Том 23. Глава 4

Опция "Закладки" ()

На следующее утро. После поединка, в котором они выложились как никогда прежде, Тацуя попросил Якумо о перерыве в тренировках.

— Я не возражаю. Ты не мой ученик, поэтому тебе не нужно беспокоиться о таких формальностях. Ты в любой момент можешь остановиться и в любой момент можешь вызвать меня на бой, если я буду свободен, конечно.

— Большое спасибо, мастер.

Хотя ему только что сказали, что он не ученик, Тацуя всё равно сказал «мастер». Якумо не стал упрекать или исправлять его. Обычной ухмылки на лице тоже не было.

— Однако я хочу спросить о ситуации. Как я и думал, причина в американском проекте освоения космоса?

Выражение лица Якумо было переполнено любопытством. Здесь уже Тацуя должен был ухмыльнуться, но он смог подавить позыв до того, как губы начали сгибаться. Ситуация, с которой он столкнулся, была серьёзной. Когда он о ней подумал, ему стало не до смеха.

— Это прямая причина. На некоторое время меня отправят под «домашний арест» на виллу в Идзу.

Хотя Майя сказала, что это не так, Тацуя до сих пор ощущал это именно как домашний арест. Продолжив, Тацуя рассказал и про переезд в Тёфу.

— Ясно. Это подальше отсюда будет.

— Это не является непреодолимым расстоянием. Если вы не возражаете, я бы хотел продолжить тренировки после окончания домашнего ареста.

— Конечно, я не против. Хм… — После немедленного ответа, Якумо поднёс руку к подбородку и слегка хмыкнул.

— Кстати, Тацуя-кун, ты ведь будешь беспокоиться о Миюки-кун? Идзу и Тёфу совсем не в одном шаге друг от друга, моментально переместиться не получится.

— Будет ложью, если скажу, что не буду беспокоиться, но Миюки нельзя пропускать школу.

— Даже если семьёй Йоцуба ей будет организована охрана, там не будет никого, кто бы сравнился по способностям с тобой. На решение той проблемы уйдёт некоторое время… Так что я тоже за ней присмотрю.

— Мне будет гораздо спокойней, если вы это сделаете… Но почему вы решили так поступить?

Тацуя — не ученик Якумо. Он сам сказал это недавно. Если отношения между Тацуей и Якумо не доходят даже до связи между учителем и учеником, то отношения между Якумо и Миюки не выходят за рамки простого знакомства.

Однако он тут же пожалел, подумав, что не стоило это спрашивать. Перед тем, как Якумо начал отвечать на вопрос Тацуи, уголок его рта изогнулся вверх, будто бы говоря «я этого ждал».

— Потому что я ещё не хочу умирать.

— …Что вы имеете в виду?

— Если с Миюки-кун, не дай бог, что-то случится, ты ведь уничтожишь весь мир? Я не уверен, что смогу выжить в пламени ядерного расщепления.

Тацуя не знал, что сказать. Он мог лишь молчать, стиснув зубы, и с горечью на лице.

Если с Миюки случится что-то плохое.

И если на этот раз он не успеет вовремя.

У него не было уверенности, что он ничего не сделает с миром, забравшим у него Миюки.

 

◊ ◊ ◊

 

В этот день Тацуя не появился в классе.

В школу он пришёл. Но он с самого утра оставался в библиотеке, даже не прервавшись на обед. Он вышел из библиотеки и встретился с Миюки только тогда, когда пришло время идти домой.

Друзья Тацуи тоже воздерживались от приближения к нему. Даже Эрика не вмешалась в поход Тацуи и Миюки домой. Этих двоих сопровождала только идущая позади них Минами.

На следующий день ситуация не изменилась.

И на следующий за ним день тоже.

 

 

Четверг, после уроков. До закрытия школы оставалось около 30 минут.

— Грядёт что-то нехорошее, не так ли?

Этот голос прозвучал со стороны одной группы учеников, сидящих за столиком на террасе кафе.

— Нехорошее… ты про Тацую?

На спросившего это Микихико Эрика посмотрела взглядом, в котором читалось: «конечно же, что за глупый вопрос?».

— Из-за пропусков у него ведь не возникнет проблем?

— Да… Он говорил, что директор лично освободил его от занятий.

Хонока, присоединившаяся к ним после окончания работы школьного совета, ответила на вопрос Лео.

— И правда, нехорошо это.

— Э-э? Шизуку-сан, что такое?

Мизуки вопросительно склонила голову, услышав слова Шизуку, которая, по-видимому, просто проигнорировала общий поток обсуждения.

— Тацуе-сану больше не нужно ходить в школу.

Шизуку ответила прямо. Без лишних украшательств, она чётко указала на ситуацию, с которой они столкнулись. Мизуки широко распахнула глаза и прикрыла рот обеими руками. Хонока печально опустила глаза.

— …То есть, Шиба-сэмпай больше не придёт в школу?

Здесь собрались не только третьеклассники. Касуми, вынужденная прийти за компанию с Изуми, и чувствующая себя здесь не в своей тарелке, осмелилась озвучить то, что не сказал бы никто другой из присутствующих.

— Думаю, он вернётся, когда обстановка станет спокойней.

— В-верно!

Хонока поддержала ответившую Шизуку. Её голос звучал, будто она цепляется за последнюю надежду.

— Но пойдет ли эта ситуация на улучшение?

Сказанные с досадой в голосе слова Эрики были похожи на обжигающий огонь. Или, можно сказать, на глыбу льда, потому что лицо Хоноки застыло.

— Эрика! Не говори так! — Рефлекторно крикнул Микихико. Это не был громкий крик, который бы услышали другие группы людей, но другими словами, кроме «кричать на кого-то» это было сложно назвать.

— Микихико, успокойся. — Тем, кто попытался унять Микихико, был Лео, а не Эрика. — Эрика не сказала ничего неправильного. Я тоже не могу себе представить, что нынешняя ситуация улучшится в течение месяца или двух.

— Я это понимаю! Но можно хотя бы не говорить это вслух!

— Потому что это шокирует Мизуки и Мицуи? Я думаю, не стоит этого делать.

— …Ты хочешь сказать, что тебе всё равно, что Тацуя-кун больше не появится в школе?

Лео пытался защитить Эрику. Но именно Эрика была той, кто остановил его.

— Мне не всё равно. Даже если Тацуя бросит школу, мы не перестанем быть его друзьями.

Эрика молча хлопала глазами. У Хоноки и Мизуки были похожие выражения.

— …В таких ситуациях ты, и правда, совершенно невыносим. — Злобным голосом пробормотала Эрика. — Даже простой болван иногда может хорошо сказать.

— Эй… Ты хвалишь или ругаешь?

Сузив глаза, Лео пристально посмотрел на Эрику.

— Кто знает~. Я лишь озвучила факты.

Однако Эрика, показывая, будто ей нет до этого дела, отвернулась в демонстративно дерзкой манере.

— Эта девка…

— Стоп! Лео, ты тоже успокойся. — Почувствовав признаки надвигающейся тревоги, Микихико остановил Лео.

— Мне кажется, что дружба Сайдзё-сэмпая и правда достойна уважения. — Подобрав нужный момент, Изуми вклинилась в зашедший в тупик разговор Эрики, Лео и Микихико. — Я бы тоже не хотела, чтобы Шиба-сэмпай бросил школу.

С удивлением на лице, Касуми уставилась на Изуми. Даже съёжившаяся в окружении сэмпаев Сиина сделала озадаченное лицо.

Но они обе кое в чём ошиблись.

— Если Шиба-сэмпай бросит школу, то Миюки-сэмпай будет горевать…

Касуми прошептала себе под нос: «так и думала…».

— Ясно! Тогда всё в порядке.

— Э-э, что ясно?

Шизуку энергично стукнула кулаком в ладонь, будто сделала какое-то открытие, а Хонока попросила рассказать подробнее.

— Если Тацую-сана исключат, то Миюки тоже покинет школу.

Услышав предположение Шизуку, Изуми побледнела.

— Но Тацуя-сан не позволит, чтобы Миюки бросила школу.

Цвет лица Изуми тут же вернулся к норме.

— Верно! Если это ради Миюки-сэмпай…

— То Тацуя-сан тоже не бросит школу. — Шизуку закончила за Изуми.

— …Но если он так сделает, тогда в текущей ситуации с ним может что-то случиться?

В наступившей атмосфере «счастливого конца» послышались робкие слова Сабуро. Настроение за столом снова упало ниже плинтуса. Сабуро сжался под строгим взглядом Сиины, в котором читалось «зачем ты это сказал!?».

Некоторое время они сидели в неловкой тишине, атмосфера постепенно всё ухудшалась, и тут внезапно монитор кафе переключился на новости.

— Эй-эй… они серьёзно? — Прослушав часть новости, пробормотал Лео.

Хотя в кафе ещё оставались другие группы людей кроме них, ни от кого не последовало упрекающих голосов. Скорее всего, все думали так же, как он.

В новостях шла трансляция из Москвы.

Экран показывал ведущего научного сотрудника Академии Наук Нового Советского Союза, и по совместительству официально признанного государством волшебника Стратегического класса, одного из «Тринадцати Апостолов», Игоря Андреевича Безобразова.

Выпуск новостей показывал проведённое с ним интервью.

— Доктор Безобразов, пожалуйста, расскажите нам, что побудило вас решить участвовать в американском «Проекте Диона»?

— Как и сказал ранее глава нашего государства, я тоже верю, что терраформирование Венеры имеет важность за пределами конфликтов между государствами. Вот уже более века человечество боится проблемы перенаселения. Уже в ближайшем будущем может начаться катастрофическая вражда между всем человечеством, что приведёт к ослаблению человеческого сообщества. Расширение зоны обитания является единственным решением этой проблемы, ожидающей человечество в будущем.

— Именно поэтому вы решили активно участвовать в этом проекте?

— Я делаю это потому, что технология, которую называют «Магией», вместо использования в сражениях между друзьями-людьми, должна использоваться для того, чтобы открыть человечеству дорогу в будущее.

— Если проект будет действительно запущен, то может возникнуть ситуация, что вы будете вынуждены покинуть нашу страну, чтобы работать в Америке. Получено ли на это согласие правительства? Если вы, волшебник Стратегического класса, на длительный срок покинете страну, то может возникнуть беспокойство по поводу обороноспособности страны.

— Наше миролюбивое правительство пообещало полное сотрудничество с проектом освоения Венеры, даже если это приведёт к снижению обороноспособности. Однако, есть одна деликатная проблема: где разместить исследовательскую базу. И как я понимаю, на текущем этапе с этим ещё не определились.

— Вы имеете в виду, что есть даже такая возможность, что исследовательскую базу разместят не в Америке, а у нас, в Новом Советском Союзе?

— Конечно, это тоже возможно. Но моё личное мнение, что с наибольшей вероятностью, новую базу разместят на нейтральной территории, либо в месте, где отсутствует чей-либо политический контроль.

— То есть, можно ожидать значительных конфликтов уже на этапе выбора места базы проекта?

— Это грандиозный проект, не имеющий себе аналогов в истории человечества. Помимо местоположения главной базы, можно ожидать ещё множество различных проблем. Но мы считаем, что мы сможем разумно всё это преодолеть. Я бы хотел, чтобы в дополнение к уже объявившим о своем согласии на участие в проекте лорду Уильяму Маклауду и мистеру Максимилиану, к проекту присоединились и другие люди, включая герра Розена, а также юношу из Японии, известного как Таурус Сильвер. Если мы объединим усилия, то сможем преодолеть все трудности на пути к будущему человечества.

— Доктор Безобразов, большое спасибо, что уделили нам немного времени.

Далее выпуск новостей переключился на детальный обзор «Проекта Диона». Взгляды школьников, приклеенные к экрану, наконец, от него оторвались.

— …Какое ещё «наше миролюбивое правительство». Чёрт, да он издевается. — Раздражённо выплюнула слова Эрика. В основе её слов лежали мысли об инциденте с вторжением в Садо 5 лет назад. Одновременно со вторжением Великого Азиатского Альянса на Окинаву, в Садо высадились неопознанные вооружённые силы. Атака была отбита армией добровольцев, собранной семьёй Итидзё, после чего была выдвинута гипотеза, что противником был отряд Нового Советского Союза.

Новый Советский Союз так и не признал, что это была их работа. Но среди японцев мало кто считает, что Новый Советский Союз невиновен. Учитывая этот инцидент, реакция Эрики на фразу про «миролюбивое правительство Нового Советского Союза» никому не показалась странной.

— Независимо от злодеяний правительства Нового Советского Союза в прошлом, мы должны признать, что речь доктора Безобразова была довольно убедительной.

Микихико тоже не считал, что Эрика не права. Однако он решил акцентировать внимание на том, что текущие проблемы должны рассматриваться отдельно от инцидентов прошлого.

— Волшебник Стратегического класса покинет свою страну, чтобы принять участие в невоенной деятельности… Весьма смело, не так ли?

— Как и сказал Йошида-сэмпай, эти слова были для убедительности. В том, что Новый Советский Союз позирует перед всеми, показывая, что со всей серьёзностью относится к мирному использованию магии.

После того, как Касуми высказала свои мысли, Изуми тоже высказала свои, оказавшиеся довольно недружелюбными.

— Думаешь, позирует? — Спросил Лео с кривой улыбкой. Однако он быстро убрал ухмылку и нахмурил брови. — Участие Безобразова из Нового Советского Союза в американском проекте — это факт. Не знаю, насколько серьёзно он будет участвовать, но для Америки Новый Советский Союз — это враждебная страна. Из-за того, что даже они заявили о сотрудничестве, Японии, как союзнику, теперь будет трудно отказаться, не так ли?

— …И правда.

— Магическая Ассоциация захочет, чтобы «Таурус Сильвер» объявил о своём участии. …Добровольно.

Немногословная Шизуку согласилась с догадкой Лео, а следом за ней Микихико развил эту идею.

— Интересно, всё ли в порядке у Тацуи-сана…

Хотя Хонока бормотала себе под нос, это было довольно громко. Первогодки Сиина и Сабуро, у которых в уме не было связи между Тацуей и Таурусом Сильвером, не понимая смысла слов Хоноки, переглянулись с вопросительным выражением лица.

 

◊ ◊ ◊

 

Тацуя, Миюки и Минами, ушедшие из школы раньше своих друзей, посмотрели эту новость в записи.

— Это, действительно, тот самый Безобразов из «Тринадцати Апостолов»? — Первым делом спросила Миюки после просмотра новости.

Волшебники Стратегического класса скрывали свои персональные данные, чтобы избежать покушений. Открыто выступающий по ТВ волшебник Стратегического класса для Миюки противоречил здравому смыслу.

— Это может быть подставное лицо.

Тацуя не чувствовал неправильности в том, что в этой ситуации Безобразов появился перед СМИ. Но он тоже не мог полностью доверять информации, пришедшей из Нового Советского Союза.

— Но настоящий он или подделка, это не самая большая проблема на данный момент.

— Что ты имеешь в виду?

Тацуя посмотрел в глаза спросившей Миюки, вернул взгляд обратно на экран и включил воспроизведение записи интервью Безобразова с самого начала.

— Важным является тот факт, что Новый Советский Союз продемонстрировал позицию по сотрудничеству с планом СШСА.

Неподвижно уставившись на субтитры интервью, Тацуя продолжил таким голосом, будто пытался убедить самого себя.

— Великий Азиатский Альянс и Индо-Персия — это сильные государства, но осью мировой политики до сих пор является американо-советское противостояние. Центром, на котором сфокусировано современное мировое сообщество, является конфликт между вернувшим после Третьей Мировой свою былую силу Новым Советским Союзом и медленно, но верно наращивающими свою национальную мощь Соединёнными Штатами.

— Да. Эту часть я понимаю.

Базовая международная структура входила в учебный план средней школы. У отличницы Миюки не было пробелов в предметах общеобразовательного курса.

— Ради «Проекта Диона» Новый Советский Союз сделал исключение в борьбе за власть в международном сообществе. На данном этапе не имеет особого значения, действительно ли Новый Советский Союз будет вносить свой вклад в проект. Поскольку такая враждебная для СШСА страна, как Новый Советский Союз, объявила о сотрудничестве, то дружественные для СШСА страны не смогут игнорировать «Проект Диона».

Тацуя пришёл точно к такому же выводу, что и Лео с Микихико.

— …Возможно, Новый Советский Союз и СШСА находятся в сговоре в этом деле.

Возможно, причиной тому, что его догадка отстала от истины на один шаг, являлась не проблема интеллекта, а проблема характера.

— Но какова цель объединения усилий СШСА и Нового Советского Союза? — Склонив голову, спросила Миюки. Она не показала негативной реакции на саму догадку Тацуи. Если здравый смысл и мнение Тацуи положить на чаши весов, то для Миюки будет очевидно, что второе перевесит.

— Даже силой обычной армии, как количественно, так и качественно, СШСА и НСС сильно превосходят все остальные страны. Великий Азиатский Альянс ещё не оправился от ущерба, полученного осенью позапрошлого года, поэтому временно вынужден занимать позицию догоняющего.

Хотя сам Тацуя был тем, кто нанёс этот ущерб флоту Великого Азиатского Альянса, он говорил так, будто это его не касается.

— Магия — это больше индивидуальная сила, а сила государства — это обычная военная сила, поддерживаемая политической властью и экономической мощью. Экономическая мощь начинает говорить о себе в ситуациях, когда ядерное оружие фактически запрещено. Страны со слабой экономикой, включая Японию, не могут противостоять СШСА и НСС обычной армией.

— …Ты считаешь, что экономический масштаб Японии настолько мал?

— Экономический потенциал, который может быть вложен в подготовку вооружения, далеко позади СШСА и НСС.

Тацуя мягко опроверг невольно высказанное сомнение Миюки.

— Мир до сих пор сохраняет такую шаткую форму, что множество мелких стран ещё не поглощено сильнейшими странами, лишь из-за присутствия такого фактора, как магия. В текущей ситуации мелкие страны не могут противостоять сильным странам без оружия, известного, как магия. В этом смысле мы не можем безоговорочно отрицать военное применение магии…

Тацуя стремился к невоенному применению магии. Его целью было освобождение волшебников от роли быть частью военной системы. Тацуя был вынужден признать, что согласен с тем, что магическое оружие имеет смысл.

— …Другими словами, целью СШСА и НСС является ослабление магического военного потенциала других стран за счёт сбора сильнейших волшебников в проекте?

Хотя ещё не идеально, но она начала понимать, что сейчас беспокоит Тацую. Миюки задала свой вопрос, игнорируя его последнюю фразу.

— …Если так подумать, то всё сходится. — Коротко ответив, Тацуя снова погрузился в свои мысли.

В диалоге с Миюки он осознал недостаток своего плана. Это была проблема, которую он раньше не осознавал.

Освободить волшебников от судьбы быть живым оружием. В этой базовой концепции ошибок не было. Он не мог согласиться с реальностью, в которой волшебники тратятся на использование в качестве оружия.

Но что случится, если в военной области перестанет хватать квалифицированных волшебников из-за активного продвижения использования магии в экономике? Что будет, если исчезнет дешёвое и мощное магическое оружие?

Маленькие страны ведь больше не смогут противостоять большим и сильным странам?

Наступит время, когда большие страны поглотят все малые, и миром будет управлять горстка крупных стран.

Тацуя мог себе представить только будущее, в котором весь мир снова будет втянут в трясину региональных конфликтов.

«Значит, всё-таки, нужна какая-то сила сдерживания…?»

Он сам был обладателем абсолютного оружия массового уничтожения.

В каком бы направлении не двинулось будущее, у него неизбежно будет плохая репутация.

 

Возможно, именно в тот вечер Тацуя принял это решение.

 

◊ ◊ ◊

 

Когда проводился этот сверхсекретный сеанс трансатлантической связи, охраняемый подсистемой Эшелона III, в Японии была поздняя ночь.

— Лорд Маклауд, давно не виделись. Последний раз мы так говорили лет 5 назад, если мне не изменяет память.

Когда собеседники появились друг у друга на мониторах, первым заговорил Безобразов.

— Похоже на то. Давно не виделись, доктор Безобразов. Однако, думаю, я это уже раньше упоминал, но я не «лорд». Я был произведён лишь в рыцари.

Отвечая на приветствие Безобразова, Маклауд говорил настолько безразличным тоном, что было не понятно, говорит он серьёзно, с упрямством или шутит.

— Сэр Уильям. Стоит ли говорить так жёстко? Поскольку это не официальный разговор, то нет никаких проблем с обращением «Лорд Маклауд», не так ли?

Кларк, похоже, воспринял это как несмешную шутку. Он слегка упрекнул Маклауда. Он не собирался серьёзно критиковать Маклауда, его заботило лишь то, чтобы Безобразов не сорвал долгожданный разговор, испортив общее настроение.

Но на беспокойство Кларка среагировал сам Безобразов.

— Большое спасибо за заботу, доктор Кларк. Это ведь наш с Вами первый разговор?

— Верно. Рад знакомству, доктор Безобразов. Меня зовут Эдвард Кларк.

На этом приветствия этих троих закончились.

— Доктор Кларк, извините, что перехожу сразу к делу, но правда ли то, что вы говорили ранее? О том, что волшебник Стратегического класса, применивший «Великую Бомбу» — это Таурус Сильвер, а истинная личность Тауруса Сильвера — это японский старшеклассник. — С нетерпением в голосе спросил Безобразов Эдварда Кларка.

— Это правда. Официальное название «Великой Бомбы» в Японии — «Взрыв материи». Похоже, что это магия прямого преобразования массы в энергию.

— Прямое преобразование…?

— И правда, очень интересно. Но сейчас нет смысла обсуждать эту систему, не так ли?

Маклауд попытался вежливо сдержать проявившего сильный интерес Безобразова.

— …Верно. Нет смысла обсуждать гипотезу, когда по ней совсем нет данных.

Безобразов относительно легко отступил, приняв предложение Маклауда.

— Предполагается, что «Взрыв материи», как и «Туман-бомба» доктора, может нацелиться на любую точку земного шара на основе данных с разведывательного спутника.

— Это угроза, нарушающая мировой военный баланс.

Маклауд согласился со словами Кларка. Безобразов проигнорировал намёк Кларка, в котором читалось заявление: «механизм Туман-бомбы я тоже знаю».

— Мы не знаем, как далеко достанет «Взрыв материи». Однако можно ожидать, что он не достанет Земли с орбиты Юпитера.

— Значит план доктора Кларка в том, чтобы изгнать Тауруса Сильвера к Юпитеру?

— Да, вы верно поняли. — Важным тоном ответил Кларк на вопрос Безобразова. — Этап Ганимеда «Проекта Диона» планируется выполнять совместно с использованием достижений Тауруса Сильвера. Ради будущего человечества, он проведёт остаток жизни на Ганимеде.

— Доктор Кларк. Когда вы раскроете нам личность Тауруса Сильвера?

— Я расскажу при нашей непосредственной встрече.

— …Хорошо. Буду ждать с нетерпением.

— Где будут проходить переговоры? — Обратился к Кларку Маклауд.

— Я планировал провести их в нейтральных водах Атлантического океана. Я подумал, что было бы лучше, если бы все были в равных условиях.

— Встреча трёх стран состоится на корабле? — Спросил Кларка Безобразов.

— Мы уже отправили Энтерпрайз в назначенную зону. Я хотел предложить вам двоим добраться туда на самолётах.

— Энтерпрайз…? — Заинтересованно пробормотал Безобразов.

Энтерпрайз (USS Enterprise) был новым авианосцем, унаследовавшим традиционное для СШСА название военных кораблей. Несмотря на отсутствие атомного реактора, его энергетическая подсистема обеспечивала сопоставимую с ним мощность и длительность работы. Тайна этой системы привлекала внимание всего мира.

— Я понял. Я доберусь по воздуху.

— Я, пожалуй, тоже так поступлю. — Вслед за Безобразовым, согласился Маклауд.

— Большое спасибо. Тогда, обсудим ещё пару кое-каких деталей…

По инициативе Кларка, телефонная конференция продлилась ещё около 30 минут.

 

◊ ◊ ◊

 

После восстания в Мексике в апреле, в СШСА произошло ещё несколько мелких бунтов. Однако ни с одним из них ситуация не дошла до необходимости отправки войск на подавление. Шпионская миссия в Японии продолжалась, но в намного меньшем масштабе. Помимо этой, других миссий за пределами страны в данный момент не было, поэтому подразделение волшебников «Звёзды», находящееся в прямом подчинении Объединённого комитета начальников штабов армии СШСА, просто занималось ежедневными тренировками.

Сегодня Лина тоже планировала тренироваться весь день. Однако когда она шла в буфет, закончив утренние упражнения, её остановил помощник командира базы и попросил пройти с ним в кабинет командира.

— Майор Сириус прибыла.

Лина, находясь в облике «Энджи Сириус», отдала честь главному человеку в этой комнате и на всей базе, полковнику Полу Уокеру. Лина была главнокомандующим Звёзд, но на этой базе наивысшее звание было у командира базы Уокера. Уокер, можно сказать, был ответственным за наблюдение за боевыми волшебниками «Звёзд».

— Майор Сириус, вам приказ от генерального штаба.

— Есть!

Лина опустила руку и встала в стойку «смирно, руки по швам».

— Вы отправляетесь в Вашингтон, округ Колумбия, где встретитесь с доктором Эдвардом Кларком. После этого сопровождаете доктора в качестве охраны на Энтерпрайз, который сейчас находится в нейтральных водах Атлантического океана.

— Вас поняла.

— На Энтерпрайзе запланирована важная встреча по «Проекту Диона». Другие участники встречи — Уильям Маклауд и «Поджигатель» Безобразов.

На лице Лины появилось сначала удивление, потом понимание.

Несмотря на то, что встреча произойдёт в нейтральных водах, допуск на борт военного корабля официально признанного волшебника Стратегического класса другой страны — это было нечто, во что очень трудно поверить. Но если участники встречи — из «Тринадцати апостолов», то присутствие такого же «Апостола» Лины для баланса было понятным.

— Думаю, мне не стоит упоминать, что эту встречу следует хранить в секрете до самого её завершения.

— Вас поняла, полковник. — После напоминания Уокера забывшаяся Лина поспешно дала ответ.

 

◊ ◊ ◊

 

Движение началось не только в Америке, Британии и Новом Советском Союзе. Суета поднялась также и в Японии.

К сожалению, это было не инициативное движение, а вынужденная попытка показать реакцию на ситуацию, нагрянувшую извне.

Председатель Японской Магической Ассоциации обычно выбирался из числа Ста семей. Выборы проводились ежегодно в июне, а в июле новый председатель вступал в должность. Несмотря на отсутствие ограничений на переизбрание, данный пост не приносил никакой выгоды, поэтому более трёх лет на нём никто ещё не задерживался.

Нынешнего председателя, назначенного в июле прошлого года, звали Томицука Хисуи. Это была мать третьеклассника из Первой школы, Томицуки Хаганэ. Несмотря на смерть мужа, семья Томицука не осталась лишь в составе стороны жены.

Председатель Магической Ассоциации должен проживать в штаб-квартире в Киото. С другой стороны, семья Томицука базируется в районе восточного побережья Токийского залива. По этой причине обязанности были разделены таким образом, что семейным бизнесом занимается сторона мужа, а делами Магической Ассоциации — сторона жены.

В июне прошлого года Томицука Хисуи выдвинула свою кандидатуру на пост председателя с лёгким чувством, что «это будет обычная повседневная работа». Но теперь она, схватившись за голову, проклинала прошлогоднюю себя.

В воскресенье, когда Эдвард Кларк из Америки объявил о «Проекте Диона», ещё не было настолько гнетущего чувства. Потому что тогда казалось, что даже для СШСА будет сложно пригласить магических учёных из других стран. А то, что другие страны одолжат своих «Апостолов», оценивалось, как абсолютно невозможное событие.

Так думали все сотрудники Магической Ассоциации, а не только Томицука Хисуи.

Однако вчера от Нового Советского Союза, главного противника СШСА, пришло уведомление о согласии на участие в проекте «Апостола» Безобразова. Поэтому медлить с ответом было уже нельзя.

По концепции использования магии в мирных целях, чтобы открыть человечеству дорогу в будущее, изначально не было возражений. Антимагическое движение получило широкую поддержку среди людей, обращая внимание на то, что магия — это опасное оружие, убивающее и калечащее не-волшебников.

Мирное использование магии не только вносило незначительный вклад в виде тушения пожаров или предотвращения наводнений, но также предстало в виде большого проекта, который в будущем принесёт процветание человечеству. Это было чрезвычайно эффективное средство, которое должно нанести антимагическому движению ответный удар.

Не нужно успешно завершать проект, не нужно даже его реализовывать. Один лишь факт того, что проект существует, может стать аргументом против антимагического движения. Волшебники смогут избежать нынешнего тяжёлого положения.

Считающаяся дружественной страной Япония не сможет отказаться от участия в проекте, ради которого даже две противоборствующие страны объединили свои усилия. Откладывать решение больше невозможно. Следует как можно быстрее отправить в проект старшеклассника, известного под псевдонимом Таурус Сильвер.

По правде говоря, Хисуи знала личность Тауруса Сильвера. Это было написано в запечатанном старомодной восковой печатью письме, которое ей принёс сотрудник посольства СШСА.

Хисуи подняла опущенную ранее в смятении голову и убрала от неё руки. Если просто горевать, это делу не поможет. Не было подходящего героя, который взял бы на себя текущие проблемы. У неё самой тоже не было подходящего социального статуса, чтобы войти в роль героини трагедии.

Она решила использовать особое право председателя Японской Магической Ассоциации, которое ни разу не использовали её предшественники.

Созыв Конференции Главных Кланов.

Используя особые выделенные линии, Хисуи вызвала глав семей каждого из Десяти Главных Кланов для участия в онлайн-конференции.

 

 

Неужели главы семей Десяти Главных Кланов ожидали вызова от Магической Ассоциации?

Спустя всего один час после вызова, на мониторе для конференций Хисуи появились главы каждой из семей: Итидзё, Футацуги, Мицуя, Йоцуба, Ицува, Муцудзука, Саэгуса, Шиппо, Яцусиро и Дзюмондзи.

— Йоцуба-доно, примите мою благодарность за тот раз.

— Итидзё-доно, вы уже поправились?

— Благодаря вам, я полностью выздоровел.

— Рада за Вас. Итак, председатель, ради какой же проблемы Вы собрали нас здесь?

Футацуги Маи, вклинившаяся в разговор игнорирующих Хисуи Итидзё Гоки и Майи, призвала всех обратить внимание на проигнорированную Хисуи.

Хисуи, чувствующая себя, будто облитая ледяной водой, благодаря Маи смогла взять себя в руки.

— …Дамы и господа, большое спасибо, что так быстро откликнулись, несмотря на свою занятость.

— Потому что это был экстренный вызов. Я бы хотел попросить рассказать нам, что это за «чрезвычайное положение»?

Бесстрастным голосом Саэгуса Коити задал наполненный сарказмом вопрос.

Под этим давлением казалось, что Хисуи сейчас заплачет. Она совсем не была слабовольной женщиной, но она не привыкла к противостояниям, похожим на драку на острых мечах.

— Да. Как вы все возможно уже догадались, речь пойдёт о проекте освоения Венеры, предложенном инженерами СШСА.

Цепляясь за своё чувство ответственности председателя, Хисуи как-то смогла перейти к главной теме.

— Вчера, когда Новый Советский Союз объявил о своём участии в проекте, у Японской Магической Ассоциации также возникла срочная необходимость среагировать на это.

— Причём здесь Ассоциация? Эдвард Кларк ведь просил индивидуального участия частных лиц? — Спросил Шиппо Такуми тоном, как у учёного.

— Официально так и есть, но среди них ведь был назван один японец? — С кривой улыбкой ответил Яцусиро Райдзо.

— Это американское своеволие. Мы не обязаны подчиняться. — Муцудзука Ацуко выплюнула слова с выражением и голосом, будто её сейчас стошнит.

— Но так, скорее всего, не получится. — Пытаясь сдержать нервозность, заговорила Хисуи. Монитор всё ещё показывал эти уставившиеся на неё лица. И это была уже не только Ацуко. Вместо того, чтобы впасть в отчаяние, Хисуи заговорила, став серьёзной. — В настоящее время волшебники столкнулись с необоснованной критикой, утверждающей, что они — враги мира. Это всего лишь примитивная пропаганда антимагических активистов, но магии Стратегического и Тактического класса, успешно использованные одна вслед за другой, серьёзно повысили убедительность такой пропаганды.

Настольный монитор отчётливо показал, как глаза всех глав семей одновременно двинулись. На таком маленьком экране это было сложно понять, но было очевидно, что это Майя собрала на себе взгляды каждого. Все поняли, что «магия Тактического класса, повысившая убедительность антимагической пропаганды» — это Активная воздушная мина, разработанная Тацуей.

— «Проект Диона» доктора Кларка может стать хорошим материалом для демонстрации, что магия служит человечеству не только в военных целях. Штаб-квартира Международной Магической Ассоциации готовится выразить всестороннюю поддержку «Проекту Диона». Я также слышала, что Ассоциации Америки, Британии и Нового Советского Союза тоже планируют опубликовать свои пресс-релизы. Германия также обсуждает с правительством СШСА возможность участия, не ограничиваясь только одной компанией «Rozen MagiCraft». При таком развитии событий Япония просто не может стоять в стороне.

— Я могу понять торопливость председателя, но что конкретно вы хотите сделать? Найти Тауруса Сильвера и заставить его присоединиться? — С придирчивым выражением лица спросил Ицува Исами. В позапрошлом году ему самому пришлось отправить болезненную дочь на поле боя только потому, что она «волшебник Стратегического класса». С тех пор он чувствовал отвращение к такой манере ведения дел, когда всё бремя перекладывают на одного человека ради сохранения лица.

— …На самом деле, его не нужно искать.

Хисуи также не считала хорошим делом заставлять людей страдать ради простого оправдания. Наоборот, это чувство привело её к тактике «лучше я испачкаюсь в грязи».

— Таурус Сильвер… Йоцуба-сама, это ведь Ваш сын?

В молчаливом взгляде Майи, направленном в камеру, читался вопрос «Почему Вы так решили?».

— Я получила письмо из американского посольства. Принимая во внимание, что он — несовершеннолетний, они воздержались от разглашения его имени, но взамен попросили посодействовать в убеждении «Тауруса Сильвера, то есть мистера Тацуи Шибы».

— Звучит, как шантаж. — С горечью в голосе пробормотал Гоки.

Не только он открыто выразил своё отвращение.

— Честно говоря, об этом также упоминал Момояма-сэнсэй из Первой школы.

Однако самая близкая к обсуждаемому лицу Майя была спокойна, как никто другой из присутствующих.

— Я оставляю это решение на усмотрение самого Тацуи.

Майя улыбнулась с экрана, когда отвечала.

Хисуи была почти того же возраста, что и Майя, но ей потребовалось несколько секунд, чтобы подавить дрожь в голосе.

— …То есть, Йоцуба-сама не собирается участвовать в убеждении?

— Это вопрос, который повлияет на всю его жизнь.

Любезным голосом Майя намекнула, что это не та территория, на которую можно претендовать.

— Если разговор был только об этом, я бы хотела на этом попрощаться.

И показала, что занимает позицию отказа от дальнейшего диалога.

— …Большое спасибо, что уделили нам время.

— В таком случае, всего доброго.

Лицо Майи исчезло с монитора.

— Прошу прощения, я тоже закончу на этом.

— Тогда и я тоже.

Последовав примеру Майи, из онлайн-конференции вышли Муцудзука Ацуко и Яцусиро Райдзо.

Семеро из десяти оставшихся глав семей, напротив, не спешили покидать конференцию.

— Это действительно может стать вопросом всей его жизни, но я бы хотел, чтобы долг перед японским магическим миром также принимался во внимание.

Саэгуса Коити пробормотал недовольным голосом. Трудно было понять, говорит он сам с собой или жалуется кому-то.

— Вы говорите, что это не тот случай, когда спрашивают мнения самого человека? — Спросил Шиппо Такуми в ответ на эти слова.

— Для волшебника Десяти Главных Кланов в некоторой степени неизбежно самоотверженно жертвовать собой. Дочь Ицувы-доно имеет проблемы со здоровьем, но всё равно участвовала в военной вылазке в позапрошлом году. Ицува-доно, Ваша дочь ведь отправилась на фронт не по своей воле, не так ли?

— Это так…

На такой вопрос трудно было ответить отрицательно. Ицува Исами смог лишь смутно пробормотать согласие.

— Но если отдать сына семьи Йоцуба в этот иностранный проект освоения планет, разве это не станет большой потерей для национальной обороны?

— Я не знаю, какую магию может использовать Шиба Тацуя-сан, но я думаю, что способ мышления, при котором волшебник непосредственно связывается с военной силой, приведёт нас к беде. В настоящее время главной угрозой не только японскому магическому миру, но и волшебникам всего мира, является начавшееся с идеи «Гуманизма» антимагическое движение, не так ли? Если это так, то рассмотрение этого вопроса следует считать высшим приоритетом.

Хисуи ответила на вопрос, который поднял Гоки.

— Хоть это и нежелательно, но, возможно, лучшим решением было бы, чтобы Шиба Тацуя-доно отправился в Америку. — Вздохнув, сказала Футацуги Маи.

Голосов против этого решения не послышалось.

— Однако, по факту, кто убедит в этом Шибу Тацую-доно? Как я понял, от Йоцубы-доно этого можно не ожидать.

Озвученная Мицуей Гэном проблема заставила всех ненадолго замолчать.

— Дзюмондзи-сама… Вы ведь лично знакомы с Шибой Тацуей-саном, не так ли?

Слова Хисуи были сказаны в отчаянии. Одной лишь связью сэмпая с кохаем невозможно было сломить чужую волю, чтобы изменить личное мнение. К тому же, если нужно было личное знакомство, то сын самой Хисуи, Томицука Хаганэ был не только таким же учеником Первой школы, а даже одноклассником Тацуи. Это были гораздо более близкие отношения, чем у Кацуто, закончившего школу ещё весной прошлого года.

— …Я не знаю, послушает ли Шиба Тацуя-доно мои слова, но я попробую с ним поговорить.

Однако Кацуто согласился взяться за эту трудную задачу.

— …Вы уверены?

— Для начала мы просто поговорим. Я не могу обещать положительный результат. — Ответил Кацуто на вопрос Коити.

Коити не мог понять, что именно задумал Кацуто, когда согласился взяться за переговоры с Тацуей.

Оставить комментарий