принципе, верно…

Шизуку не знала, как реагировать на вялую речь Микихико, пошутить или отругать. Однако, он быстро оживился.

— Похоже, он много тренировался. Уровень навыка довольно высок. Но выходная мощность заклинания низкая. Это умышленное сдерживание силы или обделённость способностями…?

— Высокое мастерство при скудных способностях?

— Тацуя, тебе что-то известно?

По голосу Тацуи было видно, что может предполагать личность пользователя этой техники. Но он не ответил на вопрос Микихико.

— Ты знаешь, где он?

Услышав вопрос Тацуи, Микихико закрыл глаза. После чего он стал медленно крутить головой, будто бы осматриваясь. Сделав треть оборота, Микихико открыл глаза и уверенным голосом ответил на вопрос Тацуи:

— Похоже, где-то в окрестностях малого спортивного зала №1.

— Тацуя-сан… Сегодня ведь малый спортзал не открывали?

Тацуя согласился с Хонокой:

— Правильно. Клубная деятельность также отсутствует на выходных. В любом случае, давайте пойдём и посмотрим на месте.

Лучше один раз увидеть, чем сто раз услышать. Никто не возражал против мнения Тацуи.

 

◊ ◊ ◊

 

В это время в комнате школьного совета проходило чаепитие. Несмотря на то, что Сиине пора уже было уходить домой, она осталась здесь, дожидаясь Тацую и Хоноку, чтобы поприветствовать их ещё раз.

— Кстати, Сиина-тян.

Дождавшись, когда возникнет пауза в оживленной беседе о временах средней школы между Изуми и Сииной, Миюки поставила чашку с кофе на стол и заговорила с Сииной.

— Да, президент?

Сиина повернулась к Миюки с очень напряженным лицом. В этот момент она оказалась абсолютно не готовой к этому.

— Тот, кто с недавних пор пытается проникнуть в эту комнату магией восприятия, разве это не друг детства-кун Сиины-тян? Кажется, его имя было Ягурума Сабуро-кун.

Миюки дружелюбно улыбнулась. Но в её глазах горел загадочный свет.

— Э-э?

С одной стороны, она была подавлена взглядом Миюки. Но больше этого Сиина была шокирована услышанным от Миюки. После недолгого оцепенения, Сиина быстрым движением руки сняла свои наушники.

— Сиина-тян, это нормально!?

Изуми запаниковала, увидев это. Миюки спокойно смотрела на Сиину, понимая, почему она это сделала. Попытавшуюся заговорить с Сииной Минами, Миюки остановила жестом пальца, приложенного к губам.

Слух и магическое восприятие Сиины не связаны друг с другом. Этим она отличается от Мизуки, которая использует блокирующие ауру очки, чтобы сдерживать силу восприятия магии. Однако Сиина чувствовала, что удаление ушных затычек (наушников с регулировкой громкости) обострит восприятие внешних магических волн. Без наушников, физически ослабляющих звук, Сиина не может вести повседневную жизнь.

Принудительная регулировка слуха магией испортит магическое восприятие, что сделает использование магии затруднительным. Когда она носит наушники, то проблем с использованием магии нет, но при этом она становится нечувствительной к внешнему магическому вмешательству. Поэтому она и не заметила направленную на комнату школьного совета магию восприятия. Дилемма Сиины (в данном случае можно сказать «три»лемма) не могла быть решена, за исключением того, что окружающие люди пытались не шуметь.

Сиина, с полузакрытыми глазами, сконцентрировав свое сознание, некоторое время выглядела, как будто слушала еле заметные звуки, и вскоре после этого открыла глаза.

— Сабуро-кун, что же ты делаешь…! — В её голосе было больше гнева, чем удивления. К тому же, этот гнев был вызван стыдом.

— Сиина-тян, я думаю, тебе лучше сначала стоит надеть наушники. — Сказала Миюки, после чего доля гнева исчезла с лица Сиины. Вместо этого её щёки мгновенно покраснели. Надев обратно свисавшие на шее наушники, всё ещё красная Сиина застенчиво отвела взгляд в пол.

— Эм, простите… За невежливое поведение моего друга… — Сказала она угасающим, исчезающим голосом.

— Не волнуйся так об этом. Ко всем важным местам, включая комнату школьного совета, применены особенно строгие защитные меры.

Не сразу поняв сказанное Миюки, Сиина некоторое время показывала сомневающееся лицо.

— …Защитные меры, это что-то вроде барьера?

— По принципу действия очень похоже. Два года назад в нашей школе произошел один небольшой инцидент, и с тех пор мы заключили договор со специалистом для усиления безопасности.

Задумавшись на несколько секунд про «небольшой инцидент», Сиина наконец что-то поняла и выдала неоднозначное «Хм…». Старшая сестра рассказывала Сиине, что произошло в Первой школе 2 года назад. Она была сильно потрясена, услышав, что Миюки назвала вторжение вооруженных террористов «небольшим» инцидентом.

— Ягурума-кун — телохранитель Cиины-тян?

Однако, со следующим вопросом Миюки, гнетущее Сиину давление развеялось.

— Да, нет, то есть это немного другое…

На этот раз бессмысленный ответ взволнованной Сиины заставил Миюки задуматься. В этот момент с жалостью смотрящая на Сиину Изуми пришла на помощь.

— Миюки-сэмпай, Ягурума это семья, полностью подчинённая семье Мицуя, и все её люди совмещают работу слуг и телохранителей. Сабуро-кун должен был стать персональным телохранителем Сиины-тян, потому что они одного возраста, но перед поступлением в старшую школу от этого плана отказались. Правильно, Сиина-тян?

— Д-да, это…

Уклончивость Сиины была из-за того, что она не хотела, чтобы причину услышали. Даже в месте, в котором он не услышит (если верить президенту школьного совета, подслушивание было невозможно), она не могла произнести вслух, что он был снят с должности охранника по причине отсутствия магического таланта. Сиина знала, что это решение было для Сабуро очень болезненным.

— Вот как… Другими словами, Сиина-тян не в состоянии управлять поведением Ягурумы-куна?

— А~, да.

Но вопрос Миюки был неожиданным для Сиины. Сказав «это проблема…», Миюки задумалась.

— В таком случае, несанкционированное использование магии считается личным решением Ягурумы-куна… В таком случае нельзя надеяться на смягчающие обстоятельства.

Это замечание Миюки не оставляло места недопониманию. Поэтому Сиина не могла вымолвить ни слова.

— Даже если вычесть, что попытка магии потерпела неудачу… Показывать такую плохую дисциплину в самом начале семестра… Что думаешь, Изуми-тян?

Сиина ошеломленно смотрела на Миюки, обратившуюся к Изуми. Она не остановила их.

— Поскольку я его немного знаю, я бы попросила для него снисходительных мер… С другой стороны, я думаю, мы не можем ответить слишком мягко. Потому что на других учеников оказывает дурное влияние осознание того, что причастные к Десяти Главным Кланам могут уйти безнаказанно, нарушив школьные правила.

— Пожалуйста, подождите немного!

Сиина резко встала. Её слова сказанные в спешке было трудно разобрать, но она смогла привлечь внимание Миюки и Изуми.

— Сабуро-кун не согласился с этим! Поэтому он сделал нечто столь глупое! — Когда Миюки посмотрела на неё, Сиина продолжила говорить возбужденным тоном.

— «Не согласился с этим»? Ты имеешь в виду, что он не согласился с тем, что его сняли с должности твоего телохранителя?

— …Да. — Со смущённым лицом ответила Сиина на вопрос Миюки. Вслед за немного отступившей волной возбужденности, на неё накатила волна стыда.

— Другими словами, Ягурума-кун пытался выяснить состояние комнаты школьного совета с целью обеспечения безопасности Сиины-тян? — Миюки сказала это не для того, чтобы подразнить Сиину.

— Верно. Главная причина случившегося заключается в том, что семья Мицуя не смогла убедить Сабуро-куна. Мы обязаны были его правильно убедить. Поэтому, если он действовал ради меня, то на мне лежит обязанность его остановить. Это некомпетентность меня, как руководителя. Сабуро-кун получит от меня строгий выговор, и такое больше не повторится. — Она говорила с осторожностью, избегая слов, которые не могла сказать. — Поэтому, пожалуйста, только в этот раз, простите Сабуро-куна за его глупый поступок!

— Сиина-тян. Ты понимаешь смысл своего признания ответственности за Сабуро-куна?

И в голосе Миюки, и в поведении, и во взгляде были мягкость и доброта. Однако, чтобы ответить на этот вопрос, Сиине пришлось собрать всю свою силу воли.

— …Я понимаю.

— Изуми-тян, что думаешь? Я считаю, мы можем довериться Сиине-тян.

— Я тоже думаю, что на этот раз так будет нормально. — С улыбкой ответила Изуми. Этой улыбкой она больше походила на своего отца Коити, чем на старшую сестру Маюми.

— Большое спасибо! — Сиина глубоко поклонилась. Она поняла смысл слов «на этот раз», сказанных Изуми.

 

◊ ◊ ◊

 

Тацуя и остальные трое остановились перед малым спортзалом №1.

— Что там с заклинанием?

— Всё ещё активно. Думаю, как раз за этой стеной. — Честно ответил Микихико на вопрос Тацуи.

— …Но, и не спрашивая меня, Тацуя, ты ведь и сам знаешь? — Также добавил он.

— Я не хочу использовать лишнюю силу.

Микихико не стал возражать на кажущиеся эгоистичными слова Тацуи. У Микихико было достаточно знаний, чтобы понимать, что Тацуя говорит так не из-за лени.

Смотрящий увидит. Это было ясно и без цитат знаменитых философов. Волшебник, смотрящий магией восприятия, ощутит магическую силу, вложенную в подобный взгляд.

Если есть огромная разница в магических навыках, то можно следить за противником и не быть замеченным, но с любой магией риск не будет равен нулю. Даже Элементальный Взгляд Тацуи может быть замечен, если противник будет знать подобную технику. Если Микихико способен распознать противника, Тацуе нет необходимости рисковать.

— Тацуя-сан, тогда что ты будешь делать?

— Сможешь поймать его?

Хотя Хонока и Шизуку не до конца поняли Микихико, они, кажется, подумали, что не стоит создавать проблемы, если их друг уже взялся за это. Они спросили Тацую, что он будет делать с нарушителем школьных правил. …Похоже, они не совсем осознавали, что в этом случае, первого надо спрашивать главу дисциплинарного комитета, то есть Микихико.

Тацуя бросил взгляд на Микихико, но того, похоже, это не волновало. Поэтому, не говоря ничего лишнего, он рассказал этим троим свой план.

 

◊ ◊ ◊

 

«…Кто-то приближается».

Ставший сегодня первоклассником, поступив в Первую школу, Ягурума Сабуро вернул свое сознание, направленное на комнату школьного совета, обратно в заднюю часть малого спортзала №1.

«Эти знаки присутствия… двух, нет, трёх человек?»

Магия восприятия не перезаписывает Эйдос (если это не тот тип, когда укрепляются собственные пять чувств), поэтому её трудно воспринимать другим людям. Но это не означает, что следа вообще не остается. Сабуро отлично это знал. Даже просто нацеливание «Бдительности» на комнату школьного совета сопровождалось риском быть обвинённым в несанкционированном использовании магии. Он не планировал брать на себя дальнейшие риски.

На основе чтения признаков, доступных без магии, Сабуро предположил, что к нему приближаются три волшебника. Двое из них женщины. Это были определенно ученицы, а не учителя. И они совершенно не скрывали своего присутствия. Но оставшийся один человек умело контролировал признаки своего присутствия. Это не было похоже на то, что он крадется, скрывая свое присутствие. Было такое впечатление, что он контролирует свои признаки естественным образом, неосознанно. Это значительный навык. Это мог быть кто-то из учителей.

«Я использовал магию восприятия, которую трудно заметить другим, к тому же это была древняя магия, которую плохо улавливают датчики, но опытный сотрудник Первой школы вполне может догадаться», — подумал Сабуро.

Вероятность того, что эти трое просто осматриваются, он исключил с самого начала. К сожалению, поставленная цель в виде наблюдения за возможными угрозами Сиине, не была осуществлена. Его «Бдительность», в конце концов, так и не смогла пробиться через окружающий комнату школьного совета барьер.

«Похоже, в школах магии используют заклинания не только современной магии», — пришло ему на ум. Сабуро с неохотой признал это. Однако он не услышит, о чём говорят с Сииной, даже если усилит «слух» ещё больше. Сохраняя спокойное суждение, и зная, что пора отступить, Сабуро сбежал.

…Намеревался сбежать.

Не издавая ни звука, Сабуро покинул место, где прятался. Естественно, он направился в противоположную от приближающихся людей сторону. Пройдя вдоль стены спортзала, он собирался с невинным видом выйти на проходящую там аллею. Однако он был вынужден остановиться, не пройдя и пары шагов.

«Что!?»

Он едва сумел сдержать вскрик от изумления. Но это не имело никакого смысла.

— Ты новичок? Я ощутил в этих окрестностях несанкционированное использование магии. Я хотел бы послушать, что ты расскажешь, поэтому прошу пройти со мной.

Старшеклассник, чьё присутствие не ощущалось, пока он не столкнулся с ним лицом к лицу. Сабуро знал это лицо. Кроме него было много новичков, знающих это лицо и имя.

Член школьного совета. Супер-инженер Турнира Девяти Школ. Ключевой участник эксперимента «Звездный реактор». А также жених следующей главы семьи Йоцуба.

«Шиба Тацуя!»

Сабуро был чрезвычайно осторожным человеком. Он быстро развязал нитку, которая держала его волосы хвостом. И спрятал свое лицо в этих длинных волосах. Затем он активировал древнюю магию высокоскоростного движения «Сканда», и попытался убежать от Тацуи.

— Подожди.

Голос, которым Тацуя окликнул Сабуро, не был таким уж сильным. По крайней мере, силы задержать ноги убегающего в нём не было. Движения ног Сабуро были задержаны выстреленным вместе с этим голосом псионовым снарядом.

Контрмагия, Прерывание заклинания.

Это была, попросту говоря, псионовая пушка. Если псионовому потоку подвергается всё тело, то не только отменяется магия, находящаяся в процессе активации, но и парализуется физический контроль над телом.

Ноги больше не держали. Тело потеряло равновесие.

Во время падения Сабуро едва смог вернуть немного свободы движений, чтобы упасть, не поранившись. Хоть падение и выглядело неуклюжим, но это помогло избежать травм.

«Чёрт, шевелись!»

Ругаясь в своем уме на своё тело, Сабуро пытался восстановить контроль над ним. Он знал, почему его конечности не слушаются его. Поэтому он не испугался внезапно нагрянувшего паралича, и поэтому же он был так избыточно нетерпелив.

Мышцы сжимаются, следуя сигналу, передаваемому по нервам. Так устроены все люди, у волшебников в этом нет никаких отличий. Но для людей вроде Сабуро это ещё не всё.

Мышцы выполняют команду, которую сделал мозг. Существует небольшая задержка во времени, пока нерв передает команду. Эта задержка в несколько долей секунды, что совершенно не мешает повседневной жизни. Этот момент обычно даже не распознается.

Но для тех, кто натренировал свой разум так, чтобы чувствовать этот момент, время, тянущееся между командой и исполнением — ужасное и неприятное мгновение ощущения неудобства. Повышенная концентрация разума как бы растягивает время, и, видя приближающуюся атаку противника, вы испытываете сожаление, что не можете ни избежать, ни предотвратить её, потому что команда ещё не дошла до конечности. Нет, это хорошо, если вы можете хотя бы осознать свое раздражение. Ведь этот момент может также принести конец.

Те, кто смог преодолеть чувство разрыва между намерениями и действиями, разработали различные техники для более свободного движения. Одна из таких техник вместо передачи команд мышцам с помощью нервных импульсов, использует псионы, чтобы передавать намерения непосредственно телу.

Эта техника является разновидностью несистемной магии, но люди, которые могут ей овладеть, не ограничены волшебниками. Нельзя сказать, что любой может научиться этому, потому что в любой технике всё сильно зависит от наличия таланта. Однако, если вы будете тренироваться по правильной методике, вы сможете достичь мастерства даже без магического таланта. Есть много людей, которые, не зная, что это на самом деле несистемная магия, овладели ей в виде навыка боевых искусств.

Поэтому обделённый магическим талантом Сабуро охотно изучал боевые искусства. В результате он уже овладел этой техникой на высоком уровне. К сегодняшнему дню он уже мог, не используя магию, двигаться наравне или даже быстрее волшебников, использующих магию самоускорения.

Но на этот раз это имело обратные последствия. От полученного Прерывания заклинания Тацуи не только была принудительно отменена магия высокоскоростного движения, но Сабуро также потерял физический контроль над телом, потому что тот осуществлялся с помощью псионов.

«Схватить меня? За этим ты сюда идёшь!?»

Сам он упал, а противник уже был в шаге от него. Сабуро понимал, что находится в положении, из которого не убежать при обычных обстоятельствах. Тем не менее, он не сдался.

Немного восстановив контроль, он руками поднял голову и посмотрел по сторонам в поисках подходящего камня. Ни на поверхности эластичного влагопроницаемого дорожного покрытия, ни на газоне прилегающей территории не было искомых Сабуро камней. Однако, он обнаружил лежащую у основания одного из деревьев толстую ветку.

Видимо, отломилась в какой-то момент. Неплохо подойдет, один из концов острый.

«Отлично, это сойдет.»

Сабуро сосредоточил свое сознание на ветке. Он не собирался наносить тяжелую травму. Он хотел убежать из этого места, воспользовавшись моментом замешательства, вызванным лёгким тычком. Но прежде чем «сила» Сабуро сработала, его снова захлестнул поток псионов.

Второе Прерывание заклинания.

Оно поразило не ветку, на которую должна была подействовать «сила», а самого Сабуро.

«Ты шутишь!? Разве обычно из такого положения наносят финальный удар…?»

Наконец восстановленный контроль над телом был снова утрачен с повторным ударом, и затуманенное сознание Сабуро провалилось во тьму.

 

◊ ◊ ◊

 

— …Тацуя, как обычно, беспощаден. Была ли необходимость второй раз использовать Прерывание заклинания? — Спросил Микихико полушутливым тоном, когда они вновь встретились после того, как разделились перед малым спортзалом.

— У него, кажется, была довольно хлопотная способность.

— Способность?

Микихико озадачило, почему Тацуя использовал выражение «способность», а не «магия». Однако Тацуя не ответил на этот вопрос.

— А вот сознание он потерял неожиданно для меня… Похоже, у него довольно сильная восприимчивость к псионам.

— Тацуя-сан, всё будет в порядке? Может, лучше отнести его в школьный лазарет?

С этим вопросом Хоноки, интерес Микихико также переключился на состояние Сабуро.

— Если восприимчивость к псионам особенно высокая, то, Тацуя, дело ведь плохо? К тому же, Прерывание заклинания Тацуи вызывает шок, как будто рядом с ухом ударили в гонг.

— Ты создаёшь мне плохую репутацию. Я отрегулировал выходную мощность. Ну… на этот раз, действительно, всё вышло из-под контроля.

— Тацуя!? — Микихико нервным голосом среагировал на признание Тацуи.

Тацуя же, напротив, сохранял невозмутимость, несмотря на то, что сам сделал.

— Думаю, сейчас он спит, а не в обмороке. Для уверенности, давайте отнесем его в школьный лазарет.

Тацуя ловко поднял тело Сабуро и положил на плечо. Не Микихико, ни Хонока, ни Шизуку не стали шутить на тему, как он, просто посмотрев, понял разницу между обмороком и сном.

 

◊ ◊ ◊

 

Когда Сабуро открыл глаза, первым, что он увидел, было лицо подруги детства, смотрящей на него.

— Сабуро-кун. Слава богу, ты проснулся.

В заплаканном улыбающемся лице то проявлялся, то исчезал оттенок тревоги.

— …Сиина, я в порядке.

Он не понимал текущую ситуацию и не мог вспомнить, как лёг спать, но тут же встал, чтобы показать, что он в порядке. Потому что для него первым приоритетом было устранение тревоги Сиины.

— Где-нибудь болит? Взгляд не затуманен? Слышишь меня нормально?

— Нигде не болит, глаза и уши в норме.

Сиина немного успокоилась, услышав отчет Сабуро. Да, «немного». Сабуро казалось, что беспокойство в ней ещё не полностью устранено.

— Слава богу. Тогда…

Однако, что это за давление, ощущаемое от Сиины, выглядящей, как будто её тревожит что-то ещё? Спина Сабуро покрылась неприятным потом, пока он ожидал, что услышит от своей подруги детства.

— Сабуро-кун, не уклоняйся.

Сабуро подумал, правильно ли он услышал сказанное Сииной. Он не только не понял, почему Сиина заговорила неподходящим её мягкой личности образом, но также не успел сообразить, что происходит.

Последующее за этим поведение Сиины было вообще непонятным для озадаченного Сабуро. Она замахнулась правой рукой и отвесила Сабуро пощёчину. От щеки Сабуро послышался громкий шлепок.

Сабуро видел движение Сиины, и мог легко уклониться. Лучше будет сказать, что он не испытывал с этим проблем. Но в его сознании даже не возник такой вариант, как уклонение.

В глазах Сиины начали проступать слёзы.

— За что…? — Сабуро озадаченно спросил Сиину, которая выглядела, будто в любой момент заревет.

— …Зачем ты пытался сделать нечто глупое, вроде подслушивания? — Вместо ответа, от Сиины был встречный вопрос. Даже не от содержимого вопроса, а от этого дрожащего голоса, Сабуро не мог вымолвить не слова. — Я выгляжу настолько беспомощной…?

— Сиина…

Сабуро не мог ответить ни «да», ни «нет». Беспомощна она или нет, он намеревался устранять грозящие ей опасности. Но если он озвучит свои реальные намерения, Сиина воспримет их за положительный ответ. С другой стороны, если он ответит Сиине отрицательно, то потеряет причину находиться с ней рядом.

Сиина посмотрела слезящимися глазами на своего друга детства, который назвал её имя и замолчал.

— Сабуро-кун. — Сказала она немного печальным, но обвиняющим голосом. Это не было притворством, поэтому молодой человек никак не мог перестать чувствовать вину. Разумеется, это сильно затронуло чувства Сабуро. Он всё ещё молчал не потому, что был упрямым, а из-за того, что не знал, что можно сказать, не сболтнув лишнего.

Сиина пристально смотрела, Сабуро прятал взгляд.

Первой сдалась (или просто устала) Сиина.

— …Знаешь, я ведь пообещала президенту-сан. Взять на себя ответственность за Сабуро-куна.

Эти слова имели драматический эффект.

— Чт…!?

Сабуро посмотрел на Сиину с паникой на лице.

— Почему Сиина стала ответственной!?

— А ты сам, Сабуро-кун, почему так волнуешься?

Сабуро снова не мог ничего сказать. Но на этот раз он не мог отвести глаза.

— Что плохого в том, что я возьму на себя ответственность?

— Это…

— Ты сделал нечто плохое только потому, что считал, что я не возьму на себя ответственность!?

Оправдываться было нечем. Сиина попала прямо в точку.

— Подслушивание разговора в комнате школьного совета с помощью несанкционированного использования магии — это ведь грозит отстранением от занятий? Я не хочу, чтобы Сабуро-кун так поступал!

— …Я понимаю. Извини.

Сабуро не мог ничего сделать, кроме как сказать это и поклониться. Он понимал, почему был снят с должности охранника Сиины. Чувства не были убеждены, но разум понимал причину.

Его действия, предпринимаемые для обеспечения безопасности Сиины, — это, в конце концов, лишь самодовольство. Сабуро осознавал это. О том, чтобы беспокоить Сиину своими собственными проблемами, не могло быть и речи. Поскольку он ей уже навредил, можно было сказать, что он принимает следствие за причину.

— Значит… как и говорил отец Сиины, я должен буду держать дистанцию от тебя? — Спросил Сабуро, с трудом выговаривая слова. Его не огорчит, если так и поступят. Но если отказ будет получен от самой Сиины, он сдастся. Это были мысли Сабуро в этот момент.

— Уже слишком поздно.

Но ответ Сиины был чем-то совершенно неожиданным для Сабуро.

— Поздно… как это?

— Я ведь недавно уже говорила? Я пообещала президенту Шибе. Что буду ответственной за всё, что касается Сабуро-куна.

Сабуро понял, что на этот раз он действительно сплоховал. Однако, он не мог просто ответить «Да, вот оно как?» и принять это.

— Я этого не просил!

— Не просил он!

Сабуро рефлексивно закричал, но был перебит другим оживленным криком, сопровождаемым грозным лицом.

— Но разве это поможет!?

Сиина волновалась всё сильнее и сильнее.

— Ведь если бы я этого не сказала, Сабуро-куна бы наказали отстранением от занятий с первого же дня после поступления!

Сабуро не издавал ни звука в ответ на истерические вопли Сиины.

— Я буду наблюдать за Сабуро-куном! Если Сабуро-кун сделает что-то плохое, я должна буду взять на себя ответственность! Так что больше никаких глупых поступков, как сегодня! Ты понял!?

— Эм, да. — Снова ответив инстинктивно, Сабуро показал преданность.

— …Хорошо. Тогда, пойдём домой?

С другой стороны, выговорившись, Сиина почувствовала себя лучше. Будто бы злой демон исчез из неё, и она, как обычно, улыбнулась Сабуро.

 

Оставить комментарий