Том 23. Глава 1

Опция "Закладки" ()

Конец апреля 2097 года. Точные дата и время не называются. Для начала стоит упомянуть, что эта встреча не была чем-то таким, что сохраняют в официальных записях.

— Таковы детали нападения на лагерь в Нансо, предоставленные в докладе старшины Тоямы.

Шеф Инукай, непосредственный начальник Тоямы Цукасы, сел, закончив читать доклад своей подчинённой.

— Значит, личность нападавшего установить не удалось?

— Да. Мы не смогли этого сделать. — Инукай моментально ответил на вопрос одного из присутствующих. — Однако, исходя из обстоятельств, очевидно, кто был нападавшим. Нельзя подумать ни о ком другом, кроме Шибы Тацуи из семьи Йоцуба.

— И правда.

— Действительно.

Послышались голоса согласия с мнением Инукая. И напротив, не было голосов, упрекающих в поспешных выводах.

Руководство отдела разведки национальных сил самообороны собралось здесь, чтобы решить, причастен ли Тацуя к нападению на секретный лагерь в Нансо, в котором содержались нелегальные агенты из СШСА. Хоть это и было правдой, но они не возражали бы даже против ложных обвинений.

В отделе разведки обычно не принимали решения так грубо. В любом случае обычно проводился сбор доказательств и свидетельств.

Но эта встреча была совещанием секретного руководства отдела разведки национальных сил самообороны. Такие неофициальные собрания проводились только при особой необходимости. Это собрание официально не проводилось, поэтому и доказательства были не нужны. Это было место, где они субъективно судили, является ли определенный человек или организация вредоносными для страны в целом.

— Я считаю, что Шиба Тацуя как опасный человек нуждается в усиленном наблюдении.

— Разве его не следует немедленно устранить? — Один из голосов в ответ на предложение Инукая спросил о более строгой мере.

— Идея, что он чрезвычайно опасен, верна, но он, без сомнения, обладает редкой, невосполнимой боевой мощью. Даже если за ним стоит семья Йоцуба, его сила, превосходящая магию семьи Тоояма, весьма привлекательна.

Продолжая речь Инукая, поднялся шеф первого отдела по особым вопросам. Отдел по особым вопросам был подразделением, существование которого скрывалось даже внутри отдела разведки сил самообороны, который сам славился высокой секретностью. Он был нерегулярной организацией, в состав которой в разное время входили от одного до тринадцати отделов.

— Хочу добавить кое-что касательно Шибы Тацуи. Есть неподтверждённая информация, которой следует уделить внимание.

— Ого. И что же это, шеф Онда?

Заместитель директора проявил интерес к этим словам и призвал продолжить. Директор отдела разведки на этом собрании отсутствовал. Присутствующий здесь заместитель директора также был лицом, не раскрытым публике.

— Думаю, вы все уже знаете, что семья Йоцуба, к которой принадлежит Шиба Тацуя, находится в отношениях сотрудничества с бригадой 1-0-1.

После слов Онды сидящие за столом кивнули.

— И что с того? — Заместитель директора, показав, что тоже в курсе, призвал продолжить.

— Шиба Тацуя, как член бригады 1-0-1, может быть волшебником, уничтожившим окрестности морского порта Чжэньхай в конце октября позапрошлого года.

— …»Выжженный Хэллоуин»…?

Заместитель директора, чьё существование держалось в секрете, был тем, кто занимается теневыми делами национальных сил самообороны. Поэтому он, как и ожидалось, не смог оставаться спокойным после этого заявления. Нет, не только он. На некоторое время комната погрузилась в тяжёлое молчание.

— …То есть, вы имеете в виду, что Шиба Тацуя — тот волшебник Стратегического класса? — Переспросил Онду Инукай. Хотя его повседневная незаконная деятельность заставляла его скрываться от общества, но даже он понимал значимость волшебников Стратегического класса для национальной обороны. Он подумал, что если Шиба Тацуя является волшебником, вызвавшим «Выжженный Хэллоуин», то нельзя будет просто взять и избавиться от него.

— Это не подтверждено. Но даже если Шиба Тацуя является волшебником Стратегического класса, мы не можем игнорировать его, как представляющего угрозу.

Онда ответил Инукаю, обладающему такой же должностью начальника отдела, как и у него, и единственному, кроме него, кто не показал потрясения на лице.

— Точнее, нельзя упускать из виду то, что чрезмерная сила сосредоточена в руках одного человека. Это моё мнение.

Исключив из своей речи военные термины, он подтвердил, что является членом организации, стоящей выше закона.

Заместитель директора успокоился под влиянием этой непоколебимой позиции.

— …Как вы и сказали. Для Шибы Тацуи мы назначим план перевоспитания.

— Поддерживаю.

— Думаю, это разумно.

После решения заместителя директора, от членов собрания послышались слова одобрения.

 

◊ ◊ ◊

 

Конец апреля, подразделение Казамы вернулось в штаб-квартиру бригады 1-0-1 с Хоккайдо.

— Докладываю: подполковник Казама и 195 моих подчиненных вернулись на базу.

— Все до одного вернулись в целости и сохранности.

Находящийся под командованием Казамы Отдельный магически оборудованный батальон хоть и позиционировался, как отдельная тактическая единица под названием «батальон», но по количеству солдат был размером всего в 2 роты. И на это задание было отправлено около половины личного состава. Озвученное Казамой количество людей, вернувшихся на базу, совпадало с количеством людей, отправленных на задание. Другими словами, жертв не было.

Услышав доклад подполковника Казамы о возвращении всех людей на базу, командующий бригады, генерал-лейтенант Саэки ответила с облегчением на лице. Потери солдат в бою являются неотъемлемой частью войны, и нет ничего лучше того, что они равны нулю.

Из-за позиционирования Отдельного магически оборудованного батальона как экспериментального подразделения, использующего магическое оружие и магические тактики, он также содержал в себе множество волшебников, обладающих особыми способностями. Независимо от системы моральных ценностей, значимость этих талантливых людей была гораздо выше, чем у людей из других подразделений. Хотя она знала ситуацию из ежедневных отчётов, но, подтвердив возвращение всех своими глазами, Саэки испытала настоящее облегчение.

— Подполковник, назначьте вернувшимся солдатам трёхдневный отпуск. С разрешением на выход с базы.

— Большое спасибо. Ребята будут рады.

Стоящий по стойке «вольно» Казама слегка смягчился в лице. Саэки кивнула на его слова, закрыла глаза и слегка вздохнула. Открыв глаза, Саэки, один из лучших стратегов сил самообороны, посмотрела на Казаму со всей серьёзностью на лице. Лицо Казамы также напряглось.

— Вчера позвонил майор Онда.

— Майор Онда… Кто это?

Являясь членом военной системы, Казама непрестанно следил за новостями о военном персонале. Он не мог сказать, что помнил всё, но в своих знаниях о старших офицерах он был уверен. Но он не помнил никого с именем «майор Онда».

— Майор Онда — начальник отдела по особым вопросам.

— Отдел по особым вопросам из службы разведки…?

У Саэки не было права прямой отдачи приказов отделу разведки. И у начальников подразделений отдела разведки нет обязанности отчитываться перед Саэки. Другими словами, «звонок» был частным, то есть майор Онда является одним из источников информации генерал-лейтенанта Саэки. Так Казама истолковал полученные сведения. Возможно, Онда тоже использует Саэки, как источник информации.

— Итак, что же сообщил майор Онда?

Саэки ответила на вопрос Казамы честно и без лишнего вступления.

— Особый офицер Оогуро внесён в имеющийся у отдела разведки список целей для чистки. По причине нападения на секретный лагерь отдела разведки.

— …То есть, они хотят убить особого офицера?

Несмотря на то, что Казама не поднимал голос, его интонация передавала чувство «я не могу в это поверить».

— Не казнить. Похоже, было принято решение схватить его и провести воспитательные работы.

— Это глупость. — Казама выразился так, будто это не отдел разведки, а Саэки строила глупые планы.

— Действительно. Воспитание… Нет, в этом случае нет необходимости исправлять это слово. Хотя промывка мозгов с большой вероятностью повредит магическим способностям.

— Ваше превосходительство, позволю себе не согласиться.

Не понимая, что Казама хочет сказать, Саэки взглядом призвала продолжить.

— Ликвидировать особого офицера может и получится. Но захватить его абсолютно невозможно. Ладно, если будет уничтожен только отдел разведки, но в худшем случае весь Токио утонет в море огня.

Сузив глаза, Саэки посмотрела на Казаму строгим взглядом. Будто бы подозревая, что сам Казама планирует крупномасштабную диверсию.

— …Особый офицер может зайти так далеко?

— Ваш покорный слуга считает, что сам по себе факт того, что отдел разведки признал особого офицера опасным элементом — это справедливо. Он — величайший эгоист. Особый офицер не сможет пожертвовать собой или своими близкими ради страны или граждан. Он из категории людей, совершенно не подходящих на роль военного.

— По способностям идеален, а по характеру — как подполковник и сказал. — У Саэки не было возражений на слова об отсутствии у Тацуи мотивации в службе.

— Однако их осознание степени опасности слишком наивно. Даже без использования Взрыва материи, особый офицер способен уничтожить среднего размера город за одну ночь.

— Вы очень высоко оцениваете особого офицера, не так ли?

— Если бы в реальном мире существовал финальный босс, как в рассказах и играх, то это определённо был бы он.

— Финальный босс? Тогда где тот храбрый герой, который закончит эту историю со счастливым концом?

— Таких пока не появлялось. Поэтому мы не должны его провоцировать, по крайней мере, до тех пор, пока не появится такой герой.

Саэки и Казама одновременно вздохнули. И обменялись натянутыми улыбками. Им показалось забавным, как они с полной серьёзностью обсуждали понятия вроде финального босса и героя.

— Я передам ваше мнение в отдел разведки через майора Онду. Но я не знаю, насколько это будет иметь смысл. …Спасибо за помощь. Подполковник, вы свободны.

— Есть.

Казама отдал честь Саэки и вышел из её кабинета.

 

◊ ◊ ◊

 

Второе мая, после школьных занятий.

Не зная, что знакомые считают его Королём Демонов, Тацуя вернулся к повседневной жизни.

Не только он. Произошедшее в последней декаде апреля столкновение в ходе инцидента с похищением Сиины, в конце концов, разрешилось как недоразумение из-за отсутствия связи, и для Первой школы этот инцидент уже стал делом минувшим. Миюки и Минами, попавшие примерно в то же время в отдельный инцидент с нападением, больше никому о нём не рассказали, чтобы не вызывать лишнего беспокойства.

Как обычно бывает после школьных занятий, члены школьного совета, включая Тацую, занимались обычными делами школьного совета. Со вчерашнего дня, помимо обычных дел, школьный совет начал подготовку к Турниру девяти школ. Они ещё не получили список соревнований этого года, поэтому занимались лишь базовой подготовкой, чтобы время не было потрачено впустую, как в прошлом году, когда случились неожиданные изменения.

Тацуя просматривал каталог CAD для соревнований. Характеристики CAD, используемых на соревнованиях, были ограничены. Согласно требованиям, производительность аппаратной части должна была быть в строго ограниченном диапазоне. Поскольку на программное обеспечение не было ограничений, то при одинаковом уровне «железа», ключевыми факторами, от которых зависит победа или поражение, были скорость чтения с носителя и удобство пользования ОС.

Подобно изменению соревнований в прошлом году, ограничения для CAD были таким же правилом, которое тоже может измениться. Но ранний сбор информации не был бесполезной тратой времени. Даже знания Тацуи, самого занимающегося разработкой CAD под псевдонимом Таурус Сильвер, не охватывали самых последних моделей выпущенного оборудования. Можно сказать, в данный момент Тацуя наслаждался текущей работой школьного совета.

— Мастер. — Послышался голос, прервавший эту работу. Пикси обратилась к Тацуе голосом, а не телепатией.

— Что? — Ответил Тацуя, не отрывая глаз от экрана.

— Поступила•важная•новость.

— Важная новость?

Тацуя развернулся к Пикси.

— Новость, связанная•с магией•Стратегического•класса.

Тацуя перевёл свой взгляд и встретился глазами с Миюки, тоже поднявшей голову на голос Пикси.

— Выведи на стену.

Последовав распоряжению Тацуи, Пикси вывела на большой настенный дисплей воспроизведение записанного выпуска новостей. Не только Тацуя, а все члены школьного совета собрались перед экраном, чтобы посмотреть.

Однако заинтересованность на их лицах быстро сменилась оттенком серьёзности. Во время просмотра кто-то издал звук, похожий на приглушённый вскрик, но до конца новости никто ничего не сказал.

— Значит, на этот раз Африка…? — Первой сказавшей свои мысли вслух стала Изуми.

— Гвинейский залив, район дельты реки Нигер… В данный момент эта зона фактически находится под управлением Великого Азиатского Альянса.

— Угу. — Пришедшая сюда отдохнуть Шизуку подтвердила слова Хоноки.

— Это конфликтная зона. Вероятность использования этого там была выше, чем, например, в Европе или в Северной Америке…

Тацуя, по-видимому, тоже был не в состоянии подавить в себе мысли вроде «не может этого быть».

Выпуск новостей рассказал о факте многочисленных жертв от использования в районе дельты реки Нигер магии Стратегического класса «Громовая башня». А также о заявлении армии Великого Азиатского Альянса, признавшей это.

Использование «Синхро-линейного синтеза» в Южной Америке действительно ослабило психологические барьеры к задействованию магии Стратегического класса. Ослабило всё то, что препятствовало использованию.

Но взгляд общества, то есть всего мира, от этого только ужесточится. И не только пассивный взгляд. Волна критики со всего мира накатила на Бразилию после использования её армией «Синхро-линейного синтеза». Даже сейчас, спустя месяц, напор критики не снижается.

И несмотря на это, Великий Азиатский Альянс даже не попытался скрыть использование магии Стратегического класса. Они, наоборот, сами объявили об использовании «Громовой башни». Как будто бы хвастались перед остальным миром своими военными успехами.

— Это была диверсия против Франции?

— Судя по всему, это основная цель. — Тацуя кивнул на вопрос Миюки, добавив уточнение.

Во время Третьей Мировой Войны величайшие силы мира устремились в Африку в поисках ресурсов. В местных государствах были как правительственные войска, так и оппозиционные силы. Деятельность этих сильных стран мира — будь то скрытое манипулирование местными для разжигания войны, или прямое вторжение, чтобы «гарантировать» себе скрытые в земле ресурсы — в конечном итоге уничтожила все государства Африканского континента.

Даже сейчас, когда после окончания Мировой войны прошло уже более 30 лет, конфликты там ещё продолжаются, хотя их стало намного меньше, и они имеют гораздо меньшие масштабы. Конкуренция сил Великого Азиатского Альянса и Франции в районе Гвинейского залива напоминала игру в реверси, когда по области было рассредоточено большое количество независимых малых групп уровня местных племён.

Район дельты реки Нигер уже несколько лет находился под контролем Великого Азиатского Альянса. Но в последние несколько месяцев некие вооружённые силы, которые провозгласили себя следующими пути существовавшей в начале века международной террористической группировки MEND (Движение за Освобождение Дельты Нигера), получив поддержку Франции, начали угрожать доминированию Великого Азиатского Альянса в этом районе.

Несомненно, что сдерживание поддержки Франции, как цель этой магии Стратегического класса, было одним из верных ответов.

— Значит, есть и другие цели?

Спросившей была не Миюки, а Изуми. О ней всё ещё нельзя было сказать, что она стала открытой с Тацуей. Обычно она не начинала говорить с ним первой, но на этот раз любопытство пересилило.

— Была использована магия «Громовая башня». Однако пользователь магии, объявленный Великим Азиатским Альянсом, был не Лю Юнде, а некая девушка по имени Лю Лилей.

— Меня тоже привлёк этот момент в новостях. Это значит, что смысл был в оповещении о новом официально признанном государственном волшебнике Стратегического класса?

— Смысл определённо в оповещении, так как скрывать это было уже невозможно.

— Что скрывать?

Не только Изуми вопросительно склонила голову. У Хоноки и Сиины тоже над головами зажглись вопросительные знаки.

— Лю Юнде не показывался на официальных мероприятиях уже больше года. В прошлом году он отсутствовал даже на ежегодном военном параде, который раньше неизменно посещал. С тех пор среди связанных с армейскими делами людей ходили слухи о его смерти, и в результате они больше не смогли это скрывать.

Тацуя узнал о смерти Лю Юнде в «Выжженном Хэллоуине» почти сразу после инцидента. Однако Великий Азиатский Альянс всеми силами пытался скрыть эту информацию. Поэтому он провёл своё объяснение, не заходя за уровень знаний обычных людей.

— То есть, если Лю Юнде мёртв, то Лю Лилей — его преемница?

— Официальное объявление о существовании волшебника Стратегического класса — это фактор сдерживания. Это демонстрация со стороны Великого Азиатского Альянса: «Хоть Лю Юнде и мёртв, но вместо него у нас есть другой волшебник Стратегического класса».

— Диверсия против Франции, и демонстрация всему миру? — Пробормотала Изуми с понимающим лицом.

 

 

Даже после объединения с Лео, Эрикой и другими третьеклассниками, когда они зашли в кафе «Eine Brise», основной темой обсуждения осталась магия Стратегического класса, использованная в Африке.

— Но разве это также не спровоцирует соседние страны? — В итоге спросила Эрика.

— Вероятно, это сделано намеренно. Так называемое сдерживание нужно для запугивания других стран.

Когда Тацуя уже хотел ответить, Микихико сделал это за него. Хотя ему такие слова не подходили по причине мягкого характера, но для современных школьников не было редкостью выражаться в подобной манере.

— Новому члену Тринадцати Апостолов всего 14 лет? Даже младше нас…

Менее чем через час после первого отчёта Великий Азиатский Альянс предоставил информацию для прессы, содержащую подробности. Хотя основная часть этого сообщения осуждала бесчеловечное поведение враждебных вооружённых групп и обращала внимание на легитимность использования магии Стратегического класса, но в ней также нашлось место рекламе нового «Апостола».

В первых новостях был указан только пол и имя «Лю Лилей». А теперь, когда Великий Азиатский Альянс раскрыл, что это четырнадцатилетняя девушка, все были очень удивлены.

— Возраст тоже удивляет, но чтобы такая маленькая девочка была волшебником Стратегического класса…

— В самом деле. Хотя в другой стране могут быть свои причины, но это как-то в голове не укладывается… — Мизуки выразила согласие со словами нахмурившейся Хоноки.

— Думаю, бедняжке просто приходится делать, что говорят взрослые. Мне кажется, что признание официальным лицом государства — это для неё хорошая ситуация. — Эрика говорила немного раздражённым тоном, вероятно потому, что она вспомнила про инцидент с детьми того же возраста, которые стали жертвами магических экспериментов, проводимых в Японии некоторое время назад. Нет никаких сомнений, что такие трагедии происходили по всему миру, а не только в Японии и в Великом Азиатском Альянсе. Среди многочисленных жертв, похороненных во тьме, эта выставленная на свет девочка в каком-то смысле была удачливой.

— Я удивилась тому, что её показали.

До того, как слова Эрики успели утонуть в сознании окружающих, Шизуку перевела интерес большинства в другое направление.

— Верно. Несмотря на то, что обычно личную информацию о волшебниках Стратегического класса скрывают, сейчас они опубликовали не только имя и возраст, но ещё и её фото.

Хотя намерение Миюки, продолжившей за Шизуку, заключалось в избегании удручающих тем, но, как она и сказала, публикация внешности Лю Лилей вызвала у всех сильное удивление.

— Если только эта девочка действительно является оператором магии «Громовая башня».

После этих слов Тацуи не только Миюки и Шизуку замерли с открытыми ртами. Видимо, все забыли о возможности, что девочка, представленная как Лю Лилей, могла быть подставной фигурой.

— Похоже, что армия Великого Азиатского Альянса собирается сделать из неё некий символ ради поднятия боевого духа.

— Ты имеешь в виду, что взрослые будут сильнее мотивированы, увидев, что такая юная девушка так старается?

Наверное, сама Эрика сожалела, что некоторое время назад показала раздражённость. Поэтому она с особой любезностью пересказала слова Тацуи более простыми словами.

— Ну, что-то вроде того. — Поняв её чувства, он ответил ей с натянутой улыбкой.

— Значит, Великий Азиатский Альянс признал смерть Лю Юнде, чтобы укрепить образ «отважной девушки, вставшей на путь своего деда»?

— Но мы не знаем, действительно ли она его внучка. — Ответила Эрика на слова Микихико, показав злобную ухмылку. В официальном объявлении Великого Азиатского Альянса было указано, что Лю Лилей — внучка Лю Юнде.

— Возвращаясь к нашему разговору… — Сказал Лео, после чего Микихико призвал его продолжить, спросив «что такое?».

— …Это правда, что жертв было 800 человек? — Сначала не решаясь заговорить, но решившись после вопроса Микихико, Лео высказал свой вопрос. — Вряд ли это была ложь, что гражданских почти не было в зоне ожесточённых боевых действий. Но разве это не мало? Ну, знаешь, для магии Стратегического класса?

Все почему-то посмотрели на Тацую.

— По сравнению с Синхро-линейным синтезом, жертв будет меньше. Потому что Громовая башня — это магия для уничтожения заводов и инфраструктуры, а не для прямого убийства людей.

— Громовая башня — это магия, вызывающая что-то вроде бури с громом и молниями? — Спросила Мизуки с озадаченным лицом.

— Громовая башня — это магия, сформированная из двух магий разного типа. Первая магия вызывает лавину электронов над целевой областью. Вторая магия прерывисто и неравномерно понижает в целевой области электрическое сопротивление.

Даже после слов Тацуи, Мизуки оставалась с непонимающим лицом. Тацуя посмотрел на Микихико. В этом взгляде был вопрос «не можешь ли ты объяснить вместо меня?».

Микихико ответил на этот призыв. Если бы кто-то сказал, что тут не было намерения показать себя с хорошей стороны перед Мизуки, то это было бы ложью.

— Простыми словами, магия вызывающая лавину электронов является процессом создания необходимого для молний электричества, а неравномерное понижение сопротивления является процессом, устанавливающим сопротивление на уровень, когда возникает пробой диэлектрика. В результате продолжительно генерируются удары молний, возникая через короткие промежутки времени в разных местах.

— …Другими словами, это магия, швыряющая молниями налево и направо?

Мизуки с серьёзным лицом смотрела на объясняющего Микихико, стараясь не упустить ни слова, но в итоге трудно было сказать, как много она поняла.

— Верно. Ты всё правильно поняла.

Но Микихико был мягок, ставя ей «оценку». В данном случае трудно было понять, было ли это понимание ограничено одной Мизуки, или касалось всех.

— Особенностью Громовой башни является то, что она уделяет больше внимания количеству ударов, а не силе каждого удара.

Микихико посмотрел на Тацую. Когда тот кивнул глазами, Микихико почувствовал облегчение. Видимо, он был не очень уверен в своих знаниях.

— …Вместо того, чтобы бросить одну сверхмощную молнию, с помощью одного вызова магии эта энергия распределяется на широком пространстве. Для лёгкой пехоты это кошмарная магия, но если принять меры против электричества, то смертельных травм можно избежать. Но у этой магии оказался другой эффект, превзошедший все ожидания.

— Разрушение инфраструктуры?

— Да. Возникающие с короткими интервалами удары молний означают прерывистое колебание электромагнитного поля в этой области. Более того, у всех объектов в этой области уровень сопротивления снижен до состояния пробоя диэлектрика. Пропуская подробное объяснение, Громовая башня — это магия, вызывающая серьёзное повреждение электрического оборудования в крупном масштабе.

— Другими словами, истинная суть Громовой башни — это магическое ЭМИ-оружие? — Вставил свои слова Лео.

— Принцип другой, но если смотреть на эффект, то можно сказать и так.

Хотя их разговору с Мизуки помешали, Микихико не показал, что его это потревожило.

— Жертв было мало, потому что прямой поражающий фактор довольно слаб. Как я понимаю, это основная причина. Вот почему возникает другой вопрос.

— Какой вопрос?

— Это конфликтная зона, где борьба за контроль продолжается уже долгое время. Вряд ли они смогли бы построить там высокотехнологичный город. Я думаю, основным оборудованием, которому там может быть нанесён урон ЭМИ-оружием, является оборудование для добычи ресурсов.

— Я не знаю деталей, но, видимо, так и есть.

— Но ведь сейчас добывающие предприятия находятся под контролем Великого Азиатского Альянса? Разве тогда не они сами пострадали от ЭМИ-оружия? Зачем они использовали магию, которая привела к своим потерям?

Микихико, не зная, что ответить, взглядом попросил помощи у Тацуи.

Тацуя не паниковал и не жаловался, а просто заговорил.

— Недавно были сообщения, что в районе дельты реки Нигер Великий Азиатский Альянс начал сдавать позиции. Используя предоставленное Францией беспилотное автоматическое оружие, местные враждебные вооруженные группировки заняли уже более половины территории.

Этих слов хватило, чтобы Лео что-то понял.

— Беспилотное автоматическое оружие…? Значит, поэтому…?

— Они отдали приоритет нейтрализации беспилотников, пожертвовав горнодобывающим оборудованием. — Микихико пришёл к такому же выводу.

Однако эти двое не получили от Тацуи высшего балла.

— Мотив использования Громовой башни на своей территории — это контрмеры против беспилотного оружия. Однако, не стоит даже упоминать, что эта магия также обладает силой, достаточной, чтобы убивать. Она легко лишит жизни не обладающих подобающей защитой от электричества солдат, а тем более гражданских в обычной одежде.

Лица Лео и Микихико напряглись. Они успели забыть, что количество человеческих жертв не было равно нулю.

— Значит, реальное количество жертв… превышает объявленное?

— Ещё одна проблема Громовой башни в том, что она также парализует пункты медицинской помощи. Скорее всего, там много тех, кто хоть и не попал под мгновенную смерть, но им ничем не смогут помочь… — С мрачным выражением лица, Тацуя ответил на робкий вопрос Миюки.

Оставить комментарий