Том 23. Глава 6

Опция "Закладки" ()

С понедельника Тацуя перестал приходить в Первую школу.

Хотя он всё ещё считался учеником Первой школы, факт его отсутствия вызвал реакцию в различных неожиданных местах.

 

 

Где-то в Токио. В конференц-зале, расположение которого никогда не будет раскрыто, собрались люди, ответственные за тёмную сторону отдела разведки национальных сил самообороны.

— Похоже, что упоминаемый ранее старшеклассник начал жить отдельно…

— Это наш шанс? В отличие от города, там не будет проблемой, если задействовать много людей.

— Подождите, пожалуйста.

Внезапно кто-то вскочил со стула, наклонился вперёд и заговорил.

— Шеф Инукай, что такое?

Тем, кто вклинился в разговор, был прямой начальник Тоямы Цукасы, шеф Инукай. Из всех присутствующих, он осознавал опасность Тацуи больше всех.

— Мы можем послать достаточно боевой силы, значит и другая сторона находится в таких условиях, когда может не сдерживаться. Я считаю неподготовленное нападение рискованным делом.

— То есть, это ловушка?

— Нет, я бы так не сказал, но, если вы забыли, противник — это клан Йоцуба, которых называют «Неприкасаемые». Вряд ли они ничего не приготовили для такой ситуации.

— Согласен. — Начальник отдела по особым вопросам Онда выразил свое одобрение этим словам.

— Несмотря на достаточную боевую силу гарнизона лагеря Нансо, вы знаете, какой был результат. Хотя роли атакующего и защищающегося поменяются, я считаю, что мы всё равно не должны браться за это лишь своими силами.

— Шеф Онда, у вас есть на примете кто-то, кто поможет?

— Я бы не назвал это помощью, но есть кое-что, что мы в результате сможем использовать.

— Какие-то особые обстоятельства? — Спросил Инукай Онду заинтригованным голосом.

— Похоже, что к уединившемуся в Идзу Шибе Тацуе скоро приедет глава семьи Дзюмондзи в качестве представителя Магической Ассоциации. — Повернувшись к Инукаю, Онда выдал лично добытую информацию.

— Подробностей, зачем он туда поедет, я не знаю, но, по-видимому, это по поводу того «проекта».

Изменив формулировку, он рассказал это всем присутствующим в виде «предположения». Так Онда скрыл свою ложь. Он знал, что Тацуя — Таурус Сильвер, а Кацуто едет убеждать его участвовать в проекте. Он не раскрыл это людям из того же отдела разведки, в котором сам же и работал.

— Магическая Ассоциация, похоже, заинтересовалась проектом СШСА. Они хотят попробовать убедить и Йоцубу принять участие?

Вместо Онды своё мнение высказал шеф другого отдела. Кроме Онды, никто из присутствующих не связывал между собой имена Тацуи и Тауруса Сильвера.

Все они высоко оценивали боевые способности Тацуи. Потому что они знали о ней не понаслышке. Но об интеллекте и технических навыках Тацуи они не знали. Поэтому они не могли связать друг с другом старшеклассника и выдающегося инженера магии.

— …Понятно. Это наш шанс. — Кивнув, согласился заместитель директора, имеющий самый высокий статус среди присутствующих. — Позиция Йоцубы с их отказом сотрудничать стала очевидна ещё на предыдущем собрании.

Под предыдущим собранием имелась в виду встреча молодых людей из Десяти Главных Кланов, прошедшая в апреле. К текущей ситуации она не имела никакого отношения. То, на что указал заместитель директора, было не выводом, а скорее удачной догадкой, потому что поверхностно факты совпадали.

— Высока вероятность, что на переговорах Шибы Тацуи и главы семьи Дзюмондзи случится конфликт. И если эти двое сразятся, то Дзюмондзи Кацуто победит. Не так ли, шеф Инукай?

— Да. — Инукай уверенно кивнул на вопрос заместителя директора. — Старшина Тояма… Семья Тоояма пришла к такому же выводу.

Находясь среди 28 домов, семья Тоояма ни разу не входила в число Десяти Главных Кланов. Даже не становилась кандидатом.

Но если говорить не о простом боевом использовании волшебников, а о использовании их в военном деле в целом, то они будут наравне с Йоцубой и Дзюмондзи. Отдел разведки национальных сил самообороны был уверен в этом.

Военные волшебники способны не только сражаться. Не только это входит в их служебные обязанности. Анализ боевой силы и выбор тактики тоже необходим. И семья Тоояма из 28 домов — единственная среди «Чисел» семья, люди которой проходят военную подготовку в армии с рождения.

— Конечно же, глава семьи Дзюмондзи не убьёт Шибу Тацую. Но проиграв Дзюмондзи Кацуто, Шиба Тацуя должен будет потерять способность сопротивляться.

— А семья Дзюмондзи не будет противостоять силам самообороны.

— Да. — Согласился Инукай со словами заместителя директора.

— В таком случае, давайте сделаем свой ход, когда семья Дзюмондзи начнёт действовать. Для уверенности также отправим старшину Тояму. На этот раз не как противника Шибе Тацуе. А для того, чтобы устранить возможную охрану, организованную семьёй Йоцуба.

— Понял.

В ответе Инукая были небольшие признаки нерешительности.

— Не беспокойтесь, Инукай. Семья Йоцуба, похоже, уверена в боевой силе Шибы Тацуи. В таком случае они не поставят на его охрану своих сильнейших бойцов. Самые умелые будут сосредоточены на защите невесты.

Заместитель директора перевёл взгляд на Онду.

— Я думаю, что всё именно так, как Вы и сказали. — Почтительно сказал Онда, кивнув заместителю директора.

 

◊ ◊ ◊

 

— Прошу прощения. …Что? — Войдя в комнату школьного совета после окончания уроков, Сиина спросила с сомнением в голосе.

— Что случилось, Сиина-тян? — Пришедшая раньше Изуми спросила Сиину, обернувшись со своего рабочего места.

— Ах, нет, я просто… С Пикси что-то случилось…?

Как и сказала Сиина, Пикси, обычно всегда ожидающая в углу комнаты школьного совета, отсутствовала.

— Потому что это — собственность Тацуи-сама. — Ответила Минами, доставая салфетки из ящика для уборки (некий ящичек с различными принадлежностями для уборки, вмонтированный в многофункциональный пылесос).

Сиина не стала предлагать «Я сделаю это» протирающей стол Минами. За месяц посещения этой школы и общения со школьным советом, она прекрасно усвоила, что Минами не скидывает работу на младших, как это обычно принято.

— Пикси была отправлена к Тацуе-сама, чтобы заботиться о его повседневных потребностях.

Вошедшая в уже открытую дверь Миюки сказала это вместо приветствия. Наверное, она услышала слова Минами из коридора.

— Миюки-сэмпай, сегодня тоже постараемся вместе!

— Поработаем вместе, президент. Эм, так это значит…

В противоположность Изуми, как всегда реагирующей воодушевлённо, Сиина склонила голову с непониманием на лице.

— Хья!

До того, как Миюки успела ответить, на плечо Сиины сзади легла чья-то рука, заставив её вскрикнуть и подпрыгнуть от неожиданности. Сиина в спешке обернулась и увидела там Шизуку, качающую головой с упрекающим взглядом.

— Ки-Китаяма-сэмпай…

— Сиина-тян, это касается Тацуи-сана, понимаешь? — Прошептала Сиине Хонока, стоящая рядом с Шизуку. Таким образом, Сиина догадалась о ситуации.

 

 

Это был следующий день после того воскресенья, когда она была разделена с Тацуей. Миюки как обычно провела время на уроках, как обычно выполнила дела школьного совета.

Ученики первого потока, которые никак не взаимодействуют с Тацуей, видели Миюки такой же, как и всегда. Друзья, с которыми она давно была знакома, по дороге из школы тоже не увидели никаких отличий.

— Миюки, эм… ты в порядке?

Но, как и ожидалось от друзей, они смогли почувствовать что-то «странное».

Например, Эрика была в другом классе и не занималась делами школьного совета. Время, проведённое вместе, было намного меньше, чем у одноклассников Миюки. Но она смогла обнаружить, что «здесь что-то не так», не только из-за своей наблюдательности.

— Да, всё в порядке. Спасибо, Эрика.

Миюки тоже понимала внимательность подруги и не стала ей жаловаться. Нет, Миюки не было стыдно признаться, что ей одиноко без Тацуи. Это было естественно для неё. Поскольку она жила ради Тацуи, то его присутствие было жизненно необходимым для неё.

Миюки подумала, что эти друзья уже давно поняли это, поэтому нет больше смысла пытаться это скрывать.

— А где сейчас Тацуя-сан? Если это не секрет…

— Думаю, не будет проблем, если скажу. — Ответила Миюки застенчиво спросившей Хоноке. — Он уединился на вилле в Идзу. Интересно, сможет ли он хотя бы там немного отдохнуть?

— Идзу?… Если бы не эти досадные обстоятельства, то мне было бы завидно.

— Но Тацуя отправился на эту виллу именно из-за этих «досадных обстоятельств», не так ли?

— Заткнись. Без тебя знаю. Ты такой непопулярный, потому что не умеешь не болтать лишнего.

Лео подшутил над словами Эрики, которые были то ли серьёзными, то ли шуткой. Но Эрика тут же ответила своей подколкой.

— Че…! Это излишние заботы. Хоть и не настолько, как Тацуя, но я тоже нравлюсь девушкам. Правда, Сакурай?

Сегодня в кафе собрались не только третьеклассники. С добавлением трио со второго года обучения, Касуми, Изуми и Минами, а также пары с первого года обучения, Сиины и Сабуро, они сейчас образовывали довольно большую компанию.

Лео обратился к Минами, потому что она была из того же «клуба альпинистов», что и он. Из-за работы в школьном совете она там почти не показывалась, но она выполняла там работу «менеджера», например, периодически приносила им онигири, сделанные в клубе кулинарии.

— …Да, наверное.

Минами уклончиво ответила на вопрос Лео, в котором читалось явное желание получить согласие.

— А~, ну уж нет. Пользоваться своей властью в такой ситуации? Не знала, что ты такой~

— Чего!?

Игнорируя возмущённо протестующего Лео, Эрика повернулась к Минами.

— Минами, не обязательно его прикрывать только потому, что он президент клуба.

— Да…

Минами с замешательством на лице смотрела поочерёдно то на Эрику, то на Лео.

— Эрика. Сайдзё-кун тоже, не смущайте Минами-тян.

Эрика и Лео тут же переглянулись, после чего одновременно поклонились Миюки. Таким образом, Минами смогла избежать смущения с помощью Миюки.

— Тацуя-сан не приедет сюда даже в воскресенье?

Вопрос Мизуки снова поменял всеобщее настроение. Но неловкой паузы не случилось. Миюки просто покачала головой с грустной улыбкой на лице.

— Я думаю, он не сможет некоторое время вернуться в Токио. Потому что здесь есть множество назойливых людей.

— А нельзя ли нам его навестить? — Настойчиво спросила Хонока, получив заряд уверенности после слов Мизуки.

— Неизвестно, позволят ли обстоятельства сделать это. — Слегка задумавшись, ответила Миюки.

— Понятно…

— К нему могут приехать нежелательные гости.

На эти слова теперь среагировали Касуми и Изуми.

— Сэмпай, это значит…

— Это вполне вероятно.

Миюки повернулась к близняшкам-кохаям с доброй улыбкой на лице.

— Изуми-тян, Касуми-тян, если такое произойдёт, если «гостями» станут люди из вашей семьи, то не мешайте своему отцу и брату.

— Миюки-сэмпай! Я буду на вашей стороне несмотря ни на что!

Изуми начала возражать со страстным рвением. Касуми, сидящая рядом с ней, не могла скрыть смущение.

— Изуми-тян, ты смущаешь Касуми-тян, говоря такое.

— Касуми-тян! Ты ведь на моей стороне, не так ли?

— Ну… Конечно же я на стороне Изуми, но…

Лицо Касуми стало ещё более смущённым.

— Изуми-тян.

С горькой улыбкой на лице, Миюки подошла и встала между напирающей Изуми и растерянной Касуми.

— Просто не надо ничего делать, хорошо? Потому что ни я ни Тацуя-сама не собираемся враждовать с отцом Изуми-тян.

— …Я поняла.

Это была её слабость перед очарованием (?). Изуми не могла пойти против просьбы Миюки, которая была сказана словами, которые невозможно понять неправильно.

— Миюки, бесполезно нас сдерживать.

Повернувшись, Миюки увидела на лице Эрики действительно озорную улыбку.

— Я бы не хотела, чтобы вы делали что-то безрассудное…

— А сама не собираешься ли сделать что-то безрассудное?

Эрика выглядела, будто она тут ни при чём. На это вполне очевидное выражение лица Миюки смогла ответить лишь смутной улыбкой.

 

◊ ◊ ◊

 

В Университете магии не было такого понятия, как кружки по интересам.

Но была клубная деятельность. Большинство спортивных клубов имело тренеров и страдало от переизбытка участников. В большинстве случаев карьера волшебника требует физической силы и подвижности, но в учебном плане отсутствует физподготовка, поэтому дополнительные занятия имеют важное значение.

Однако клубы посещали не все студенты. Ведь клубная деятельность не была обязательной. Кацуто, который в старшей школе был лидером Группы управления клубами, в Университете магии был среди тех, кто не вступил ни в какой клуб.

Кацуто, являющийся также главой семьи Дзюмондзи, решил как можно быстрее вернуться домой. В это время мало кто отправлялся домой. Сегодня он задержался с подготовкой отчетов по практике, и уже было довольно поздно. Обеспокоенный тем, что его дела были отсрочены этой незапланированной случайностью, Кацуто шёл к станции ускоренным шагом.

— Дзюмондзи-кун!

Сзади он услышал призывающий подождать голос.

Это был знакомый голос, который он мог узнать, и не оборачиваясь. Если говорить без стеснения, это была персона, часто мешающая его планам, и почему-то её голос был способен его остановить, несмотря на семейные дела.

Вот и сейчас Кацуто остановился и оглянулся.

— Дзюмондзи-кун!

— Саэгуса. Я тебя слышу, не надо так кричать.

Бегом догоняющая Маюми затормозила перед Кацуто и застенчиво улыбнулась. Ощущалось, будто она закрыла один глаз и показала язык, хоть она этого и не сделала на самом деле.

— Извини, что задержала тебя.

— Ничего. Так что ты хотела?

Безо всякого вступления он спросил о деле.

Такой грубый ответ был не потому, что он не относился к Маюми, как к женщине. Просто это показывало, что для Кацуто она является женщиной, с которой он чувствует себя непринуждённо.

— Я хотела кое-что спросить. Могу я поехать в одной кабинке поезда вместе с тобой?

— Нам ведь не по пути?

— Лишние 20 минут дороги домой? Ничего страшного.

Современная система общественного транспорта доставки на короткие расстояния — «персональные кабинки электропоезда» — была основана на прямой связи между станциями, на которых производилась посадка и высадка. Такого понятия, как «высадить пассажира на полпути между станциями» не существовало.

Но это не означало, что нельзя поехать вместе. Если повезёт, и на целевой станции попутчика не будет клиента, ожидающего эту кабинку, то оставшийся пассажир сможет продолжить путь к своей станции. Даже если на станции будут другие пассажиры, надо будет просто немного подождать в очереди.

Уровень приватности внутри таких персональных кабинок доведён до совершенства. Практически невозможно, чтобы разговор, проведённый внутри кабинки, был услышан кем-то извне. Предприниматели и даже простые парочки используют эту особенность персональных кабинок электропоезда для ведения приватных бесед.

Приглашение Маюми поехать вместе тоже имело целью провести приватный разговор. Однако первым пунктом назначения была выбрана станция, ближайшая к дому семьи Саэгуса.

— Дзюмондзи-кун такой джентльмен.

— Естественно.

На хихиканье Маюми Кацуто ответил с кислой миной на лице.

— Итак, о чём же ты хотела поговорить?

Сразу же после вопроса Кацуто, улыбка исчезла с лица Маюми.

— Дзюмондзи-кун, ты собираешься встретиться с Тацуей-куном, не так ли?

— Ты узнала от своего отца?

— Да, но для чего именно ты к нему поедешь, он не сказал.

Кацуто откинулся на спинку сиденья, закрыл глаза и скрестил руки на груди.

— Этого я сказать не могу.

— Спасибо. Я только что это поняла.

Кацуто открыл глаза. Маюми подмигнула ему.

— Это можно было понять лишь с одного намёка на «старшеклассника из Японии». И все эти попытки сохранить секретность указывают именно на это, как я и думала.

Маюми сказала свой вывод, не произнеся ни одного имени. Кацуто молчал.

— Слушай, Дзюмондзи-кун.

— …Что?

Кацуто ответил неохотно, потому что в голосе Маюми читались признаки, что она спросит что-то очевидное.

— Возьмёшь меня с собой?

Кацуто посмотрел на Маюми с широко раскрытыми глазами, но тут же вернул взгляд вперёд и спросил:

— …Зачем?

— Я не думаю, что Тацуя-кун послушно согласится с убеждением.

— …Ну, я тоже так считаю.

— Но вряд ли после этого Дзюмондзи-кун просто уйдёт с пустыми руками.

— ……

— Не думаю, что Дзюмондзи-кун проиграет Тацуе-куну. Тацуя-кун силён, но он определённо не сможет достать до Дзюмондзи-куна.

— И что?

— Но я думаю, что Тацуя-кун тоже не будет повержен так легко. С той лечащей магией Тацуи-куна, он, возможно, не остановится, пока не умрёт.

— Лечащая магия Шибы… Она настолько сильна?

Кацуто расправил скрещенные руки и посмотрел на Маюми.

— Да. Если говорить точнее, это не совсем лечение.

Маюми уловила на себе взгляд Кацуто, и тоже посмотрела ему в глаза.

— Поэтому позволь мне пойти с тобой, чтобы предотвратить такой исход.

— Ты говоришь, что хочешь присоединиться к убеждению Шибы?

— Я не собираюсь тебе в этом мешать.

Оторвав взгляд от Маюми, Кацуто глубоко вздохнул.

— Если только для участия в переговорах… Верно, если будет присутствовать Саэгуса, всё может решиться мирным путём. Ты более близко знакома с Шибой, чем я.

— Это звучит немного странно, когда ты говоришь про близкое знакомство… Так когда ты поедешь к Тацуе-куну?

— Если Шиба будет не занят, то я думал про следующее воскресенье. Я буду на своей машине, поэтому заберу тебя прямо из дома.

— Ара, спасибо.

Маюми улыбнулась и повернулась вперёд. С этого момента между ними больше не было разговоров, но неловкой атмосферы в кабинке не возникло.

 

◊ ◊ ◊

 

На следующий день после возвращения с миссии охраны на Энтерпрайзе, на тренировке Лина выглядела совсем вялой.

— Главнокомандующий. Ты, похоже, плохо себя чувствуешь? Как твоё здоровье…?

— Нет, ничего такого. Извини, что показала себя такой несобранной, Бен.

Закончив тренировку, по дороге к общежитию она встретила Второго Номера Звёзд, Канопуса, который обратился к ней с серьёзным лицом.

— Нет, у любого человека бывают в жизни чёрные и белые полосы… С тобой точно ничего не случилось?

— Да. Это было не похоже на меня, что я нервничала перед теми двумя «Апостолами», Безобразовым и Маклаудом.

— Это было не поле битвы, а место встречи. Нет ничего плохого в том, чтобы быть умственно истощённой от попыток не допустить ошибку перед иностранными гостями.

— …Бен? Ты хочешь сказать, что я настолько неумелая?

— Ах, нет, что ты такое говоришь?

Канопус тут же отвёл глаза. Лина почувствовала давление в висках.

— Первым делом хорошо отдохни, главнокомандующий. Ну, я пошёл.

Канопус показал ободряющую улыбку и ушёл. Провожая взглядом удаляющуюся фигуру, Лина подумала, что она не может себе позволить это сделать, сколько бы её не просили. Она развернулась и зашагала к своей комнате.

Хотя благодаря Канопусу она почувствовала себя немного лучше, она всё равно ещё не могла выбросить это из головы. Даже приняв душ, она не почувствовала себя освежившейся.

Она осознавала, в чём причина. То, что она видела на Энтерпрайзе, судьба волшебников, в точности отражающая её чувства.

До этого Лина не испытывала настолько сильного дискомфорта или неприязни к тому, что с волшебниками обращаются как с оружием. До этого она наиболее сильно задавалась этим вопросом, когда была в Японии, когда столкнулась с Тацуей, Миюки и компанией… нет, когда столкнулась с Тацуей.

Лина сидела перед зеркалом, обёрнутая лишь полотенцем. Она практически не осознавала, что делает. Она была погружена в свои мысли.

«Тацуя не отрицал, что волшебники сражаются»

«Тацуя не отрицал, что волшебники становятся военными»

«Тацуя не говорил, что отрицает, что волшебники становятся оружием»

«Тацуя был против того, чтобы я продолжала быть военным»

Слушая свои мысли, она кое-что вспомнила. В сознании Лины всплыла одна мысль.

К чему стремится Тацуя? К миру, в котором волшебникам не нужно становиться оружием.

Может это провал в памяти? Тацуя, вроде бы, не говорил ничего подобного.

Однако, она чувствовала, что эта мысль верна. Мысль о том, что Тацуя стремится создать общество, где волшебников не принуждают становиться оружием.

Когда она вернулась из Японии, вдали от Тацуи она не чувствовала сомнений по этому вопросу. Она снова начала думать, что использовать магию в бою — это вполне естественно для состоящих на службе в армии волшебников. Поэтому она подумала, что мысль про «мир, в котором волшебников заставляют быть оружием» — это какое-то заблуждение.

Она стала военным по своей воле. Волшебники играют роль оружия по своей собственной воле. Независимо от того, как это выглядит со стороны, волшебники имеют свободу выбора.

«Так я думала раньше»

«Так я себе это представляла»

«Но там…»

«Та система Энтерпрайза…»

«Как и говорил Тацуя…»

— Верно. Надо Тацую…

Протянув руку к видеофону, Лина замерла в этой позе.

«Что я пыталась сделать?»

«Предупредить Тацую?»

«О чём?»

«О том, что на него нацелились Безобразов и Маклауд?»

На лбу только что принявшей душ Лины начали проступать капельки пота. По спине пробежал неприятный холодок.

— Ха, ха-ха, ха-ха-ха-ха-ха…

Вырвавшийся из уст Лины смех был полубессознательным.

— Что я, чёрт возьми, пыталась сделать?

Если бы не этот смех, она бы сейчас впала в панику.

Хорошо, что она вспомнила Тацую.

Но ей не позволят его предупредить, потому что это будет считаться утечкой военной информации. Телефон в её комнате явно прослушивается, его нельзя использовать.

«Это настолько меня шокировало»

«Узнать, что волшебники используются, как запчасти, как топливо…»

«Я думала, что понимаю ограничения свободы воли военных»

«Я думала, что согласна с этим»

«Тацуя…»

— Вот почему ты это сказал, да?

Лина снова вспомнила слова, сказанные при расставании той ночью.

(«Если Лина желает уйти из Звёзд…»)

(«Если пожелаешь перестать быть солдатом…»)

«Тацуя. Ты знал, что мне не подходит быть солдатом…?»

Все эти мысли Лины были сейчас для неё неосознанными.

Она встала и снова пошла в ванную, чтобы смыть пот и согреться.

Сняв полотенце, она подставилась под горячий душ.

К этому моменту Лина уже не помнила, о чём думала, сидя перед зеркалом.

Оставить комментарий