Том 23. Глава 3

Опция "Закладки" ()

Главной темой утреннего выпуска новостей в воскресенье, 12 мая, был анонс международного проекта, состоявшийся в Лос-Анджелесе, в 13 часов по местному времени прошедшего дня.

Выступавшего звали Эдвард Кларк. Это был инженер из правительственного учреждения, известного как Национальное Научное Агентство СШСА (NSA: National Science Agency). В его выступлении говорилось, что NSA призывает к сотрудничеству все страны мира.

По факту ничего ещё не было сделано, и Америка пока просто запустила международный проект в одиночку.

Его назвали «Проект Диона». Он заключался в осуществлении мечты терраформирования Венеры с помощью ресурсов с Юпитера и его окрестностей, используя для этого магические технологии.

Диаметр Венеры равен 0,95 диаметра Земли. Гравитация равна 0,9 от земной. По этим показателям она выглядит гораздо более подходящей для заселения человеком, чем Марс. Однако толстая атмосфера Венеры, состоящая из углекислого газа и содержащая облака из серной кислоты, имеет высокую температуру из-за парникового эффекта. Многие посчитали такие условия слишком сложными для попыток что-то изменить. В результате большинство программ освоения космоса переключились на Марс.

Но на роль колонии для заселения Венера оставалась более предпочтительной, чем Марс, из-за его удалённости от Земли и низкой гравитации, негативно сказывающейся на человеческом теле.

«С помощью магических технологий реализовать чрезвычайно сложную для обычных технологий реорганизацию атмосферы Венеры». Такова была суть «Проекта Диона».

Эдвард Кларк озвучил имена девяти человек, которые, кроме него, необходимы для осуществления «Проекта Диона». В этом списке были не только учёные. Были также упомянуты имена президента «Maximilian Devices», Пола Максимилиана, и президента «Rosen MagiCraft», Фридриха Розена.

То есть, было запрошено сотрудничество двух крупнейших в мире производителей магического оборудования, что было вполне разумно, независимо от возможности получить это сотрудничество. Вероятность получить сотрудничество упомянутых в списке Уильяма Маклауда и Игоря Андреевича Безобразова, являющихся всемирно известными «Апостолами», была ещё ниже, но их имена в списке тоже можно было понять.

Причиной, по которой японские СМИ обратили внимание на проект, который был лишь на стадии планирования, стал десятый человек в списке, имя которого не было названо.

Озвучив имена девяти человек, Эдвард Кларк посмотрел в камеру и сказал:

— Есть ещё один технический специалист, которого мы очень желаем увидеть в проекте. Мы не можем назвать настоящее имя, поскольку по закону страны его проживания он считается несовершеннолетним. Могу лишь сказать, что это японский ученик старшей школы, ведущий деятельность под псевдонимом «Таурус Сильвер».

 

 

— Это неприятная ситуация… — Недовольным голосом пробормотал Тацуя, досмотрев запись утренних новостей, сидя на диване в гостиной. Утро, которое с самого начало было далеко от доброго, становилось ещё более унылым.

Сидящая рядом с ним Миюки посмотрела на него с беспокойством в глазах. Но она не могла решиться заговорить. Нет, похоже, она просто не знала, что сказать.

— …Прости, Миюки. Похоже, я заставил тебя излишне беспокоиться. — Заметив взгляд Миюки, сказал Тацуя и повернулся к ней со своей обычной успокаивающей улыбкой на лице.

Однако это улыбающееся лицо тут же застыло. По щекам Миюки лились слёзы.

— ……

Теперь пришла очередь Тацуи замолчать, не зная, что сказать.

— П-прошу прощения.

Миюки в спешке попыталась утереть слёзы пальцами. Сзади ей протянули чистый носовой платок.

— Спасибо, Минами-тян.

Миюки оглянулась назад, чтобы поблагодарить Минами, взяла у неё платок, но вместо того, чтобы вытереть слёзы, просто спрятала в нём лицо, приложив к глазам.

— …Миюки? — Тацуя робко назвал её имя.

Миюки немного опустила платок. Её лицо, выглядывающее из-под чёлки, было ярко-красным.

— Я… извиняюсь. Чтобы так внезапно заплакать… Я повела себя как ребёнок…?

Похоже, Миюки было стыдно за то, что она вот так показала слёзы.

— Нет, я не считаю тебя ребёнком… но что же, всё-таки, случилось?

Миюки убрала платок от лица. На её лице всё ещё оставались следы покраснения.

— Эм… Онии-сама. Нет, Тацуя-сама. — Исправляя свое обращение к Тацуе, Миюки невольно отвела взгляд. — Я прошу тебя… не заставляй себя улыбаться передо мной.

— Я бы не…

Тацуя не смог договорить слова оправдания. Потому что знал, что не умеет хорошо врать.

— Я тоже понимаю, что Тацуя-сама оказался в непростой ситуации. Я не могу не понимать Тацую-сама.

— Действительно…

— Возможно, я ничего не смогу сделать… Но, Тацуя-сама, хотя бы раздели со мной свои проблемы. Потому что я уже не твоя сестра, а невеста.

Миюки украдкой подняла глаза и посмотрела на выражение лица Тацуи. Хотя она не сказала ничего странного, но она стыдилась своих слов.

Обычно в такой ситуации он бы просто её нежно обнял без какой-либо причины.

Но он не знал, как это подействует на неё в текущем её состоянии.

В такие моменты нельзя давать ей потерять над собой контроль, иначе можно лишиться жизни.

Это были размышления Тацуи, смотревшего на застенчивую Миюки.

 

 

Благодаря Миюки настроение Тацуи улучшилось, но это не значило, что нахлынувшие на него проблемы исчезли. Наоборот, с этого момента ему придётся ими заняться.

— …То, что больше всего доставляет проблем, это… — В ответ на просьбу Миюки, Тацуя начал объяснять ей текущую ситуацию. — …то, что они смогли узнать личность Тауруса Сильвера. И с этим мы уже ничего не сможем сделать.

— Стирание памяти Эдварду Кларку не будет иметь смысла…?

— Верно. Нам следует подумать, что делать в ситуации, когда мир узнал, что Таурус Сильвер — это я.

— Ты не можешь принять приглашение Эдварда Кларка?

— Не могу. Чтобы выяснить истинную цель Эдварда Кларка, нам нужно изучить содержание «Проекта Диона»… Но принесёт ли он пользу волшебникам или нет, в моём текущем положении, я в любом случае не могу отправиться сейчас в СШСА.

— …А если оба-сама разрешит, что ты выберешь?

— Даже если оба-уэ разрешит, я не собираюсь расставаться с тобой.

Миюки отвернулась с красным лицом. Из-за своего недавнего заявления «я уже не твоя сестра, а невеста», она сильнее, чем обычно, воспринимала в Тацуе противоположный пол.

Тацую не озадачило отличающееся от обычного поведение Миюки. Он уже и сам понял, что его слова были довольно смущающими. Нельзя ничем помочь тому, что она не может справиться со своей застенчивостью, пребывая в состоянии, когда она твёрдо осознает себя невестой, а не привычной младшей сестрой.

Но если тут извиниться, неловкость только усилится. Тацуя решил не смотреть на дрожащую от стыда Миюки и продолжил говорить.

— Хотя меня не интересуют международные проекты невоенной магии… Давай для начала организуем имеющуюся у нас информацию.

— …Я тоже посмотрю.

В переданной Эдвардом Кларком прессе информации был краткий план проекта. Тацуя пробежал глазами по оригинальному документу, а каким-то образом взявшая себя в руки Миюки читала переведённый текст.

Минами поставила перед ними по чашке свежезаваренного чая. Как по сигналу, Тацуя с Миюки одновременно подняли взгляды от электронной бумаги с деталями проекта.

— …Так называемая Диона — это, похоже, не спутник Сатурна «Диона», а богиня из греческих мифов.

— Верно. Жена Зевса, родившая Афродиту. Из того варианта мифа, где Афродита рождается не из пены морской.

— Зевс — это Юпитер. Афродита — это Венера. Значит это… проект богини, которая возродит Венеру ресурсами Юпитера?

— Думаю, ты права. На мой взгляд, сам по себе этот проект имеет смысл для человечества, но…

Тацуя снова посмотрел на электронную бумагу и нахмурил брови. Проект состоял из четырёх этапов.

Первый этап представлял собой запуск в космос материалов и готового оборудования, используя системную магию Веса•Скорости. Именно гравитация Земли становится самым большим препятствием в построении крупномасштабных структур в космосе. Для доставки массивных объектов на орбиту требуются мощные ракетные двигатели с сильной тягой. Для использования внеземных ресурсов первое оборудование для добычи и производства должно быть доставлено с Земли.

Для этого планировалось не создавать огромные ракеты, а с помощью системной магии Веса•Скорости помогать существующим ракетам доставлять массивные объекты в космос.

Такое раньше уже делали. До войны был проект организации в космосе комплекса, стреляющего массивными гиперзвуковыми снарядами, который бы стал новым стратегическим вооружением, придя на замену ядерному оружию. Узким местом проекта стала подъёмная тяга ракетных двигателей. Для того, чтобы считаться стратегическим вооружением, необходимо было задействовать большое количество массивных снарядов. Нужно было либо разработать ракетный двигатель с огромной тягой, способной доставить такую массу на орбиту, либо запустить обычные ракеты множество раз. Стоимость проекта оказалась неприемлемой, даже если рассматривать его как замену ядерного оружия.

Тогда и было придумано помещать в ракету двоих волшебников, которые будут использовать системную магию Веса•Скорости. Один человек уменьшает гравитацию для всей ракеты, включая груз (ракеты с массивными снарядами и компоненты для строительства платформы), а другой добавляет силу ускорения к уже имеющемуся ускорению ракетного двигателя. США, предшественник СШСА, с помощью этого метода, фактически, смогли поднять на орбиту стратегический военный спутник, который должен был стать платформой для запуска ракет.

Однако эта схема была заброшена после запуска всего одного стратегического военного спутника. Все двенадцать волшебников, задействованные в шести запусках ракет, перевозящих 30 ракет и запчасти для спутника, погибли на орбите.

И случилось это не в результате несчастного случая. Нет, это определённо стоило бы назвать несчастным случаем, ведь кроме волшебников не погибло больше ни одного человека: ни среди пилотов, ни среди техников. Использование магии в условиях, когда у объекта весом 600 тонн в течение короткого промежутка времени сильно меняется масса и гравитация, вызвало у волшебников фатальную умственную перегрузку.

Тем не менее, по этому вопросу уже было придумано новое решение. Хотя оно ещё не было доказано с точки зрения стоимости, но было очевидно, что если провести эксперименты, будет доказана успешность. Эта часть проекта у Тацуи беспокойства не вызывала.

Второй этап заключался в использовании волшебников для извлечения из пояса астероидов необходимых для проекта металлических ресурсов.

Для «Проекта Диона» требовалось большое количество никеля, и его можно было получить из «астероидов класса M». Кроме никеля, большинство металлических ресурсов, необходимых для создания космического оборудования, можно было получить в космосе, не используя ресурсы, добытые из недр Земли. Однако у добычи ресурсов в пространстве с нулевой гравитацией есть один существенный недостаток: на любое, даже минимальное движение будет тратиться топливо (пропеллент).

В этом проекте предлагалось решить проблему пропеллента, используя магию движения для работ в открытом космосе. Действительно, используя магию движения, можно будет свободно перемещаться к астероидам и прочим малым небесным телам, используя главный корабль как отправную точку. Было бы неплохо, если к проекту по работе в поясе астероидов, расположенном далеко от Земли, присоединился бы волшебник, долго работавший шахтёром.

Третий этап заключался в использовании магии для сбора водорода с Юпитера и транспортировки его на Венеру. Планировалось использовать реакцию Сабатье, при которой водород реагирует с двуокисью углерода, в результате чего получается вода и метан. Эта схема должна будет не только принести воду на обезвоженную Венеру, но и уменьшить содержание углекислого газа в атмосфере. А никель является катализатором этой реакции.

На орбите вокруг Венеры будут размещены привязанные (прикреплённые тросом к поверхности) спутники. На этих тросах будут закреплены никелевые контейнеры специальной формы. Доставленный с Юпитера водород будет загружаться в главный модуль спутника и посылаться по имеющему форму трубы тросу вниз в никелевые контейнеры. Вблизи поверхности Венеры довольно высокие температура и давление, поэтому реакция Сабатье, использующая никель как катализатор, произойдет без добавления дополнительного тепла и давления.

Когда будет достигнут достаточный уровень воды в атмосфере Венеры, станет возможным начать производство кислорода с помощью генетически модифицированных водорослей.

По предложенной схеме на орбиты Юпитера и Венеры помещаются волшебники, которые, используя комбинацию магий систем Движения и Скорости, будут управлять процессом отправки с Юпитера грузовых кораблей с водородом и процессом приёма их на Венере.

Однако и вода (водяные пары) и метан являются газами, вызывающими ещё более сильный парниковый эффект, чем углекислый газ. Поскольку углекислый газ будет убывать, и так высокая температура Венеры станет ещё выше. Поэтому с поверхности Каллисто, одного из Галилеевых спутников, будет вырезаться лёд, посылаться к Венере и сбрасываться в её атмосферу, тем самым понижая её температуру. В четвёртом пункте списка предлагалось использование магии для вырезания и транспортировки гигантских глыб льда.

Поскольку сочетание концентрированной серной кислоты и льда работает как криоген, то ожидалось, что атмосфера Венеры будет эффективно охлаждаться, когда в неё будет заброшено большое количество льда. Предполагалось, что этого будет достаточно для завершения первого этапа реорганизации атмосферы Венеры, даже если производство воды по реакции Сабатье не пойдет с ожидаемой эффективностью.

Однако эти схемы третьего и четвёртого этапов требовали, чтобы волшебники жили на орбитах Юпитера и Венеры. Чтобы в течение длительного срока постоянно отправлять грузовые корабли и ледяные блоки, преодолевая гравитацию Юпитера, требовалось значительное количество волшебников. На Венере также приветствовалось наличие множества волшебников, поскольку привязанных спутников для эффективной работы должно быть не 1-2, а намного больше. Волшебники, отправленные к Юпитеру и Венере, не смогут вернуться на Землю долгие месяцы, или даже годы. Это же касалось и волшебников, отправленных в качестве космических шахтёров на втором этапе.

— Так и знал, это…

— Что-то не так?

Всё ещё нахмурившийся Тацуя кивнул на вопрос Миюки.

— Может я и преувеличиваю. Точнее, я бы предпочел, чтобы так и было… Но мне кажется, что целью этого проекта является изгнание с Земли волшебников, представляющих угрозу для людей.

— Изгнание их… в космос?

В голосе Миюки не было чувства опасности. Похоже, она ещё не успела действительно понять ситуацию.

Возможно, это было неизбежно. В результате социальных потрясений, вызванных всемирным похолоданием, и последующей за этим войны, развитие космических технологий остановилось, и на данный момент было на том же уровне. А пилотируемые космические полёты перестали проводиться ещё с первой половины 21 века.

Даже представители элитной профессии «космонавта» перестали летать в космос. Поэтому слова об отправке волшебников в космос, несомненно, сложно было осознать сразу же.

— Естественно, официально это будет исследование космоса. Но волшебники, задействованные в этом проекте, не смогут вернуться на Землю в течение очень долгого времени. Даже если они вернутся из-за истощения, их снова отправят обратно, как только их состояние улучшится.

Тацуя говорил, не сводя глаз с электронной бумаги, и не поднимая голову.

— Посвятить всю свою жизнь исследованию космоса. Думаю, это прекрасный жизненный путь. Но я…

Тацуя погрузился глубоко в свои мысли, так и не посмотрев на Миюки.

 

◊ ◊ ◊

 

Утро следующего дня (понедельника). Кабинет класса 3A.

Уже присутствовало больше половины, но меньше, чем 2/3 учеников. Миюки тоже ещё не появилась в классе.

Ученики в классе, собравшись группами друзей, болтали о разном. В таком понимании ученики старших школ магии были самыми обычными старшеклассниками.

Учеников, обсуждающих отмену Турнира девяти школ, осталось совсем мало. Не потому, что их это не беспокоило, а потому, что они старались избежать связанных с этим чувств. Ведь в этом классе присутствовал пользователь ставшей проблемой магии «Активная воздушная мина», а также ученики класса A хорошо понимали, что помощь Тацуи помогла одержать общую победу в прошлом и позапрошлом году. В этом классе было много участников тех соревнований, поэтому выбирать эту тему для обсуждения никто не хотел.

Но это не значит, что им не было о чём поговорить взамен этого. Многие ученики обсуждали вчерашнюю новость об американском проекте исследования космоса.

Хонока и Шизуку не стали исключением.

— Шизуку, это ведь правда?

— Это?

— Ну, это… То, что Таурус Сильвер на самом деле — это старшеклассник из Японии.

Как и у Хоноки, интерес к реальной личности Тауруса Сильвера среди учеников старших школ магии был очень высок.

И вдруг выясняется, что скрывающий свою личность гениальный инженер магии на самом деле является таким же, как они, старшеклассником.

— Нельзя сразу сказать, что это ложь. Например, есть Китидзёдзи-кун.

В сфере, связанной с исследованиями магии, не было людей, не знающих знаменитого первооткрывателя «Кардинального кода», третьеклассника из Третьей школы, Китидзёдзи Шинкуро. Он сделал своё открытие, когда ему было всего 13 лет. Но с тех пор особых достижений у него не было, и имя Китидзёдзи Шинкуро даже близко не могло подобраться по известности к имени Тауруса Сильвера, создавшего магию полёта, которая являлась решением одной из «Трёх великих загадок системной магии Веса».

Теория Шизуку заключалась в том, что имея Китидзёдзи Шинкуро из Третьей школы как пример, можно сказать, что нет ничего странного в том, чтобы Таурус Сильвер мог бы оказаться старшеклассником.

— Слушай, Шизуку…

Они были давними подругами. Шизуку понимала, что сама Хонока не сможет это сказать, и решила ей помочь.

— Чего?

Поэтому Шизуку решила призвать не решающуюся заговорить Хоноку продолжить.

— Таурус Сильвер… это ведь Тацуя-сан?

— Есть такая возможность.

Это был мгновенный ответ. Хонока молча уставилась на неё широко раскрытыми глазами.

— Что случилось?

— …Я не ожидала получить такой быстрый ответ…

— Просто я тоже недавно так подумала.

Шизуку снова дала немедленный ответ.

— «Так подумала»? Ты имеешь в виду, что так подумала, когда услышала, что Таурус Сильвер — ученик старшей школы?

— Угу.

Шизуку кивнула, совершенно не сомневаясь, после чего подумала, что ответить лишь этим будет слишком невежливо, и с небольшим опозданием добавила короткое пояснение.

— Если Таурус Сильвер — японский старшеклассник, то я могу подумать только про Тацую-сана.

— …Действительно, похоже, ты права.

Хонока сделала задумчивое лицо.

— Значит…, …!

Но Хонока не смогла договорить. Увидев входящую в класс Миюки, она тут же закрыла рот.

— Доброе утро.

— Доброе утро, Миюки.

Шизуку первой ответила на утреннее приветствие Миюки.

— Миюки, доброе утро.

Хонока последовала её примеру. Перед Миюки она так и не смогла озвучить своё опасение, что Тацуя уедет в Америку.

 

◊ ◊ ◊

 

Тацуя проскользнул в свой класс в самый последний момент перед началом занятия. Однако, прочитав сообщение, пришедшее на учебный терминал, он вынужден был встать сразу после того, как сел.

— Тацуя-сан, что случилось?

Мизуки, в этом году также сидящая по соседству с Тацуей, спросила с подозрением в голосе. В этой школе не было такого понятия, как смена мест при переходе в следующий класс.

— Меня вызвали в учительскую. Я пошёл.

Лицо Мизуки помрачнело. Кроме Мизуки, другие одноклассники, тоже услышавшие ответ Тацуи, провожали его беспокойными взглядами.

«Хорошо, что не сказал правду», — подумал Тацуя, глядя на такую реакцию. Потому что на самом деле его вызвали не в учительскую, а в кабинет директора.

 

 

В кабинете директора Тацую ждали трое: сам директор Момояма, заместитель директора Яосака и преподаватель класса 3E Дженнифер Смит.

Момояма сидел за большим письменным столом, Яосака стоял сбоку от этого стола, а Дженнифер стояла по диагонали позади Яосаки.

— Перейду сразу к делу. Есть одна вещь, которую я хочу подтвердить.

Когда Тацуя встал напротив стола, Момояма заговорил, пропустив вступление.

— Шиба Тацуя-кун. Ты — Таурус Сильвер?

— …С чего вы так решили?

Вместо ответа на вопрос Момоямы, Тацуя ответил вопросом на вопрос.

Хотя это было немыслимо грубое поведение для отношений между учеником и директором, но Момояма не показал, что это как-то повлияло на его настроение. Такое отношение было потому, что он заранее предполагал, что Тацуя не захочет отвечать.

— Через американское посольство я получил письмо из NSA, Национального Научного Агентства СШСА. Вчера сотрудник посольства принёс его прямо ко мне домой.

Момояма был не только директором Первой школы, но и общепризнанным на национальном уровне авторитетом магического образования. Как полностью гражданское лицо, он не занимался дипломатией. Это было довольно необычно, что сотрудник посольства принёс письмо дипломатического содержания простому гражданскому.

Но Тацуя не двинул и бровью, услышав это. Момояма тоже спокойно относился к нахальному поведению 18-летнего мальчишки.

Взгляды Тацуи и Момоямы столкнулись друг с другом. Образно выражаясь, это было не метание искр взглядами, а давление друг на друга. У заместителя директора Яосаки, смотревшего сбоку на это противостояние двух людей, побледнело лицо.

— Вот это письмо.

Момояма достал из выдвижного ящика стола белый конверт и положил его на стол.

— Здесь написана просьба «позаботиться о том, чтобы Таурус Сильвер, он же мистер Тацуя Шиба, смог принять участие в Проекте Диона». Национальное Научное Агентство СШСА пришло к выводу, что ты — Таурус Сильвер, и запрашивает твоё участие в проекте.

— Директор. Я всё ещё старшеклассник, обучающийся в этой школе. Я не собираюсь прерывать своё обучение на полпути.

Тацуя так и не ответил на вопрос «Ты — Таурус Сильвер?». Он умышленно проигнорировал эту часть, и принципиально отказался от участия в проекте, точнее даже отверг его.

— Ученик нашей школы приглашён в международный магический проект. Я считаю, что тебе оказана честь.

Момояма на мгновение прервался и посмотрел на Тацую с особенно сильным блеском в глазах.

— И не только я. Ректор Университета магии такого же мнения. Если ты примешь участие в проекте NSA, тебе будет засчитано окончание этой школы и предоставлено право поступить в Университет магии. Если ты не сможешь посещать занятия Университета в связи с занятостью в проекте, то в период участия в проекте ты будешь получать отметки автоматом, а если участие в проекте достигнет четырёх лет, то ты автоматически получишь диплом.

— Это официальное решение?

— Официально ещё не решено, но я ручаюсь тебе за это моим именем и статусом.

До того, как Тацуя успел ответить, Момояма повернулся к Дженнифер.

— Смит-сэнсэй. Шиба-кун ведь уже имеет знания и навыки, достаточные для окончания нашей школы, не так ли?

— Как вы и говорите.

Дженнифер ответила неохотным тоном.

— Даже одного прошлогоднего эксперимента «Звёздный реактор» достаточно, чтобы я оценивала Шибу-куна, как достигшего уже как минимум уровня выпускника Университета магии.

— Ясно.

Момояма кивнул Дженнифер и снова посмотрел на Тацую.

— Шиба-кун. Разве ты сам не считаешь, что бесполезно тратишь своё время на обучение, уровень которого намного ниже твоего?

— Я не считаю обучение в этой школе бесполезным.

— Не нужно скромничать.

Момояма не посчитал слова Тацуи неискренними.

— Я понимаю, что ты не можешь так быстро принять решение. К счастью, NSA не установили конкретных сроков для ответа. Шиба-кун, с сегодняшнего дня ты освобождён от занятий, но взамен хорошо обдумай это.

— …Это значит, что вы отстраняете меня от занятий?

Тацуя спросил Момояму умышленно спокойным тоном.

— Это не наказание. Можешь, как и раньше, использовать школьное оборудование по своему усмотрению. Даже если ты не будешь посещать занятия, они будут засчитываться тебе, как посещённые, включая практические занятия. Проходить периодические тесты и контрольные тоже не нужно. Все они будут засчитаны, как пройденные с оценкой A.

Момояма говорил не особо требующим благодарности, а простым равнодушным тоном.

— Я понял. Дайте мне время подумать, пожалуйста.

Таким образом, притворившись, что не может дать ответ, Тацуя смог заработать немного времени.

 

◊ ◊ ◊

 

Вернувшись из кабинета директора, Тацуя приступил к занятиям с таким лицом, будто ничего не произошло. Последним уроком перед обедом была практика, но Дженнифер не смотрела на него подозрительным взглядом, а тоже сделала лицо, будто ничего не было.

Первые действия, отличные от обычных, он предпринял только после окончания занятий, во время начала деятельности школьного совета.

— Миюки, мне нужно с тобой кое о чём поговорить.

— Хорошо. Здесь будет нормально?

— Да. Я хочу, чтобы остальные тоже услышали.

На вопрос Миюки, означавший, не нужно ли им отойти в другое место, Тацуя ответил, что тут тоже можно. Миюки была озадачена, не понимая, что хочет сделать Тацуя, поэтому решила для начала послушать, что он скажет. Она встала из-за стола президента школьного совета и отправилась к столу для обсуждений.

Тацуя сел напротив Миюки. Хонока, Изуми и Сиина, сидя на своих местах, повернулись в сторону стола, а Минами встала по диагонали позади Миюки.

Пикси встала со своего стула в углу комнаты и принесла чай для двоих, севших за стол. Тацуе хорошо было видно со своего места, что Минами была расстроена этим, хотя выражение её лица совершенно не менялось.

— Итак, Тацуя-сама, о чем ты хотел рассказать? — Подождав, когда Пикси отойдёт от стола, заговорила Миюки. Все присутствующие напрягли свой слух, чтобы не пропустить ответ Тацуи.

— Сегодня утром меня вызвали в кабинет директора, где мне сообщили о том, что я освобождён от занятий.

— Почему!? — Изменившись в лице, Миюки встала и наклонилась над столом, опираясь на него руками.

Бурно среагировала не только Миюки. Хонока тоже вскочила со своего стула.

— Причину я объясню дома. Мне сказали, что это не отстранение от занятий или запрет на посещение школы. Правда в том, что они, похоже, не хотят, чтобы я посещал школу некоторое время.

— …Причина в репутации?

Миюки села обратно. Приложив огромные усилия, чтобы успокоиться, она попросила продолжить рассказ.

— Верно.

— …Неужели это из-за отмены Турнира девяти школ? — Изуми вставила свой вопрос.

— Это не прямая причина, но это тоже могло повлиять.

— Тогда прямая причина, неужели…

У всё ещё стоявшей Хоноки вырвались слова, по которым нельзя было понять, вопрос это или разговор самой с собой. Хонока подумала: «Так как Тацуя-сан — Таурус Сильвер, его пригласили в американский проект?». Это был абсолютно верный ответ, но когда Тацуя посмотрел на неё взглядом, приглашающим продолжить говорить, она помахала головой со словами «нет, ничего», не став ничего спрашивать. Тацуя решил не давить на Хоноку и развернулся обратно к Миюки.

— Возможно, по этому вопросу семья тоже сможет что-то рассказать.

Не только Миюки и Минами, но и Хонока, Изуми и Сиина поняли, что когда он упомянул «семью», то имел в виду семью Йоцуба.

— Я не могу отрицать возможность того, что не смогу некоторое время посещать школу. Поэтому я хочу покинуть должность члена школьного совета.

Комнату школьного совета накрыла завеса молчания.

Миюки молчала, Тацуя тоже молча ждал её ответа.

Изуми молча смотрела на Миюки, а Хонока на Тацую.

Сиина растерянно переводила взгляд с Миюки на Тацую и обратно, а Минами стояла, опустив глаза в пол.

Чтобы заменить остывший чай, Пикси подошла, чтобы забрать чашки. Минами, быстро сообразив, подала новый чай для Тацуи и Миюки. После чего вернулась за спину Миюки с довольной улыбкой.

— …Я поняла. — Наконец, нарушив тишину, с болью в голосе, Миюки выдавила из себя ответ. — Но если ты перестанешь быть членом школьного совета, то не сможешь носить CAD в школе. Я считаю, что даже хотя бы номинально, но остаться членом школьного совета будет лучше.

— Но тогда в этом не будет никакого смысла.

— Никто жаловаться не будет.

Миюки говорила о злоупотреблении в личных целях. Тацуя сначала собрался упрекнуть её. Однако, увидев трагичный взгляд Миюки, готовой в любой момент заплакать, он отказался от этой идеи.

— …Я понял. Сделаем, как ты сказала.

В действительности, порядок в школе для Тацуи не имел совершенно никакого значения.

 

◊ ◊ ◊

 

Дела со школьным советом удалось каким-то образом уладить, но у Тацуи и Миюки остались другие проблемы, которые ещё требовалось решить.

— Оба-уэ, извините за поздний звонок.

Нельзя было умалчивать перед Майей про письмо, полученное директором Момоямой от Национального научного агентства СШСА. Подобрав наиболее подходящее время, Тацуя позвонил в главный дом.

— Ничего страшного. У тебя ведь важное дело?

Глядя на выражение лица появившейся на экране Майи, Тацуя испытал лёгкий дискомфорт. Потому что ему показалось, что Майя не притворяется, а на самом деле не знает, по какому делу он позвонил. Стараясь намного сильнее, чем обычно, чтобы мысли не отражались на выражении лица, Тацуя ответил на вопрос Майи.

— Да. Я считаю, что это серьёзная ситуация.

Сказав это в качестве вступления, Тацуя продолжил прежде, чем Майя что-либо сказала.

— Директор Первой школы Момояма, заместитель директора Яосака, а также преподаватель по имени Дженнифер Смит узнали личность Тауруса Сильвера. Похоже, что это было написано в документе, присланном директору Момояме из Национального Научного Агентства СШСА через американское посольство.

— …Это относится к тому недавнему «проекту»?

Майя ответила с небольшой задержкой. Это также доказывало, что эта информация была для неё неожиданностью.

— Верно.

— Тацуя-сан, ты ведь… не подтвердил это, не так ли?

На вопрос «Ты ведь Таурус Сильвер?» Тацуя не может просто ответить «Верно». Майя осознала это в середине своего вопроса.

— Да. Однако это всё равно не имеет смысла.

Даже если Тацуя будет это отрицать, и Момояма, и Яосака всё равно будут верить NSA. И не только они. Многие люди, знающие Тацую, услышав утверждение, что «настоящая личность Тауруса Сильвера — это Шиба Тацуя», сразу же признают, что это правда. Не из-за того, что NSA является учреждением американского правительства. А потому, что к этому моменту Тацуя уже показал слишком много способностей, указывающих на это.

— Действительно… Нам придётся отказаться от скрывания личности Тауруса Сильвера намного раньше, чем планировалось.

Майя на экране видеофона приняла задумчивый вид. Тацуя ничего не говорил и терпеливо ждал, что она скажет.

— …Кстати, Момояма-сэнсэй говорил что-нибудь ещё?

Тацуя рассказал всё об условиях, предложенных ему Момоямой.

— Момояма-сэнсэй, похоже, делает это, чтобы избежать вмешательства политиков и СМИ в дела администрации школы относительно вопроса позиции Тацуи-сана.

— Я тоже так думаю.

Предположения Майи о мотивах Момоямы совпали с предположениями Тацуи.

— Ясно… Тацуя-сан, тебе будет лучше какое-то время не посещать Первую школу.

— Вы хотите держать меня под домашним арестом в главном доме?

После инцидента Йокогамы, за использование Взрыва материи Тацуя уже получал от Майи прямой приказ некоторое время оставаться в главном доме.

Тацуя спросил, подумав, что на этот раз будет так же, но Майя на экране покачала головой.

— Я бы не сказала, что это «домашний арест». С завтрашнего дня ведь вокруг тебя начнет усиливаться назойливый шум? Я не думаю, что такие вещи нарушат твоё суждение, но разве это не раздражает? Поэтому я думаю, чтобы охладить пыл публики, нужно притвориться, что ты наказан домашним арестом.

Тацуя не мог просто взять и честно поверить словам Майи. Он чувствовал, что за этими словами что-то скрыто, хотя и не мог сказать что именно.

Но Тацуя не мог не согласиться с мнением, что публике нужно время, чтобы остыть, поэтому кивнул со словами «полностью согласен».

«Побег», вопреки отрицательному имиджу этого слова, часто был эффективным способом решения проблем. А «терпение»,  наоборот, имело тенденцию приводить к таким понятиям, как «сдаться», «подчиниться», «покориться». И в текущем деле тоже, вместо того, чтобы цепляться за Первую школу, лучше временно сбежать, чтобы подождать изменения ситуации.

Но для этого…

— Я не имею в виду, что начинать нужно прямо завтра. Поскольку вы с Миюки-сан будете некоторое время разделены, то нужно провести некоторые приготовления.

Именно об этом сейчас Тацуя и думал. Только он был освобождён от занятий, и Миюки не могла пропускать школу вместе с ним.

Если это будет короткий период, менее недели, то до сих пор такое уже не раз происходило. Однако на этот раз была вероятность, что это может затянуться на месяц и более. Хотя он мог «присматривать» за ней издалека, но он не мог унять беспокойство от того, что Миюки и Минами останутся лишь вдвоём в этом доме.

Майя на экране перевела взгляд на Миюки, стоящую рядом с Тацуей, потом на стоящую по диагонали позади от неё Минами, после чего вернула взгляд к Тацуе.

— Охрану в школе оставим на Минами-тян. Хотя Тацуя-сан, возможно, будет беспокоиться…

Взглянув прямо на камеру, Тацуя покачал головой.

— Нет. Я осознаю, что способности Минами безупречны.

Щёки Минами слегка порозовели. Зная, что Тацуя никогда не бросает слова на ветер, она была сильно воодушевлена показанным им доверием.

— Ясно. Тогда, Минами-тян, полагаюсь на тебя.

— Оставьте это мне, госпожа. — Воодушевлённо ответила Минами. Майя удовлетворённо кивнула Минами с экрана видеофона.

— Для дороги в школу и обратно мы предоставим дополнительных людей. Не то, чтобы я сомневалась в способностях Минами-тян…

— Я понимаю. — Минами кивнула с покорным лицом. У неё не было столько самоуверенности, чтобы сказать «меня одной достаточно».

— Проблема в ночном времени. Когда вас будет только двое, если нападут во время сна, нет гарантий, что вы не допустите ошибку.

Ни у Тацуи, ни у Миюки, ни у Минами не было возражений на эти слова Майи. Даже если у них были мысли вроде «Здесь не о чем беспокоиться», то было глупо провоцировать Майю таким бесполезным упорством. Все трое это прекрасно понимали.

— Миюки-сан.

— Да.

— Хоть это и хлопотно, но, интересно, не могла бы ты перебраться в Тёфу?

Майя заговорила с Миюки, потому что это были меры для неё.

— Говоря про Тёфу, вы имеете в виду то здание?

— Верно.

Отвечая на вопрос Миюки, Майя кивнула с улыбкой.

— Это здание было построено как штаб-квартира семьи Йоцуба в столичном округе, поэтому я планировала, что Миюки переедет туда в ближайшее время. Хотя график сильно ускорился, сейчас имеется хорошая возможность. Переезжайте в следующее воскресенье. Я организую необходимые подготовительные мероприятия.

Всё происходило слишком быстро. Миюки так подумала, но Майе ответила послушным тоном:

— Я поняла.

Майя знала, что Миюки не будет возражать, поэтому сразу же перешла к следующим инструкциям.

— Тацуя-сан, когда закончите переезд, отправляйся на виллу в Идзу.

— В Идзу есть база Йоцубы?

Первое, что Тацуя подумал, было «нормально ли то, что это будет не главный дом?». Но боясь «разбудить лихо», он не озвучил этот вопрос. Вместо этого Тацуя спросил, что находится в Изду.

— Ара, Тацуя-сан ведь должен знать?

Несмотря на то, что Майя нарочно показала удивление, Тацуя не стал озвучивать пришедшую ему на ум идею, а молча ждал продолжения её слов.

— В Идзу находится вилла, которую нээ-сан… ваша мать использовала для лечебного отдыха, не так ли?

— От неё до сих пор не избавились?

— Не избавились. Потому что это была любимая вилла вашей матери.

Тацуя не думал, что в семье Йоцуба кто-то ценит такие чувства. Но он сразу же переосмыслил это.

Ради одной девочки они объявили войну целому государству и свершили месть ценой жизней половины семьи. В такой семье, как Йоцуба, была важна (или можно сказать, уместна) сентиментальность, при которой бережно хранят личные воспоминания.

— Мы организуем, чтобы всё необходимое было перевезено до воскресенья. Исследовательское оборудование мы организуем на месте, чтобы ты мог отправиться налегке.

Какие же подготовления уже были проведены, если они смогут установить рабочие станции и оборудование для настройки всего за неделю? Может быть, эта вилла на самом деле была внешней исследовательской базой?

Такие мысли пришли на ум Тацуе, но он сомневался, стоит ли их озвучивать.

— Мы сделаем так, как вы сказали.

Показывая покорность, Тацуя поклонился изображению Майи на дисплее.

 

◊ ◊ ◊

 

Закончив телефонный разговор с Тацуей, Майя допила чай из чашки с недовольным лицом, с которого исчезла улыбка.

Она протянула чашку, чтобы вернуть её на стол. Однако, прежде чем чашка коснулась блюдца, она подбросила её в воздух.

Сразу после этого комнату накрыла «Ночь».

Это была не тьма. Это было ночное небо, на котором сияют звёзды.

И звёзды поплыли.

Падающие звёзды со всех направлений нахлынули на чайную чашку.

Ночь ушла, комнатное освещение вернулось, и осколки чашки упали на пол.

— Кто-нибудь, уберите. — Раздался невозмутимый голос из-за спины Майи. Со словами «да, сейчас», появилась служанка в одежде горничной, с веником и совком в руках. Быстро убрав осколки чашки, служанка удалилась из комнаты.

Как только она закрыла за собой дверь, Хаяма перешёл в поле зрения Майи.

— Госпожа, принести ещё чаю?

— Нет, больше не нужно.

В голосе Майи больше не осталось той вспыльчивости, которая была до использования «Метеорного потока».

— На этот раз СШСА нас переиграли.

— …Похоже на то. — С неохотой в голосе Майя ответила на слова Хаямы.

— Как и говорил Хаяма-сан, похоже, я слишком сильно полагалась на Хлидскьяльв. Жаль, что система недоступна в такой момент.

Майя скривила губы в насмешке над собой.

— Нет, госпожа. Я считаю, что в этом случае мы бы не смогли это предотвратить, даже если бы заранее знали, что они планируют. Наши руки не достанут до государственного учреждения СШСА.

— …Разве мы не в состоянии убить Эдварда Кларка?

— В этом нет смысла.

— …Ясно. Мне следует перестать говорить неискренне и притворяться сильной?

Даже если это было возможно, она бы не отдала приказ на убийство. Она признала это, когда Хаяма ей на это указал.

— Госпожа. Моё скромное мнение заключается в том, что следует придать особое значение отключению Хлидскьяльва в такое время.

Услышав замечание Хаямы, Майя слегка округлила глаза.

— То есть, между Эдвардом Кларком и Хлидскьяльвом есть какая-то связь?

— Хлидскьяльв — это система взлома глобальной системы перехвата сообщений Эшелон III. Следует учитывать возможность того, что тут замешаны сотрудники Национального Научного Агентства СШСА.

— …Верно. Хотя это не должно стать фактором, имеющим прямое влияние на ситуацию, я буду иметь это в виду.

Хаяма уважительно поклонился сказавшей это Майе.

 

Оставить комментарий