Том 24. Глава 7

Опция "Закладки" ()

В среду после школы Томицука Хаганэ посетил комнату школьного совета. Даже председатель группы управления клубами Игараси Ёске довольно редко приходил в комнату школьного совета, а появление здесь Томицуки вообще было исключительным случаем.

— Когда Тацуя-сама планирует начать посещать школу? К сожалению, он мне об этом не говорил. — С неохотой на лице ответила Миюки на вопрос Томицуки, смысл которого был примерно такой: «Когда Тацуя в следующий раз придёт в школу?».

Её ответ не был ложью, а её выражение лица не было актёрской игрой.

Некоторое время Тацуя ещё не будет ходить в школу, наблюдая, как изменится ситуация после пресс-конференции. Возобновление посещения школы зависит от ситуации в обществе, и даже сам Тацуя не мог заранее сказать, «с какого момента» он вернётся.

И у Миюки день за днём нарастало недовольство от того, что Тацуя не может свободно приходить в школу.

— Тогда… Не скажете ли вы мне, где сейчас находится Шиба-кун? — С нескрываемым отчаянием Томицука задал Миюки следующий вопрос.

— У тебя какое-то дело к Тацуе-сама? — Подозрительным голосом спросила Миюки в ответ. Любой бы на её месте почувствовал, что с Томицукой что-то не так.

В его поведении не было свободы действия. Давить на собеседника своими обстоятельствами было совсем не похоже на Томицуку.

— А, извините.

Однако он заметил, что доставляет Миюки неприятные чувства.

— Эм… Я бы хотел кое о чём поговорить с Шибой-куном.

— Поговорить? Если ты не против, я бы хотела узнать, о чём?

Глаза Томицуки забегали из стороны в сторону. Он некоторое время колебался, но в итоге поборол нерешительность и встретился с Миюки взглядом.

— Моя мать госпитализирована.

— Твоя мама!?

Миюки широко раскрыла глаза и прикрыла рот рукой. Томицука засуетился от такой реакции.

— Ах, нет, хоть я и сказал госпитализирована, но жизни ничего не угрожает. У неё острая язва желудка… После месяца отдыха её уже выпишут из больницы.

— Понятно… Пусть выздоравливает.

— Большое спасибо.

Поблагодарив Миюки за слова сочувствия, Томицука выглядел, как будто хочет ещё что-то сказать. Пока он подбирал слова, с ним заговорила Изуми.

— Мама Томицуки-сэмпая ведь занимает пост председателя Магической Ассоциации, не так ли?

— Да, это так, Саэгуса-сан.

— Болезнь вашей мамы ведь психологического происхождения?

На этот раз уже Томицука широко раскрыл глаза.

— …Врач сказал, что это было вызвано стрессом.

— Другими словами, Томицука-сэмпай хочет сказать, что причиной болезни его мамы является Шиба-сэмпай?

— Я не собирался говорить ничего такого!

Лицо ответившего Томицуки покраснело. Это доказывало, что утверждение Изуми не было совсем неверным. Томицука, осознавший, что переволновался, сделал глубокий вдох.

— …Недавно мать подверглась сильному давлению со стороны правительства.

— Касаемо Тацуи-сама? — Невозмутимо спросила Томицуку Миюки.

— Да, верно. Они хотят, чтобы она уговорила Шибу-куна отменить проект энергетического завода и принять участие в «Проекте Диона»…

— Что это значит! — Громко возмутилась Хонока. Изуми и Сиина, тоже посчитав это нелепостью, направили холодные взгляды на Томицуку.

— Тебе можно говорить здесь о чём-то таком? Разве не нужно хранить это в секрете?

— …Член моей семьи действительно попал в больницу, хоть и неофициально. В той мере, если это поможет связанным с делом людям выявить обстоятельства, они будут не против.

Открытый тон голоса Томицуки показывал его недовольство «связанными с правительством людьми».

— Я не собираюсь обвинять Шибу-куна в госпитализации моей матери. Даже мне понятно, что перекладывать ответственность на Шибу-куна — это смешно.

— Томицука-сэмпай. Если не жаловаться, то о чём вы собираетесь говорить с Шибой-сэмпаем?

Изуми снова озвучила вслух вопрос, заданный ранее Миюки.

— Независимо от мнения правительства, я считаю, что Шиба-кун должен принять участие в «Проекте Диона». Это, несомненно, важный проект для будущего человечества, и СШСА пытается пригласить Шибу-куна с максимально учтивым отношением. Возможно, у него было много своих планов, но я считаю, что ради Японии, ради японцев-волшебников, он должен принять приглашение СШСА. До сих пор я молчал, потому что меня это не касалось, но когда это затронуло мою семью, я теперь тоже заинтересованное лицо.

Среди членов школьного совета не нашлось никого, кто бы поддержал аргументацию Томицуки. Но и тех, кто бы перебил его речь, тоже не было.

— Хотя меня самого раздражает то, что приходится следовать необоснованным запросам правительства, но я хочу попробовать уговорить Шибу-куна принять участие в «Проекте Диона».

Убедившись, что Томицука закончил свою речь, Миюки заговорила.

— Если такова была твоя цель, то я не могу тебе ничего сообщить.

— Э-э..?

Томицука, похоже, совсем не ожидал отказа. Он уставился на Миюки с лицом, выражающим полное непонимание её ответа.

— Если у тебя такая цель, то я не могу себе позволить сообщить тебе адрес Тацуи-сама.

— Почему…

— Ты спрашиваешь почему…? Потому что я понимаю, что ты хочешь помешать Тацуе-сама, и не могу тебе с этим помочь.

Лицо Томицуки исказилось, как бы говоря своим видом «Я не могу поверить».

— Но ведь… Эгоизм одного Шибы-куна может доставить проблем всем остальным! Если Шиба-кун проявит чуточку терпения, то всем вокруг станет только лучше!

— Эгоизм, говоришь…?

Миюки даже не скрывала, что была неприятно удивлена.

— Томицука-кун, похоже, что ты растерян от того, что твоей маме стало плохо. Пожалуйста, сегодня отступи. Так будет лучше для всех.

Обычный Томицука был совершенно не такой и не сказал бы ничего самодовольного. Миюки знала это и хотела решить проблему мирным путём. Для неё это была исключительная уступка, когда Тацуя был оскорблён, а она закончила всё такими разумными мерами. Её магия не вышла из-под контроля потому, что Обет был рассеян, и она тем самым вернула себе изначальный контроль над своей магией. Однако на её противника, почувствовавшего себя загнанным в угол, и попавшего в ловушку сужения мышления, это произвело обратный эффект.

— …Президент Шиба. Я вызываю вас на дуэль.

— Под дуэлью ты имеешь в виду поединок за разрешение конфликта мнений?

— Да. Если я выиграю, то, пожалуйста, скажите мне, где находится Шиба-кун.

Миюки спокойно выслушала своевольное заявление Томицуки. Нет, спокойной она была лишь на вид. Но внутри неё не пылал гнев, потому что враждебность и убийственные намерения были заморожены.

— …Хорошо. Я согласна на этот поединок.

— Миюки-сама, пожалуйста, подождите.

Фразу Миюки о принятии дуэли перекрыл другой голос.

— Минами-тян? — Миюки спросила о намерениях Минами со смешанным чувством удивления и подозрения.

Минами сказала не «президент», а «Миюки-сама».

То, что Миюки является преемницей титула «глава семьи Йоцуба», было широко известным фактом. При этом все здесь прекрасно понимали, что Минами на самом деле не двоюродная сестра, а состоит на службе у семьи Йоцуба. Никто, правда, прямо об этом не спрашивал, но все подозревали о такого рода отношениях.

Поэтому Минами называла Миюки «Миюки-самой», не чувствуя никакого дискомфорта. Она говорила «Миюки-сама» в тех случаях, когда Миюки не было рядом. Однако самой Миюки не нравилось, когда это происходило в школе, и она настаивала на максимально возможном сдерживании поведения, показывающего отношение между хозяином и слугой.

Поэтому у неё должна была быть какая-то причина, по которой она решилась сказать «Миюки-сама» в этом месте, показав поведение слуги в присутствии кохаев.

— Тацуя-сама приказал мне защищать Миюки-саму. Следуя оказанному Тацуей-сама доверию, я не могу допустить, чтобы Миюки-сама участвовала в ненужных сражениях.

Миюки нечем было возразить на слова Минами. Когда упоминается намерение Тацуи, у Миюки не может быть возражений.

— Но в таком случае, Томицука-сэмпай ведь не будет убеждён? Тогда вместо Миюки-сама я стану противником Томицуке-сэмпаю.

— …Я поняла. Томицука-кун, тебя это устроит? Если Минами-тян проиграет, то как ты, Томицука-кун, и просил, я расскажу тебе, где расположена вилла, на которой сейчас живёт Тацуя-сама.

— …Если вы в результате скажете мне местоположение Шибы-куна, то я не возражаю.

Неожиданное развитие событий озадачило Томицуку. Возможно, более точно это можно выразить словами: он не был хорош в таких делах.

Но он решил не возражать. У него сейчас не было времени беспокоиться о чём-то, кроме цели.

 

 

В спорах между учащимися, кто прав, а кто — нет, доказывали силой. Это было одним из способов решения проблем, официально включённым в правила Первой школы.

Разумеется, процедура таких «учебных боёв» была строго определена, а также требовалось получить разрешение от президента школьного совета и главы дисциплинарного комитета.

Это была мера по предотвращению использования учебных боёв для одностороннего насилия, когда между участниками большая разница в силе.

— …А я уж подумал, что в этом году не будет дуэлей с членами школьного совета.

Глава дисциплинарного комитета Микихико пожаловался Изуми, пришедшей просить одобрения учебного боя. Поскольку в этот раз президент является одной из сторон, то организацией учебного боя занимается вице-президент Изуми.

— Это не дуэль, а соревнование, Йошида-сэмпай.

Внеся небольшую поправку в слова Микихико, Изуми предъявила ему одобренное школьным советом разрешение, где был написан формат соревнования.

Увидев, что там написано, Микихико удивлённо округлил глаза.

— Формат ближнего боя!? Это нормально? Я имею в виду, бой ведь будет между Томицукой-куном и Сакурай-сан, парнем и девушкой?

Обычно формат ближнего боя для соревнований использовался только парнями. Потому что в учебном бою между парнем и девушкой проблемой является возможность сексуальных домогательств.

— По правилам нужно будет нанести ненастоящий удар имитацией ножа. Сакурай-сан, похоже, уверена в себе.

Объяснение Изуми нисколько не успокоило Микихико. Даже если и говорится, что завершение боя определено симуляцией удара ненастоящим ножом, но это не имеет никакого значения, так как во время боя разрешены удары руками и ногами.

— …Я возьму на себя роль судьи.

Он не мог просто поставить свою печать разрешения, думая о том, что он не может оставить без присмотра то место, где ученица может быть ранена учеником. С этой мыслью Микихико взялся быть судьёй.

 

 

Томицука, который переоделся в клубную униформу и ждал в третьей комнате для практических занятий, округлил глаза от вида Минами, вошедшей в комнату вслед за Миюки.

— Ты собираешься участвовать в матче в таком виде!?

— Но это ведь никак не нарушает правила. — Равнодушным тоном ответила Минами невольно вскрикнувшему Томицуке.

— Это… так, но…

Томицука был в униформе для Магических Боевых Искусств.

Верхняя часть была в виде рубашки без пуговиц и с длинными рукавами, имеющими защиту для локтей. Снизу были свободные брюки без ремня, закрывающие всё до щиколотки, и имеющие защиту коленей. Обут он был в мягкую обувь для занятий безоружным рукопашным боем.

С другой стороны, Минами была в футболке с короткими рукавами и в коротких обтягивающих шортах от гимнастической формы. Если не обращать внимания на то, что вокруг её правого бедра был обтянут оружейный пояс с прикрепленным имитационным ножом, то у неё был обычный для какой-нибудь игры с мячом или для лёгкой атлетики внешний вид с открытыми руками и ногами.

— Вы беспокоитесь о травмах? — Вместо потерявшего дар речи Томицуки сказала являющаяся его противником Минами.

— Безусловно, если пропустить удар Томицуки-сэмпая, то можно получить шишку или синяк. Возможно, даже перелом.

— В таком случае…

«Нужно надеть больше защиты», — хотел сказать Томицука. Но Минами его опередила.

— Томицука-сэмпай. Такова суть любого учебного боя. Опасность травмироваться остаётся такой же даже когда ближний бой запрещён правилами.

Сегодня Минами была на редкость разговорчивой.

— Томицука-сэмпай захотел провести этот бой, не волнуясь о том, что девушка может быть травмирована.

Минами специально сделала короткую паузу.

— Вы думаете только о своём удобстве.

Она обрушила осуждающие слова на Томицуку. Тот не смог возразить на критику Минами.

— …Томицука-кун, не хочешь ли ты отменить матч? — Микихико обратился к остолбеневшему Томицуке. — От этого матча у тебя останется дурное впечатление, независимо от того, победишь ты или проиграешь. Если остановишься сейчас, то тебе не о чем будет жалеть.

Микихико так протянул Томицуке руку помощи.

— …Йошида-кун, подай сигнал к началу матча.

Но забота Микихико только усилила упрямство Томицуки. Сейчас Томицуке было очень нужно узнать адрес Тацуи.

Когда Микихико упомянул «сожаление», Томицука подумал о том, что «пусть мне придётся сожалеть о том, что пострадала девушка, но я не могу сожалеть о том, что отступил, дойдя до этого места».

— …Понятно. Обе стороны знают правила? Бой до «имитации удара». Просьба слушаться решений судьи.

Томицука и Минами одновременно кивнули. К сожалению для Микихико, ни Томицука, ни Минами не показывали, что хотят отступить.

— Тогда… начали!

По сигналу Микихико, Томицука и Минами одновременно активировали магию.

 

 

Сократить дистанцию, магией колебания вывести из равновесия и добыть победу без травм… Этот план, придуманный Томицукой для этого боя, был остановлен противообъектным щитом, возникшим прямо перед ним.

Хотя Томицука уже видел способности Минами в прошлогоднем эксперименте «Звёздный реактор» и на Турнире Девяти Школ, он всё равно не мог не удивиться её скорости активации магии. Барьер, препятствующий его приближению, был создан через одно мгновение после сигнала о начале матча.

С удивлением, но без паники, Томицука влетел в эту прозрачную стену.

Его недостаток, что он не может проецировать псионы на расстоянии от своего тела, не изменился. Некоторой магией он мог атаковать удалённого врага, но это касалось только удалённых эффектов от магии, которую он вызвал рядом с собой. Вызвать магию в удалённом месте он не мог.

Но при этом особенность его облачения из высокоплотных псионов, нейтрализующая любую магию, коснувшуюся его тела, тоже не изменилась. Точнее, эта способность нейтрализовывать магию, которую можно называть «Контактным Прерыванием заклинания», стала сильнее, потому что он улучшил свой контроль псионов.

Томицука вонзился плечом в магический щит Минами. Сопротивление ощущалось менее одной секунды. После этого Томицука ощутил, как невидимая невооружённым глазом стена разрушилась.

Далее он собирался ударить Минами ладонью. Однако за то время, пока внимание Томицуки было приковано к магическому барьеру, Минами успела зайти к нему с фланга.

Место установки магического щита может определяться как относительными, так и абсолютными координатами. При установке барьера по абсолютным координатам в истинном смысле этого слова, следует учитывать огромную скорость вращения Земли и её орбитального движения, поэтому, даже когда и говорят «абсолютные координаты», в большинстве случаев это означает относительное положение, основанное на координатах на поверхности Земли. В человеческом восприятии это можно выражать как абсолютные координаты. …Многие знают, что магия, которая устанавливает стену по истинным абсолютным координатам, чтобы противник на бешеной скорости влетел в неё — это чрезвычайно продвинутый тип атакующей магии.

Сейчас Минами установила барьер в обычном смысле понятия «абсолютные координаты». С другой стороны, Томицука действовал с предубеждением, что «с другой стороны барьера находится враг». По этой причине он потерял Минами из виду в момент разрушения барьера.

Сбоку от Томицуки Минами выпустила по нему пулю сжатого воздуха, которую можно назвать базовым заклинанием атакующей магии.

Улучшенное тело серии «Сакура» предоставляло высокую пригодность к барьерной магии. Второе поколение серии, Минами, также была сильна в барьерной магии.

Но это не значит, что она, как Тацуя или Томицука, была слаба в других заклинаниях, кроме своей специализации.

К тому же, концепция пули сжатого воздуха, звучащая как «необходимо поддерживать сжатое состояние», была очень похожа на принцип действия барьерной магии, поэтому это была лёгкая в использовании для Минами магия.

Это также значило, что эта магия «может выдать большую мощность».

Его интуиция сработала, возможно, потому, что степень угрозы была очень высока.

Ведомый сильным чувством опасности, Томицука возвёл вокруг себя магический барьер в форме доспехов.

Томицука мог активировать магию только на объектах или в зонах с прямым физическим контактом.

Однако на расстоянии в ноль метров, в состоянии прямого контакта, «Нулевой диапазон» демонстрирует бесподобную силу. Таким волшебником был Томицука Хаганэ.

Отличающийся от магии укрепления, этот противообъектный магический барьер, активированный в форме, повторяющей носимую одежду, принял на себя удар пулей сжатого воздуха Минами. Созданные Томицукой доспехи защитили как от удара воздушной массой, так и от взрыва, вызванного освобождением сжатого состояния.

Томицука продолжил, активировав магию движения.

Двигать своё собственное тело магией — это была основа его излюбленной техники, «Само-марионетки». Его владение этим навыком было настолько высоко, что он рывком приблизился к Минами ещё до того, как она успела подготовить следующую атакующую магию.

Как только его ступни почувствовали контакт с полом, Томицука отвёл правую руку в сторону в замахе. Из этой позиции он последовательно сделал шаг правой ногой и удар правой ладонью.

Но после этого руки и ноги Томицуки перестали двигаться от неожиданного зрелища, которое попало ему на глаза.

 

 

На лице внезапно атакованной Минами появилось волнение. С её точки зрения всё выглядело, будто Томицука внезапно появился перед ней, проигнорировав дистанцию между ними.

Ей удалось избежать атаки Томицуки благодаря рефлексам, культивированным тренировками в главном доме Йоцубы.

Одновременно с тем, как Томицука вошёл в позицию подготовки удара в область груди, Минами сильно выгнулась назад и оттолкнулась от пола.

Из-за развернувшейся у Томицуки перед глазами картины с сальто назад, его атака промахнулась.

Нет, задержка в его движениях была вызвана не удивлением от самого сальто назад, а тем, что его взгляд уловил участок телесного цвета, выглянувший из-под задравшейся вверх нижней кромки футболки.

По крайней мере, так почувствовала это набравшая дистанцию Минами из направленного на неё взгляда Томицуки.

Вместо того чтобы почувствовать отвращение, Минами подумала, что только это её и спасло.

Неправильное понимание паузы, взятой Томицукой, могло стать ошибкой, из-за которой этот учебный бой был бы завершён.

Для этого было бы достаточно, чтобы он не обратил внимания на её обнажившийся пупок.

«Если бы противником был Тацуя-сама, на этом бы всё и закончилось»

Хотя она уклонилась от удара ладонью с помощью сальто назад, но не было никаких сомнений, что сразу же после приземления она не смогла бы уклониться от следующей атаки.

Если бы атаковал Тацуя, то ситуация была бы безнадёжной. Если бы это был Тацуя, он бы не стал останавливать атаку только потому, что увидел голую кожу женщины.

Минами отпрыгнула ещё дальше в сторону и создала новый магический барьер.

Томицука вышел из оцепенения и резко двинулся на Минами.

Уничтожение барьера.

До этого момента всё происходило так же, как и в прошлый раз. Однако Минами на этот раз не зашла с фланга, а отступила назад.

В момент разрушения щита она построила следующий щит.

Если бы это была магия разложения последовательности магии Тацуи, «Рассеивание заклинания», то уничтожение магии было бы мгновенным. Выставленная напоказ в информационном измерении последовательность магии не может сопротивляться «Рассеиванию заклинания», расщепляющему псионовое информационное тело.

Но Грам-снос* — это техника, сносящая приклеенную к Эйдосу последовательность магии псионовым давлением. В зависимости от силы, с которой последовательность магии удерживается в Эйдосе, возникает задержка во времени, пока эта сила не будет преодолена.

[Другое название Прерывания заклинания]

Магия на области, у которой последовательность магии не зафиксирована на каком-либо конкретном месте, обычно очень слаба к Грам-сносу. Но барьерная магия Минами была далеко не «обычной». Противообъектный барьер серии «Сакура», который мог выдержать огромный импульс, был чрезвычайно силён в концепции «удерживать это здесь». Минами унаследовала и эти характерные особенности данной магии.

Другими словами, магические барьеры Минами могут некоторое, небольшое время выдерживать Грам-снос. Даже если в итоге барьер ломается, то успевает выиграть время на подготовку следующей магии.

Противообъектный барьер Минами остановил продвижение Томицуки. Барьер был быстро уничтожен, но на это ушло около 1 секунды. За это время, отступившая назад Минами закончила возводить следующий барьер.

Это можно было назвать псевдо-Фалангой.

Но когда щиты ломаются почти сразу после создания, это не значит, что Минами не чувствует давление. Усталость, вызванная активацией магии, несомненно, накапливается.

Минами постепенно отступала назад, заботясь о том, чтобы каждый следующий барьер формировался на небольшом расстоянии от предыдущего, чтобы псионовый доспех, окутывающий Томицуку, не касался их одновременно.

Томицука мог быстро разрушать эти барьеры, поэтому он не обходил их со стороны, а честно продвигался вперёд. Постепенно, понемногу, почти стоя на месте, если смотреть со стороны.

Сталкиваться напрямую с неприятностями, используя слаженную работу ног и рук — это было не оригинальным стилем Томицуки, а чертой его характера. Но Томицука не имел ничего общего с видами борьбы, где ноги неподвижны или требуется хватать и толкать противника, как в сумо или регби.

Минами отступала по диагонали комнаты для практических занятий. Видя расстояние до стен слева и справа, Минами поняла, что приближается к углу комнаты.

Она не пропустила тот момент, когда направленный на неё взгляд Томицуки устремился ей за спину.

«…Я загнал её в угол», — Минами чётко прочитала мысли Томицуки, подумавшего так.

Ещё 2 шага, и она упрётся в угол. Отступать дальше будет некуда.

Одновременно с разрушением барьера, Минами сделала один большой шаг назад вместо двух обычных.

Без построения следующего барьера.

Наклонённое вперед для разрушения следующего барьера тело Томицуки потеряло устойчивость.

Это был недостаток Грам-сноса контактного типа, который не может нейтрализовать магию без телесного контакта. И этот удобный момент был создан невнимательностью Томицуки, который зациклился на повторяющихся действиях по уничтожению барьеров.

Минами, воспользовавшись моментом, активировала приготовленную магию.

Нисходящий вихрь.

Это была магия, лишь создающая вокруг пользователя нисходящий воздушный поток, поражающий фактор у которого практически отсутствовал. Однако приблизившийся к Минами ещё на один шаг Томицука, попав в этот воздушный поток, ещё сильнее потерял равновесие.

Минами выбросила имитационный нож, зашла к Томицуке за спину, и взяла его в захват сзади.

Лицо Томицуки покраснело, определённо, не только потому, что он нервничал. Через тонкую ткань гимнастической формы подходящее возрасту «мягкое ощущение» было невозможно не почувствовать. Но к счастью для Томицуки, Минами не заметила его смущения.

Поставив подножку, Минами повалила Томицуку вперёд.

Томицука вращательным движением пытался сбросить Минами, но она, умело пользуясь своим весом, повисла на теле Томицуки, и когда они рухнули на пол, Томицука оказался под ней.

В итоге Минами села на спину Томицуке, «как на коня», выхватила с набедренного пояса запасной имитационный нож, и приставила его к горлу Томицуки.

— Матч окончен! Победила Сакурай-сан! — Объявил Микихико завершение учебного боя.

Если бы нож был настоящий, это бы означало, что горло Томицуки было бы перерезано Минами. Исход боя был очевиден для всех.

 

◊ ◊ ◊

 

Когда они закончили с уборкой и формальностями после учебного боя, уже почти настало время закрытия школьных ворот. Миюки и остальные на этом закончили деятельность школьного совета, объединились с группой Эрики и Лео и собрались в привычном для всех кафе.

— Хээ. Сакурай-сан, оказывается, такая сильная.

— Нет, сегодня мне просто повезло… — Минами застенчиво пыталась отрицать слова Касуми.

Интерес всех присутствующих был сосредоточен на прошедшем учебном бое.

— Удача тоже помогла, но… Не имея способностей, Томицуку-куна не победить. — Вмешалась Эрика с лицом, показывающим, что для неё тут нет ничего удивительного.

— Эрика, ты знала о настоящей силе Сакурай?

Спросивший это Лео, состоящий с Минами в одном клубе альпинистов, хорошо знал о высоких физических показателях Минами. Будто подтверждая правдивость высказывания «не верь внешнему виду», исходящее от внешности Минами впечатление «невинной девочки» и отсутствие мышц совершенно не показывали, что она хороша в атлетике. Кто бы что ни говорил, у неё была внешность девушки, посвящающей своё время книгам, а не физподготовке.

Поэтому для Лео было неожиданным поведение Эрики, которая будто бы она давно знала о силе Минами.

— Это сложно понять, но она хорошо тренирована. Если посмотришь внимательно, то заметишь, что она соответствует этому.

— Даже так…?

Интересно, кем был больше впечатлён Лео, Эрикой или Минами? Возможно, обеими.

— Но я слышала, что у неё не очень хорошие оценки по физкультуре.

У Изуми не было особого злого умысла, когда она с простым сомнением спрашивала о Минами.

— Я… не очень хороша в играх с мячом…

Отвечая серьёзно про свои недостатки, Минами выглядела немного смущённой. Не особо преуспевающая в общей физподготовке Изуми не стала дальше давить вопросами (не то чтобы она не могла, просто была психологически не готова к этому).

— Но я думаю, что, как Сакурай-сан и сказала, результат был достигнут не только одними способностями.

Видимо, подумав, что слишком хвалить — это тоже плохо, Микихико поменял направление разговора.

— Кажется, Томицуке-куну было довольно неудобно.

— Из-за того, что противником была девушка?

Микихико кивнул на вопрос Шизуку.

— Выбор формата ближнего боя, похоже, был неправильным.

— Вы имеете в виду, что было бы лучше сражаться только магией? — Сабуро, не знающий о Томицуке, высказал своё сомнение на слова Микихико.

— Из-за особенностей магии Томицуки-сэмпая, он не смог бы этого сделать. — От Сиины моментально пришёл возражающий ему ответ.

Рядом с Сииной, объясняющей Сабуро смысл прозвища «Нулевой диапазон», Хонока обвиняла Томицуку:

— Тогда ему надо было остановиться.

— Но ему ведь на самом деле понравилось?

Если Шизуку была серьёзна, когда так злобно шутила, то её слова звучали ещё злобней.

— Кстати говоря, Томицука-кун, похоже, был очарован пупком Минами-тян…

— Хонока, подробнее. — Шизуку подлила масла в огонь до того, как Минами остановила Хоноку.

— На Минами-тян была гимнастическая спортивная форма.

— Как смело.

— Ну так вот. Минами-тян сделала сальто назад, чтобы избежать атаки Томицуки-куна.

— Ого.

— В этот момент нижняя кромка футболки задралась, обнажив довольно большой участок живота. Конечно, он быстро закрылся обратно, но Томицука-кун на какое-то время застыл, неподвижно наблюдая за пупком Минами-тян.

— Виновен. — Без колебаний решила Шизуку, услышав этот рассказ.

— А ещё его лицо покраснело, когда Минами-тян схватила его сзади…

— Правда!? — Вскрикнула Минами, услышав дополнительные «свидетельские показания» Хоноки.

— Угу. Наверное… это было из-за касания грудью.

— …

От стыда Минами спрятала лицо в руках. Лео и Микихико тоже немного покраснели и смущённо отвернулись.

— Хмм… Неужели гимнастическая форма была для этой цели? — Эрика была беспощадна к смущённой ученице-кохаю.

— Минами-тян хотела, чтобы Томицука-кун отменил учебный бой.

Минами всё ещё была не в состоянии отвечать, и Миюки озвучила её идею вместо неё.

— Изначально Томицука-кун попросил бой со мной.

— Тогда это было бы не спортивное состязание. — Не задумываясь, отрезала Эрика.

Вопрос был бы не только в разнице в способностях. Томицука, который не может сражаться на расстоянии, и Миюки, издалека подавляющая противника магическими «ковровыми бомбардировками».

Если бы это были правила бесконтактного сражения, которые обычно применяются в учебных боях с противоположным полом, то это был бы односторонний бой.

— Томицука-кун, очевидно, утратил способность к спокойному суждению.

— И чтобы охладить его голову, Минами сделала ставку на своё тело? — Эрика кивнула с понимающим лицом.

— Кстати говоря, я этого не слышал, но почему Томицука-кун попросил учебный бой?

В этот момент Микихико осознал, что не знает причину учебного боя.

— Томицука-сэмпай хотел узнать, где находится Шиба-сэмпай.

Изуми ответила на этот вопрос, потому что подумала, что Миюки не захочет отвечать.

— Адрес Тацуи?

Не только у Микихико над головой всплыл вопросительный знак.

— Мама Томицуки-сэмпая, похоже, была госпитализирована.

— Мать Томицуки-куна… насколько я знаю, она — председатель Магической Ассоциации?

— Да. Как и ожидалось, Йошида-сэмпай тоже это знает.

Микихико не смутился от похвалы Изуми. Потому что его внимание было сосредоточено на продолжении истории.

— Хисуи-сама… так зовут маму Томицуки-сэмпая. Хисуи-сама, похоже, подверглась сильному давлению со стороны правительства, требующего убедить Шибу-сэмпая.

— Убедить, в смысле принять участие в «Проекте Диона»?

— Да. Кажется, из-за этого стресса возникла острая язва желудка… Её положили в больницу примерно на месяц.

— …Но это ведь не вина Тацуи? — Вклинился в разговор Лео.

— Я тоже так думаю.

Изуми сразу же кивнула. Никто не возразил против вывода, к которому пришли Лео и Изуми.

— Томицука-сэмпай сказал то же самое. Но в реальности… он явно думал, что Шиба-сэмпай несёт ответственность. Он хотел узнать адрес Шибы-сэмпая, чтобы попытаться уговорить его принять участие в проекте СШСА по освоению космоса.

— Он хотел что-нибудь сделать… ради своей мамы. — С сочувствием пробормотала Мизуки.

— Кстати говоря, Томицука-кун… выглядел очень подавленным после матча. — Даже Хонока, осудившая ранее Томицуку за его грубое поведение, поддалась этой атмосфере сочувствия.

— Но обвинять в этом Тацую-куна — это, скажу прямо, недоразумение. — Эрика зарубила это сочувствие на корню.

— Тацуя ведь уже рассказал, чем собирается теперь заниматься? И я думаю, что мешать ему или обвинять его — это неправильно. — Лео возразил на действия Томицуки, взглянув на них под другим углом.

— Однако я думаю, что люди, говорящие то же самое, что и Томицука-сэмпай, никуда не исчезнут. Я говорю про тех людей, которые считают, что Шиба-сэмпай ошибается, а они — правы.

Касуми не была эмоционально привязана к Тацуе, и не размышляла о нём и его положении. Поэтому она могла делать выводы с удобной позиции третьей стороны. Ни Миюки, ни Эрика, ни кто-либо другой, не могли ничем возразить против этого предсказания.

 

Оставить комментарий