Том 25. Глава 1

Увидев Минами, лежащую на полу, Миюки застыла на месте и закричала. Но паника овладела ей ненадолго.

Нет, она была ещё в панике. Но её тело вышло из оцепенения.

— Минами-тян!

Она бросилась к лежащей Минами и встала на колени рядом с ней. Рядом с Минами уже была Пикси, проверяющая пульс, приложив пальцы к запястью. Миюки села с противоположной стороны и поднесла руку к носу Минами.

Её панический вид немного ослаб, когда она обнаружила, что Минами дышит. Однако Миюки побледнела, когда прикоснулась к шее.

— Холодная… Пульс очень слабый…, Онии-сама!

Миюки подняла глаза к Тацуе, посмотрев на него полным надежды взглядом.

Вид Минами повторял для Миюки последние минуты Хонами, за которой ей самой тогда не удалось поухаживать.

— Пикси, состояние Минами!?

Тацуя тоже не скрывал нетерпения. Он обратился к Пикси довольно грубым тоном.

— Травм нет, но температура, давление и пульс — всё на опасном уровне, Мастер. В таком состоянии есть вероятность смерти от истощения.

Будто бы почувствовав нетерпеливость Тацуи, Пикси ответила активной телепатией, а не машинным голосом. Тацуя запретил Пикси использовать телепатию без разрешения, однако сейчас он её в этом не упрекнул. Это был не тот случай, чтобы заботиться о подобных проблемах.

Тацуя направил левую руку на Минами. В этой руке у него не было CAD.

В правой руке он всё ещё держал CAD «Trident» в форме большого пистолета, который он использовал для перехвата атаки. Взять в левую руку CAD для «Восстановления» у него не было времени, а чтобы пойти за картриджем с «Восстановлением», ему не хватало присутствия духа.

 

Тацуя активировал «Восстановление» своими силами.

 

«Восстановление» — это магия возвращения Эйдоса в исходное состояние. Она отслеживает историю изменений Эйдоса и перезаписывает текущий Эйдос копией Эйдоса из выбранного состояния (в большинстве случаев это состояние без повреждений или износа).

Явления сопровождаются информацией. Явления, информация о которых перезаписана, изменяются в соответствии с этой информацией.

Перезаписать информацию, чтобы изменить явление. Это и есть современная «магия».

«Эйдос» информации о явлении обладает восстановительной силой, и прописанный ложный Эйдос с течением времени перезаписывается изначальным Эйдосом. Поэтому вызванные магией изменения непостоянны.

Однако «Эйдос из прошлого», несомненно, является информационным телом, описывающим непосредственно само явление. Если в информации нет противоречий, то Эйдос не будет исправляться. Однако корректировки, присущие течению времени, остаются.

Объекты, Эйдос которых перезаписан информацией из своего собственного прошлого, с текущего момента закрепляются в таком состоянии, как если бы время прошло, но не было никаких внешних воздействий.

«Восстановление» Тацуи не модифицирует «следствие» в причинно-следственной связи, как это делает обычная магия, а меняет «следствие», модифицировав его «причину».

Эта магия, идущая против течения времени и пересматривающая определения мира, была направлена на Минами.

…Он прочитал информацию о теле Минами, перематывая назад историю изменений.

У него не получилось найти причину истощения.

…Он прочитал историю изменений самого псионового информационного тела, сопутствующего физическому телу Минами.

Причину истощения всё равно найти не удалось.

Тацуя углубился ещё сильнее в информацию о девушке по имени Сакурай Минами.

…Он прочитал историю изменений структуры псионового информационного тела, связывающего физическое тело Минами с её разумом.

Для Тацуи из прошлого это было трудно. Пять лет назад он не смог сделать это с Хонами.

Хотя он сильно вырос с того лета, но, возможно, он не смог бы этого сделать ни полгода, ни месяц назад. Доступ был возможен, потому что это было не более чем псионовое информационное тело. Хотя он мог прочитать общую информацию, но ему было трудно читать полную информацию о структуре.

Но нынешний Тацуя мог это сделать.

Освободившись от Обета, Тацуя вернул свою истинную силу. Кроме того факта, что теперь он мог свободно использовать Взрыв материи, в нём также были и другие изменения.

Область применения магии «Восстановление», возвращающей изначальное состояние Эйдоса, также расширилась. Теперь он мог отслеживать и копировать информацию о структуре «эфирного тела» — непосредственно связанного с разумом псионового информационного тела, которого до этого его сила не могла достигнуть.

Однако и даже после этого ему не удалось найти корень причины истощения Минами.

Он видел, что эфирное тело разорвано во множестве мест.

Оно было покрыто дырами, представляющими собой отсутствие информации в данном конкретном месте.

Псионовое информационное тело будто было изъедено до дыр, потому что его восстановительная способность ослабла. Но это была не причина слабости Минами, а результат.

Даже если восстановить повреждённое псионовое информационное тело, то если не вернуть изначальную восстановительную способность, то это нельзя назвать фундаментальным излечением.

Однако если оставить урон, нанесённый информационному телу, сопутствующему разуму, то урон по информационному телу, сопутствующему физическому телу, повторится, и состояние тела будет только ухудшаться.

Эфирное тело передаёт команды разума физическому телу. Повреждённое эфирное тело передаёт физическому телу повреждённую информацию.

Физическое тело ошибочно воспринимает эту информацию как приказ разрушаться.

В результате этого физическое тело может работать только с эффективностью, присущей повреждённому состоянию, несмотря на то, что в действительности оно физически не повреждено.

Но нужно было сделать хотя бы это, как первую помощь, как временные меры, чтобы не дошло до непоправимого ухудшения. Поэтому.

 

«Восстановлением» Тацуя вернул псионовое информационное тело Минами в исходное состояние.

 

Структуру псионового информационного тела, сопутствующего физическому телу и структуру псионового информационного тела, связывающего физическое тело с разумом, он переписал информацией о структуре, соответствующей моменту времени до получения атаки.

Записанная информация из прошлого стала информацией из настоящего после того, как была автоматически выполнена подстройка с учётом времени, которое прошло с того момента.

— Температура вернулась к 35 градусам по Цельсию. Кровяное давление и частота сердечных сокращений также вышли из зоны опасности.

Пикси телепатией сообщила об улучшении состояния.

Однако не было никаких признаков того, что к Минами возвращается сознание.

— Пикси, принеси сюда футон и уложи Минами на него.

— Слушаюсь, Хозяин.

— Миюки, разогрей область вокруг Минами до температуры, совпадающей с её текущей температурой тела.

— Слушаюсь!

Домашний автоматический робот, управляемый Пикси, пришёл в движение. Магия Миюки начала действовать на пол и воздух.

Не подтверждая результат этих действий, Тацуя побежал к видеофону. Нет, он позвонил не по номеру 119*. Он позвонил в главный дом Йоцубы.

[Общий номер для всех экстренных служб в Японии.]

— Тацуя-сама, вы что-то хотели?

Несмотря на раннее утро, Хаяма появился на экране без каких-либо следов беспорядка в одежде. А Тацуя был всё ещё в пижаме. Но у Тацуи не было времени заботиться об этом, и Хаяма не стал его упрекать.

— Извиняюсь за такой внешний вид.

Начав с такого вступления, он сразу перешёл к главной теме.

— Вилла была атакована магией дальнего радиуса действия. Предположительно, была использована магия «Туман-бомба».

Брови Хаямы резко вздёрнулись. Это было единственным признаком его удивления.

— Был ли нанесён какой-то урон?

В голосе Хаямы не было паники, но признаки напряжения читались.

— На мне и Миюки — ни царапины. Однако Минами слегла с симптомами, напоминающими перегрев зоны расчёта магии. Я провёл первую помощь, но ей требуется специальное лечение.

Когда Хаяма услышал фразу «перегрев зоны расчёта магии», он слегка изменился в лице. Хотя волнение в Хаяме можно было разглядеть лишь очень короткий промежуток времени, этого было достаточно, чтобы понять, что как старший служащий семьи Йоцуба он не мог игнорировать «перегрев зоны расчёта магии», который предположительно стал причиной смерти позапрошлого главы семьи, Йоцубы Гэнзо.

— …Я понял. Я позабочусь о госпитализации. Я отправлю к вам Хёго, пожалуйста, подождите немного.

— Рассчитываю на вас.

Достигнув своей цели, Тацуя прервал связь.

 

◊ ◊ ◊

 

Вокруг виллы, где проживал Тацуя, был построен барьер радиусом около 1 километра. Он представлял собой поле магии психического вмешательства семьи Цукуба, боковой ветви семьи Йоцуба.

Эта магия очищала место от людей, заставляя их неосознанно избегать этого места. И это касалось всех людей, не имеющих сопротивления к магии психического вмешательства, независимо от того, волшебники они или нет. А также эта магия служила «человеческим датчиком», сообщая пользователю о людях, проникших в охватываемую область.

Однако примерно с полуночи внутри области, охватываемой барьером, было припарковано одно специфическое транспортное средство. Это был оборудованный регулируемой подвеской броневик, раскрашенный в камуфляжные цвета. Хотя с первого же взгляда можно было определить, что данное транспортное средство принадлежит силам самообороны, однако пользователи барьера семьи Цукуба не замечали его существование. Кроме того, хотя он проехал по публичным дорогам, но по гражданским системам оповещения о нём не было сообщений.

Броневик выдержал взрывную волну Туман-бомбы, потому что был почти прижат к земле за счёт того, что регулируемая подвеска была занижена на максимум. Внутри броневика находилось 4 солдата.

— …Псионовые датчики не фиксируют новых откликов. По-видимому, атака дальнобойной магией закончилась. — Сообщил один из солдат командиру, сидящему на переднем пассажирском сиденье.

— Ясно.

Сидящий на переднем пассажирском сиденье командир, подполковник Казама, являющийся командующим Отдельным магически оборудованным батальоном бригады 1-0-1, ответил выбранному из батальона подчинённому, не поворачивая головы.

Это не было невежливостью со стороны Казамы. Хотя с точки зрения командующего офицера здесь не было ничего странного, но он не повернулся, потому что был занят.

Казама уже несколько часов неподвижно сидел с полузакрытыми глазами, прямой спиной, и сложив пальцы рук в специфическом жесте.

Причём не только когда броневик остановился, а ещё с тех пор, когда он ехал. Верхняя половина тела Казамы держалась перпендикулярно поверхности Земли, будто бы тряска от движения броневика не передавалась его телу.

Барьер семьи Цукуба не засёк броневик именно благодаря технике Казамы.

Магия, препятствующая обнаружению, «Плащ невидимости» из Техник Тэнгу.

Не видеть то, что видишь. Не слышать то, что слышишь.

Эта магия не блокирует или вмешивается в световые и звуковые волны, а вмешивается в сознание людей и заставляет их считать, что «этого там нет».

Эта магия противостояла распознающему нарушителей барьеру семьи Цукуба, не давая оператору магии заметить касание барьера.

Броневик остался незамеченным лишь потому, что Техники Тэнгу Казамы превосходили барьер семьи Цукуба.

Казама не двигался и был в полной концентрации потому, что во время противостояния барьеру семьи Цукуба у него не оставалось времени ни на что другое. Даже для Казамы, имеющего знаменитое прозвище «Дайтэнгу», было трудно противостоять заклинателю семьи Йоцуба.

— Отступаем.

— Вас понял. Завершение наблюдения, подготовка к отступлению.

Следуя короткому приказу Казамы, офицер, сидящий на водительском месте, повернулся назад и передал указания.

Каждый член отряда достал носитель информации из выданных им устройств наблюдения. Два младших офицера перевели устройства в режим ожидания и один за другим рапортовали «подготовка к отступлению завершена».

— Поднимаю кузов.

Одновременно с голосом сидящего на водительском месте офицера, подвеска приподняла броневик с земли. Броневик, буквально лежавший на поверхности земли, переключился в режим езды по бездорожью.

— Подготовка к отправлению завершена.

— Хмм? Подожди.

Казама не выдал разрешение начать движение ожидающему приказа офицеру. Сохраняя жест руками, он открыл закрытые с полуночи глаза. Сразу после этого внешний микрофон броневика уловил приближающийся звук мотора.

 

◊ ◊ ◊

 

Вокруг виллы, на которой проживал Тацуя, был развёрнут не подпускающий людей барьер. В расположенном рядом небольшом домике для этого посменно дежурили операторы семьи Цукуба, боковой ветви семьи Йоцуба. В результате ротации так оказалось, что в тот день в этом домике находилась Юка, унаследовавшая право стать следующей главой семьи Цукуба.

Тем не менее, семья Цукуба не осознавала важность порученной им миссии настолько, чтобы заставлять свою наследную дочь дежурить и в ночное время. Разбуженная ощущением волны мощной магии, Юка влетела в комнату поддержки ритуала барьера в сонном виде и в накинутом поверх пижамы платье.

— Доложите о нанесённом ущербе!

От такой слишком потрёпанной внешности следующей главы семьи лицо молодого мужчины-оператора вытянулось. Так как степень обнажения Юки была нулевой, то смятение молодого человека, похоже, было из области «даже столетняя любовь может прокиснуть».

— Похоже, наземная часть практически разрушена. — Однако он твёрдо ответил на заданный ему вопрос.

Они сейчас могли вести этот относительно спокойный разговор, потому что спальня и комната поддержки барьера располагались в подвале. Настоящая часть «наблюдательного домика» (не для наблюдения за виллой, а для наблюдения за приближающимися к вилле людьми) была расположена в подвале, а наземная часть была для маскировки.

— Причина?

Юку разбудили магические волны. Хотя она могла догадаться и не спрашивая, но будучи ещё полусонной, она посчитала, что могла ошибиться, и решила спросить.

— Это была атака чрезвычайно мощной магией дальнего радиуса действия. Предположительно, в небе был вызван взрыв, и была образована сфокусированная ударная волна.

— Сфокусированная ударная волна была вызвана магией?

— Нет, кажется, что для достижения такого результата контролировался непосредственно сам взрыв.

— Хмм…

Честно говоря, Юка не очень хорошо поняла этот механизм. Однако у неё была догадка о магии, которая может так совмещать мощь и контроль.

— Уж не Туман-бомба ли это?

— Возможно. — Подчинённый оператор пришёл к тому же мнению.

— Что с Тацуей-саном и Миюки-сан?

— У виллы нет повреждений. Думаю, с ними всё в порядке.

Услышав это, Юка с сомнением нахмурила брови. Это было не сомнение в том, что Тацуя и Миюки не получили ранений. Сомнение было связано с сообщением о том, что сама вилла не получила повреждений.

— …Точкой фокусировки ударной волны ведь была вилла Тацуи-сана?

— Похоже, что ударная волна была остановлена мощным магическим щитом.

— …Чихо-сан, что думаешь? — Спросила Юка недавно назначенную ей волшебницу-стража.

— Это Минами-сан выполнила свой долг. — Новый страж Юки, Озаки Чихо без колебаний дала прямой ответ.

Она тоже была одним из улучшенных людей серии «Сакура». Можно сказать, она была другой ветвью второго поколения серии, полученной из других оплодотворённых яйцеклеток, отличающихся от Сакурай Хонами и Сакурай Минами. Она была на 8 лет старше Минами, и с первого взгляда была мало похожа на волшебницу. Скорее, она напоминала «обыкновенную служащую небольшой фирмы».

Магия, на которой специализировалась Чихо, также следовала политике серии «Сакура». Объективные и термостойкие защитные барьеры. Основой специализации была защита от твёрдых тел и тепла, то есть, в основном, это защита от физических объектов и энергии.

Если бы ударная волна была рассеяна, то это можно было бы отнести к магии разложения Тацуи, если бы она была ослаблена, то это была бы магия замедления колебаний Миюки, но если она была остановлена магическим щитом, то это была Минами, специализирующаяся на той же магии, что и она сама. …Логично, что Чихо пришла к такому выводу.

— Ты бы тоже смогла это сделать?

Вопрос Юки был бесцеремонный, но Чихо это не волновало.

— Может и смогла бы. Но…

— Что, «но»?

Чихо не могла решиться на ответ, но длилось это колебание совсем недолго.

— Но я не уверена, что смогу продолжить выполнять свой долг после этого. Если перехватить такой уровень мощности, то можно получить перегрев зоны расчёта магии.

Цвет лица Юки изменился. Среди всего клана Йоцуба, именно она была своего рода врачом, или, можно сказать, специалистом по повреждениям зоны расчёта магии, вызванным перегрузкой. Но даже когда речь шла об охраннике другого человека, если было подозрение на серьёзные повреждения зоны расчёта магии, она не могла это игнорировать.

— Буду готова через 5 минут. Составишь мне компанию.

— Могу ли я чем-то помочь?

Чихо взглянула на состояние Юки и пришла к выводу, что той будет трудно переодеться за 5 минут, однако…

— Обойдусь. — Юка отказалась от излишней помощи и вернулась в спальню.

Чихо, в отличие от своей госпожи, уже одетая в строгий костюм из пиджака и брюк, сразу же отправилась в гараж, чтобы не терять время.

 

Хотя наземный гараж был почти полностью разрушен взрывной волной, но его простая конструкция сыграла на руку, потому что автомобиль не был полностью погребён под обломками.

Войдя в автомобиль, который выглядел, как коммерческий внедорожник, однако на самом деле являлся броневиком, имеющим защищенность на уровне военных образцов, Юка вспомнила, что нужно проверить состояние барьера.

— Э-э!?

— Что-то случилось?

Услышав невольно вырвавшийся голос Юки, Чихо, которая уже завела двигатель и была готова начать движение, прервала свои действия и спросила.

— Нарушители…?

— Такие, которые не попались в барьер?

Невозмутимый тон Чихо заставил Юку отбросить волнение.

— Да, но их навыки ужасно высоки. За Минами-сан я тоже беспокоюсь, но следует отдать приоритет этому.

Чихо не протестовала против решения Юки.

— Я отправлю сигнал об экстренной мобилизации всех наших людей.

Вместо этого она косвенно выразила своё мнение, что здесь не помешало бы присутствие всех членов их группы.

— Да, спасибо. А мы поедем вперёд.

Юка поняла намерение Чихо, однако не последовала этому совету.

— Вас поняла.

Чихо не пошла против приказа Юки. Она направила внедорожник в направлении, указанном Юкой. Чихо была уверена: кто бы там ни проник в барьер, она сможет продержаться своей барьерной* магией до прибытия союзников.

[Уточню, что в оригинале эти «барьеры» — это разные слова. Масштабный «Барьер», не допускающий вход людей, дословно означает «зона сдерживания». А магия персональных защитных «барьеров» пишется словом, означающим «преграда», «стена».]

Нарушители находились на 90 градусов по часовой стрелке от них, если брать виллу за центр.

— Это армейский броневик. — Сделала вывод Чихо, увидев его форму и маскировочные цвета. Юка не разбиралась в машинах так же, как Чихо, но даже для неё было очевидно, что данное специфическое транспортное средство принадлежит армии.

— Поговорим с ними. Остановись вон там.

Следуя указанию Юки, Чихо остановила внедорожник так, чтобы перекрыть путь броневику.

— Я думаю, что лучше будет подождать подкрепление.

— …Верно.

На этот раз Юка последовала совету Чихо и осталась в машине.

 

◊ ◊ ◊

 

Увидев, как прямо перед носом броневика припарковался относительно маленький внедорожник, офицер, сидящий на водительском месте, посмотрел на Казаму, ожидая инструкций.

Казама перестал держать руки в специальном жесте и щёлкнул рычагом разблокировки двери.

— Командир?

— Всем ждать в машине. Запрещены любые действия, которые могут быть ошибочно восприняты другой стороной как враждебные намерения.

Отдав указания подчинённым, Казама вышел из броневика. Сразу после этого он повернулся в сторону внедорожника. Другая сторона тоже должна была понять, что он показался, чтобы максимально упростить понимание ситуации.

Казама ждал реакции из машины, не предпринимая никаких действий, однако никакой реакции не последовало. Поэтому Казама быстро заметил это. Место, где они сейчас находились, было относительно открытым. Эта местность была выбрана с целью записать атаку на виллу Тацуи, однако редкий лесок, хоть и немного, но блокировал обзор с разных направлений.

И в этих «слепых пятнах» собрались люди. Всего 11 человек. Интуиция Казамы говорила, что все они были высокоуровневыми волшебниками.

Двери водителя и пассажира внедорожника одновременно открылись. Похоже, что это было всё их подкрепление. К такому выводу пришёл Казама.

— Меня зовут Цукуба Юка. Старшая дочь семьи Цукуба, подчинённой главному дому семьи Йоцуба. — Доходчивым голосом заговорила молодая женщина, вышедшая с пассажирского места. Между ними было 5 метров, но даже в этих погодных условиях с ветром не было никаких проблем, чтобы услышать, что она говорит.

— А Вы, как я вижу, подполковник Казама из Отдельного магически оборудованного батальона бригады 1-0-1 национальных сил самообороны?

Казама не удивился тому, что его смогли опознать. Неудивительно, что она знала его, если её личность соответствовала тому, как она назвала себя.

— Верно. Я подполковник национальных сил самообороны, Казама. — Ответил Казама, всё ещё стоя сбоку от броневика. Он посчитал, что другая сторона не хочет приближаться на расстояние вытянутой руки.

Однако вопреки его ожиданиям, Юка пошла к нему навстречу.

Казама быстро последовал её примеру. Разумеется, чтобы показать дружеское отношение к другой стороне. Но это была не единственная причина. Он также был обеспокоен, что может показаться трусливым, потому что заставляет выглядящую на 20 лет молодую женщину приближаться к броневику, в котором сидят его подчиненные.

Женщина, вышедшая с водительского места, следовала позади Юки. Похоже, что она — телохранитель. Казама догадался, что она не стоит впереди, потому что сильна в защитной магии.

«Значит, это «страж»? Она, должно быть, довольно умелая.»

О «стражах» семьи Йоцуба Казама немного слышал от Тацуи. То, что выглядящая телохранителем стоящая позади женщина была «стражем», можно было понять по сопутствующей ей атмосфере.

— Подполковник Казама. Вы, возможно, не знаете, но здесь — территория, являющаяся частной собственностью семьи Йоцуба.

Пока внимание Казамы было направлено на женщину-стража — Чихо, Юка успела приблизиться на нормальную дистанцию для разговора.

— Точнее говоря, она принадлежит компании по продаже недвижимости, которую контролирует семья Йоцуба, но сейчас это не имеет значения. Что делают силы самообороны на частной территории? Да ещё и с такой вот штукой. — Сказала Юка, направив свой взгляд на броневик.

Её беспокоило, что ответит Казама на такой ожидаемый вопрос. Поскольку ожидалось, что их не обнаружат, оправданий приготовлено не было.

Казаме очень не повезло, что дежурство Юки пришлось именно на вчера и сегодня. Другие операторы не заметили бы его «Плащ невидимости».

Фактически, их вторжение было обнаружено именной Юкой. Она не собиралась хвастаться этим перед Казамой, но он и так понял, что недооценил их. Он отпечатал в своей памяти упрекающие самого себя мысли.

— Прошу меня простить, но я не могу ответить в связи с военной тайной.

В конце концов, не выдумывая никаких оправданий, Казама выложил «джокер», который обычно применяется к гражданским.

— Не заключается ли ваша военная тайна в том, что вы заранее знали, что гражданские станут целью атаки другой страны?

Однако Юка не была из тех людей, которые испугаются фразы «военная тайна».

— В этом броневике… ведь находится оборудование для сбора информации? — Сказала Юка, повернувшись к стоящей позади Чихо.

— Да. На вид это модель для разведки.

Хотя ответ Чихо не был в прямой утвердительной форме, тон её голоса говорил об уверенности.

— Не поймите неправильно. Мы не намерены выступать против семьи Йоцуба.

Не показав ни капли колебания, Казама ответил на слова Юки, используя не фразу «гражданские лица», а фразу «семья Йоцуба».

— Вы имеете в виду, что семья Йоцуба не является гражданскими лицами?

Юка сразу ухватилась за намёк, оставленный Казамой. Однако этот вопрос также был тем, что хотел услышать Казама.

— Независимо от формальностей, вас ведь нельзя считать совершенно небоеспособными, не так ли?

— …Для госслужащих формальности не имеют значения? — Пришло возражение после небольшой задержки во времени. Это было доказательством, что Юка не могла отрицать аргумент Казамы.

— Сможете ли вы убедить меня в соблюдении этих формальностей? — Спросил Казама со сдержанной улыбкой. Юке было нечем на это ответить.

— Вместо этого, я бы хотел узнать, ожидала ли армия атаку Туман-бомбой? — Этот вопрос пришёл не со стороны Юки.

Казама поспешно повернулся в сторону голоса, пришедшего из теней рощи. На его лице появилось нескрываемое волнение.

— Тацуя…

— Тацуя-сан…

Казама и Юка одновременно пробормотали его имя.

 

◊ ◊ ◊

 

— Онии-сама, что такое?

Миюки, сидящая у постели Минами, заметила обострение напряжения Тацуи и подняла на него свой взгляд.

На данный момент состояние Минами стабилизировалось. Хотя она всё ещё не пришла в сознание, но благодаря «Восстановлению» Тацуи, она уже не была в состоянии борьбы за жизнь.

Тацуя уже сменил пижаму на повседневную одежду, чтобы встретить вертолёт, который доставит Минами в больницу. Когда он вернулся в столовую, где Минами была уложена на футон, он уже не был в состоянии напряжённой нетерпеливости. Это была напряжённость от внезапной настороженности к присутствию врага.

Миюки не могла понять, что заметил Тацуя.

— Здесь подполковник Казама.

— Подполковник Казама!? А я совсем не заметила…

— Я тоже не заметил.

Когда Миюки стыдливо опустила глаза, Тацуя поспешил сообщить ей, что чувствует то же самое.

— Похоже, что его обнаружила магия Юки-сан.

— Юка-сан тоже здесь?

Похоже, что Миюки была не совсем убеждена в том, что Тацуя не смог этого заметить, но, видимо, этот вопрос её заинтересовал сильней.

— Операторы семьи Цукуба используют здесь магию, которая не даёт людям приблизиться. Это было сделано по приказу оба-уэ.

— Оба-самы…?

Не зная, как понимать распоряжение Майи, будто беспокоящейся о Тацуе, Миюки сменила смущение на своём лице на озадаченность.

— Я пойду встречусь с подполковником. Миюки, доверяю Минами тебе.

Однако сейчас не было смысла строить догадки о реальных мотивах Майи. Не было смысла делать предположения. Это было бесполезно, даже если бы эти догадки добрались до истины. Прежде чем Миюки угодила в лабиринт размышлений, она вернулась к сознанию и напомнила себе, что сейчас есть более важные дела. Тацуя же, как сам и сказал, покинул виллу, чтобы встретиться с Казамой.

 

Когда Тацуя добрался до целевого места, диалог Казамы и Юки был в самом разгаре.

Он жестом попросил сохранять молчание заметившего его волшебника семьи Цукуба, и, слившись с пейзажем, стал слушать спор Казамы с Юкой.

Казама бы заметил Тацую, если бы его собеседником была не Юка.

Юка бы заметила Тацую, если бы её собеседником был не Казама.

Они осознавали друг друга, как «пользователя магии психического вмешательства, с которым нельзя терять бдительность», поэтому внимание к другим было ослаблено. Для Юки это было не критично, но для Казамы, обладателя псевдонима «Дайтэнгу», это, должно быть, было серьёзным упущением. Тацуя этого не знал, но тут, несомненно, сыграла роль усталость, накопленная от длительного сокрытия от барьера семьи Цукуба.

— Не заключается ли ваша военная тайна в том, что вы заранее знали, что гражданские станут целью атаки другой страны?

Этот вопрос Юки вызвал смятение в мыслях Тацуи.

Броневик, на котором ехал Казама, был оборудован не для сражений, а для сбора информации. К тому же, это было довольно дорогостоящее оборудование. Если мыслить прямолинейно, то можно догадаться, что они прибыли сегодня сюда, потому что ожидали, что смогут собрать ценные данные.

Как Юка и сказала, это значит, что силы самообороны заранее предполагали, что произойдёт внезапная атака Туман-бомбой…?

Такое подозрение Тацуя не мог пропустить.

— Сможете ли вы убедить меня в соблюдении этих формальностей?

Юке нечем было ответить на придирку Казамы. Лишнего времени с самого начала совсем не было. Тацуя решил, что больше не нужно оставаться лишь наблюдателем.

— Вместо этого, я бы хотел узнать, ожидала ли армия атаку Туман-бомбой?

— Тацуя…

— Тацуя-сан…

Казама и Юка с удивлёнными лицами ответили Тацуе, отменившему режим скрытности и вышедшему из тени деревьев.

— Подполковник Казама, отвечайте.

Тацуя не отдал честь Казаме. А также пропустил обычные приветствия. Тацуя не хотел, чтобы его острый язык притупился от этих дружеских приветствий.

— …Как я уже сказал Цукубе-сан, я не могу ответить.

— Другими словами, ответ утвердительный?

— Без комментариев.

Тацуя встретился взглядом с Казамой и слегка вздохнул.

— Подполковник Казама. Я чувствую себя обязанным вам. Поэтому я не хочу говорить что-то вроде этого.

— ……

— Если бы вы заранее предупредили, то мы бы не допустили эту внезапную атаку Нового Советского Союза.

— …Ты уверен, что внезапная атака магией дальнего радиуса действия была проведена Новым Советским Союзом?

Разумеется, Казама проявил интерес к этому. Но в поднятой Тацуей теме был ещё один момент.

— Если я дам обоснование своих слов, получу ли я ответ и на свой вопрос?

Казама считал, что недавняя атака была проведена Туман-бомбой Безобразова, одного из Тринадцати Апостолов, волшебника Стратегического класса Нового Советского Союза, однако он не был полностью в этом уверен.

Тацуя был уверен, что Казама знал, что произойдёт внезапная атака магией дальнего радиуса действия.

— …Хорошо.

Обоснование того, что внезапная атака была проведена Новым Советским Союзом. Даже учитывая беспокойство, что обещание может быть не выполнено, этих слов было достаточно, чтобы Казама передумал.

— Магия, использованная для внезапной атаки, была активирована с железной дороги из пригорода Владивостока.

— С железной дороги?

— Таков был результат считывания информации о заклинателе, который активировал магию, предположительно являющуюся Туман-бомбой.

— Ты обнаружил Безобразова!? — Юка неосознанно вклинилась в разговор.

— Заклинатель мёртв, но это был не Безобразов. Это были две женщины.

— Женщины!? — Удивлённо переспросила Юка.

— Два… нераскрытых публике волшебника Стратегического класса?

Казама, как и ожидалось, быстро понял правду.

— Я не думаю, что Безобразов совсем в этом не участвовал, однако на меня нацелились именно те две женщины. И они, несомненно, находились на территории Дальнего Востока Нового Советского Союза.

— Если на железной дороге, значит это военный поезд, пришедший по Новой Транссибирской Магистрали?

Для сил самообороны эта информация имела большое значение.

Ходили слухи, что для активации Туман-бомбы используется большой CAD, занимающий целый вагон поезда. Однако у этой теории не было доказательств.

К тому же, в то время, когда в проливе Сойя использовалась магия, напоминающая Туман-бомбу, не было зафиксировано подобного движения поездов. По этой причине силы самообороны ломали голову мыслями о том, не была ли информация о частном поезде ошибочной, и не было ли в тот раз использовано другое заклинание, а не Туман-бомба.

Но согласно показаниям Тацуи, выяснилось, что этот частный поезд действительно задействован в использовании Туман-бомбы.

Хотя Тацуя сказал «магия, предположительно являющаяся Туман-бомбой», но по мощности и по дальности действия эта магия определённо была Туман-бомбой. Если это не так, то это означает, что Новый Советский Союз обладает другой, кроме Туман-бомбы, магией высокой мощности и сверхдальнего радиуса действия.

Туман-бомба это была или нет, но было понятно, что магия, представляющая угрозу Японии, была запущена с использованием этого частного поезда. Ресурсы, используемые армией для наблюдения, были ограничены. Если уточнить цели наблюдения, то эти ресурсы можно будет распределить более эффективно.

Однако Казама не успел погрузиться в чувство удовлетворённости.

— Подполковник, теперь ваша очередь.

Тацуя не отчитывался перед Казамой, как член Отдельного магически оборудованного батальона и как подчинённый Казамы. Это была «сделка» между ними.

— Силы самообороны знали, что сегодня утром в этом месте будет проведена внезапная атака. Это так?

— Мы не знали. И точную дату и время мы не могли предсказать.

— Другими словами, вы предполагали, что это место будет атаковано? Почему?

Казама не мог ответить сразу. Этот вопрос касался способности армии собирать информацию. Раз Тацуя частично был «своим» для сил самообороны, нет, именно потому, что он был для них «своим», Казама некоторое время размышлял над вопросом, имеет ли Тацуя право знать это.

— Силы самообороны… нет, её превосходительство Саэки получила информацию о движении Безобразова. И из этого вы сделали предположение, что я стану целью внезапной атаки?

Не дождавшись ответа Казамы, Тацуя выдал свою догадку, ничем не отличающуюся от истины.

Казама ничего не ответил. Увидев, что тот не может дать ответ, Тацуя понял, что его догадка верна.

Если бы их предупредили о возможной внезапной атаке, то не дошло бы до такой ситуации, что Минами пришлось рухнуть от истощения. Он даже не позволил бы Миюки и Минами приехать на эту виллу. Если бы Тацуя был один, то не осталось бы никакого ущерба, даже если бы он получил прямой удар той атакой.

— У нас есть раненый, поэтому я возвращаюсь на виллу.

Тацуя усмирил своё недовольство. Даже если он выплеснет его на Казаму, это будет бессмысленно.

— Тогда, подполковник, и Юка-сан, до свидания.

— Подожди, Тацуя-сан. Раненый, про которого ты сказал… это Минами-сан?

Уходящий Тацуя развернулся, услышав голос Юки.

— Верно. Юка-сан, похоже, поняла, в каком состоянии сейчас Минами.

У Минами не было травм, которые можно было назвать «ранениями». Однако зона расчёта магии — бессознательная область разума была «ранена». Тацуя использовал слово «раненый» в этом смысле, и Юка это поняла.

— Её нужно срочно отправить в больницу! Мне попросить свою семью помочь?

Юка взволнованно предложила помочь с транспортировкой. Несмотря на то, что она это предполагала, она не могла подавить в себе волнение.

— Главный дом уже организовал вертолёт. Он должен прибыть в ближайшее время…

«Поэтому я должен вернуться», — намекал на это Тацуя своим словами.

— В-вот как? Тогда… береги себя.

— Большое спасибо.

Слегка поклонившись Юке, Тацуя снова развернулся и ушёл.

Его удаляющуюся фигуру Юка проводила взглядом, наполненным беспокойством.

Казама до самого конца не сказал ни слова беспокойства об упомянутом «раненом».

 

 

Глава 2

Больница, в которой разместили Минами, располагалась в непосредственной близости от здания в Тёфу.

Разумеется, это было не совпадение. Здание в Тёфу, в которое переехала Миюки, было построено как штаб-квартира семьи Йоцуба в Токио. Меры относительно больных и раненых рассматривались с самого начала.

Тацуя вернулся вместе с Миюки в ставшее им новым домом многоэтажное здание. Миюки хотела отправиться вместе с Минами, но врач ей вежливо отказал. Миюки не стала упрямиться, когда ей сказали, что её магическая сила, которая может неосознанно высвободиться, может помешать лечению.

— Всё ли в порядке с Минами-тян… — С нескрываемым беспокойством в голосе пробормотала Миюки, сидящая рядом с Тацуей. По-видимому, она даже и не думала скрывать эти чувства.

— Думаю, её жизни угрозы нет.

Когда Миюки услышала от Тацуи, слова, совпадающие с ожиданиями, её выражение лица стало чуть менее тревожным.

— …Верно. Онии-сама использовал «Восстановление». Не должно случиться ничего плохого.

Тацуя посмотрел на Миюки с нерешительностью в глазах. Он не хотел нагнетать тревогу, но и быть неискренним к Миюки, обманывая её пустыми словами утешения, он тоже не хотел.

— …То, что я сделал — это лишь временные меры, вроде первой помощи. Я не смог её полностью вылечить.

Сначала он изложил сухие факты, но перед тем, как беспокойство Миюки начало нарастать, он добавил дополнительное объяснение.

— Но нам удалось избежать ослабления её состояния до смертельного уровня. К тому же, Минами — это второе поколение. Её сопротивление магии должно быть сильнее, чем у первого поколения, Хонами-сан.

— Да, верно!

Миюки подняла свой взгляд. В поиске надежды и опоры, этот взгляд встретился с взглядом Тацуи.

— Со сменой поколений магия укрепляется в генах… То же самое ведь можно сказать и про нас, улучшенных людей, не так ли?

Тацуе было противно слышать, как Миюки называет себя «улучшенным человеком».

— У обычных улучшенных людей второе поколение более стабильно, чем первое. Есть некоторые исключения, но, несомненно, тенденция именно такая.

Обычно улучшенным людям не хватает жизненной стабильности. Было зарегистрировано немало случаев внезапных смертей без каких-либо предпосылок, а также случаев смертей от внезапно наступившей слабости.

И в данный момент пока ещё нет установившейся теории о причине этого. Однако было множество гипотез. Одна из наиболее убедительных гипотез, и та, к которой склонялся Тацуя — это «гипотеза неисправного ограничителя», утверждающая, что «люди с улучшенными телами используют магию со снятым ограничителем».

Согласно этой гипотезе, разум людей изначально не имел возможность использовать магию. Зона расчёта магии — это не уникальная особенность волшебников, она присутствует в разуме каждого обычного человека. Но поскольку использование магии оказывает нагрузку, превышающую пределы дозволенного разумом человека, то обычно ограничитель, установленный в бессознательной области, блокирует её деятельность на 100%. Другими словами, она полностью заморожена.

Но в редких случаях встречаются обладатели разума, наделённого сильной стойкостью к магии, и у таких людей этот ограничитель немного снят. В таких случаях ограничитель установлен не на 100%, а на 99%, или иногда 98%.

Даже если это всего 1-2%, разница между полным нулём и величиной, позволяющей использовать магию, весьма существенна. Даже всего с 1% человек получает возможность использовать магию, которой он изначально не должен пользоваться.

По аналогии с мышцами, использование зоны расчёта магии тоже может иметь повышенную мощность. Как прочность костей и сухожилий сдерживает увеличение физической силы, так же и разум сдерживается стойкостью к нагрузке, вызываемой магией. Это говорит в пользу «гипотезы неисправного ограничителя». В отличие от физического тела, здесь сначала увеличивается стойкость, а после этого одновременно снимается ограничитель и усиливается выходная мощность.

Из этого можно понять, что обычные волшебники с помощью использования магии постепенно повышают свою естественную стойкость к использованию магии, и тем самым постепенно снимают ограничитель дальше. А волшебники с улучшенными телами искусственно создают условия для использования магии, и ограничитель при этих условиях не работает, как и утверждает «гипотеза неисправного ограничителя».

Зона расчёта магии, которая должна «включаться» только когда усилится антимагическая устойчивость разума, «включается» просто так. Разум, постоянно подвергаясь нагрузке магией, превосходящей стойкость, в итоге повреждается. Эти повреждения также распространяются на жизнедеятельность физического тела. Таким вот образом объясняется нестабильность жизнеспособности улучшенных людей.

Кстати говоря, считается, что антимагическая стойкость разума передаётся по наследству как приобретённый навык. Хотя неоламаркизм, утверждающий, что приобретённые навыки физического тела наследуются, не смог стать основой современной теории эволюции, но в области разума, отвечающей за магию, наследование приобретённых навыков лучше всего можно объяснить наблюдаемым явлением «магия адаптируется к генам».

Если этот способ мышления, который можно назвать «ламаркизм разума», является правдой, то «второе поколение» должно с рождения обладать антимагической стойкостью, приобретённой «первым поколением» на его пути к саморазрушению. «Третье поколение» унаследует ещё больше стойкости, усиленной «вторым поколением».

Всё это лишь гипотезы. Нет никакой гарантии, что они верны.

Однако «второе поколение» Минами была больше приспособлена к выдерживанию чрезмерного использования магии, чем «первое поколение» Хонами. Когда Миюки подумала об этом, её чувства немного успокоились.

Из её выражения лица исчезли чувства трагичности и вины. Её сильное чувство вины было связано с тем, что Минами пожертвовала собой ради неё.

Увидев это, Тацуя улыбнулся Миюки, спрятав беспокойство в глубинах разума.

То, что Миюки является улучшенным человеком, для Тацуи было неприятным фактом. Если бы он мог, он бы предпочёл в это не верить, но оснований отрицать это не было. Он не испытывал чувства дискриминации или отстранённости от самого улучшенного тела. Ему была неприятна мысль, что с телом Миюки кто-то игрался своими руками, хоть это было и до её рождения. Можно сказать, что Тацуя неосознанно испытывал желание быть своего рода единственным её обладателем.

Но если убрать такие эмоции и принять тот факт, что Миюки является улучшенным человеком, тогда он не сможет игнорировать серьёзные опасения.

Например, беспокойство о том, действительно ли Майя смогла преодолеть недостаток стабильности жизнеспособности, которым обладает первое поколение.

Если адаптировать слова Майи к ранее упомянутой гипотезе, то у Миюки ограничитель работает нормально, несмотря на улучшенное тело. Или же, её антимагическая стойкость настолько высока, что ограничитель вообще не нужен?

У Тацуи не было способа это проверить. Даже сейчас, полностью освободившись от своей печати, он не мог достигнуть области разума.

Поэтому оставалось только верить.

Если то, что Майя сказала Тацуе, было ложью, значит, Миюки обладала недостатками улучшенных людей.

И если Миюки ждёт судьба улучшенных людей в виде внезапной смерти…

Тацуя просто не мог представить себе такое будущее.

Тогда он бы не смог дальше жить. Тацуя не был уверен, что смог бы дальше жить один.

 

◊ ◊ ◊

 

В 2 часа дня по японскому времени японское правительство выразило свой протест перед международным сообществом относительно внезапного нападения неизвестной страны.

Однако в СШСА узнали о факте атаки японского полуострова Идзу дальнобойной магией практически в режиме реального времени.

Спутник-шпион СШСА зафиксировал отклик мощной магии в Дальневосточном регионе Нового Советского Союза в тот же момент времени, когда была произведена атака на Идзу. Ни в правительстве, ни в армии СШСА не было таких людей, кто не смог бы связать эти 2 события. Но слишком радостных и слишком недовольных этим тоже не было.

Лина тоже была проинформирована об этом, но только спустя несколько часов.

 

Штаб-квартира Звёзд в штате Нью-Мексико, всё ещё суббота, 8 июня. Вечером, на собрании после завершения тренировки, офицеры Звёзд обсуждали эту шокирующую новость.

В сообщении говорилось, что один из районов Японии, к тому же не отдалённый остров или поверхность моря, а близкий к столице район ранним утром по местному времени подвергся атаке магией Стратегического класса Нового Советского Союза.

— Целью этой атаки считается недавно обнаруженный японский волшебник Стратегического класса, Тацуя Шиба.

В комнате для инструктажа не являющийся волшебником помощник командира базы Уокера объяснял детали этого сообщения.

— Каково состояние Тацуи Шибы?

Этот вопрос задала не Лина. Она в данный момент находилась в шоке и была не в состоянии задавать связные вопросы. Спросившим помощника командира базы о состоянии Тацуи был Канопус.

Помощник посмотрел на командира Уокера. Подтвердив, что Уокер кивнул, он ответил:

— Детали неизвестны, но, судя по всему, он совершенно не пострадал.

Реакция среди присутствующих волшебников была разнообразная.

Лина даже не пыталась скрыть облегчение.

Канопус сильно сжал губы, будто опасаясь того, что Тацуя будет мстить.

Арктур был в унынии, видимо из-за того, что задание по убийству не будет отменено.

На лице Веги, получившей то же задание, наоборот, всплыла дерзкая улыбка.

В этот момент заговорил полковник Уокер.

— От главного штаба поступила директива, что в этом вопросе наша страна занимает позицию невмешательства. Похоже, что нам не дадут показать себя в этот раз, но всё равно будьте готовы.

Ото всех послышались голоса подтверждения. Хотя не только одна Лина не могла с этим согласиться, но все они понимали своё положение.

— Тогда, разойтись.

Тринадцать лучших волшебников СШСА одновременно отдали честь после приказа Уокера.

Когда они во главе с Линой один за другим начали выходить, сзади раздался голос, останавливающий только одного человека.

— Капитан Арктур, а Вас я попрошу остаться.

Согласно правилам, операции, поручаемые Звёздам, передаются через Лину, но исключения, когда приказы проходят мимо неё, были не такими уж и редкими. И саму Лину обычно это не особо беспокоило.

 

Лина и 11 других командиров разных подразделений, а также помощник вышли, и в комнате для инструктажа остались только Уокер и Арктур вдвоём.

Эта комната была оборудована серьёзной системой защиты от прослушивания. Разумеется, сейчас она была включена.

— Капитан, активируйте звукоизоляционное поле. — Приказал Уокер Арктуру, когда все вышли.

— Есть.

С сомнением на лице, Арктур, следуя приказу, блокировал как внутренние, так и внешние звуки.

— Установка поля звукоизоляции завершена.

Не обладающий магией Уокер сам не мог проверить, сказал ли Арктур правду или нет. Тем не менее, он спокойно кивнул и сразу перешёл к главному вопросу.

— Капитан. Было решено провести эксперимент, о котором мы говорили ранее.

Лицо Арктура напряглось.

— Речь об эксперименте с микро чёрной дырой?

Он неосознанно понизил голос, хотя сам только что использовал магию, изолирующую звуки.

— Да. Место проведения будет тем же самым, что и в прошлый раз: Национальная Лаборатория Ускорителя Частиц в Далласе. Время проведения: на следующей неделе, 15 июня в 11 часов. Вы — лучший пользователь Лунной магии среди Звёзд. Хотя я думаю, что вы справитесь, если появятся Паразиты, но если нужно, то можем отправить одиннадцатый отряд вам на помощь.

В армии СШСА магию психического вмешательства называли Лунной магией [Luna Magic]. Арктур был пользователем мощной магии психического вмешательства. Но у Арктура, как у специализирующегося на такого рода магии, было мало реального боевого опыта.

Он унаследовал кровь своих предков, коренных американцев. Его бабушка была из ныне почти не оставшихся чистокровных шаманов племён коренных американцев. Его предрасположенность к магии психического вмешательства считается унаследованной от этой бабушки.

Из-за этой родословной его обычно исключали из миссий против волшебников древней магии, специализирующихся на магии психического нападения (их также можно назвать «колдунами» или «шаманами»).

«Колдунов» много среди волшебников древней магии с родословной коренных американских народов, а «шаманов» — среди чернокожих волшебников древней магии. Если говорить точнее, то это белые люди и азиаты называли коренных американских волшебников древней магии «колдунами», а чернокожих волшебников древней магии — «шаманами», поэтому существовало предубеждение, что Арктур может проявить сочувствие к людям той же расы.

А в одиннадцатом отряде было три волшебника, специализирующихся на Лунной магии, и не обладающих расовыми предрассудками. Они часто действовали в команде на операциях против волшебников древней магии, специализирующихся на магии психического вмешательства, и были способны противостоять атакам, вредящим разуму.

— Нет, меня будет достаточно.

Арктур тоже понимал, что ему не хватает реального боевого опыта. Но у него также было высокое самомнение. К тому же, он считал, что присутствие Звёзд в этом деле должно быть сведено к минимуму.

— Вот как? Понял.

Желание задействовать как можно меньше людей также совпадало с мнением Уокера. В этом разговоре было принято решение, что на место проведения эксперимента будет отправлен только третий отряд Арктура.

— Снаружи лаборатории будет дежурить шестой отряд. Если обнаружите подозрительных людей, сразу сообщайте им.

Это означало, что в операции будет задействован не только третий отряд.

Трое членов шестого отряда звёздного класса, получившие кодовые имена звёзд созвездия Ориона — Ригель, Беллатрикс и Альнилам — также назывались «Команда Орион». И это было не совпадением, потому что шестой отряд собрал в себе команду «охотников» — волшебников, специализирующихся на преследовании.

— Вас понял. Капитану Ригелю…

— Не беспокойтесь. Эксперимент будет проведён в режиме секретности.

На лице Арктура на мгновение показалось облегчение, когда он услышал Уокера.

Целью эксперимента с микро чёрной дырой было разоблачение японского шпиона. Чтобы быть уверенным в захвате, желательно сотрудничество других отрядов. Но при этом Арктур, пойдя на такое опасное мероприятие, не хотел, чтобы люди из других отрядов узнали об эксперименте.

Уокер был в этом с ним согласен. Хотя они оба не имели в своих мотивах самозащиту, но в результате эта информация была скрыта от общего доступа.

 

◊ ◊ ◊

 

Японское правительство объявило о магической атаке на застроенную виллами область на плоскогорье Идзу, и обрушило шквал критики на автора атаки, не указывая, кто это был. При этом они подчеркнули, что это означает не что иное, как наращивание магической военной мощи.

При этом они косвенно критиковали антимагическое движение, указывая на то, что изгнание волшебников станет не только гуманитарной проблемой, но также снизит обороноспособность против магических атак других стран, что подставит под угрозу жизнь граждан страны.

Однако они утаили, что целью этой атаки также был волшебник. То, что целью был Тацуя, и что Минами стала пострадавшей, было строго запрещено к распространению.

Однако полное сокрытие фактов было невозможно.

Те, кто знал, где находится Тацуя, легко связали его и эту магическую атаку воедино.

А также были те, кто догадался до истины, потому что обладал острым магическим восприятием.

 

Сразу же после заявления правительства о внезапной атаке, старший лейтенант Фудзибаяси получила личный телефонный звонок. Личный телефонный звонок во время службы был возможен потому, что этот звонок пришёл по виртуальной горячей линии с семьёй Кудо, установленной для чрезвычайной ситуации с разрешения штаб-квартиры.

— Кёко-нээсан? Это Минору.

— Минору-кун?

Виртуальная горячая линия передавала только голос. Другая сторона отображалась, как «Семья Кудо» и было невозможно узнать, кто это, пока не услышишь голос. Это мог быть её дед или дядя, или даже тётя. Но то, что это будет Минору, для Фудзибаяси было совершенно неожиданно.

— Извини, что отвлекаю от работы.

— Всё в порядке. Сейчас я не занята.

Это не было ложью. До этого она занималась подготовкой документов для объявления правительства, составляя их на основе данных, полученных Казамой на плоскогорье Идзу. Сейчас, когда пресс-конференция завершилась, у всех вовлечённых в это людей не было никакой работы.

— Итак, у тебя какое-то срочное дело? — Спросила Фудзибаяси, скрывая своё волнение. Эта прямая линия использовалась очень редко. А Минору воспользовался ей впервые. Далёкий от высокомерного… или, по крайней мере, не показывающий такое поведение перед Фудзибаяси, Минору обычно не мог себе позволить позвонить ей во время несения службы. Поэтому было естественно, что Фудзибаяси опасалась, что могла возникнуть какая-то чрезвычайная ситуация.

— Дело не срочное, но есть кое-то, что я любой ценой хотел бы узнать… Это по поводу только что сделанного правительством объявления.

— Слушаю.

Ощутив участившееся сердцебиение, Фудзибаяси предположила, о чём пойдёт речь, однако ответила с обычной интонацией голоса.

— Та дальнобойная магия ведь атаковала Тацую-сана, не так ли?

— Откуда ты об этом…?

Это была неподготовленная реакция. Хоть и перед Минору, но этим она подтвердила, что скрыла эту информацию от правительства.

Настолько сильным было удивление Фудзибаяси. Близкие друзья Тацуи из Первой школы могли знать его местонахождение, поэтому неудивительно, что они могли связать с ним эту утреннюю атаку. Однако даже в пределах Первой школы, людей, знающих, что Тацуя находится на вилле на плоскогорье Идзу, было крайне мало. Может быть, он услышал, где находится Тацуя от Сайдзё Леонхарта или Йошиды Микихико, с которыми познакомился осенью прошлого года…?

Но это предположение Фудзибаяси оказалось неверным.

— Я почувствовал столкновение мощных магических волн на востоке. У одной из сторон ощущались явные признаки Тацуи-сана и ещё нескольких человек…

Фудзибаяси не знала, что сказать в ответ на слова Минору. Если слова Минору — правда, то это в определённом смысле превосходит Элементальный взгляд Тацуи.

Элементальный взгляд Тацуи может «увидеть» всё, к чему есть какая-нибудь подсказка. Однако Элементальный взгляд требует «намерения» — направленности воли. Если не пытаться «увидеть», если не направлять свою волю, то вы не «увидите».

Тацуя может пассивно «улавливать» направленную на Миюки враждебность, потому что его цель так ограничена. Тем не менее, на этот раз он не смог почувствовать это до тех пор, пока атака не началась.

И наоборот, если Минору действительно почувствовал волны Туман-бомбы, то это означает, что он случайным образом воспринял призыв магии с расстояния почти 400 километров. Конечно, дело может быть в том, что Туман-бомба — это довольно мощная магия, но было совершенно очевидно, что в пассивной чувствительности Минору превосходит Тацую. По крайней мере, так показалось Фудзибаяси.

«Минору освоил Элементальный взгляд…?»

— …Минору-кун. С каких пор у тебя такая сила восприятия…?

На вопрос Фудзибаяси не последовало ответа.

— Скажи мне, Тацуя-сан и те, кто был с ним, в порядке!? Что с Миюки-сан и Сакурай-сан!?

Минору не услышал вопрос Фудзибаяси. Его внимание было устремлено на состояние Тацуи и его окружения.

…Нет. На самом деле Минору беспокоился не за Тацую или Миюки…

— Тацуя-кун и Миюки-сан в порядке. Но Сакурай-сан…

Хотя интуиция отговаривала её, Фудзибаяси не могла ему соврать.

— Что случилось с Сакурай-сан!?

Но услышав отчаянный голос Минору, Фудзибаяси не смогла продолжать молчать.

— …Она в больнице. Доктор Яманака из батальона предположил, что её разум мог быть повреждён чрезмерным использованием магии.

— Предположил? Но провёл ли Отдельный магически оборудованный батальон необходимое лечение!? Вы ведь присутствовали на месте!?

«Минору-кун, что же с тобой случилось…?»

Она не могла ответить на его последний вопрос. О присутствии Отдельного магически оборудованного батальона сегодняшним утром в том месте знали Саэки, Казама, задействованные члены отряда и ещё несколько человек из батальона. А также Тацуя, Миюки и семья Йоцуба.

Даже правительство не получало доклад о конкретных задействованных в операции людях. Минору не должен был знать, что сбором информации о внезапной атаке занимался именно Отдельный магически оборудованный батальон.

Однако слова Минору не были случайной догадкой. Он уверенно заявил об участии Отдельного магически оборудованного батальона.

Минору, которого знала Фудзибаяси, не смог бы этого сделать. Её «двоюродный брат» с давних пор, действительно, считался выдающимся волшебником. Фудзибаяси считала, что если бы не его здоровье, он, несомненно, был бы в списке лучших со всего мира. Но он не должен был обладать способностью, похожей на ясновидение.

Как будто в Минору вселился злой дух, обладающий запретными знаниями…

Это показалось ей суеверной фантазией.

…Если бы в тот момент она не посчитала свою интуицию фантазией… то будущее могло быть совсем другим.

 

◊ ◊ ◊

 

Минору не особо разозлился, когда услышал от Фудзибаяси об утренней ситуации. Хотя он и был разочарован, но у него было предвзятое мнение о военных, что они ко всему относятся бесчувственно, поэтому он просто решил для себя, что так и должно быть.

Но вместо этого Минору страдал от невыносимого беспокойства за Минами.

Урон, полученный разумом от чрезмерного использования магии, означал, что это был перегрев зоны расчёта магии. Это была присущая только волшебникам болезнь, и до сих пор не было выяснено, как её лечить.

Особенно сильно страдают от этой болезни генетически улучшенные волшебники. Согласно знанию, полученному от Чжоу Гунцзиня, нестабильное здоровье самого Минору тоже было вызвано перегруженностью зоны расчёта магии.

В случае Минору, ограничитель, сдерживающий магическую силу на уровне, который может выдержать физическое тело, функционирует неисправно. У любого обычного волшебника ограничитель тоже может сломаться, если он превысит разрешённый рабочий уровень зоны расчета магии, например, чрезмерно использовав магию в ходе сражения. В знаниях Чжоу Гунцзиня не было способов его восстановления.

«Даже если у «меня» не получится её вылечить, возможно, семья Йоцуба сможет…»

Это было не предположение, а сильное желание. Ему не оставалось ничего, кроме как думать так, чтобы успокоить своё беспокойство, которое он ничем не мог сдержать.

«…Схожу её проведаю. При личной встрече я смогу понять, что это всё излишнее беспокойство.»

Он не мог поверить, что Тацуя допустил бы, чтобы член его семьи умер так просто. Даже если он не сделал это сам, то наверняка добился для неё необходимого лечения. Нужно пойти и увидеть это своими глазами… Таков был ход мыслей Минору.

Завтра ему нужно идти в школу. Когда его физическое состояние стабильно, ему нужно зарабатывать посещённые дни. Но с его успеваемостью, он мог заменить это прохождением теста или отчётом за пропущенное время.

Минору решил, что немного пропустит школу.

 

◊ ◊ ◊

 

Пробуждение было неприятным. Тело было тяжёлым. Чувство усталости ощущалось во всём теле, будто бы отдых совершенно не дал эффекта избавления от усталости.

Открыв глаза, она увидела потолок мягкого кремового цвета. Посмотрев по сторонам, она увидела стены такого же цвета. А также чистые белоснежные постельные принадлежности.

В левую руку была вставлена инъекционная игла капельницы.

«Это… больница?»

После осознания этого к ней вернулась память.

«…Точно! Миюки-сама!?»

Минами попыталась подняться и поняла, что ослабла до такой степени, что не может этого сделать.

— Ух…

Она попыталась вложить силу в движение своего тела, но её бесплодные попытки завершились лишь вздохом осознания, что ничего не выходит.

В этот момент Минами, лежащая в кровати на спине, услышала стук в дверь.

— …Войдите.

Она удивилась, насколько слабым был её голос.

— Извиняюсь за вторжение.

«Миюки-сама!?»

Её сознание ещё было слегка затуманенным, но она не могла не понять, кому принадлежал этот голос.

Минами суетливо ещё раз попыталась подняться. Результат был таким же. Лишь немного приподнялась голова. Но и она быстро вернулась на подушку.

Болезненный вздох снова вырвался изо рта Минами.

— Минами-тян!?

Послышался звук быстро приближающихся шагов. В поле зрения Минами, повернувшей голову набок, попало лицо Миюки, наполненное переживаниями и волнением.

«…красивая…»

Даже с таким выражением лица красота Миюки была неземной. Сознание Минами заполнилось такими неуместными мыслями.

— Минами, не перенапрягайся.

— Тацуя-сама…

Сознание Минами, витающее в облаках, вернулось к реальности от голоса Тацуи.

— …С вами двумя всё в порядке?

Первые слова очнувшейся Минами были не вопросом о состоянии её самой.

— Да, Минами. Благодаря тебе.

— …Это честь для меня.

Глаза Минами увлажнились от нахлынувших эмоций. Она почувствовала облегчение, что сумела их защитить, и была под глубоким впечатлением от осознания этого.

— Нет, тебе нужно отдыхать.

Миюки остановила пытающуюся шевелиться Минами.

— Если ты хотела о чём-то поговорить, то можешь говорить лёжа.

Когда Тацуя сказал это, Минами прекратила бесполезные попытки подняться.

— Тацуя-сама, Миюки-сама, я очень сильно извиняюсь.

Миюки не знала, что ответить на это неожиданное извинение.

— …Почему ты извиняешься? То, что мы остались целы, благодаря тебе — это не ложь и не преувеличение. Это правда.

Даже Тацуя ответил не сразу.

— Но я в результате исчерпала все свои силы. Про охранника можно сказать, что он исполнил свой долг, если он защищал своего господина до самого конца. …Я не смогла исполнить свой долг до конца.

Голос был очень слабый. Тело тоже было настолько слабым, что она не могла подняться.

Но свет, наполняющий глаза Минами, говорил, что это её настоящие чувства, а не просто жалобы на то, что её разум ослаб.

— Минами. Я не собираюсь спорить с тобой, уставшей как телом, так и разумом. Но я хочу, чтобы ты услышала две вещи.

— …Слушаю.

Услышав ответ Минами, Тацуя сел на стул рядом с её кроватью.

Это уменьшило разницу в высоте между их глазами, что должно было облегчить впечатление Минами от того, что на неё смотрят сверху вниз.

— Минами, я считаю твоё чувство долга достойным похвалы. Однако неоспоримым фактом также является то, что твоя магия смогла защитить от ударной волны Туман-бомбы. Ты не можешь отрицать такое достижение.

— …Да.

Минами выразила согласие только словами, не кивая. Она не выглядела убеждённой до глубины души.

— Это был первый пункт. А теперь второй.

Тацуя заговорил серьёзным голосом. Не только Минами, но и стоящая рядом Миюки, одновременно затаили дыхание.

— Я считаю, что тебе можно поручить не только работу по охране Миюки.

— ……

Минами лежала и молча смотрела на Тацую. Этот взгляд спрашивал: «что ты собираешься со мной делать?». В ответе она хотела получить смысл своего существования.

— Есть очень мало людей, на которых я могу положиться. Лео, Эрика, Мизуки, Микихико, Хонока, Шизуку. Хоть я и доверяю моим одноклассникам из Первой школы, но я не хочу втягивать их в нашу ситуацию. Сейчас семья Йоцуба мой союзник, но если я им чем-то помешаю, они без колебания от меня избавятся. Фумии и Аяко я тоже доверяю, но у них есть своя работа. Возможно, на них не получится положиться в чрезвычайной ситуации. Также я не могу отрицать, что в ближайшем будущем я могу стать врагом с мастером или подполковником Казамой.

«А причем здесь я?», — взглядом спрашивала Минами.

— Минами. Ты — одна из немногих, кому я доверяю. Поэтому я хочу, чтобы ты была рядом с Миюки не как охрана, а как помощник.

— Не охрана, а… помощник?

— Я на это надеюсь. Это не принуждение. Но если возможно, я бы хотел, чтобы ты была рядом с Миюки. Чтобы пробыла как можно дольше, а не быстро умерла как охранник. По крайней мере до тех пор, пока ты не найдешь себе партнёра на оставшуюся жизнь.

Бледное лицо Минами слегка покраснело. Для неё было слишком неожиданно, когда Тацуя упомянул о её возможном замужестве. Эти последние слова просто застали Минами врасплох.

— …Минами-тян. Я тоже буду рада, если ты будешь рядом. Поэтому я хочу, чтобы ты не думала о себе, как о бесполезной. — Сказала Миюки, севшая рядом с Тацуей и слегка наклонившаяся над лицом Минами.

Глаза Минами снова заслезились. В этот момент она осознала, что Тацуя и Миюки действительно дорожат ей.

— Поэтому, прошу, лечись, не спеша. Восстановить здоровье — это сейчас самое важное.

— …Я поняла. Я вылечусь как можно скорее. И когда это случится, мне можно будет снова служить Миюки-саме?

— Да, это просьба от меня.

За спиной Тацуи открылась входная дверь в больничную палату. Не оглядываясь, Тацуя догадался, что это пришли врач и медсестра.

— Завтра мы придём снова. — Сказал Тацуя и встал со стула.

— Минами-тян, до завтра.

— Да. Тацуя-сама, Миюки-сама, большое спасибо, что навестили.

Миюки, вставшая вслед за Тацуей, и лежащая на кровати Минами обменялись прощаниями. После чего Тацуя с Миюки уступили место врачу и вышли из больничной палаты.

 

◊ ◊ ◊

 

Тацуя вернулся в многоэтажный дом в Тёфу вместе с Миюки. Тацуя «поселился» в гостиной и не подавал признаков, что собирается в ближайшее время её покинуть.

— Онии-сама… Ты сегодня ночуешь здесь? — Спросила Миюки, поставив перед Тацуей чашку кофе.

До тех пор, пока не появилась Минами, Тацуе кофе подавала только Миюки. Хотя после знакомства Минами с семьёй Шиба забота о напитках для Тацуи осталась обязанностью Миюки, но иногда она теряла бдительность и эта работа доставалась Минами.

В те времена Миюки считала такие происшествия досадными, но теперь она не могла сопротивляться грустному одиночеству от того, что не испытывает больше беспокойства, что у неё в любой момент может перехватить инициативу горничная. Возможно, Миюки была и не такой уж и эгоистичной.

— Я думаю, что покину виллу в Идзу. Если обстоятельства позволят, то завтра я заберу оттуда необходимые мне вещи.

— То есть ты вернёшься сюда?

Миюки слегка расширила глаза. Эти глаза сияли от радости. Если бы Минами не попала в больницу, Миюки бы проявила радость намного более открыто.

— Вернусь… да, верно. Я сюда вернусь.

Несмотря на то, что Тацуя оставался ночевать в этом многоэтажном доме, но он здесь не жил. Поэтому он был озадачен, можно ли говорить «вернусь» в этом случае. Однако место Тацуи — рядом с Миюки.

…Если Миюки называет это место домом и живёт здесь, то и для него самого «возвращаться» сюда — правильное выражение.

Таков был ход мыслей Тацуи, пока он отвечал Миюки.

— Я поняла. Я подготовлю тебе комнату.

— Не нужно каких-то особых приготовлений. Миюки, ты тоже отдохни немного.

Тацуя думал, что когда Минами слегла, Миюки была шокирована этим гораздо сильнее, чем он сам. Чтобы побороть беспокойство, нужно двигаться вперёд, а не стоять на месте.

Однако давать отдых своему телу тоже важно.

Хотя она сказала, что подготовит комнату, но домашняя автоматика справится с подготовкой кровати. Тацуя решил, что сейчас Миюки тоже следует сделать перерыв.

Миюки выглядела так, что её это не устраивает, но всё равно подчинилась словам Тацуи.

Она сидела на диване напротив Тацуи. Некоторое время её глаза плавали вокруг в попытке успокоиться, и, в итоге, её взгляд встретился с глазами Тацуи.

— Что такое? Ты хочешь что-то спросить?

Когда Тацуя подтолкнул Миюки своим вопросом, она, наконец, заговорила.

— Онии-сама… что ты собираешься делать с Минами-тян?

— В каком смысле «что делать»? Я не собираюсь принуждать её делать что-либо против её воли.

— П-прошу прощения. Я имела в виду не в таком смысле!

Когда Тацуя, нахмурившись, переспросил, Миюки в панике замахала руками.

— Вот как? А… быть может, ты хотела спросить, какие обязанности я хотел поручить Минами?

— Да… Нет, это тоже, конечно, но…

Казалось, что Миюки сложно решиться что-то сказать. И Тацуя, наконец, понял, что хотела спросить Миюки.

— …Минами больше не сможет поступать неразумно.

Тацуя тоже не мог решиться выразить это чёткими словами. Похоже, что это было по причине его плохого понимания обычных вещей.

— Это значит… что из обязанностей Минами будет исключена работа стража?

— Верно.

Как только Тацуя это сказал, его нерешительность пропала.

— Она не сможет использовать магию, пока не будет излечено повреждение зоны расчёта магии. К тому же, мы не знаем, сможем ли мы вообще это излечить. Для нас, волшебников, зона расчёта магии — как чёрный ящик. Там ещё слишком много нераскрытых тайн с точки зрения как её структуры, так и природы.

— Действительно… Хотя глава-сама семьи Итидзё, кажется, выздоровел, но это не обязательно означает, что Минами-тян восстановится точно так же…

— Такой же глава семьи из Десяти Главных Кланов, предыдущий глава семьи Дзюмондзи потерял способность использовать магию из-за частого использования преднамеренной перегрузки зоны расчёта магии. Про его лечение нельзя сказать ничего оптимистичного.

Обеспокоенные лица Тацуи и Миюки помрачнели.

— …К тому же, даже если сейчас она восстановится, то не обязательно такое больше не повторится.

— Только если она продолжит использовать магию?

— Верно. К тому же в следующий раз может случиться так, что первая помощь не будет оказана вовремя.

Лицо Миюки стало ещё печальнее.

— Это значит… что Минами-тян больше не сможет работать как волшебник?

— Нет, она сможет продолжить работать в роли обычного волшебника.

— Ты имеешь в виду, что… она не сможет выдержать интенсивную битву?

— Верно, Миюки. Прежде всего, исполнение обязанностей стража, которому не позволено отступать, будет невозможным. Ей вообще будет лучше избегать участия в битвах.

— Согласится ли Минами-тян на это?

— Жизненный путь состоит не только из сражений. Я считаю, что Минами захочет пойти по пути мирной жизни.

Мрачное лицо Миюки немного просветлело. Однако облегчения на лице ещё не было.

— А Онии-сама… нет, ничего. Извиняюсь.

Он попытается убедить Минами жить мирной жизнью, но что насчёт самого Тацуи? Имеет ли Тацуя право на мирную жизнь? Пытаясь спросить это, Миюки остановилась, не договорив. Миюки поняла, что в реальности это бессмысленный вопрос. Осознав это, она отказалась от этой идеи на полпути.

Даже если Тацуя захочет спокойной жизни, окружающая обстановка этого не позволит. Даже если сам Тацуя не собирается использовать магию Стратегического класса, но только из-за её наличия у него, к нему не будут подпускать ни врагов, ни друзей. И это не предположение, а свершившийся очевидный факт.

— Ясно.

Сам Тацуя, разумеется, понимал это. Возможно, он понимал это гораздо глубже, чем Миюки. Поняв, что хотела спросить Миюки, что она хотела сказать, Тацуя смог ответить только так.