Том 24. Глава 2

Опция "Закладки" ()

Профессией Шибаты Кацусигэ, следующего главы семьи Шибата, одной из боковых ветвей Йоцубы, официально значилась работа секретарём в Министерстве Обороны.

Боевая мощь магии Кацусигэ была чрезвычайно высокой, но вместо того, чтобы использовать магию в бою, его работа заключалась в размышлениях о том, как следует пользоваться магией в бою.

В Южной Америке, Африке и Центральной Азии до сих пор шли продолжительные сражения, но Восточная Азия и западная часть Тихоокеанского региона с осени позапрошлого года находились в состоянии затишья. Благодаря этому, многие сотрудники Министерства Обороны не засиживались подолгу на рабочих местах и уходили раньше.

На следующий день после того, как СМИ подняли большую шумиху (обычные граждане, которые не имели отношения к магии, даже не знали про эту тему) вокруг раскрытия личности Тауруса Сильвера.

Покинув офис в 19 часов, Кацусигэ отправился не домой, а в отель в центре города. Хотя это был не настолько первоклассный отель, название которого знали бы даже за рубежом, но он был популярен среди бизнесменов за вкусную еду и приемлемый уровень безопасности.

Того, с кем ему была назначена встреча, он быстро нашёл в ресторане вышеупомянутого отеля. Естественно, что он нашёл быстро, потому что тут всё было устроено в виде отдельных комнат, а он знал, в какую комнату идти.

— Привет. Извини, что позвал.

Это был одетый в обычный костюм мужчина того же возраста, что и отец Кацусигэ. Даже для Кацусигэ, знающего его род деятельности, он выглядел как обычный заурядный бизнесмен.

— Нет. Это всё из-за того, что мой отец не смог прийти. Простите нас за невежливую смену контактного лица.

— Нет-нет. Так внезапно попросить о встрече — это мой бездумный поступок. Здесь я должен извиняться.

— Если вы так говорите, то я благодарен, Куроба-сан.

Как Кацусигэ и сказал, партнёром, с которым он встретился, был Куроба Мицугу, глава семьи Куроба, одной из побочных ветвей той же семьи Йоцуба.

По приглашению Мицугу, Кацусигэ сел. Мицугу также сел одновременно с ним. Официант, который проводил Кацусигэ в эту комнату, подошёл к столу. Мицугу и Кацусигэ заказали только саке и легкие закуски и отпустили официанта.

— Итак.

Мицугу выпрямился, после чего слегка наклонился над столом.

— Сегодня я позвал по той самой причине. Нужно поговорить о нём.

— Вы про Тацую-куна?

Мицугу сказал нечётко «о нём», но Кацусигэ легко догадался, что имелся в виду Тацуя. Но Мицугу не допустил ошибку, и не сделал мрачное лицо.

— Верно. Вчера личность Тауруса Сильвера, в конце концов, стала общеизвестной. Что ты об этом думаешь, Кацусигэ-кун?

— Разве это не стало неизбежным уже тогда, когда Эдвард Кларк дал понять, что знает имя Тауруса Сильвера? Хотя это неблагоприятно для семьи Йоцуба, но я не думаю, что в этом виноват Тацуя-кун.

Ответ Кацусигэ был не тем, чего ожидал Мицугу.

— Но тебе не кажется, что этой ситуации можно было избежать, если бы он не поступил в Первую школу и послушно сидел бы дома? Потому что это очевидно, что «Проект Диона» учитывает не только достижения Тауруса Сильвера, но и эксперимент «Звёздный реактор», который он провёл весной прошлого года.

Кацусигэ покачал головой на слова Мицугу.

— Поступление в Первую школу не было намерением Тацуи-куна. Это было неизбежно из-за системы стражей семьи Йоцуба.

— Кацусигэ-кун, возможно, не знает, но после инцидента Йокогамы глава-сама приказала ему бросить школу и сидеть под домашним арестом. Но он не подчинился и продолжил посещать Первую школу. Если бы в тот момент он бы исчез со сцены, то его бы никогда и не заметили.

— Нет. После использования Взрыва материи это был лишь вопрос времени, когда Тацуя-кун будет вытянут из-за кулис международной политики, только это случилось бы в другой форме. К тому же, в тот момент было невозможно не использовать Взрыв материи. Без этой магии Япония понесла бы огромный ущерб.

— Так ли это? В Кюсю есть семья Яцусиро. Если будет битва в море, то отправится семья Ицува. В морских сражениях семья Ицува обладает большой боевой силой даже без «Бездны» Мио-дзё. Великий Азиатский Альянс — сильный враг, но я не думаю, что мы бы им проиграли, если бы не был использован Взрыв материи.

— Даже если так. Тем не менее, на том этапе не осталось другого выбора, кроме как использовать Взрыв материи. В войне победа — не всегда лучший выход, но это не значит, что нужно проигрывать. После вторжения в страну, сил для следующей битвы осталось бы меньше. Для восполнения боевой силы необходимо не только время, но и экономическая мощь. Если вы посмотрите на Великий Азиатский Альянс, страдающий от последствий той чудовищной атаки Взрыва материи, вы поймёте.

Мицугу нечем было на это возразить. Он знал и понимал это даже без этих слов.

— …Я понимаю твои мысли о том, что эта его магия незаменима для национальной обороны. Тогда его тем более нельзя отпускать в Америку.

Мицугу изменил подход.

— Да.

Кацусигэ лишь кратко выразил своё согласие.

— В таком случае он ведь должен быть защищён семьёй Йоцуба? А ещё правительство СШСА может сдаться, если он, например, внезапно умрёт.

Мицугу, получивший одобрение своим словам, собрался с силами и сказал, что хотел.

— А если его, к тому же, убьют «гуманисты», то это должно уменьшить обостряющееся общественное мнение о волшебниках.

— Действительно.

— В таком случае…

— Куроба-сан.

Используя в качестве предлога волю одной из побочных ветвей, Мицугу собирался просить у Майи, чтобы Тацуя был пойман и заперт. Но Кацусигэ резко прервал речь Мицугу, в которой он хотел попросить о сотрудничестве.

— Я не мог понять, почему все главы побочных ветвей относятся к Тацуе-куну с такой враждебностью.

Кацусигэ сказал именно в прошедшем времени: «не мог». Поэтому Мицугу уже понял смысл сказанного.

— Поэтому на днях я проверил это, спросив отца. Он долго не хотел признаваться, но в итоге всё рассказал.

— …Ясно.

Люди поколения Мицугу пообещали друг другу хранить эту историю в секрете. Но Мицугу не чувствовал, что должен критиковать главу семьи Шибата, понимая его мотивы. Нет, правильней будет сказать, что он не имел права критиковать. Потому что сам Мицугу был первым, кто раскрыл этот секрет. Несмотря на то, что тем, кому он его раскрыл, был сам Тацуя.

— Куроба-сан. Я не могу согласиться с вами и со своим отцом. Относиться враждебно к Тацуе-куну — неправильно.

Извне комнаты послышался голос официанта.

Они ненадолго прервали разговор, подождали, пока официант выставит на стол рюмки с охлаждённым саке и выйдет из комнаты, после чего продолжили.

— …Но он опасен.

— Один человек владеет силой, способной уничтожить весь мир. Один влиятельный человек имеет доступ к «кнопке», способной уничтожить весь мир. Одно правительство владеет военной силой, способной уничтожить весь мир. Из этих трёх понятий, первые два, кажется, отличаются по своей природе от последнего, но по своей сути все они — одно и то же. Насколько «демократичной» не была бы страна, её военная сила всегда готова к использованию. Иначе не было бы смысла. Нет смысла поддерживать военный потенциал, если сама страна будет уничтожена, пока проводятся демократические процедуры. Гражданский контроль — это то, что сдерживает влиятельных людей от своевольного использования армии в страхе потерять должность, а также останавливает использование уже применённой силы. При наличии системы, способной полностью прекратить использование военной силы, в любом случае будет невозможно даже нормально защищаться, принимая меры заранее.

— Тем не менее, вместо полного отсутствия тормозов лучше иметь хоть какие-то. Даже если это будет лишь частичное ограничение.

— Вы правы. Поэтому нельзя позволять диктаторам владеть оружием массового уничтожения. Военная мощь должна находиться под гражданским контролем. Но Куроба-сан. Влиятельные люди, выбранные демократическим голосованием, тоже могут повернуть ключ запуска стратегических ядерных ракет. Даже если ключ запуска разделён между несколькими людьми, то надо понимать, что владельцев этих ключей выбирают уже сами влиятельные люди, без участия избирателей.

— …Это крайний довод.

— То, что Тацуя-кун уничтожит мир — тоже крайний довод.

— Если так мыслить, то использование диктаторами оружия массового уничтожения — тоже крайний довод.

— Нет. Диктатор называется диктатором, потому что структура его власти устроена так, что никто не может его остановить. С обычным человеком всё по-другому. Нельзя вмешаться в мысли человека. Что думает человек, что он решает — другие люди не могут это остановить. Но если это обычный человек, а не диктатор, то на него можно воздействовать, чтобы остановить. Его можно ограничить так, чтобы он передумал. Его можно убедить, уговорить.

— …Ты хочешь сказать, что простые люди ближе к влиятельным лицам из демократического правительства, чем к диктаторам?

— Люди, живущие одни… нет, люди, считающие, что они живут одни, будут ближе к диктаторам. Однако те, кто желает жить с кем-то, люди, которые чувствуют, что не могут жить в одиночку, не могут стать диктаторами.

— ……

— Куроба-сан. Не нужно считать Тацую-куна диктатором. Если вас действительно волнует будущее мира, то он не должен оставаться один. Извините за грубость, но то, что вы хотите сделать, даст лишь обратный эффект. Это не только навредит боевой мощи нашей страны. В итоге это навредит будущему всего мира.

— …Это твоё мнение?

— Я пришел сюда вместо своего отца. Вы могли бы догадаться из этого факта.

Кацусигэ встал.

— Куроба-сан. Будьте реалистом.

Сказав это напоследок продолжающему сидеть Мицугу, Кацусигэ отправился домой, где его ждала Котона и приготовленный ей ужин.

 

◊ ◊ ◊

 

В то же время, когда Мицугу и Кацусигэ расстались в напряжённой атмосфере.

В штаб-квартире Магической Ассоциации в Киото председатель Ассоциации, Томицука Хисуи сидела за столом в своём кабинете, схватившись за голову.

Перед её глазами на столе лежал документ, содержащий срочный запрос из СШСА. В нём говорилось, что Эдвард Кларк планирует посетить Японию и просит организовать встречу с Таурусом Сильвером, то есть с Шибой Тацуей.

— А-а-а, всё! Что, по-вашему, я должна делать!?

Хисуи истерически закричала, глядя на документ, лежащий на столе.

— Нет, я знаю, что нужно делать! Нужно организовать встречу с Шибой Тацуей!

Всё ещё держась за голову, она упрекнула саму себя. Голова Хисуи закипала.

— Да это и так понятно…

В итоге Хисуи обессиленно упала лицом на стол.

— Но у меня нет такой власти…

Всё ещё лёжа лицом на столе, Хисуи глубоко и долго вздохнула.

— А отказаться… мы не можем…

Хисуи медленно подняла верхнюю половину тела со стола.

— В эту субботу… это слишком срочно, и такое чувство, что ситуация станет ещё хуже…

Она перевела взгляд на небольшой дисплей, стоящий на тумбочке сбоку от стола. Там отображался обзор последних новостей.

— За день до этого будет пресс-конференция Тауруса Сильвера? Почему из всех дней именно за день до этого? Да и о чём он хочет рассказать?

Поразмыслив над этим, Хисуи решила, что всё не так уж и плохо.

— Почему только всё это происходит, когда председателем стала я…

Её голова снова рухнула на стол.

 

◊ ◊ ◊

 

Был уже поздний вечер, после 21 часа, когда Майя позвонила Тацуе.

— Извини, что в такое время.

— Нет, я ждал этого звонка. Благодарю.

— Не беспокойся. Это по поводу моего обещания.

Действительно, когда они говорили в прошлый раз, Майя сказала, что организует встречу с Тодо Аобой. Но Тацуя не ожидал, что Майя лично позвонит, чтобы сообщить об этом.

— Вы получили время встречи от его превосходительства Тодо? — Спросил Тацуя, скрывая своё удивление, сделав ничего не выражающее лицо.

— Да, верно. Похоже, он готов тебя принять завтра в 7 часов вечера.

У Майи всплыла улыбка, показывающая, что она заметила волнение Тацуи, но она не сделала ничего такого враждебного, вроде упрёка за это.

— Где пройдёт встреча?

— В храме Кютёдзи*. Я слышала, что Коконоэ Якумо-сан будет присутствовать на встрече.

[Название храма пишется теми же иероглифами, что и «Коконоэ», но читается по-другому]

На этот раз Тацуя не смог скрыть удивление. Майя хихикнула, будто говоря «я тебя подловила».

— …Извини. Но я тоже была удивлена, узнав об этом. И Тацуя-сан, как я вижу, тоже удивлён. Теперь я чувствую себя немного спокойней.

— Я удивлён. Неужели мастер как-то причастен к этому?

— Его превосходительство и Якумо-сан, похоже, хорошо знакомы уже довольно долго. Но какая между ними связь — это загадка.

— Я тоже так подумал.

Тацуя ответил быстро, но в действительности, вместе с сильным удивлением, его терзали сомнения.

Тем, кто познакомил Тацую с Якумо, был Казама. В этом не прослеживалось никаких намерений Йоцубы. Он общался напрямую с Казамой и с Якумо. Он думал, что их словам можно было доверять, учитывая, что Отдельный магически оборудованный батальон бригады 1-0-1 тайно враждовал с Десятью Главными Кланами.

Однако всё менялось с добавлением информации о дружеских (насколько близка эта «дружба» было непонятно) отношениях Якумо и Тодо Аобы.

Тацуя и Якумо — не ученик и учитель. Так было решено при их первой встрече. Они были лишь партнёрами по спаррингу в магическом рукопашном бою, Якумо ничему Тацую не учил. Он принимал вопросы, но мог на них и не отвечать. Такова была договорённость о его посещениях Якумо.

Тем не менее, Тацуя многому научился у Якумо. Например, без помощи Якумо он вряд ли смог бы завершить разработку «Бронебойного псионового снаряда», необходимого для противостояния Паразитам.

Также, хотя позиция Якумо с «ответами на вопросы» не изменилась, Тацуя получил много знаний от Якумо, даже в тех случаях, когда эти знания соответствовали «такому вопросу, на который он не может ответить».

Тацуя думал, что это лишь какая-то причуда Якумо. Он чувствовал, что Якумо, которого он ещё плохо знал в то время, делал это с какой-то целью. Он также подозревал, что это мог быть план отделить его от семьи Йоцуба, чтобы он попал под контроль сил самообороны. Однако чем больше он общался с Якумо, тем больше рассеивались эти подозрения.

Но разве тогда это не значит, что он должен был так подумать?

Якумо был непрост. Нет, по суждению Тацуи, это был неуправляемый подозрительный человек. Тем не менее, Тацуя почему-то доверял Якумо…

— Хорошо, тогда завтра в 7 часов вечера я посещу храм Кютёдзи. Большое спасибо за информацию.

Отвечая Майе, Тацуя пытался сохранять бдительность, чтобы не показать свою тревогу.

Оставить комментарий