Том 25. Глава 5

Опция "Закладки" ()

В среду, четверг и пятницу не было особого движения ни внутри страны, ни за рубежом. В противостоянии Тацуи и Эдварда Кларка, похоже, наступило затишье. Но одновременно с этим неуклонно набирал обороты развернувшийся за их спинами заговор Рэймонда Кларка.

 

Суббота, 15 июня, Соединённые Штаты Северной Америки, штат Техас, пригород Далласа.

Здесь была расположена Национальная Лаборатория Ускорителя Частиц, оснащённая длинным линейным ускорителем частиц общей протяжённостью около 30 километров.

С самого утра этот ускоритель готовился к проведению секретного эксперимента.

Суть эксперимента заключалась в создании и испарении микро чёрных дыр, основываясь на теории дополнительных измерений. В прошлый раз такой же эксперимент проводился в декабре 2095 года, но тогда целью было получение подсказок о магии преобразования массы в энергию.

Но на этот раз целью было не наблюдение за энергией, создаваемой испарением микро чёрной дыры. Даже успешное создание микро чёрной дыры не требовалось. Сегодняшний секретный эксперимент должен был выманить шпиона, который, как предполагалось, должен будет проникнуть в эту лабораторию.

Тем не менее, для учёных полученное долгожданное разрешение на повторный эксперимент было ценной возможностью. Они горели энтузиазмом, проводя необходимые подготовки, чтобы не потратить этот шанс впустую.

Со шпионом будут разбираться не агенты разведки и не контртеррористический отряд. Этим займутся Звёзды — отряд волшебников, подчинённый непосредственно генеральному штабу.

Если шпион действительно существует, то предполагается, что он обладает серьёзными магическими способностями. Звёзды были задействованы именно по этой причине. А другие подразделения отсутствовали, потому что сама эта операция была предложена именно Звёздами.

— Джек, есть какая-нибудь необычная активность?

— Ничего необычного, командир. В данный момент никого похожего на шпиона не наблюдается.

В комнате охраны, откуда можно было наблюдать за всеми помещениями лаборатории, присутствовал командир третьего отряда Звёзд, капитан Александр Арктур. Его собеседником по радиосвязи был член третьего отряда класса Первой звёздной величины, первый лейтенант Джейкоб Регул.

Регул находился в комнате управления ускорителем и наблюдал за окрестностями, чтобы обнаружить шпиона, когда тот покажет подозрительную активность.

— Ясно. Продолжай вести наблюдение.

— Есть.

— Командир.

Когда Арктур оторвался от рации, с ним заговорил член отряда из класса Созвездий. Звёзды делятся на классы в порядке убывания: класс Первой звёздной величины, класс Второй звёздной величины, класс Созвездий, класс Планет и класс Спутников. Эта иерархия была отдельной от армейских званий, и часто бывало даже так, что младший офицер из класса Созвездий был под командованием старшего офицера из класса Планет.

— Что такое? — Арктур кратко спросил подчинённого и взглядом призвал продолжить.

— Есть ли доказательства утверждениям, что Япония участвовала в деле первого лейтенанта Фомальгаута? Я не могу поверить, что японский шпион до сих пор активен с того времени.

Такие сомнения, наполненные чувством опоздания, возникали на этом этапе операции потому, что не наблюдалось абсолютно никаких признаков шпиона.

Члены отряда класса Созвездий сидели в засаде в этой Национальной Лаборатории Ускорителя Частиц уже много дней — начиная со следующего дня после того, как было решено провести повторный эксперимент. То есть с последнего воскресенья. И когда уже почти настало время самого эксперимента, а они не видели и намёка на врага, то, разумеется, они будут настолько скептически к этому относиться.

— В прошлом году японской армии, используя Паразитов, удалось создать оружие в виде автономных гуманоидов.

Чтобы избежать падения морального духа подчинённых, Арктур решил раскрыть им информацию с низким уровнем секретности.

— Автономное оружие, использующее Паразитов?

— После такого можно думать только о том, что всё это готовилось заранее. Хоть напрямую это и не обосновано, но существует достаточная вероятность, что японская армия была вовлечена в дело первого лейтенанта Фомальгаута.

В это рассуждение закралась ошибка. Изначально это автономное оружие, использующее Паразитов — куклы-паразиты — представляли собой изменённую концепцию использования Техник Шикигами*.

[Магия управления объектами, под действием которой они ведут себя, как будто «ожили».]

Шикигами и искусственные духи могли только двигать механическое тело, и не демонстрировали ожидаемых магических способностей. К тому же они не могли захватить контроль над механическим телом, управляемым электронным мозгом. По этой причине их практичность не признавалась до того, как в их руки попали Паразиты.

Другими словами, изначально куклы-паразиты разрабатывались, не предполагая использование Паразитов. Паразиты были использованы в оружии, которое было разработано до их появления.

Не только одно, а все «обоснования», предоставленные Регулу, и переданные им Арктуру и командиру базы Уокеру, были дополнены «обстоятельствами», искажёнными поверхностными фактами. И они твёрдо уверовали, что «японский шпион обязательно примет участие» в повторном проведении эксперимента с микро чёрными дырами.

— Вот оно что… извините!

Этот член отряда из класса Созвездий тоже не усомнился в этих искажённых обоснованиях.

 

Между тем, до сих пор не обнаруженный подозрительный человек уже проник в лабораторию. Нет, если говорить точнее, он был не «не обнаружен», а просто не был признан «подозрительным».

И это было вполне естественно. Потому что у этого проникшего подозрительного человека был пропуск, выданный Национальным Научным Агентством.

Рэймонд Кларк, который, используя связи отца, получил пропуск не простого гостя, а временного работника, с крыши офисного здания лаборатории наблюдал за величественным видом ускорителя частиц.

Именно Рэймонд был тем, кто выдумал несуществующее «участие японского шпиона», чтобы оно стало предпосылкой для проведения сегодняшнего эксперимента. Чтобы создать военную силу для противостояния Тацуе, он решил ещё раз вызвать Паразитов. Для этого он использовал жажду мести Регула.

Регулу, который был не согласен с тем, что его друг Фомальгаут был безжалостно казнён, он таким способом дал направление, куда можно выплеснуть накопившийся гнев. И лишь с этой «подсказки» Регул поступил именно так, как ожидал Рэймонд.

Регул и Арктур, как волшебники, намного превосходящие его, играли сейчас в этом фарсе, сценарий к которому он написал. Волшебники, принадлежащие к элитной группе «Звёзды», до которой ему никогда не добраться, играли в комедии на созданной им сцене. Рэймонд пришёл посмотреть на это из первых рядов.

Однако в этой комедии был запланирован серьёзный конец, в котором будет не до смеха. Рэймонд пришёл удостовериться, что это произойдёт.

Его не устраивала трансляция через Хлидскьяльв, он хотел видеть всё напрямую. Чтобы удовлетворить своё любопытство и чувство, что этого достиг именно он.

Все настоящие сотрудники лаборатории были заняты экспериментом, на который, как они думали, не будет шансов получить ещё одно разрешение. Не было никого, кто бы упрекнул Рэймонда в том, что он, ничего не делая, стоял на крыше, облокотившись на поручни.

 

11:00. Запланированное время эксперимента.

В самом эксперименте Звёзды не участвовали. Регул, находящийся в комнате управления ускорителем, тоже не мог вмешаться.

Регул с самого начала и не собирался вмешиваться. Его не интересовало, завершится эксперимент успехом или провалом.

Его разум был занят мыслями о том, кто заманил Фомальгаута в ловушку.

И не только о шпионе, который подтолкнул провести тот эксперимент, вызвавший Паразитов. Схватив шпиона, можно будет узнать, на какую организацию он работает, и уничтожить её. Он искренне в это верил.

Пока Регул следил за тем, не появится ли кто-то, ведущий себя подозрительно, ответственный за проведение эксперимента учёный дал команду на запуск ускорителя частиц.

Линейный ускоритель частиц начал свою работу, поглощая огромное количество электроэнергии.

С обоих концов в ускоритель вводились протонные лучи, и ускорялись, направленные точно друг на друга.

Эксперимент закончился в одно мгновение. Они могли повторять процедуру, пока не будут получены требуемые данные, но был проведён только первый тестовый запуск, второго запуска не было.

Нет, с ускорителем не было никаких проблем. Просто эксперимент завершился успехом с первой попытки.

Сразу после того, как Регул, сидящий в комнате управления ускорителем, услышал голос, оповещающий о старте эксперимента, его поле зрения заполнилось тьмой.

На мгновение он подумал, что отключилось электричество. Но это подозрение длилось лишь миг. В следующий момент Регул почувствовал сильную боль и гнетущее чувство.

«Нечто» вторгалось в «него». Пыталось силой проникнуть внутрь него. Не физически. Он интуитивно понял, что это было не вторжение в физическое тело. Однако эта боль полностью отличалась от атак психического вмешательства, которые он проходил на тренировках.

Если бы Регул был опытной женщиной, он бы наверняка сравнил эту боль с болью от дефлорации. Но он был мужчиной. Он и представить не мог, с чем сравнить эту мучительную боль.

Пытаясь избежать не только боли, но и дурного чувства, как нечто извне пытается попасть внутрь него, Регул всеми силами пытался оттолкнуть это «нечто». У Регула не было пригодности к магии психического вмешательства, и он не знал способов управления своими конечностями через манипуляции разумом. Вместо этого, он попробовал сначала специальный контроль псионов, противостоящий магии психического вмешательства, затем несистемную магию, а затем попытался применить системную магию высвобождения, на которой специализировался, чтобы поразить самого себя электрическим разрядом.

Однако ни заклинание против магии психического вмешательства, ни несистемная магия не оказали никакого эффекта на вторгающегося. А суицидальная электрическая магия даже не активировалась.

Вторжение продолжалось.

Было такое чувство, что у вторгающегося «нечто» нет собственной воли. Это «нечто» просто пыталось слиться с ним.

Внезапно «вторжение» стало «ассимиляцией». Боль исчезла. Гнетущее чувство ослабло.

«…Неужели это Паразит!?…»

Внезапно в нём вспыхнул страх. Регул изо всех сил закричал. Однако это было похоже на последний свет угасающей свечи.

Внезапно стало тихо. И страх, и гнев на вымышленного шпиона погрузились на дно сознания, и в его разум пришло спокойствие.

«…Меня зовут Джейкоб Регул.»

«…Меня/нас люди этого мира называют «Паразитом».»

Так Регул стал «Паразитом».

 

Арктур, находящийся в комнате охраны, сразу после проведения эксперимента ясно почувствовал, как что-то пытается проникнуть в его разум.

«Дух…?»

Он не почувствовал боли и угнетения, как Регул, потому что был пользователем магии духов. Арктур был специалистом по магии движения, а также отлично владел древней магией вызова духов. Эта древняя магия призывала духов внутрь него, чтобы он мог использовать их силу. Возможно, у современных людей об этом складывалось такое впечатление, будто эта магия позволяет овладеть собой демону, чтобы пользоваться его силой.

Арктур уже давно привык к ощущению, когда внутри него живёт «нечто», попавшее в него извне. Он не растерялся, когда «нечто» попыталось вторгнуться в него против его воли. Потому что у него имелись средства, чтобы разобраться с тем, что вторгается в его разум.

Просчёт Арктура был в том, что захватчик — Паразит не обладал своим собственным «эго».

Это «нечто» обладало другой разумной сущностью, помимо своей. Однако в нём самом не было воли. Поэтому его нельзя было различить.

Не имея какого-либо намерения, оно просто стремилось попасть внутрь. Оно въедалось в него, как вода впитывается в сухую ткань.

В сердце Арктура начал зарождаться страх, когда он понял, что известные ему заклинания не действуют на этого захватчика. Он попытался призвать духа и изгнать это «нечто». Однако дух не ответил на зов Арктура. Место «внутри» Арктура уже было занято этим захватчиком.

Нечто извне вгрызлось внутрь него.

Он и нечто извне сливались.

Внезапно «вторжение» стало «ассимиляцией».

Арктур почувствовал, будто его что-то заполнило. Это было чувство истинного единства, которого нельзя было достичь, призывая духов.

«…Так вот каково истинное слияние человека и духа…»

Это была его последняя мысль, как чистого Арктура.

«…Меня зовут Александр Арктур.»

«…Меня/нас люди этого мира называют «Паразитом».»

Так Арктур стал «Паразитом».

 

— Больно, больно, больно.

На крыше офисного здания лаборатории Рэймонд корчился от боли.

— Больно больно больно больно.

Он настойчиво жаловался на боль вслух.

Это была острая боль, будто бы «нечто» извне вторгается в его разум.

Для Рэймонда, никогда не проходившего тренировки по противостоянию магии психического вмешательства, это была невыносимая боль. Отвлечённый болью, он даже не замечал гнетущего чувства от давления этого «нечто».

Тем не менее, крепкое эго Рэймонда решительно отвергало сущность, вторгающуюся в его разум извне.

Интенсивная боль была следствием интенсивного сопротивления. И он не мог это остановить, потому что даже не знал, что сопротивляется.

— Больно больно больно больно больно больно…

Эта непрекращающаяся боль разрушала его разум.

Рэймонду повезло, что его эго ослабило сопротивление.

Сопротивление эго уменьшилось, поэтому возросла скорость вторжения.

Рэймонд потерял силы корчиться от боли и кричать слово «больно», он просто неподвижно лежал на полу крыши.

Он выглядел как труп, потому что его воля внутри него уже умерла.

Вторжение прошло быстро.

Слияние прошло быстро.

«Нечто», проникшее в Рэймонда, поглотило его намерения в такой форме, в какой они и были, потому что он перестал сопротивляться.

Это «Нечто» приняло «облик» в виде намерений Рэймонда.

 

Не имея способностей, Рэймонд не мог стать главным героем. Но на самом деле он очень хотел быть главным героем.

Рэймонд хотел играть активную роль в чём-нибудь романтичном, вроде героической саги.

Покорять космос магией. Он считал, что это довольно романтично. А Шиба Тацуя, отрицающий сагу Рэймонда, был для него помехой.

Силой только его одного было невозможно заставить Шибу Тацую сдаться. Для Тацуи даже сила «Сириуса», сильнейшего волшебника Звёзд, не представляла угрозы. Поэтому Рэймонд искал силу Паразитов.

Если волшебники Звёзд станут одержимы Паразитами, они смогут победить Шибу Тацую.

…Так думал Рэймонд.

Для этого он и подготовил эту «сцену». Чтобы одолеть Шибу Тацую силой Паразитов…

 

«…Таково желание Рэймонда/нас.»

«…Рэймонд/мы желаем одолеть Шибу Тацую.»

«…Меня зовут Рэймонд Кларк.»

«…Меня/нас люди этого мира называют «Паразитом».»

«…Рэймонд/мы победим Шибу Тацую.»

Так внутри Рэймонда искажённое желание стало клятвой.

 

Паразитов снова вызвали в этот мир.

Ассимиляцию с Паразитами прошли не только эти трое, Регул, Арктур и Рэймонд. «Команда Орион» из трёх человек, патрулирующая здание снаружи, тоже была захвачена Паразитами.

После завершения эксперимента, 5 человек, кроме Рэймонда, вернулись на базу Звёзд в Нью-Мексико, и никто из окружающих людей ничего не заметил.

Рэймонд с беззаботным лицом вернулся в свой дом в Калифорнии.

 

◊ ◊ ◊

 

Воскресенье, 16 июня.

Кудо Минору снова пришёл на склад, где хранились куклы-паразиты.

Было ещё предрассветное время, на улице было темно и тихо. Никто из его семьи не знал, что он здесь. И его отец, и братья, и прислуга должны думать, что Минору спит в своей комнате.

Дома его никто не упрекнул за то, что на днях он уехал в Токио проведать Минами, пропустив школу. Только его дед Кудо Рэцу был обеспокоен и спросил Минору об обстоятельствах, однако, услышав объяснение, лишь кратко ответил «ясно».

Кроме деда, он был никому не интересен, ни отцу, ни братьям. Так подумал Минору, увидев их реакцию.

Как он и думал, со следующего дня отсутствие внимания к нему только усилилось. Возможно, они ошибочно решили, что в Минору, наконец, проснулось отчаяние. Или же, думая, что он в любой момент может умереть, решили позволить ему делать, что пожелает.

Минору был благодарен за это ошибочное суждение. Сейчас он сожалел о времени, потраченном на лишнее общение с семьёй и прислугой.

Он хотел вылечить Минами. Мысли Минору были переполнены этой идеей.

Минору и сам не понимал, почему так старается. Нет, возможно, он на самом деле знал это, но старался не осознавать. Возможно, это была некая одержимость, будто бы его мотивируют к действию легкомысленные чувства, такие как любовь с первого взгляда, а точнее влюблённость всего за 3 дня.

В отличие от прошлого раза, он открыл замок магией и вошёл на склад. Эта магия была результатом применения на практике магии «Электронный золотой шелкопряд», которую он обнаружил в знаниях Чжоу Гунцзиня. Эту магию использовал Чэнь Сяньшэнь, чтобы проникнуть в филиал Канто Магической Ассоциации. Однако магия Чжоу была более продвинутой, чем заклинание Чэня, и от её использования не срабатывала сигнализация.

Прохладный сухой воздух окутал тело Минору. Как и в прошлый раз, тут не ощущалось атмосферы таинственности.

— В конце концов, больше ничего не остаётся… — Невольно сказал вслух Минору.

Изнутри него не пришло ответа на это. Потому что эти слова были не вопросом, а были сказаны, чтобы укрепить его решимость.

Минору подошёл к «гробу», расположенному в глубине склада.

В нём в замороженном состоянии хранился труп восточноазиатского мужчины.

Это была часть Паразита, запечатанная Тацуей и Микихико в искусственном лесу Первой школы зимой прошлого года. Это была не какая-то кома или летаргия, это был самый настоящий мёртвый труп. Чтобы удерживать Паразита, на коже трупа были вырезаны различные символы и рисунки.

Этот труп был источником Паразитов, которых использовали в куклах-паразитах.

Ослабляя печать, чтобы Паразит мог частично освободиться, они добивались того, что запертый в трупе Паразит посылал свою копию, создавая новую «личность».

Эту копию запирали в гиноиде, а труп снова запечатывали.

Таким способом в бывшей Девятой Лаборатории, ныне известной как «Девятая Лаборатория развития магии», производили кукол-паразитов.

Даже сейчас, когда производство кукол-паразитов заморожено, подчинённые семьи Кудо продолжают обновлять заклинание печати каждые 12 часов.

Время обновления — 6 часов утра и вечера соответственно. Текущее время — 4:00. Это было время, когда эффективность заклинания начинала ослабевать.

Минору нажал переключатель на стенке гроба. Крышка гроба автоматически открылась.

Труп был одет в белую одежду. Для Минору это было как приглашение. Он не хотел увидеть там отвратительное голое мужское тело, которое, к тому же, ещё и мёртвое.

Минору приложил правую ладонь к груди замороженного трупа. Было лишь чувство жёсткости. Сердцебиения, естественно, не ощущалось.

Через свою ладонь Минору послал псионы в замороженный труп. Через несколько секунд появились пушионовые волны. Бездействующий внутри трупа Паразит проснулся.

Минору сглотнул и глубоко вдохнул. Крепко сжав зубы и губы, он задержал дыхание.

Преодолев свою нерешительность, Минору отменил заклинание печати, нанесённое на труп.

 

В следующий момент из трупа выскочила «слизь», сделанная из света.

 

Зрелище, увиденное Минору, он смог бы описать только так. Светящееся мутным светом нематериальное бесформенное существо. С точки зрения размера, лучше называть это «слизью», а не «амёбой».

«Слизь» набросилась на Минору. Минору не уклонялся от неё. Он наоборот, вытянул руки в стороны, как бы показывая, что приглашает эту слизь — Паразита.

На летнем свитере, который носил Минору, в области центра груди проявились символы и геометрические фигуры.

Это было магическое формирование, которое сам Минору приготовил на своём свитере.

Паразит влетел в это магическое формирование, будто бы его туда засосало.

Изо рта Минору вырвался голос агонии.

Скривив лицо от терзающего его разум инородного тела, он сел на пол склада.

Он сел, скрестив ноги, закинув левую ногу на правое бедро. Так называемая поза полулотоса.

Поддерживая эту позу сквозь боль, Минору активировал магию охлаждения.

Магию, снижающую температуру тела до состояния мнимой смерти.

Целью магии был он сам.

Приведя своё тело к состоянию, близкому к смерти, Минору направил своё сознание внутрь себя.

Полумёртвое состояние было нужно для подавления реакции отторжения сущности Паразита. Сохраняя сознание, он не упустит инициативу.

Одновременно с тем, как Паразит вторгался в него, разъедая его разум, Минору пытался взять Паразита под контроль.

Он не собирался отдавать Паразиту ни капли своей воли. Он собирался получить силу Паразита, оставшись самим собой.

«Я не проиграю существу, у которого даже нет своего эго!»

Проявляя особую осторожность, чтобы не уничтожить Паразита, он применил заклинание порабощения к Паразиту внутри себя.

«Я не могу потерять это чувство.»

«Если я потеряю хотя бы малую часть этого чувства, то отказ от человечности не имеет смысла!»

Мысленно кричал Минору, сражаясь с Паразитом.

«Если я не смогу сохранить самого себя, как я смогу сохранить её!?»

Он решил стать «Паразитом», чтобы не позволить Минами умереть.

Он хотел избавиться от своего собственного слабого тела. Но лишь по этой причине Минору не смог пойти на отказ от своей человечности. Он не поддался искушению, полученному из знаний Чжоу Гунцзиня.

Он хотел удостовериться, что сможет сохранить свой ум, своё эго, став «Паразитом».

Если он удостоверится, что человеческий ум может победить Паразита, хоть и уступив при этом Паразиту человеческое тело, то он сможет применить этот способ для лечения Минами.

Это было своего рода самопожертвование, когда он отдал своё тело для эксперимента.

Или же,

Это был ритуал получения силы демонов, принеся в жертву своё тело.

Такое решение ему, возможно, помог принять тот факт, что он уже махнул рукой на свою жизнь.

Однако Минору рассчитывал на победу. Нет, его воля вела его к абсолютному успеху.

Он не смог найти другого способа. Он знал, что другого пути нет, потому что обладал знаниями Чжоу Гунцзиня. А раз других способов нет, то не оставалось ничего, кроме как преуспеть в этом заклинании. Провал был неприемлем.

Это сильное желание было величайшим оружием в руках Минору.

Если бы надо было просто убить эту разумную форму жизни, то решающим фактором стала бы магическая техника. Например, такая, как «Коцит» Миюки, уничтоживший объединённое тело Паразита.

Но чтобы подчинить разумную форму жизни, лишь магической техники недостаточно.

Противник не был таким же, как призрак Чжоу Гунцзиня — останки разума, потерявшие свою жизнь.

Это было живое существо, не имеющее материальной формы, но обладающее инстинктами поиска добычи и размножения.

Чтобы приручить его как часть себя, нужна сила разума, которую оно не сможет «прогрызть».

Пойти на этот глупый поступок Минору заставило слепое желание.

Однако его сильная воля принесла ему победу в этом на первый взгляд безрассудном состязании.

 

«…Подчинись мне, стань частью меня!»

 

Ассимиляция с Паразитом закончилась одновременно с мысленным криком Минору.

«…Я — Кудо Минору.»

«…Я слышу голос, связанный со мной.»

«…Он шепчет мне: давай станем одним целым.»

«…Однако.»

«…Я — это я.»

«…А не «мы».»

Слившись с Паразитом, Минору остался «Кудо Минору».

Он отменил применённую ранее на физическое тело магию охлаждения и упал на спину.

Обморожение моментально исцелилось.

Эта способность лечебной регенерации была бонусом от становления «Паразитом».

Он каким-то образом понял, что где то в лобной части мозга сформировался орган, которого раньше не было.

Но на данный момент это не оказало никакого влияния на сознание Минору.

Его накрыл приступ смеха. Минору радостно рассмеялся, лёжа на полу склада.

Оставить комментарий