Том 23. Глава 5

Опция "Закладки" ()

— И всё-таки… это немного грустно. — Оглянувшись назад, сказала Миюки, вышедшая из двери типичного частного дома.

— Мы не продаём этот дом. Мы сможем вернуться в любое время.

— И правда. — Кивнула Миюки в ответ на утешающие слова Тацуи.

— Тацуя-сама, Миюки-сама, если вы не возражаете, то я думаю, что пора отправляться.

Послышался смиренный голос из-за спин этих двоих.

Тацуя обернулся и увидел там стоящего Ханабиси Хёго в чёрном костюме и белых перчатках.

— Понял. Миюки, Минами, пойдём.

Тацуя кивнул Хёго и обратился к своим спутницам. От двух девушек последовали ответы «Да» и «Слушаюсь» и они пошли вслед за Тацуей.

Сегодня был день переезда. Из дома, номинально принадлежащего их отцу в здание в Тёфу, являющееся штаб-квартирой семьи Йоцуба в Токио. Для того, чтобы усилить охрану Миюки.

Перед домом был припаркован большой седан. Весь необходимый багаж уже был перевезён. Мебель была организована на месте, поэтому под багажом имелись в виду одежда и аксессуары, а также персональные учебные терминалы.

Данные из лаборатории на подземном этаже также уже были перемещены в подземный исследовательский центр здания штаб-квартиры в Токио.

Данные были именно перемещены, а не скопированы. Данная «частная лаборатория» будет полностью уничтожена через несколько дней.

Миюки и Тацуя сели на задние сиденья, затем Минами села на переднее пассажирское. Хоть это был и не лимузин, ногам было просторно, и не казалось, что позади сиденья водителя не хватает места.

Удостоверившись, что все сели, Хёго занял место водителя. Седан плавно тронулся с места.

Они поехали из Футю* в Тёфу. На такой короткой дистанции время езды на частном автомобиле и в кабинке электропоезда было примерно одинаковым. Конечно, если учитывать время похода от станции, то автомобиль был быстрее.

[Если мне не изменяет память, нам впервые сказали, где был их дом. Футю и Тёфу находятся рядом друг с другом, всего в 5 км. Оба при этом в 20-25 км к западу от центра Токио. Кому интересна вся эта география — города ищутся по русским названиям на гугло-яндекс-картах]

Хёго вёл машину искусно, и, учитывая также особенности самой машины, тряски и инерции не чувствовалось вообще. Во время этой короткой поездки с комфортом ни Тацуя, ни Миюки не сказали ни слова. Неразговорчивая Минами тоже, как и обычно. Хёго тоже прочитал атмосферу и молчал.

Автомобиль остановился на подземной парковке здания. Это был гараж, созданный на основе подземной парковки обычного типа, но оборудованный устройствами автоматической проверки. Отмеченные белыми линиями парковочные места имели индукционные датчики для автоматической парковки.

— Сюда, пожалуйста.

По приглашению Хёго они вошли в лифт. Этот лифт доставляет прямо ко входу в «квартиру», в которой с этого момента будет жить Миюки, и никто, кроме Тацуи с Миюки, не может воспользоваться им без особого ключа.

— Во время чрезвычайного положения его можно использовать, чтобы спуститься и на другие этажи. — Добавил Хёго с умеренной улыбкой. Похоже, что в обычное время им можно было пользоваться, чтобы попасть только на первый этаж, подземную парковку, крышу и к этому жилому помещению. На крыше была вертолётная площадка, которую они использовали на днях.

Разумеется, предоставленное жилое помещение было роскошным. Обустроено оно было элегантно и со вкусом. Миюки оно понравилось с первого взгляда.

— Тацуя-сама, сегодня вы заночуете здесь? — Спросил Хёго Тацую. Говорить «заночевать*» про свой дом звучало странно, но он быстро разгадал эту загадку.

[Автор использует специальный глагол, означающий «остаться ночевать вне дома», т.е. например, в гостинице]

— Нет, я отправлюсь на виллу сразу же, как будет завершена подготовка.

С этого дня Миюки будет жить здесь. Минами будет жить вместе с Миюки как её служанка и страж.

Однако Тацуя, следуя указаниям Майи, отправится на виллу в Идзу.

Текущее место ещё не является домом Тацуи.

Главной причиной того, что Миюки сказала «грустно*», выходя и старого дома, было не то, что она покидает этот привычный дом, а то, что она некоторое время будет жить отдельно от Тацуи.

[Используемое слово также имеет другое значение «одиноко». Любимая авторская игра слов]

— Я займусь этим. А вы пока отдохните пару часов.

Почтительно поклонившись, Хёго покинул комнату.

Тацуя повёл Миюки в гостиную и усадил на диван.

На самом деле, подготовка к переезду в Идзу уже была завершена. Но Хёго, который понял, что к чему, предложил двухчасовую отсрочку. И Тацуя и Миюки догадались об этом.

 

 

Для переезда в Изду был подготовлен уже знакомый самолёт вертикального взлёта и посадки (VTOL).

Полёт занял около 30 минут. Причиной такой медленной скорости полёта стало переполненное воздушное пространство. Уже в самом ближайшем будущем, возможно, даже будут ходить шутки про «пробки в воздушном трафике».

Как и ожидалось, вилла находилась в горах. В Идзу раньше был лагерь ПВО, в который во время войны переоборудовали поле для гольфа, но до него было довольно далеко. Это место идеально подходило на роль «тихой» окружающей обстановки, в которой никто не потревожит.

— Мать… то есть мачеха проходила лечение в таком неудобном месте?

Тацуя не подумав, задал Хёго вопрос, который пришёл ему на ум. Но он исправился, назвав Мию «мачехой», потому что сейчас настоящей матерью Тацуи считается Майя.

— Я слышал, что для Мии-самы больше всего была необходима именно тихая обстановка.

Тацуя сразу понял смысл абстрактного ответа Хёго. Смысл был в том, что для неё всевозможные псионовые шумы, испускаемые большими скоплениями людей, были тяжёлой нагрузкой. Тацуя ещё раз осознал, что Мия часто пересиливала себя ради своих детей. Вот только он не мог понять, это было ради него самого или ради Миюки.

Хёго привёл Тацую на виллу. Внутри здания всё было подготовлено к тому, чтобы жить без каких-либо проблем. Лаборатория была полностью укомплектована, как и в доме в Футю.

— Пожалуйста, звоните мне в любое время, если Вам что-то понадобится. Я доставлю это в кратчайшие сроки. Кроме того, сюда доставлены «Освобождённый костюм» и «Бескрылый», можете свободно их использовать.

«Освобождённый костюм» — это летающий боевой костюм, замаскированный под обычный костюм для езды, а «Бескрылый» — бронированный мотоцикл с функцией подключения к «Освобождённому костюму». Они будут полезны не только в том случае, если его атакуют вооружённый противник, но также для простого выхода в город.

— Большое спасибо.

— Рад стараться. Тогда, пожалуйста, спокойно отдыхайте здесь.

— Спасибо за заботу.

— Тогда, на этом прошу меня простить.

Хёго вышел наружу и пошёл к VTOL-у.

Оставшись совсем один в этом здании, Тацуя услышал удаляющийся звук вращения лопастей.

 

◊ ◊ ◊

 

Большой авианосец Энтерпрайз, принадлежащий СШСА, стоял на якоре в 500 километрах к востоку от острова Ньюфаундленд, в нейтральных водах Атлантического океана. Он принадлежал к 2000-футовому классу, то есть был длиной около 600 метров. Внимание всего мира привлекала технология, позволяющая без ядерного реактора передвигаться этому гиганту, который был в 2 раза больше, чем крупнейшие довоенные авианосцы, имеющие ядерные реакторы.

Сразу после того, как это судно вступило в строй 4 года назад, оно попало под подозрение в использовании ядерного реактора. Однако обследование с ближней дистанции, проведённое Международной Магической Ассоциацией, показало, что он чист. Учитывая обстоятельства, при которых была основана Международная Магическая Ассоциация, она обладала технологией, абсолютно надёжной в обнаружении реакций ядерного деления. Ассоциация так и не смогла найти следов использования ядерной энергии.

Дальнейшее обследование можно было выполнить, только попав внутрь корабля, но политика СШСА не разрешает никому проводить инспекции на их объектах или военных кораблях. В итоге энергетическая установка Энтерпрайза до сих пор остаётся тайной.

Маленький самолёт приближался к этому гигантскому авианосцу. Это был высокоскоростной транспортный самолет с эскортом из 4 истребителей. По-видимому, они не обладали функцией вертикальной посадки, как у VTOL или STOVL.

«На этом самолёте Безобразов…» — Мысленно пробормотала Лина, одетая в официальную униформу Звёзд (но без маски), следя золотыми глазами за приближающимся самолётом.

«Апостол» Нового Советского Союза, Игорь Андреевич Безобразов. Обладатель прозвища «Поджигатель» и пользователь магии Стратегического класса «Туман-бомба».

До появления его на днях в телеинтервью, его внешность считалась военной тайной Нового Советского Союза, но армии СШСА она была известна. Местоположение Безобразова также тщательно отслеживалось, хоть и не постоянно.

Он был членом Академии Наук Нового Советского Союза, а также влиятельным авторитетом в области преподавания современной магии. Можно сказать, что в таких условиях было невозможно скрывать внешность и местоположение.

Однако истинная суть «Туман-бомбы», магии Стратегического класса Безобразова, до сих пор не была установлена. Не только система магии, даже её эффект не был ясен. О магии было известно лишь её название «Туман-бомба» и то, что она вызывает поражение взрывом в очень широкой области. А также то, что она погубила предыдущего Сириуса в вооружённом конфликте СШСА и НСС в районе Берингова пролива 8 лет назад.

Для Звёзд он был судьбоносным волшебником, а для Лины — противником, стоящим на пути к званию сильнейшей в мире. Но этот шанс уже не придёт. Если Безобразов действительно примет участие в «Проекте Диона».

Самолёт зашёл на посадку. Процедура захода на посадку на авианосец не сделала существенного прогресса за последние 150 лет. Самолёты, не имеющие функции вертикальной посадки, для того чтобы сесть, используют комбинацию из угловой палубы и тормозного крюка, цепляющегося за тормозной кабель.

Даже палубы длиной 600 метров недостаточно, чтобы гарантировать, что для посадки хватит лишь тормозов обратной реактивной тяги. Поэтому, хотя технологии взлёта достигли существенного прогресса, технологии посадки ограничены необходимостью смягчения нагрузки от торможения кабелем.

«…Тормозной крюк не выпускается?»

Лина почувствовала странное чувство дискомфорта от вида этого приближающегося самолёта, и сразу осознала его причину.

Это заметила не только Лина. На палубе поднялся шум голосов.

— Тяга тормозного двигателя слишком слабая!

— Он же упадёт…!

Послышались крики персонала авианосца.

Чтобы предотвратить аварию, Лина активировала CAD. В следующий момент самолёт охватил псионовый свет. Это был нефизический свет рождённый лишними псионами, испускаемыми целью активации магии.

Но магия Лины ещё не активировалась.

«Эта магия запущена изнутри!?»

Лина заметила, что магия, воздействующая на транспортный самолёт, была запущена из кабины этого самолёта.

Шасси самолёта коснулись палубы. Небольшая тормозная реактивная струя плавно погасила скорость, что было бы невозможно в обычном режиме.

«Контроль инерции и ускорения. Но чтобы так непринуждённо замедлиться…»

Замедление с момента касания поверхности обычно требует около 1000 метров, но сейчас эта дистанция сократилась до 100 метров. И оно даже на самую малость не выглядело неестественным.

«Откуда такой точный контроль…?»

Энтерпрайз может похвастаться размерами, которые можно назвать «гигантскими», но это не значит, что на нём совсем не чувствуется качка. А ещё есть ветер. Лина считала, что сама она не сможет так точно затормозить, учитывая все эти факторы.

«Это «Поджигатель» Безобразов… Его способности оказались выше всех ожиданий»

Лина даже не сомневалась, что эта магия была делом рук именно Безобразова.

 

 

Вскоре после Безобразова прибыл также и самолёт Маклауда. После чего начались трёхсторонние переговоры.

В этой комнате находились: Эдвард Кларк, Игорь Андреевич Безобразов, Уильям Маклауд и четвёртый человек — Лина в образе Энджи Сириус. Лину приставили к Кларку, потому что он был обычным человеком, который не может использовать магию.

Безобразов и Маклауд — волшебники Стратегического класса.

Намекая, что «для охраны Кларка было бы лучше иметь волшебника Стратегического класса», Маклауд предложил присутствие Энджи Сириус на переговорах.

— Доктор Кларк. Как вы и обещали, пожалуйста, раскройте нам личность японского волшебника Стратегического класса, Тауруса Сильвера.

Это была первая фраза, произнесённая на встрече. Безобразов внезапно обратился к Кларку.

Лина вздрогнула от услышанного.

Сейчас «Энджи Сириус» была без маски. Поэтому остальные трое могли легко увидеть её удивление.

— Доктор Кларк. Вы скрыли эту информацию даже от своей стороны?

В голосе Маклауда было заметно удивление. От неожиданной реакции Энджи даже Безобразов поумерил свою нетерпеливость. Однако это не повлияло на развитие ситуации.

— Я получил доказательства личности совсем недавно.

Кларк ответил очевидной ложью, после чего продолжил:

— Настоящее имя Тауруса Сильвера — Шиба Тацуя. Он из прямой наследственной линии той самой «Йоцубы».

 

 

Дальше они обсудили первичный план действий, и встреча закончилась без особых споров.

С успешным завершением встречи миссия Лины также завершилась. До отправления самолёта, который доставит её обратно, ещё оставалось время. Чтобы занять чем-то это время, она бродила по Энтерпрайзу, получив на это разрешение капитана корабля.

Она «осматривала окрестности» лишь номинально, потому что всё её сознание сейчас было захвачено одним человеком, которого здесь не было.

«Тацуя… это волшебник Стратегического класса, вызвавший «Выжженный Хэллоуин»?»

Лина не запомнила, о чём после этого говорили Кларк, Безобразов и Маклауд. Она не забыла это, этот разговор просто не попал к ней в память с самого начала.

От встречи остались лишь обрывочные воспоминания. Возможно, разумно будет сказать, что она не смогла следить за ходом беседы из-за этой шокирующей информации.

Магия, которая выжгла в октябре позапрошлого года южную оконечность Корейского полуострова, называлась «Взрыв материи».

Пользователь этой магии — «Шиба Тацуя».

Настоящее имя «Тауруса Сильвера», гениального инженера магии, разработавшего магию полёта, тоже «Шиба Тацуя».

«И правда! Ведь с самого начала было такое предположение!»

В январе прошлого года Лину отправили в Японию, чтобы определить личность так называемого «Великого Бомбера», волшебника Стратегического класса, вызвавшего «Выжженный Хэллоуин», после чего разобраться с ним. Тацуя был кандидатом на личность «Великого Бомбера», за которым было поручено следить Лине. То есть, расследование и сделанные выводы отдела разведки армии СШСА были верны.

«Но! Тацуя никогда не показывал подобного поведения…»

«Магия Тацуи была совершенно другой…»

Раздумывая об этом, в разуме Лины возникло «другое Я», спокойно спорящее с ней самой.

«Он не показал такое поведение? Это вполне очевидно. Хотя бы с того, что он был на голову выше, как противник»

«Магия Тацуи была другой? Он и не должен был просто так показывать магию Стратегического класса»

«Я даже не знала о том, что он из прямой родственной линии Йоцубы»

«Тацуя обманул меня»

«…Верно. Тацуя меня обманул»

Но даже с такими мыслями, у неё не возникало чувство удивления или сожаления.

Однако вместе с этими мыслями пришло осознание разных вещей.

Сочувствие, которое она ощущала к Тацуе.

И сочувствие Тацуи к ней.

Это, несомненно…

«…Сочувствие к подобным друг другу узникам судьбы быть оружием»

Лина помахала головой, пытаясь вытрясти бесконечно возникающие негативные мысли.

— Ах…

В этот момент её сознание окончательно вернулось к реальности.

«Плохо дело. Я забрела в запрещённый для входа отсек…»

Лина отругала себя за помутнение сознания. Она решила возложить ответственность за это на сотрудников службы безопасности, которые почему-то её не остановили.

В любом случае, из этого отсека следовало сейчас же уйти. Как главнокомандующий Звёзд, Лина имела право на доступ к большинству секретных сведений. Однако наличие прав и их фактическое использование — разные вещи. Всегда существует разумная причина тому, что сведения помечаются, как секретные. Когда кто-то суёт свой нос в тайны, о которых ему не следует знать, то для него это подобно самоубийству. Примерно так сейчас думала засуетившаяся Лина.

Но она зашла слишком далеко.

«Что это за псионовые волны…»

Забыв, что она хотела побыстрее покинуть это место, Лина нахмурила брови.

Это были псионовые волны, которые не ощущались, пока она не вошла в этот отсек. Похоже, что в перегородки были встроены сетки из индукционных камней, ослабляющих псионовые волны.

На мгновение Лина подумала, что это способ сокрытия ядерного реактора, но тут же осознала, что ошибается. Индукционные камни преобразовывают псионовые волны в электрический сигнал. Побочным эффектом является затухание псионовых волн настолько, что эти волны больше нельзя обнаружить. Однако способностью поглотить или отразить радиацию индукционные камни не обладали.

«Магия? Но здесь…»

Когда мысли о запрещённой ядерной энергии ушли, в её сознании возникло другое подозрение.

Магия — это то, что используется одним человеком. Хотя в принципе и возможно, чтобы несколько волшебников в сотрудничестве активировали одну магию.

Волшебники с такой способностью рождаются очень редко. И даже в этом случае объединяться для вызова магии могут не более 2-3 человек.

Но псионовые волны, которые сейчас чувствовала Лина, были…

«…Больше десяти человек. Возможно, около двадцати…»

Столько волшебников вкладывали сейчас свои усилия в одну магию.

«Как это понимать? Принуждение волшебников к использованию магии запрещено военным уставом»

Во время общения с разработчиками «Брионака» Лина слышала о проводимых во время войны экспериментах, в которых пытались вызывать крупномасштабную магию, создавая между множеством волшебников принудительные связи. Эксперимент, который проводился совместно с японской армией (Япония была более близким союзником, чем сейчас), был признан неудачным, и данные по нему должны были быть уничтожены.

Причиной признания неудачи стало самоуничтожение ставших «подопытными кроликами» волшебников. Один за другим начали происходить случаи притупления собственного мышления, что приводило к неспособности выполнять действия для поддержания собственной жизни. Лине сказали, что это было вызвано принудительной связью разумов. Поэтому ей сказали не играться с групповой магией.

Но это было ещё не всё. Это была лишь интуиция Лины, но, похоже, эта магия загружала в волшебников все компоненты последовательности активации и принудительно заставляла активировать заклинание. Эта технология, игнорирующая волю волшебника и делающая его частью магической машины, противоречила военному уставу армии СШСА, гарантирующему соблюдение прав военнослужащих…

«…Сама магия достаточно проста — она лишь вращает маховик»

«Но продолжать выполнять это рутинное действие в течение долгого времени должно быть трудно из-за накапливающегося стресса…»

«Больше десяти волшебников задействовано потому, что масса маховика довольно большая, и частота его вращения довольно высокая»

— Неужели!? — Лина неосознанно сказала это вслух.

«Это… система выработки электроэнергии!?»

«Неужели это и есть секрет энергетической установки Энтерпрайза!?»

Лина закрыла рот обеими руками, чтобы не позволить вырваться новым неосознанным вскрикам, и в панике посмотрела по сторонам.

Вокруг никого не было.

Камеры наблюдения, похоже, функционировали, поэтому её должны были увидеть, когда она в состоянии растерянности ошибочно вошла в запретный отсек.

Лина убедила себя в этом и быстрыми шагами направилась обратно к выходу.

 

 

Назад Лина и Кларк возвращались на одном самолёте.

Работа охранником закончилась в момент окончания встречи, но готовить другой самолёт для возврата на материк было нецелесообразно с точки зрения затрат. Поэтому было неизбежно, что они стали попутчиками до Вашингтона.

— Майор Сириус, вы хорошо потрудились.

— Благодарю. — Лина лаконично ответила заговорившему с ней Кларку.

Она была в таком настроении, что ни с кем не хотелось сейчас разговаривать. Ей просто хотелось снять маскировку «Парада» и поспать, ни о чём не думая. Она изо всех старалась, чтобы её голос не звучал язвительно.

Похоже, что Кларк был достаточно мудрым, чтобы не показывать, что его волнует такое поведение Лины.

— Майор, я думаю, что не стоит лишний раз повторять, но не стоит рассказывать другим секрет личности Тауруса Сильвера. В том числе полковнику Уокеру и полковнику Бэланс. — Сказал он, не обращая внимания на настроение Лины.

— …Я обязана докладывать обо всём произошедшем.

— Всё в порядке, майор. Никто не сможет вас в этом обвинить.

Кларк не был военным. Он был учёным из Национального Научного Агентства СШСА. В его положении он не мог повлиять на систему наград и наказаний армии. Лина хотела возмущённо ему на это указать.

— Если Таурус Сильвер узнает, что его личность была раскрыта именно майором, то он, в свою очередь, может раскрыть настоящий облик майора.

Однако язык Лины онемел от слов, которые Кларк успел сказать быстрее неё.

— Откуда вы это…

Лина смогла выжать из себя всего пару слов.

— Думаю, что для военных это была самая большая ошибка, когда они устроили контакт майора и Сильвера. Вы ещё молоды. Эмоциональное изменение также неизбежно.

Кларк сказал это без тени улыбки на лице. Он намекал, что знает, что Лина делала в Японии, даже больше, чем известно армии. Затем он сказал то, что заставило Лину окончательно замолкнуть.

— Кстати, помимо личности Сильвера. Правду об Энтерпрайзе тоже не стоит сообщать.

Оставить комментарий