Том 24. Глава 5

Опция "Закладки" ()

Приехавшего в Японию Эдварда Кларка встречало множество репортёров. Суматоха была такая, будто это был не дипломатический визит, а частный визит известного актёра.

Причиной было то, что Эдвард и Рэймонд даже не пытались прятаться от публики. Скорее, они, наоборот, старались поднять шумиху в СМИ.

Но они не стали оказывать новостным организациям такие услуги, как пресс-конференция или интервью, и в итоге, под защитой полиции, покинули аэропорт.

Они отправились в посольство СШСА. Это нельзя было назвать странным, потому что Эдвард Кларк является сотрудником государственного учреждения. Репортёры и журналисты знали об этом, и большинство отстало от них с оглядкой на тень правительства СШСА позади Кларка.

В 13:30 они вылетели из посольства на вертолёте, и в 13:50 прибыли на крышу башни «Bay Hills» в Йокогаме, где расположен филиал Канто Магической Ассоциации.

 

 

Тацуя прибыл в филиал Канто Магической Ассоциации за 5 минут до назначенного времени встречи. Несмотря на то, что ему сказали, что Эдвард Кларк уже ждёт в приёмной, он не показал никакой поспешности. Это ведь его вынудили внезапно изменить свои планы всего день назад.

Изначально Тацуя намеревался дать Кларку подождать около часа.

Но он всё равно прибыл вовремя… Возможно, он был намного сильнее привязан к понятию «здравого смысла», чем думал сам.

— Приятно познакомиться. Меня зовут Шиба Тацуя.

Тацуя, которого привела на место встречи сотрудница филиала (но не та, которую он встретил вчера), заговорил с Эдвардом по-японски. Возможно, это было детское поведение, что-то вроде сопротивления.

— Приятно познакомиться. Меня зовут Эдвард Кларк.

Неожиданно Эдвард поприветствовал его на беглом японском.

— Для меня большая честь встретить вас.

Но Тацуя не потерял дар речи и продолжил считающийся в данном случае наглым разговор на японском. Кстати говоря, используя особенность своей памяти «не забывать ничего, что хотя бы один раз увидел или услышал», он почти в совершенстве овладел не только английским, но и языками большинства основных стран.

— Для меня тоже.

Эдвард, который ответил, не убрав улыбку, выглядел как идеальный обманщик, что не подходило его заурядной внешности.

Его внешность в аккуратном костюме и с красиво приглаженными светлыми волосами, вместе со стандартной фигурой, которая не считается толстой или худой для роста 180 сантиметров, создавали впечатление, что он не учёный или инженер, а старший менеджер отдела продаж. Нет, даже не продавец частной компании, а агент государственного учреждения?

Несомненно, такой создаваемый им образ был не только в его внешности. Роль, которую Эдвард Кларк сейчас играл, заключалась именно в этом, несмотря на то, что он вроде как считался только инженером.

Хотя Тацуе предложили стул, он, совершенно не стесняясь, сел на диван. Со стороны сотрудников филиала было заметно беспокойство бесцеремонным поведением Тацуи, но Эдвард, и почему-то присутствующий здесь Рэймонд не проявили ни капли беспокойства и сели напротив него.

— Я смотрел вчерашнюю пресс-конференцию. Мистер Шиба, Ваш проект энергетического завода удивил меня.

Первым заговорил Эдвард.

— Благодарю. Но ему далеко до «Проекта Диона» как по пространственным, так и по временным масштабам. Я думаю, что это великий проект, который не выполнить, даже потратив на него всю свою жизнь.

— Как скромно.

Слова Тацуи было трудно понять, ведь это был сарказм. Он косвенно указал на то, что волшебники будут отрезаны от человеческого сообщества как во времени, так и в пространстве. По выражению лица Эдварда нельзя было определить, понял ли он этот намёк.

По крайней мере, сотрудники Магической Ассоциации, присутствующие в качестве наблюдателей, выглядели так, будто не смогли понять. Если Эдвард смог сохранить «покерфейс», поняв это, то он, несомненно, злодей.

— Значит, магический Звёздный реактор — это термоядерный реактор с последовательностью магии контроля гравитации? Значит, Вы разработали его для использования на энергетическом заводе?

— Да. Завершённая форма будет иметь конструкцию, использующую непосредственно морскую воду.

Выражение лица Эдварда слегка двинулось. Это доказывало, что он понял намёк Тацуи, что «поэтому его нельзя будет использовать в космическом пространстве».

— Строительство энергетического завода с использованием магического Звёздного реактора, безусловно, является значимым проектом для Японии. Но терраформирование Венеры — это надежда для всего человечества. Я хотел бы, чтобы мистер Шиба, добившийся многочисленных технологических прорывов в качестве Тауруса Сильвера, непременно присоединился к «Проекту Диона».

То ли Эдвард потерял терпение, то ли планировал так с самого начала, но он внезапно озвучил главное требование.

— Я думаю, посмотрев вчерашнюю пресс-конференцию, вы поняли, что я не Таурус Сильвер. Но мне не нужно рассказывать о том, что вы и так хорошо знаете.

Последнее предложение Тацуи содержало в себе сарказм «Вы же изучили вопрос с помощью Хлидскьяльва, поэтому должны знать». О существовании этого бэкдора к Эшелону III Тацуя услышал от Рэймонда. Этот факт тоже должен быть известен Эдварду.

— Слава Тауруса Сильвера происходит от феноменальных достижений в области программного обеспечения. Другими словами, мистер Шиба — это суть Тауруса Сильвера.

— Каким бы ни было программное обеспечение, без соответствующей ему аппаратной части оно — лишь простой текст. В отношениях между «софтом» и «железом» нет конкретного утверждения, что является главным, а что — второстепенным.

— Это не так. Оборудование без программы — лишь пустая оболочка.

— Однако фактически работу выполняет именно оборудование.

Рэймонд ткнул отца в бок локтем, и Эдвард неестественно прокашлялся. Заметив, что Тацуя уводит разговор в другом направлении, он попытался начать с начала.

— Команда, называющаяся «Таурус Сильвер», вчера распалась, поэтому я откажусь от просьбы его участия. Вместо этого я хотел бы снова попросить Вас здесь. Мистер Шиба, не примете ли Вы участие в «Проекте Диона»?

— Сожалею, но вчера я уже взял на себя ответственность за Проект энергетического завода с использованием магического Звёздного реактора. Если бы Вы с самого начала не просили участия Тауруса Сильвера, а обратились сразу ко мне, то у меня был вариант оставить проект завода на других людей… Могу лишь сказать, что это невезение. Прошу прощения, но вам лучше отступить.

Тацуя ответил чётким отказом на требование Эдварда Кларка прямо перед сотрудниками Магической Ассоциации.

 

◊ ◊ ◊

 

После этого между Эдвардом и Тацуей несколько раз повторилась череда схожих вопросов и ответов, но в итоге Эдвард так и не смог переспорить Тацую.

Эдвард знал, что Тацуя не может согласиться. Но он просчитался в том, что не смог поставить Тацую в невыгодное положение, взяв с него хоть какое-то обязательство.

— Я знал, что обычные методы не помогут… но я не ожидал такой упорной непреклонности.

— Папа, и что ты теперь будешь делать?

Сейчас эти двое были в номере отеля, предоставленном посольством СШСА. В двух комнатах по соседству были телохранители. Это можно было назвать беспрецедентным случаем, когда к сотрудникам организации, связанной с правительством, относились как к VIP. Это ещё раз доказывало, что Эдвард Кларк — не простой инженер.

— Возможно, этой цели не достичь мирным путём.

Эдвард не собирался спрашивать, о чём подумал его сын.

— Думаю, что убийство — это последнее средство.

Рэймонд не показал попыток морально уклониться от возможности, что его отец испачкает руки грязными делами.

Отсутствие секретов между ними, возможно, было из-за хороших отношений между сыном и отцом, но со стороны человеческого воспитания их отношения сильно отличались от общественных стандартов. Возможно, Эдвард считал, что, в целом, моральный аспект можно игнорировать, когда давал Рэймонду терминал Хлидскьяльва.

— Но мы должны учитывать и такой вариант, если не можем нейтрализовать этого человека с помощью «Проекта Диона».

Для Эдварда цель «Проекта Диона» была не в освоении Венеры. И не в переселении туда, если в результате Венера будет терраформирована. Реальная цель была в полной нейтрализации Шибы Тацуи. В нейтрализации магии Стратегического класса «Взрыв материи».

— Но, как ты и сказал, это последнее средство. Завтра я дам интервью на ТВ. Надо разжечь общественное мнение японцев.

— И, посмотрев на результат этого, придумать следующий ход?

— Правильно, Рэймонд.

— Папа?

Рэймонд увидел, как Эдвард нахмурился после того, как кивнул ему, поэтому обратился к нему.

— Новый Советский Союз, возможно, решится на силовой подход, не дожидаясь, когда сработает тактика с общественным мнением…

Эдвард был обеспокоен тем, какой шаг сделает Новый Советский Союз, а, точнее, Безобразов.

— Если их «силовой подход» закончится на полпути, то Шиба Тацуя может получить данные для контратаки. Поэтому я хочу, чтобы ты какое-то время был осмотрительным…

— Изучим вопрос Хлидскьяльвом?

Эдвард покачал головой, услышав предложение Рэймонда.

— Ходят слухи, что в Новом Советском Союзе построили систему обратного обнаружения в противовес Эшелону III. Не думаю, что Хлидскьяльв поймают за хвост, но… мы не должны рисковать испортить нынешние сотрудничающие отношения с Безобразовым.

— Я понял, папа.

Рэймонд, казалось, был разочарован, но всё равно согласился с протестом Эдварда.

— Значит, завтра я свободен?

— Не уходи слишком далеко. Точно, на всякий случай, расскажи мне, что ты намерен делать?

— Думаю, я схожу в гости к Тиа.

— Тиа? А, дочь семьи Китаяма?

Эдвард ненадолго замолчал, подсчитывая преимущества и недостатки от углубления связей с родственниками владельца «Группы Хокузан», известной даже в СШСА.

— …А почему бы и нет? Можешь сходить.

— Угу, понял.

Рэймонд пошёл в спальню оживлённым шагом. Наверное, собирался позвонить Шизуку. Эдвард с довольной улыбкой проводил сына взглядом.

 

◊ ◊ ◊

 

В воскресенье встреча между Тацуей и отцом Шизуку, Китаямой Ушио, закончилась за короткое время и в мирной атмосфере.

Помощь Ушио «Проекту ESCAPES» подтвердила слова Тодо Аобы о его связях. И Тодо не принуждал его это делать. Предоставление волшебникам невоенных рабочих мест соответствовало желаниям Ушио.

На текущем этапе ещё рано было говорить о расходах на строительство и эксплуатацию, так что сегодня Тацуя закончил на том, что объяснил Ушио более подробные детали проекта, про которые он не рассказал на пресс-конференции.

— Я услышал много интересного. Это было с пользой проведённое время.

Ушио в приподнятом настроении проводил Тацую и Миюки до выхода из гостиной.

— Если электроэнергия Звёздного реактора послужит не только для производства водорода, но и для извлечения лития, кобальта и урана, то он будет довольно прибыльным. В нашей группе есть компании, исследующие сбор ресурсов из морской воды, поэтому я думаю дать тебе взглянуть на материалы исследований.

— Благодарю Вас.

Хотя знания и рассуждения Тацуи в магической инженерии были на высшем уровне, но его знания о промышленности, в конце концов, были как у обычного школьника. Производственные секреты, которые позволят получать прибыль из добычи ресурсов — это то, чего Тацуя хотел узнать больше всего. Твёрдое обещание всестороннего сотрудничества от Ушио было для Тацуи огромным шагом вперёд.

— Одзи-сама*, мы можем увидеться с Шизуку?

[Вежливое обращение к мужчине среднего возраста. Что-то вроде «дядя» (не тот, что родственник)]

То, что друзья дочери пришли просить о помощи вместе, сильно смягчило отношение Ушио. Как и ожидал Тацуя (или лучше будет сказать «как он и планировал»), присутствие Миюки оказалось полезным.

— Моя дочь будет рада, если вы это сделаете.

Ушио широко улыбнулся, отвечая на просьбу Миюки встретиться с Шизуку.

— Господин.

В этот момент в их разговор вклинилась опытная на вид служанка.

— Что такое?

— Шизуку-одзёсама сейчас с гостем.

— Гость…? Да, если подумать, я что-то такое слышал.

— Вот незадача. Тогда, наверное, в другой раз.

— Это не проблема.

Услышав о посетителе, Миюки попыталась скромно воздержаться, но Ушио её остановил.

— Этот гость — это студент, с которым Шизуку познакомилась во время учёбы за границей… Вчера он внезапно сказал, что хочет встретиться. Это звучало абсурдно, и я уже хотел отказаться, но не смог это сделать, потому что он сказал, что ему скоро возвращаться обратно в свою страну. Он ведь и к Шибе-куну имеет отношение, этот парень. Поэтому, я думал, что ты будешь в курсе ситуации.

— Имеющий ко мне отношение человек? — Услышав слова Ушио, вместо Миюки спросил Тацуя.

— Имя этого парня — Рэймонд Кларк.

С информационной сетью владельца крупной группы компаний, он должен знать смысл фамилии «Кларк». Тацуя, наконец, понял намерение Ушио.

— Хорошо, одзи-сама. Мы встретимся с ними. — Поклонившись, ответила Миюки.

— Ясно. Ты, отведи их в комнату дочери. — Ушио сразу же скомандовал служанке.

Всё прошло так гладко, будто по заранее составленному сценарию.

 

 

Шизуку встречалась с Рэймондом не в своей комнате, а в чайной.

Дверь чайной комнаты была открыта. Хотя неподалёку была прислуга, Ушио бы не позволил дочери остаться одной в закрытом помещении с парнем примерно того же возраста. Хотя это могло быть распоряжение и матери Шизуку.

— Шизуку, извини за вторжение.

— А, Миюки…

Услышав голос из коридора, Шизуку повернулась к двери. Было ли воображением то, что она выглядела так, будто почувствовала облегчение?

— Рэймонд Кларк. Извини за вторжение.

— Шиба Тацуя… ага, заходи, заходи.

Рэймонд был ошеломлён вторжением Миюки и Тацуи, но после того, как Тацуя окликнул его, ответил ему с улыбкой.

— Вчера мы не могли пообщаться непринуждённо. Хорошо, что мы встретились. — Рэймонд переключил внимание на Тацую.

— Ты хотел со мной поговорить?

«Разве он здесь не для ухаживаний за Шизуку?» — С сомнением подумал Тацуя, но его также заинтересовало, что скажет Рэймонд, поэтому он сел напротив него. Шизуку, сидевшая напротив Рэймонда, пересела на место сбоку стола ещё до того, как Тацуя ответил Рэймонду. Миюки села между Тацуей и Шизуку.

— Я хотел услышать твоё мнение.

Не обращая внимания на Миюки, Рэймонд ответил Тацуе.

— Слушай, Тацуя.

Рэймонд непринуждённо назвал Тацую так, будто они друзья. Ну, по крайней мере, это было лучше, чем использование смущающих имён вроде «Бога разрушения» (The Destroy), поэтому Тацуя решил промолчать.

— Тот проект энергетического завода со Звёздным реактором… Э-э, есть ли у него более простое название?

— Ты ведь уже знаешь, если провёл «исследование»?

«Ты ведь уже исследовал это Хлидскьяльвом», — такой намёк с оттенком сарказма был в ответе Тацуи на вопрос Рэймонда.

— Даже если я понял, исследовав, но на пресс-конференции этого не было.

Рэймонд надулся и отвёл взгляд. Тацую не веселило смотреть на надутое лицо парня, и он непринуждённо рассказал о названии «Проекта ESCAPES».

— «Проект ESCAPES»? В смысле… ну, ладно.

Рэймонд прервал свой вопрос потому, что интуитивно понял, что вместо значения сокращения «ESCAPES», Тацуя придаёт большее значение самому смыслу слова «escape».

— Ты серьёзно планируешь осуществить «Проект ESCAPES»?

— Меня все спрашивают об этом. — Произнёс Тацуя, сделав усталое лицо.

— «Проект ESCAPES» — это не простая отговорка от «Проекта Диона». Первым делом следует учесть, что этот проект был придуман ещё до того, как вы выдумали это терраформирование Венеры. — Ответил он Рэймонду голосом, в котором было ни капли дружелюбия.

— Жестоко называть это… выдумкой.

— То есть, вы серьёзно хотите терраформировать Венеру?

Рэймонд, который пытался возразить Тацуе, был загнан в угол новым вопросом.

— Реальное переселение станет возможным не через 10 или 20 лет. Затраченное время будет измеряться веками. Нужно будет вкладывать деньги и усилия в течение многих поколений. Я не думаю, что у СШСА есть мотивы серьёзно браться за такой огромный проект. Нет, не только у СШСА. Я не думаю, что на нынешней Земле вообще есть хоть одна страна с такой мотивацией. Если кто и может взяться за такой грандиозный проект, то только мировое правительство, не так ли? Мне кажется, что это именно так.

— …План заселения Марса тоже продвигается, как вековой проект.

— Он пока лишь запланирован. Пока ещё даже не определены методы передвижения.

— Тебе не кажется, что такой грандиозный проект как раз подтолкнёт к созданию мирового правительства?

Увидев, что положение ухудшается, Рэймонд изменил подбор аргументов.

— Если насильно объединить мир, обычная война просто изменится на гражданскую.

Но даже это закончилось очередным контраргументом от Тацуи.

— …Разве у Тацуи нет мечты?

— Я предпочитаю только те мечты, которые можно осуществить.

Даже после этого предлога Рэймонда сердце Тацуи осталось непоколебимо.

— Но тогда не будет романтики.

Но Рэймонд не пал духом. Похоже, что слова Тацуи задели нечто «святое» для него, нечто, в чём Рэймонд не может уступить.

— Когда мечта осуществлена, она перестаёт быть мечтой. Но когда ещё не знаешь, осуществится она или нет, то это ещё можно называть мечтой.

— А ты романтик. Это значит, что «Проект Диона» для тебя — это романтика, пренебрегающая возможностью осуществления?

— Человек магией, силой мысли, полетит в космос. Разве это не романтика?

— А почему этим должен заниматься я?

— …Э-э?

Рэймонд застыл с удивлением на лице.

— Отправиться в космос силой магии. Я не против такой «мечты». Но это ведь твоя мечта? Нет причин, по которым я должен с этим помогать.

— Это…

— Причина, по которой ты хочешь привязать меня к «Проекту Диона» — это не погоня за мечтой. Это основано на более реалистичных расчётах.

— …Я понял. Тогда поговорим о реалистичных вещах.

Казалось, что Рэймонд уже проиграл спор, но он показал неожиданное упорство.

— Благодаря освоению океана можно немного оттянуть достижение пределов вместимости Земли. Но пределы Земли конечны. Пусть даже их будут расширять, но однажды будут достигнуты конечные пределы, которые не выдержат роста населения человечества.

— Я не отрицаю такое будущее.

— В таком случае, освоение космоса — это реальность, от которой мы не должны отворачиваться только потому, что это трудно! Чтобы человечество продолжало своё процветание, мы должны выйти в космос, пока у нас ещё есть на это силы.

— Почему освоение космоса станет решением роста населения?

— Э-э…?

У Рэймонда сейчас было выражение лица, показывающее, что он искренне не понимает.

— …Но разве это не решение? У Земли есть ограничение вместимости, поэтому нужно выйти за пределы Земли…

Рэймонд в недоумении пытался спорить растерянным голосом.

— Космос тоже является ограниченным пространством.

— Это… может быть и так. Но…

— А пространство, которое может быть переделано в пригодное для жизни человечества — ещё более ограничено.

— ……

— Даже освоением космоса не избежать пределов. Человечество лишь может откладывать достижение этих пределов.

— …Это пустые отговорки.

— Если мы лишь продлеваем время до достижения пределов, то мы должны работать над тем, что мы действительно можем сделать.

— …Это софистика с крайними аргументами! У космоса нет реальных пределов! С магией, человечество будет бесконечно покорять новые рубежи!

— Однако цель «Проекта ESCAPES» — не в реакции на рост населения.

— …

— Я завершу Звёздный реактор и построю завод, чтобы достичь моей цели. Вы устремитесь в космос, чтобы достичь вашей цели. Если это ваша настоящая цель.

Не найдя слов опровержения, Рэймонд медленно встал с лицом принявшего поражение.

— Тиа, извини. Я, пожалуй, пойду.

— Угу.

— …Тацуя. Мы ни за что не дадим тебе сбежать.

— Я ни за что не дам вам себя поймать.

— Я хотел бы, чтобы пришёл день, когда ты пожалеешь об этих словах. …Ладно, Тиа. Еще увидимся.

Рэймонд, уходя, оглянулся только в сторону Шизуку.

— …Угу. Рэй, увидимся.

Печально улыбнувшись после ответа Шизуку, он вышел через оставленную открытой дверь.

 

◊ ◊ ◊

 

В чайной комнате хоть и не было гнетущего настроения, но неприятный осадок остался. Чтобы поменять атмосферу вместе с воздухом, Шизуку попросила служанку открыть окно. Используя пульт дистанционного управления, она включила телевизор. Это было тоже для смены настроения, но передача, которую показал телевизор, могла дать обратный эффект.

— Шизуку, оставь это, пожалуйста. — Тацуя остановил Шизуку, которая хотела переключить канал.

Интервью Эдварда Кларка на экране продолжилось.

— …Таким образом, если говорить об истинной значимости использования магии для будущего людей, то она должна использоваться для освоения космоса.

Эдвард в телевизоре говорил на английском, но его речь синхронно дублировалась субтитрами.

— Я считаю, что магический термоядерный реактор — замечательное изобретение. Но его следует использовать в местах, где трудно пополнить запасы топлива, а солнечный свет нестабилен. Например, на спутниках Юпитера. Он сможет стабильно производить электроэнергию, даже когда спутник будет заходить в тень Юпитера из-за своего обращения вокруг него.

— Период обращения Ганимеда — всего 7 дней. Даже у Каллисто он — чуть меньше 17 дней. — Ироничным тоном пробормотал Тацуя. Разумеется, его голос не достиг того места, что было по ту сторону экрана телевизора.

— Освоение океана можно проводить другими технологиями, не используя магию. Необходимую мощность для промышленности можно обеспечить, используя выработку электроэнергии океанических солнечных электростанций и геотермальных источников. Редкий талант, называемый магией, должен использоваться для более значимых целей.

— Говорит почти так же, как мы только что слышали, не так ли?

В голосе Миюки, спросившей Тацую была не ирония или неприязнь, а наивная простота.

— Может это потому, что они отец и сын?

— Отец и сын?

Шизуку выглядела слегка изумлённой.

— Я не подтвердил это через сторонние официальные агентства, но ошибки быть не может.

— Вот значит как…

— Шизуку, ты не знала? Разве когда ты училась по обмену, у вас не было домашних вечеринок или что-то вроде того?

Вопрос Тацуи был основан на предрассудке, что в Америке, по сравнению с Японией, намного чаще устраивают вечеринки у себя дома.

— Вечеринок дома у Рэя не было.

Значит, Шизуку и правда часто звали на вечеринки во время учёбы по обмену. Но Америка, похоже, не отличается от Японии в том, что всё зависит от конкретной семьи и конкретного человека, насколько родитель будет вмешиваться в отношения своего ребёнка с друзьями.

— Я бы хотел, чтобы Шиба Тацуя-сан во что бы то ни стало принял участие в нашем проекте, чтобы открыть будущее для человечества. Я на это надеюсь.

Выступая по ТВ, Эдвард подчёркивал общественные принципы. Тацуя, который знал его истинные мотивы, усмехнулся, услышав эти слова.

 

Оставить комментарий